Сознание между "здесь" и "там"

01 марта 2006 года, 00:00

Сознание между "здесь" и "там"

Явление гипноза большинство людей связывает с мистикой. Действительно, сложно представить некую другую силу, с помощью которой взрослый человек под внушением гипнотизера начинает выполнять его команды, становясь то «деревом», то маленьким ребенком. Между тем гипноз, как известно, используется для исцеления с древнейших времен, и, несмотря на развитие новых медицинских технологий, и сегодня с большим эффектом применяется и для лечения различных заболеваний, и для коррекции всевозможных неблагоприятных состояний человека.

Первоначально понятие «гипноз» связывалось со сном, поэтому и сам термин происходит от греческого слова «hypnos» — сон. По мере того как накапливался опыт исследований, этот вывод изменился. В.М. Бехтерев определил гипноз как одно из трех основных состояний мозга наряду со сном и бодрствованием. Позднее было установлено, что у человека, находящегося в состоянии третьего режима работы мозга, повышается восприимчивость к внушению и ослабляется острота реальных факторов. И в этом состоянии сила слова особенно значима. При помощи этого «инструмента» можно восстановить или подорвать психофизиологическое равновесие человека. Правда, надо сказать, что не все одинаково поддаются воздействию гипноза. Наиболее внушаемы люди, имеющие развитое образное мышление и способные легко усваивать новую информацию. То есть чем выше интеллект и творческий потенциал, тем человек более гипнабелен.

В.М. Бехтерев (1857—1927). В научном наследии ученого важное место занимают исследования гипнотического внушения У некоторых существует превратное понимание гипноза как подчинение слабовольной личности гипнотизеру с более сильной волей, но это представление больше навеяно рассказами о сеансах графа Калиостро или же посредством выступлений эстрадных гипнотизеров, демонстрирующих «магическую» силу. В основном такие чудеса показывают в многоместных залах или на стадионах, потому что при большом скоплении народа повышается взаимная суггестия — коллективная внушаемость. Для этого гипнотизер в начале сеанса призывает присутствующих подавать знаки, когда они начнут ощущать что-то необычное. Несколько человек, особо подверженных внушению, в зале находятся всегда, ну а дальше проявляется и цепная реакция других.

При индивидуальном же сеансе, даже при самом глубоком гипнозе, невозможно заставить человека делать то, что противоречит его моральным принципам и убеждениям. Однако если слова «попадают в цель», то их воздействие становится значительно выше, чем на сеансах психотерапии, когда внушения осмысляются в течение нескольких месяцев. В гипнозе, напротив, они сразу же становятся руководством к действию.

Демонстрация оперативного гипновоздействия с применением шаманских приемов, проводимая во время международного семинара «Разум. Тело. Дух» в Лонгбич, Калифорния Из прошлого в будущее

Принято различать поверхностную, среднюю и глубокую сомнамбулическую стадии гипнотического состояния. В первой стадии у человека наступает чувство утяжеления тела, нежелание двигаться, появляется ровное и глубокое дыхание. Во второй он полностью входит в состояние транса: глаза закрываются, появляется своеобразная тугоподвижность мышц, кожная чувствительность притупляется. На третьей стадии эти явления становятся еще более выраженными, появляется возможность реализации внушенных и спонтанных ощущений и образов. Развитие всех этих фаз связано с возрастающим возбуждением определенных нейрофизиологических механизмов головного мозга, прежде всего его активирующей системы — ретикулярной формации (сетевидного образования, совокупности нервных структур, расположенных в центральных отделах стволовой части мозга).

Среди многих удивительных эффектов гипноза, бесспорно, очень впечатляет феномен возрастной регрессии или прогрессии, то есть возвращение гипнотизируемого в детство или, наоборот, представление его в будущем. При этом человек не только начинает себя чувствовать во внушаемом возрасте, все его поведение, мимика, речь, мышление, почерк и даже многие физиологические показатели начинают соответствовать тому или иному периоду жизни.

Мнение специалиста

Игорь Иванович Разыграев, вице-президент Ассоциации творческого и лечебного гипноза, сотрудник ГУП НИИ мозга РАМН:
 — Одним из самых удивительных и малоизученных феноменов гипноза является возможность глубокого погружения человека в прошлое или будущее. Если пациенту внушается более ранний период его жизни, то самой яркой трансформацией психики является модель периода новорожденности с характерным для этого возраста поведением и даже неврологическими реакциями: плачем без слез, так называемым «плаванием» глаз, сосательным и хватательным рефлексами. При внушении детсадовского возраста взрослый человек начинает шалить, строить домики из кубиков, плакать и смеяться, как ребенок. Постепенно перемещаясь вверх по возрастной лестнице, гипнолог может пройти вместе со своим пациентом через всю его жизнь и заглянуть в будущее. Делает он это не из праздного любопытства, а с терапевтической целью. Изучив всю жизнь человека, можно легко выявить комплекс проблем, давно забытые пациентом страхи, тревоги и стрессы, которые как раз и повлекли те или иные нарушения психического и физического здоровья и, возможно, негативным образом сказались на его судьбе. Когда причина найдена, терапевт с помощью соответствующих внушений сглаживает или же полностью убирает последствия перенесенных психотравм и, соответственно, упреждает их проявление в будущем. Например, погружение наркозависимого человека во время, когда он был здоров, помогает ему забыть те стрессовые моменты, которые как раз и спровоцировали прием наркотиков. Под гипнозом можно нейтрализовать и даже стереть воспоминания ощущений удовольствия, которые испытывает наркоман, после чего ослабнет и сама зависимость. Никакой психотерапией, никакими беседами по душам такого эффекта не добьешься. А под воздействием гипноза изменения происходят на уровне физиологии — меняется даже энцефалограмма мозга. В лечении сложных случаев, например все той же наркозависимости, целесообразно провести сеансы по прогрессии возраста, то есть спроецировать будущее, заложить определенную программу защиты, формирующую чувство страха к наркотикам. Кроме того, можно усилить заинтересованность к делу, к которому более всего тяготеет человек, чтобы заполнить вакуум, образующийся после отказа от приема наркотиков. Перемещение в более старший возраст тоже бывает результативным, особенно при разрешении психологических проблем молодых пациентов. К примеру, студентка консерватории жалуется на чувство неуверенности, мешающее ей играть на фортепиано. И тогда я внушаю, что ей не двадцать два года, а тридцать три и что она уже очень преуспела в игре. Это помогает ей избавиться от комплекса, и она начинает играть совершенно спокойно и раскованно. Такая же манера игры остается у нее после возвращения в реальный возраст.

Полушария меняются ролями

Почему все вышеописанное становится возможным? На этот счет существуют разные версии, но весьма убедительна идея доктора медицинских наук Р.Д. Тукаева. Согласно его интегративной теории гипноза в процессе развития гипнотического состояния левое полушарие головного мозга, которое отвечает за логическое мышление, переходит на правополушарный механизм функционирования, то есть на «образно-ассоциативный» (это касается правшей, у левшей происходит наоборот). Правильнее даже говорить не о переходе, а о возврате на те принципы работы, которые характерны для мозга ребенка с его неординарным и восприимчивым разумом. Этой установке подчиняется вся психическая деятельность гипнотика, включая механизмы памяти, мышления, речи, эмоционально-волевой сферы, воображения, представления, восприятия. Одновременно повышается адаптивность, усиливается способность к усвоению информации, восприятию эмоций, состояний, поведенческих установок, характерная для детского возраста, что гипнотерапевт использует во благо для пациента.

В мозге человека, находящегося в гипнозе, происходит переход на механизмы конкретно-образного мышления. Это активизирует особый ментальный механизм атрибутивной проекции, благодаря которому человек видит, слышит, чувствует как внутри, так и вокруг себя. То есть сам пациент и есть проективная реальность, изменение которой способно привести к изменениям в его состоянии. Визуальные представления, образные ассоциации помогают ему построить действенную модель преодоления болезни или проблемы.

Во власти счастливых мгновений

В свое время с легкой руки Зигмунда Фрейда подсознание, или бессознательное, долго рассматривалось в психотерапии как место, куда вытесняются нечистые помыслы и грязные инстинкты, которые, прорываясь наружу, приводят к психическим и сексуальным расстройствам. В отличие от Фрейда не менее выдающийся современный американский психиатр и психотерапевт Милтон Эриксон назвал бессознательное резервуаром огромных ресурсов — здоровья и физической силы, побед и преодолений, радостных и счастливых мгновений, некогда пережитых человеком. Но, к сожалению, эти ресурсы большей частью для нас закрыты, к ним в обычной жизни нет доступа. Он открывается только в особом состоянии сознания, которое Эриксон определил как транс. Иными словами, транс есть нормальное физиологическое состояние, пребывание в котором благотворно, так как оно позволяет пользоваться ресурсами бессознательного.

В практике некоторых гипнологов были и шокирующие способы введения людей в транс. Так, Ж. Шарко для быстрого погружения в гипнотическое состояние применял резкие шумные звуки, даже выстрелы, которые моментально ввергали в транс женщин, страдавших истерией и неврозами, после чего терапевт мог эффективно с ними работать. Но подобный подход не получил полной поддержки: вводить человека в транс стали более щадящими методами, используя методику ритмичных монотонных раздражений слуховых, зрительных и кожных нервов, которые подавляют сознание, усыпляют разум. Физические раздражители, например поглаживание, тихий шепот, легкое постукивание, могут вызывать гипнотический сон даже без словесного внушения.

Мнение специалиста

Рашит Джаудатович Тукаев, официальный представитель России в Европейской Ассоциации психотерапии, ведущий научный сотрудник Московского института психиатрии МЗ России:
 — Переход человека в гипнотическое состояние порождает гипногенный стресс. Но надо различать понятие стресса, ведь, по Гансу Селье, существуют два вида: адаптационный эустресс и разрушительный дистресс. Первый является необходимой организму биологической реакцией, тренирующей его способность приспосабливаться к воздействию раздражителей. Профессиональный психотерапевт при гипнозе использует только механизмы эустресса. Он знает, как не передозировать длительность и интенсивность сеанса, не дать адаптивному стрессу перейти в дезадаптивный. В то же время всякого рода маги и колдуны, погружая людей в особое состояние сознания, не учитывают их биологических особенностей и порой нарушают главное правило гипнотерапии — наличие обратной связи между гипнотизером и гипнотизируемым. Впрочем, такие ошибки допускали и специалисты, что имело место во время сеансов телепсихотерапии в СССР и телегипнопедии (обучение в гипнозе) в Болгарии. Как раз из-за отсутствия обратной связи не было и качественного выведения из гипноза телезрителей, что приводило к дистрессу, разрушавшему их психическое и телесное здоровье. Воздействие гипноза, как и психотерапии в целом, тесно взаимосвязано с культурологическим аспектом. Когда пациент даже впервые обращается к гипнотерапевту, то его представление об этом методе, полученное из книг и фильмов, уже оказывает свое влияние на эффект сеанса. Так, человек, наслышанный о гипнотических «способностях» цыганок, при встрече с ними уже настроен на ожидание всяких подвохов и тем самым скорее поддается им.

Исторические корни гипноза в России, к сожалению, таковы, что большинство людей считают его опасным, из-за чего мощный потенциал метода недостаточно применяется в клинической психотерапии. Нельзя не сказать, что и сама российская гипнология сегодня находится в состоянии кризиса. У нас нет действующих научных ассоциаций и периодических изданий по проблемам гипноза, современная гипнология не изучается в университетских курсах психологии и медицинских университетах, единичные исследования феномена гипноза ведутся разрозненными энтузиастами-одиночками.

Ф. Месмер (1734—1815)Волнующий магнетизм
Ученые считают, что из всех методов психического лечения первой возникла именно гипнотерапия. Она была тем средством, которое использовалось при защите от природных стихий, облегчении телесных и духовных страданий. Хорошо знали приемы быстрого погружения пациента в гипнотическое состояние жрецы Древнего Шумера, Египта и Греции. Для этого использовались монотонные звуки, специальная музыка, фиксация взора на блестящем предмете. Описание методов гипнотического усыпления, весьма похожих на современные, сохранилось в Лейденском папирусе и в трудах античных авторов Марциала, Агриппы, Плутарха, Апулея. Правда, жрецы больше применяли гипноз не столько для исцеления людей, сколько с целью магического воздействия на них в храмовых и обрядовых процессах. Все уникальные действа древних гипнотизеров предвосхитили появление подобных техник много веков спустя в Европе. Однако даже врачеватели, использовавшие их с целью исцеления больных, не могли дать объяснения эффекту воздействия гипноза. Долгое время его трактовали как «магнетизм»: свойства магнита в то время чрезвычайно занимали естествоиспытателей, и знаменитый немецкий врач Парацельс даже прикладывал его к телу больных. Многие при этом выздоравливали, что, по-видимому, было результатом психологического внушения, производимого этим талантливым врачом. Сообщения о таких чудесных исцелениях пробудили в Европе интерес к «животному магнетизму».

Ж.-М. Шарко (1825—1893)Австрийский доктор медицины и известный музыкант Франц Месмер в конце XVIII века возродил опыты Парацельса. Заметив, что нередко и без магнита одного прикосновения к телу больного было достаточно, чтобы пациент погружался в исцеляющий сон, Месмер счел, будто он одарен способностью накапливать и передавать другим людям некий разлитый в пространстве могучий магнетический флюид. Люди толпами повалили к врачу, и многие действительно получали облегчение. Но были и такие, кто впадал в сон, с иными случались нервные припадки. Это странное действие месмеровских приемов побудило властей назначить специальную комиссию по проверке его деятельности, куда вошли такие известные ученые, как Лавуазье и Франклин. Они сочли, что как улучшение, так и ухудшение состояния больных не связаны ни с каким «магнетизмом», а объясняются лишь влиянием их взволнованного воображения. Проверяющие не обратили внимания ни на особую обстановку во время сеансов Месмера, ни на его «пассы» и особый стиль речи, то есть на целый ряд приемов, с помощью которых он вводил пациентов в состояние гипноза. Действия врача были оценены как небезопасные, а все, кто им следовал, заведомо признавались шарлатанами и фокусниками. И такое отношение к гипнозу продолжалось почти до середины XIX века. Первым ученым, заложившим научные основы этого метода, был английский хирург Джемс Брэд. На основании проведенных опытов он убедился в эффективности гипноза и объяснил его с позиций психоневрологии (кстати, он первым ввел в обиход и само слово «гипноз»), что подтолкнуло врачей к более активному его исследованию и применению. В современной медицине гипноз в основном используется как средство, способное вызывать так называемое «охранное торможение». Посредством сеансов гипноза можно нормализовать артериальное давление, снять боль, в том числе и фантомную, избавиться от стресса и депрессии.

Светлана Крымова

Рубрика: Медпрактикум
Просмотров: 11013