Хранители бессмертия

01 августа 2004 года, 00:00

Шотландия

По дороге из столицы Шотландии Эдинбурга на остров Скай, где мы планировали встретиться с главой клана МакЛаудов, наш гид Джимми назидательно наставлял нас: «Только не напоминайте ему о фильме «Горец». Иначе он может просто отказаться с вами разговаривать. Ему уже все надоели с вопросами про Дункана МакЛауда…»

«Да, я бессмертен…»

Мы сидели в маленькой и довольно обшарпанной — что только подчеркивало ее величие — комнатке родового замка МакЛаудов Данвеган, когда в нее вошел 29-й по счету глава клана МакЛаудов Джон. Этот высокий джентльмен с благородным лицом, облаченный в потертую шотландскую юбку и уютный кардиган, явно только что выключил свой компьютер, и глаза его были подернуты легкой сосредоточенной дымкой, что свойственно всем тем, кто тратит драгоценные часы своей жизни на поиск в Интернете ненужной информации…

«Уважаемый господин МакЛауд, добрый день, — начали мы свою приветственную речь. — Большое спасибо, что вы нашли время встретиться с нами. Мы очень любим Шотландию и интересуемся ее историей, кланами, тартанами, легендами…»

«Да? И что же вы знаете про Шотландию и ее кланы?» — удивленно спросил он, выдавая своим произношением тот факт, что он окончил Итон или как минимум Оксфорд. В его голосе звучала недоверчивость. «О, мы знаем практически все, причем в деталях». Подобным ответом нам явно удалось удивить сэра МакЛауда. «Надо же! Никогда бы не подумал! — воскликнул он. — И откуда же вы все это знаете?»

«Ну, мы готовились к встрече с вами… Перед поездкой еще раз посмотрели фильм «Горец».

Как же он смеялся!

«Вы бы тоже смеялись, — будто извиняясь, сказал он, — если бы знали, какое количество людей приезжало ко мне из самых разных концов света с намерением выяснить подробности из жизни этого МакЛауда. Помню, прибыл как-то один очень вежливый японец, представившийся историком, и принялся задавать мне всевозможные наводящие вопросы об истории нашей семьи. Я терпеливо и обстоятельно рассказываю — думаю, может, книгу собрался человек написать. И вдруг неожиданно заметил на его груди маленький значок с логотипом «Горец»… Словом, мне так и не удалось убедить его в том, что все происходящее в фильме — художественный вымысел от начала до конца. Он просто не поверил. И таких приходивших и неверящих было множество… Удивительно, но некоторые люди совершенно не отличают правду от вымысла. И тогда я решил, что единственный для меня выход — отвечать прямо с порога: «Да, черт возьми, я бессмертен! Я бессмертен, наконец!» Очень хотелось бы, чтобы меня оставили в покое с этими вопросами. Кстати, сам я фильм «Горец» посмотрел только лет через десять после его выхода. Родные заставили…»

Поняв, что данная тема исчерпана, мы, недолго думая, перешли к другой.

Стены столовой украшают портреты представителей нескольких поколений семьи МакЛаудов«А не тяжело вам жить в музее?» — спросили мы, имея в виду его замок. «Я не считаю, что это музей. Почти 800 лет в этом доме живет моя семья. Конечно, за столь долгий срок само здание не раз менялось, но тем не менее здесь остались нетронутыми некоторые фрагменты строений, относящиеся почти ко всем векам его существования. Этот дом — единственный, в котором с момента его постройки и на протяжении стольких лет живет одна семья. Наш род идет от викингов, норвежцев. Когда их разбили шотландцы (а это было так же невозможно, как если бы на Евро-2004 сборная Англии выиграла у сборной Франции), мои предки сами стали шотландцами. С тех пор замок Данвеган принадлежал МакЛаудам».

Казалось бы, владельцу подобного жилища в виде внушительного замка, хранящего многовековую историю старинного рода, можно только позавидовать, особенно нам, на протяжении не одного десятка лет мучимым пресловутым «квартирным вопросом». Но, восхищаясь обширностью этих апартаментов, не мешало бы представлять, каких усилий и средств может стоить поддержание их в надлежащем порядке. Сегодня большинство замков Великобритании выкуплено у их владельцев различными фирмами и организациями. Хотя немало и таких, которые, подобно Данвегану, продолжают оставаться в частном владении. А потому их хозяева, на чьих плечах лежит ответственность за поддержание достойного вида родового гнезда, вынуждены за определенную плату пускать в свои дома любопытствующих посетителей.

Зная это, мы решили выяснить, как живется человеку, в доме которого постоянно толкутся толпы чужих людей. «По правде говоря, очень трудно. Представьте, каково нести свое грязное белье мимо бесконечных посетителей и еще каждому при этом улыбаться! И так каждый день…» Лицо его стало грустным, но только на мгновение: «Но вы знаете, я привык! Человек ко всему привыкает». От этих слов нам стало как-то не по себе, и мы не нашли ничего лучшего, как спросить, а нельзя ли всех этих посетителей … не пускать.

«Вы даже не представляете, во что обходится содержание такого замка! — воскликнул хозяин. — Расходы колоссальные. К тому же подобные здания неуклонно стареют. Первое, что выходит из строя, — это крыша. А как только начнешь ее чинить, так едва ли не весь замок приходится переделывать… Кроме того, сегодня на меня работают 80 человек, хотя когда-то их было всего шестеро! Надо еще учитывать, что этот район крайне нестабилен в экономическом отношении — если что, работу найти будет очень непросто. И правительство нам здесь не очень помогает…

Приведу простой пример. Как вы уже поняли, Данвеган расположен на острове. На протяжении многих лет мы обращались к властям с просьбой построить мост через отделяющий его от Большой земли пролив. Наконец мост был построен, но — с привлечением частного капитала. В итоге за проезд по мосту на автобусе сегодня взимается плата в размере 40 фунтов (80 долларов США) в каждую сторону! Вот и получается, что до появления моста заказов на автобусные экскурсии на остров за год насчитывалось около 400. А теперь, знаете, сколько этих заказов? Один!»

…Когда мы только ехали в замок Данвеган, то особое внимание обратили на живописную горную гряду острова Скай. Из газет мы уже знали, что Джон МакЛауд заявил о своем намерении продать ее и на вырученные средства отреставрировать замок и что заявление это вызвало в стране шквал эмоций. Многие просто не верили в то, что горы могут являться собственностью семьи МакЛаудов, да и вообще предъявление подобных прав с целью продажи даже в Великобритании — стране, где все и вся имеет своего владельца, — событие нечастое. Знали мы и о том, что специально созданная по этому поводу комиссия, не поленившаяся отыскать соответствующий документ, датированный 1611 годом, подтвердила право рода МакЛаудов на владение горной грядой. И все равно далеко не сразу мы решились затронуть этот вопрос.

«Да, — твердо ответил 29-й по счету глава рода МакЛаудов, — я намерен продать эти горы, потому что хочу сохранить Данвеган. Вы знаете, что такое «сухая гниль»? Это страшная болезнь, своего рода рак здания. И пусть снаружи оно выглядит целым, внутри него съедено все…

Из тех 10 миллионов фунтов, которые я рассчитывал выручить в результате сделки, 4 мне пришлось бы отдать в счет налогов, зато оставшиеся 6 миллионов могли дать мне возможность произвести необходимые ремонтные работы. Но после терактов в Нью-Йорке рынок рухнул, и сегодня я могу рассчитывать всего на 6 миллионов фунтов, а этой суммы мне явно не хватит. Сейчас не самое лучшее время для продаж… Тем более что и продавать-то, собственно, уже нечего — за последние 200 лет наша семья разорялась трижды, поэтому все хоть сколько-нибудь ценное было продано давнымдавно…»

При всем сочувствии мы никак не могли войти в положение человека, которому необходимо продать горную цепь, находившуюся в собственности его семьи на протяжении четырех столетий. А потому необходимость сменить тему опять была налицо…

«Скажите, ощущаете ли вы на себе ответственность как глава клана? И вообще, что это значит в наши дни — быть главой шотландского клана?» Джон МакЛауд секунду помедлил. «В былые времена глава клана имел право либо даровать жизнь своим подданным, либо посылать их на смерть. Эти времена, к сожалению, прошли, и если я, к примеру, примусь рубить головы своим садовникам, далеко не все отнесутся к этому с пониманием, — эти слова были произнесены им с улыбкой. — Ну а если серьезно, то кланы возникли не на пустом месте — они были призваны защищать свои земли. Сейчас в этом уже нет необходимости, для этого придуманы другие способы. Хотя чувство семьи — осталось. В Интернете, например, немало сайтов, посвященных истории нашего рода. С их помощью общаются все МакЛауды. Возможно, вы не поверите, но в мире их — огромное количество. И в том случае, если кто-то из нас оказался на чужбине, родственные связи только усилииваются, — сэр Джон немного помолчал, потом добавил: — Здесь, на острове Скай, «вождем» меня называет только один из 80 ныне здравствующих МакЛаудов, а вот приезжающие из-за границы (в этот момент его глаза озарились особым блеском) — все поголовно. Раз в 4 года в замке собираются члены нашего клана со всего мира — а это около 500 человек! Помню, на одну из таких встреч был приглашен музыкальный ансамбль, состоящий из 16 австралийских аборигенов. Во время небольшого перерыва я подошел к ним, чтобы поздороваться и познакомиться. Так вот, оказалось, что 11 из них — МакЛауды! А ведь выглядели все, простите, совершеннейшими дикарями в набедренных повязках… Так что, несмотря на то что все мы можем быть абсолютно разными, мы все равно — один клан, одна семья. И это очень важно, ведь семья (если она, конечно, «нормальная») — это всегда образец того, как надо относиться друг к другу, поскольку хорошие отношения между людьми — это то единственное, что способно останавливать войны. Иначе, — тут сэр Джон сделал загадочную паузу, — мы бы воевали каждый день, а не два раза в месяц, как сейчас…»

На языке так и вертелся предательский вопрос, но сэр МакЛауд невозмутимо продолжал: «Кстати, хочу вам сказать, что я был участником последней войны Британской империи. Знаете, где она происходила? В Кении. И войну ту мы, конечно, проиграли…» Заразившись его нескрываемым сарказмом, мы спросили: «Надеемся, не из-за вас?» Сэр Джон МакЛауд не моргнув глазом парировал: «Не только… Хотя надо признаться, солдатом я был крайне бесполезным».

Дар принцессы Фей

Поскольку гостеприимный хозяин не выказывал никаких признаков недовольства нашим затянувшимся визитом, мы решили выяснить, как на протяжении прошлых столетий складывались отношения различных шотландских кланов. «О, эти отношения можно назвать чередой беспрерывных ссор, — ответил сэр Джон. — МакЛауды, например, постоянно враждовали с МакДональдами. И чтобы хоть как-нибудь примириться, мужчины из рода МакЛаудов брали в жены женщин МакДональдов, но и это не особенно помогало…»

Следующий наш вопрос касался характерных черт, свойственных облику и одеянию Джона МакЛауда — главы клана. «Вас интересует, что отличает меня как вождя? Дайте подумать… Ну, скажем так, если бы я, например, носил шляпу, то имел бы право вставить в нее 3 пера, хотя я шляп не ношу… Что еще? Ах да, герб! У меня есть мой собственный герб — МакЛауда из рода МакЛаудов, использовать который не может никто другой. Хотя, по правде говоря, сегодня от бывших привилегий вождя почти ничего и не осталось, и меня никто особенно и не слушается. Впрочем, и раньше вождь делал в основном то, что велел ему клан. То есть был первым среди равных…»

Когда наш долгий разговор закончился, Джон МакЛауд предложил нам осмотреть замок и главную его святыню — Флаг Фей, с которым связана семейная легенда. Она гласит, что 4-й вождь клана МакЛаудов, Иан, был настолько красив, что мог выбрать себе в жены любую девушку. Но ни одна не трогала его сердце, пока не встретилась ему прекрасная принцесса фей. Они полюбили друг друга и решили соединить свои судьбы. Несмотря на то что принцесса, как и подобает феям, была бессмертной, а Иану рано или поздно суждено было умереть, она принялась уговаривать своего отца — короля волшебных существ — позволить ей выйти за него замуж. Король хоть и крайне неохотно, но дал свое согласие, поставив при этом следующее условие: проведя вместе с Ианом ровно 1 год и 1 день, принцесса должна покинуть своего супруга и вернуться в отчий дом.

После свадьбы влюбленные счастливо прожили в замке Данвеган отмеренный им год, успев порадоваться рождению сына. Когда же настал последний день их совместной жизни, безутешная принцесса, покидая замок, попросила Иана никогда не оставлять мальчика одного — малейший его плач принесет ей страшные мучения.

Печали Иана не было предела, и однажды члены клана, стремясь отвлечь своего вождя от грустных мыслей, организовали праздник, сопровождаемый шумными танцами. В результате про мальчика ненадолго забыли, и он расплакался. Услышав этот плач, принцесса тут же устремилась к сыну и, взяв его на руки, завернула в свою шаль. Мальчик тут же успокоился, и принцесса уложила его в кровать прямо в шали…

Когда сын вождя и принцессы фей вырос, то рассказал отцу о том, что оставленная некогда его матерью шаль — волшебная. Стоит взмахнуть ею трижды, как на помощь МакЛаудам придет несокрушимая армия. С тех пор МакЛауды, превратив эту шаль во флаг, воспользовались ее волшебством лишь дважды. В первый раз, когда отряд их воинов был атакован многократно превосходящим по силе войском МакДональдов, — и небольшой отряд МакЛаудов мгновенно разросся до таких размеров, что МакДональды вынуждены были бежать (наверняка у МакДональдов совсем иная версия этих событий). Во второй — когда необходимо было оживить павший скот, иначе многие из МакЛаудов вряд ли смогли бы пережить одну из самых суровых зим. Во время Второй мировой войны МакЛауды, дабы отразить возможное нападение германского флота, готовы были воспользоваться третьей и последней возможностью, но, к счастью, этого не понадобилось.

…Наконец мы подошли к волшебному флагу. На стене, прикрытый стеклом, висел небольшой кусок материи. «Вот он! — с гордостью произнес Джон Маклауд. — Cуществуют различные версии его происхождения: и легендарная, связанная с историей любви принцессы фей и Иана, и полулегендарная, гласящая о том, что флаг был принесен в эти места одним из наших предков во время крестовых походов — если повнимательней присмотреться, можно увидеть, что небольшое отверстие на полотне зашито кружочком — так было принято зашивать ткань на Востоке… Словом, относиться к нему вы можете как угодно, но для всего клана МакЛаудов флаг этот — символ нашего рода. Я, например, каждый раз, покидая замок, обязательно прощаюсь с ним, а возвращаясь — здороваюсь. Во время войны военные летчики из нашего рода всегда носили с собой фотографию Флага Фей. Он помогал нам всегда, и я уверен, еще не однажды поможет. Кстати, полагаю, что в России дела шли бы гораздо лучше, если бы ее защищал Волшебный Флаг»…

Из глубины веков

Всередине III тысячелетия до н. э. в Шотландии появились первые переселенцы с континента. Они выжигали огромные лесные массивы, чтобы освободить себе землю для возделывания и скотоводства. Именно этим людям в наибольшей степени Шотландия обязана своими пустынными ландшафтами.

Следующая волна поселенцев построила большое количество загадочных каменных кругов до сих не очень ясного назначения. Одни считают, что это — храмы, другие — что обсерватории. Cуществует и множество второстепенных версий. Строились загадочные шотландские круги так же, как и легендарный Стоунхендж в Англии, — камни приносились издалека, хотя опять же непонятно, каким образом. Всего подобных сооружений в Шотландии сохранилось 30.

От бронзового века стране достались земляные укрепления, относящиеся примерно к 1000 году до н.э. Необходимость в их строительстве была вызвана вспыхнувшими межродовыми конфликтами — люди начали обзаводиться домами, хозяйством, скотом, а в их жизнь вошло новое мощное оружие из бронзы. Поэтому нажитое имущество приходилось постоянно охранять от покушений и набегов.

Около 400 года до н. э. на Шотландию обрушилась волна новых переселенцев — кельтов, принесших с собой железо. Как говорил когда-то Уинстон Черчилль: «Люди, вооруженные железом, вторглись в Британию и убили людей бронзы». Лучше и не скажешь… Кельты соорудили сотни укрепленных башен, достигавших порой высоты до 12 метров. Построены они были из камня, без применения каких бы то ни было скрепляющих веществ.

Как известно, письменных источников с тех времен до нас не дошло. Первые документальные свидетельства относятся к эпохе завоевательных походов римлян, к 55 году до н. э., когда в Британию впервые вторгся Юлий Цезарь, застав на территории современной Шотландии беспрерывно воюющие друг с другом родовые кланы. Местных жителей римляне нарекли пиктами, то есть «крашеными», — за их привычку покрывать себя татуировками.

Масштабное завоевание Британии римляне начали в 43 году. К 80 году римский командующий Агрикола начал вторжение на север страны, разбив шотландские племена и построив большое количество фортов. Впрочем, начатое было строительство огромного военного укрепления, рассчитанного на 5 000 воинов, римляне остановили. Вместо него в 123 году император Адриан возвел знаменитый вал, вошедший в историю как Адрианов, дабы отгородиться от северных племен. Таким образом появилась «физическая» граница, поделившая Британию на Север и Юг. Вал этот, построенный, как и все, к чему приложили руку римляне, на совесть, сохранился до наших дней. По прошествии 20 лет римляне, продвинувшись еще дальше на север, возвели между реками Клайд и Форт еще один вал — Антонинов, но этот рубеж им оказалось удержать уже не под силу, и они, отказавшись от дальнейших завоеваний, вынуждены были перейти к политике сдерживания.

К 450 году, моменту, когда завоеватели покинули Шотландию, на ее территории помимо пиктов жили бритты, на западном побережье — скотты (они и дали впоследствии название стране), а на востоке обосновался германский народ англы. Любопытно, что нынешние западные шотландцы, помнящие все это до сих пор, убеждены, что жители Эдинбурга — пришлые англы. Стоит добавить, что северные острова страны начиная с 800 года в основном были заняты норвежцами. В бесконечных сражениях друг с другом эти народы провели несколько столетий. И только в XI веке было образовано Шотландское королевство.

Символ независимости

Разноцветная шерстяная клетчатая ткань тартан — не только опознавательный знак для всех шотландских родов, поскольку у каждого из них он свой, но и многовековой символ Шотландии. Но был в истории тартана «черный» период — на протяжении целых 35 лет (с 1746 по 1781 год) он был запрещен.

Акт Разоружения 1746 года (после подавления англичанами восстания якобитов) ударил в самое сердце горцев. Вожди кланов были поставлены перед тяжелейшим выбором — либо принять английское законодательство, либо отказаться от своих земель. У них было отнято право судить своих подданных, им запрещалось носить оружие. Помимо этого, запрету подверглось и ношение одежды из тартана, в том числе и юбкикилта. «Ни мужчина, ни мальчик не имеет права носить под любым предлогом… плед, килт, ремни на плече или любую другую часть горского гардероба. Запрещается использовать тартан для производства пледов и верхней одежды». Легендарные шотландские волынки также были запрещены — как «инструменты войны».

Наказания за ослушание были суровыми — за первое нарушение полагалось 6-месячное тюремное заключение, за второе — депортация в колонии сроком на 7 лет. Власти всеми силами старались поддерживать исполнение своих указов, но добиться этого было очень непросто. Тартан, превратившись в символ независимости, прочно вошел в моду среди аристократов. И даже лояльные властям шотландские лорды щеголяли в тартане невзирая ни на какие запреты. Власти, все более осознавая тщету своих усилий, предпочитали не обращать на это внимания. И в конце концов запрет был отменен.

Сейчас различных тартанов становится все больше и больше. Это, конечно, вносит изрядную путаницу в некогда строгую систему. Существует, например, свой тартан у итальянцев, живущих в Шотландии, есть также тартан сикхов. Изобретение новых цветовых и графических решений приурочивается практически к каждому сколько-нибудь значимому событию — к юбилею королевы, к возвращению в Шотландию королевских регалий, к Олимпийским играм, к Новому году, как это было в 2000-м, в память о принцессе Диане или в память об эпохе антарктических исследований… Существуют и более экзотические варианты, например тартан Мадонна, созданный в честь бракосочетания знаменитой певицы с Гаем Ричи, церемония которого проходила в одном из шотландских замков. Потом, правда, этот тартан был переименован и назван Романтическая Шотландия.

Практически все шотландские спортивные клубы имеют свои расцветки. Служба «Скорой помощи» также недавно получила свой тартан. Список этот можно продолжать до бесконечности, поскольку тартаны разрешены и для коммерческого использования — например, различными производящими компаниями, отелями, кораблями и прочая, прочая, прочая.

Замок ДанробинНаследник дурной славы

Один наш знакомый, настоящий шотландец Джимми, которого мы засыпали вопросами об особенностях шотландского характера, с оттенком нескрываемой мстительности в голосе произнес: «Есть у нас лорд по фамилии Сазерленд. Так вот, спросите у него о «чистках» XIX века. Не скрою, мне было бы очень интересно узнать, что он ответит в свое оправдание…»

Сообразив, что упомянутые им события происходили не менее полутора столетий назад, мы озадаченно спросили: «Но не мог же он руководить этими «чистками»?» — «Да, действительно, — ответил Джимми, — об этом я как-то не подумал, но вы все равно спросите».

Алистар Сазерленд, лорд Стратнэйвер, сын графини Сазерлендской (она сейчас редко принимает гостей), встретил нас в холле своего замка, расположенного в Хайлендзе (Горная Шотландия). Нам он показался человеком крупным, хотя, возможно, это был эффект окружающей обстановки. Замок, выстроенный в стиле французского шато, был огромен. Не менее внушительным по размеру было и высившееся на холме скульптурное изваяние, изображавшее первого герцога Сазерленда, которое мы увидели при подъезде к замку. Его силуэт на фоне серого неба произвел на нас неизгладимое впечатление. В XIX столетии именно он был одним из вдохновителей печально знаменитых «чисток», о которых в Шотландии до сих пор сохранилась недобрая память. Более того, местный полицейский поведал нам, что подъезды к этому монументу просто перекрыты — из-за постоянной угрозы его взрыва. Надпись «ОТ БЛАГОДАРНЫХ ПОДДАННЫХ», выбитую на нем, многие поколения местных жителей считали и продолжают считать не чем иным, как издевательством над историей их страны.

...«Чистки» в Хайлендзе были вызваны несколькими причинами. После того как в XVIII столетии кланам было запрещено иметь свои армии, их вожди уже не были заинтересованы в количестве подданных. Кроме того, благодаря появлению и широкому распространению картофеля существенно улучшилось качество жизни и как следствие выросло население (в 1755 году в Хайлендзе жили 115 тысяч человек, в 1801-м —154, а в 1831-м — 201). С 1810 года стали падать цены на мясо и рыбу, а с 1815-го, после окончания Наполеоновских войн, это падение приобрело угрожающие размеры. Единственным надежным источником дохода стала овечья шерсть. Землевладельцам требовалось как можно больше пространства, а, следовательно, от мелких земельных наделов их подданных необходимо было избавляться. Тут-то они и взялись за «чистки» своих земель — нужно было как можно быстрее решить проблему выживания «лишних» людей.

Вожди кланов всячески подталкивали своих подданных к эмиграции — тысячи уехали в Америку. Оставшиеся держались из последних сил, но делать это становилось все труднее — доходы неуклонно сокращались. Самые масштабные «чистки», с 1807 по 1821 год, происходили в имении графини Сазерлендской. Сазерленды владели колоссальным количеством земли — более 1 миллиона акров, причем не только в Шотландии, но и в Англии. Количество выжитых ими со своих земель с точностью установить так и не удалось. Одни утверждают, что оно составило порядка 15 тысяч человек, другие утверждают, что только за 3 года (с 1818-го по 1821-й) насиженные места покинули 700 семей. В любом случае, для того времени цифры эти были огромными. Другие землевладельцы, конечно, тоже не дремали, подобные «чистки» продолжались во многих владениях на протяжении почти всего XIX столетия. В одном только 1846 году после обрушившегося на Хайлендз голода покинуть родину вынуждены были десятки тысяч людей. Однако именно Сазерленды — с масштабами их владений и методами выживания неугодных — остались в памяти у потомков.

Историки до сих пор не могут сойтись во мнении — положительно или отрицательно сказались эти «чистки» на развитии страны. А вот у обычных людей никаких сомнений по этому поводу нет — они твердо знают, что ничего хорошего в этом не было.

Любопытно, что вдохновителем этой идеи был либерально настроенный и прогрессивно мыслящий человек — лорд Стаффорд, конечно же, англичанин… Женившись на графине Сазерлендской, он добавил к ее бескрайним владениям в Шотландии свои — в Англии, не говоря уж об огромных деньгах. Оказавшись в Хайлендзе, просвещенный лорд пришел в ужас от вопиющей архаичности уклада жизни населявших его людей и решил «сделать им хорошо». Начав политику переселения жителей Хайлендза на новые места, будущий Первый герцог Сазерлендский (этот титул он получил в 1833 году) физически разрушил прежний уклад жизни горцев.

«Как многие реформаторы, он хотел посвятить свою жизнь и состояние тому, чтобы заставить других людей сделать то, чему они отчаянно сопротивлялись. При этом он верил в то, что все это делается для их же блага» — так писали о нем современники. Сегодня именно его статуя возвышается над окрестностями Хайлендза.

"Экспозиция"Шотландское шато

...Итак, Алистар Сазерленд, лорд Стратнэйвер, как уже было упомянуто, гостеприимно встретил нас в своем замке. В прихожей уютно горел камин, и тут же сплошным потоком мимо нас текли все те же любопытные туристы.

«Очень приятно! Я рад, что нами интересуются в России, мы тоже весьма в вас заинтересованы, — любезно приветствовал нас хозяин. — Пройдемте… Сначала я покажу вам сад и замок снаружи, а затем изнутри».

Мы вышли на широкую балюстраду, и тут началось наше знакомство с замком Сазерлендов. Хозяин охотно взял на себя роль гида.

«Как видите, наш замок представляет собой копию французского шато. У нас сохранились и башни XIII века — кстати, одна из них недавно начала падать (раньше совсем не умели строить), — впрочем, мы быстро исправили это недоразумение. Но свой современный вид замок приобрел в XIX веке. Мы в то время были невероятно богаты… У нас сохранился план перестройки, на котором был обозначен еще один новый флигель из 100 комнат, но он прямо там был перечеркнут красным карандашом. Видимо, потому что комнат в замке и так было 286…

Посмотрите вниз — здесь вы можете видеть сады, созданные в итальянском и французском стилях. Моя мечта — разбить еще сад из овощей. Как вы думаете, туристы из России смогут мне в этом помочь?» — с улыбкой поинтересовался он.

Мы с готовностью закивали головами. Все-таки приятно думать, что российские туристы своей платой за входной билет в замок могли бы помочь английскому лорду разбить овощной сад….

«Я очень люблю сады и часто путешествую по Европе в поисках новых растений. Однажды я вез из Италии очень редкое, как мне было сказано, и потому очень дорогое растение. Пакет, в котором оно плавало, я всю дорогу не выпускал из рук. Опустив его дома в фонтан, я долго восхищался этим редчайшим экземпляром, показывал его всем своим гостям. А потом узнал, что в соседнем Инвернессе такой «экзотики» полным-полно, причем всего за 1 фунт. Ох, уж эти итальянцы… Впрочем, мне все равно приятно».

В этот момент в саду у крепостной стены мы заметили большое оживление. «А это соколиная охота, — объяснил хозяин. — Относительно новое наше увлечение, мы начали ею заниматься лет 5—6 назад. Хищные птицы разных пород показывают посетителям свои феноменальные способности к охоте. Правда, из-за них нам пришлось перестрелять в парке всех кроликов — на них птицы начали охотиться по-настоящему, а упавший кому-нибудь на голову окровавленный кролик производил на зрителей не самое приятное впечатление. Радовались одни только итальянцы… Пойдемте в дом, ужасная погода, не правда ли?»

Мы поняли, что экскурсия закончена и пора возвращаться под своды огромного замка. Внешне он производит очень сильное впечатление. Особым же предметом гордости его владельцев является тот факт, что спроектирован он был в свое время сэром Чарлзом Бэрри — автором проекта здания лондонского парламента.

Тем временем наша беседа продолжалась. «А ощущаете ли вы на себе груз истории вашего рода?» — спросили мы, памятуя о словах того самого Джимми, который посоветовал нам встретиться с Сазерлендом.

«Ох, я стараюсь не думать об этом. В былые времена друзья и враги менялись чуть ли не каждый день… Мои предки всегда поддерживали действия правительств против повстанцев — и в 1715-м, и в 1745 годах (для шотландцев эти даты священны по прямо противоположным причинам. — Прим. авт.). И я не осуждаю правительство — ведь с конца XVII по середину XVIII века горцы трижды спускались с гор в попытке покорить Англию. Как же тут осудишь?..

Но потом мои предки породнились с баснословно богатыми людьми и после этого приняли целый ряд ужасных как экономических, так и политических решений. Все продаваемое ими приносило сплошные убытки. Пресловутые «чистки», устроенные ими, обернулись полнейшим провалом, люди были изгнаны с родных мест. Словом, мои предки устроили страшный кавардак и потратили кучу денег. Поэтому я не чувствую себя связанным с этим».

«А сохранились ли в замке какиенибудь святыни вашего рода… и есть ли у вас, например, волшебный флаг?»

«Святыни?.. Знаете, мои предки хотели, чтобы все было красиво — изысканное убранство комнат, картины лучших мастеров, добротная мебель, роскошная посуда… Вот, посмотрите, в этом зале все осталось таким же, как и сто с лишним лет назад. Только все это— ни в коем случае не музей. Здесь мы встречаемся, справляем праздники. Бывает, конечно, что разные люди арендуют для своих приемов и вечеринок наш замок. Но… Вся разница между обычным моим днем и днем посещений замка посторонними — вот в этой веревочке». Он указал на веревку, отделяющую посетителей от ценной мебели зала. «Снял ее, и все — ты уже в своем, обычном доме».

И тут наш собеседник вдруг встрепенулся. «О, вспомнил! Конечно же, у нас есть флаг! Но только военный — 93-го отряда, которым командовал мой предок. Пойдемте, покажу». Мы проследовали за хозяином и начали осмотр реликвий. «Вот, смотрите, нашивки на флаге — это мы воевали с американцами, хотя и совершенно безуспешно. Затем еще с индусами, во время восстания сипаев, тогда нам сначала пришлось отступить, но потом мы всетаки победили. Вы не поверите, но главная битва, где мои предки сумели прославиться, — это битва при Балаклаве, а вот и главная нашивка — за Балаклаву. Тогда мы выстроились в шеренги и отбили очень мощную атаку русских под Севастополем. Этот флаг мы храним под стеклом, в противном случае он совсем рассыплется. Есть у нас, кстати, и несколько русских орденов».

Следующий наш вопрос был чисто практическим — нам хотелось узнать, насколько трудно поддерживать в порядке такое громадное поместье.

«Знаете, с замком нам очень повезло. У нас нет таких проблем, как у других, потому что нам «помог» пожар. В 1915 году сгорело все, что только могло сгореть, и замок пришлось отреставрировать заново. Единственная наша забота — это свинцовая крыша. В среднем она «живет» 120 лет. Простой подсчет показывает, что неприятности нас могут ожидать лет через 20. Казалось бы, еще не скоро, но ремонт настолько дорог, что мы уже сейчас начали откладывать деньги на тот черный день».

«А как же вы себя здесь ощущаете?» — это был наш последний вопрос. «Как на сцене, как будто меня замкнуло внутри одной пьесы. Но вы поймите меня правильно, это, скорее, комедия, чем трагедия. И мне это нравится. Это шоу-бизнес, чистой воды шоу-бизнес. Причем пьеса эта пользуется успехом — ежегодно нас посещает около 70 тысяч человек. Скажите, какой театр может похвастаться тем же?..»

Когда мы прощались, Алистар Сазерленд сказал: «Моя жена сейчас встречает одну девочку, победившую в передаче «Исполнение желаний». Эта девочка смертельно больна, и ей организуют поездку по стране. Одним из ее желаний было посещение нашего замка. Такое с нами впервые, и мы даже не знаем, как себя вести… Так вот, если вы вдруг встретитесь, пожалуйста, не фотографируйте ее — все-таки это очень личное дело»…
 
Государственный строй административно-политическая часть Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии. Парламентская демократия

Глава государства королева Великобритании

Законодательный орган часть функций экономического и законодательного характера передана в 1999 году в Шотландский парламент в Эдинбурге. Шотландский парламент состоит из 129 членов, избирается сроком на 4 года. Правительство называется Шотландский Исполнительный Орган, возглавляется первым министром, который назначает всех остальных членов правительства. Контроль над обороной, международными отношениями и социальной политикой принадлежит Вестминстеру — парламенту в Лондоне

Административно-территориальное деление 9 районов и 3 островные территории площадь 178,8 тыс. км2

Численность населения 5,15 млн. человек

Столица Эдинбург (около 450 тыс. Жителей)

Официальный язык английский, употребляются также его диалекты и гельский язык религия протестантизм

Денежная единица фунт стерлингов. Банк Шотландии выпускает денежные купюры своего образца, принимаемые наравне с английскими
Экономика нефть остается одним из главных источников дохода. В сельском хозяйстве преобладает животноводство. 13% экспорта Шотландии составляет виски. В стране производится 28% европейских персональных компьютеров и 12% мобильных телефонов. Эдинбург является одним из мировых центров распределения банковских инвестиций климат умеренный океанический, благодаря Гольфстриму средняя температура января –6°С, июля –19°С, 200 дней в году бывает дождь

Озера-фьорды 31 460

Острова 790 (из них 130 обитаемых)

Самая высокая точка гора Бен-Невис (1 344 м), высочайшая вершина Великобритании

Национальные символы символом Шотландии во всем мире считается чертополох. Покровитель страны — Святой Андрей, поэтому официальным флагом страны является Андреевский флаг (в шотландском варианте это белый косой крест на синем фоне)

Кухня самое знаменитое шотландское блюдо — хаггис, сваренная в овечьем желудке смесь овечьей или телячьей требухи, лука, овсяной муки и печенки. И пусть сами шотландцы едят хаггис все реже, он остается гастрономическим символом Шотландии. Более консервативные туристы всегда могут отведать прекрасную говядину. Рестораны, где хорошо готовят морепродукты, в Шотландии редки. Не стоит забывать и про знаменитую шотландскую экономность. Типичная картина: двое шотландцев собирают моллюсков на пляже. Набрали уже целое ведро. «Скажите, а то, что вы собираете, это вкусно?» — спросили мы. «А мы не знаем, — ответили они, — ни разу не пробовали, для нас это слишком дорого».

Спорт гольф, изобретенный в Шотландии, — явление демократичное. Практически в каждой деревне есть свой гольф-клуб с древней историей

Сувениры разнообразные шерстяные изделия (юбки, шарфы, пледы), волынки и мечи

Транспорт Путешествовать по Шотландии можно на автобусах и по железной дороге. Можно взять напрокат автомобиль, правда, ездить придется с левой стороны дороги. Аренда машины с водителем обойдется в 600—700 долларов в день

Фото Андрея Семашко

Ключевые слова: страны Западной Европы
Просмотров: 9567