Колдовство. Часть I

01 марта 1991 года, 00:00

КолдовствоНесколько лет назад в Англии вышла книга Эрика Мэпла «Колдовство», где автор попытался собрать воедино все, что известно сегодня о ведьмах и их ремесле. Мы предлагаем вниманию читателей несколько отрывков из этой книги и сохраняем все авторские оценки и суждения, что, конечно, не означает, что они целиком разделяются редакцией...

Введение в демонологию

Многие еще твердо верят, что нас окружают могущественные сверхъестественные силы, управляющие нашей судьбой. Такая психологическая склонность к вере в сверхъестественное присуща лишь человеку. Она, должно быть, возникла в результате интуитивного убеждения о существовании души, вечная природа которой переживает смертную плоть. Первобытный человек был убежден, что любой объект, неважно — живой или нет, имеет свою душу и сознание, подобно его собственным.

«Волшебники», «чародеи» и «колдуны» известны с самых древних времен. Их роль в обществе состояла — и состоит — в контакте с миром духов, то есть посредством чар, жертвоприношений они заставляют духов подчиняться им как в их собственных интересах, так и в интересах «клиентов». Обычно колдунов просили о дожде и хорошем урожае, они также предсказывали будущее по звездам или с помощью «магического кристалла» (известного также под названием «хрустальный шар»), насылали злые чары на врагов. Если волшебство, которым пользовались колдуны, приводило в действие добрых духов и приносило пользу, оно считалось «белой магией». «Черная магия» обращалась к помощи злых сил или злых духов, ее всегда считали антисоциальной, и люди верили, что в основе ее лежат самые дурные намерения.

В средние века и в период европейского Ренессанса церковь начала нещадно преследовать колдунов и их деятельность. Считалось, что ведьма или колдун состоят в союзе с Сатаной. «Демон» — «дьявол» среднего ранга или просто злой дух, подчиняющийся «Духу-господину», «Дьяволу» или «Сатане» (это самые известные имена дьявола-искусителя и праотца всего зла). Инквизиция, учрежденная папской властью для борьбы с еретиками, рассматривала колдовство и черную магию в одном ряду с самыми серьезными прегрешениями против законов Бога. На протяжении примерно двухсот лет, начиная с последнего десятилетия пятнадцатого века, инквизиторы каленым железом выжигали колдовскую ересь в городах и деревнях Европы. Страх перед черной магией достиг и Америки — по обвинению в колдовстве в этой стране предстали перед судом более двухсот тысяч жертв: их пытали, вешали и сжигали на кострах. Деревенских колдунов обвиняли в том, что они могут вызывать зловещие силы природы, а сами плотски общаются с «демонами», поэтому их потомки — «бесноватые» или «одержимые». Встречи, на которые собирались ведьмы — иногда чрезвычайно разнузданные, — известны как «шабаши». Когда в восемнадцатом веке костры инквизиции пошли на убыль, деревенское волшебство вновь стало процветать, но позже, с ростом городов и возникновением индустриального общества, пришло в упадок, хотя в городах по-прежнему бытовали древние предрассудки, однако волшебством практически не занимались.

Тогда же «сатанисты» создали свои собственные, отличающиеся от прочих верования, основанные на стремлении ко злу. Эти люди, решив, что среди всех жизненных сил доминирует дух зла, пришли к выводу: Сатана, господин зла, является Богом. А ритуал поклонения дьяволу как правило, имеет форму «черной магии». В 1951 году, сразу же после отмены в Англии закона против колдовства, здесь фактически возникла новая религия. Ее назвали «Уикка». Английское слово «witch» — «ведьма» происходит от староанглийского «wikka», то есть тот мужчина или та женщина, кто занимается волшебством или колдовством. «Белые колдуны» (или ведьма) в современной Уикке организуют сборища или шабаши своих верующих — они пытаются осуществить — высвобождение духа и ставят перед собой цель направить силы духов на пользу человечеству. Таким образом, с пятидесятых годов шабаши «вошли в моду» в крупных города Европы, Америки и других центрах «цивилизованного» мира. Однако неверно думать, будто колдовством занимаются исключительно женщины. Это не так. В древности женщина — создательница жизни — играла в мифологии главенствующую роль. Затем, когда отцы христианской церкви свергли древних языческих богов, понизился и статус женщины, а позже, с возникновением инквизиции, женщина стала основной жертвой борьбы с колдовством. Сегодня же религию Уикка исповедуют колдуны обоих полов.

В основе большинства систем колдовства лежит уверенность в том, что человек в состоянии высвободить свою бессмертную душу или «божью искру» и тем самым приобрести огромную сверхъестественную силу — добиться власти над духами, правящими миром, заставить природу подчиниться воле человека. В нашем извечном стремлении к самовыражению мы попеременно обращаемся к одному из этих двух путей: внутреннему самораскрепощению и к проецированию личности на внешний мир (здесь целью является абсолютное господство над вселенной).

И колдун, и ученый-исследователь пользуются вторым способом, и тот, и другой пытаются преобразовать мир, причем пользуются при этом исключительно «человеческими» методами. Современный химик даже и не подозревает, сколь много у него общего со средневековым алхимиком. Как сказал пророк Элифас Леви, живший в прошлом веке, «колдовство — это наука о тайнах природы». Ведьма же зачастую черпает колдовские способности из своих внутренних источников — хотя и она, естественно, занимается колдовством. Подобно колдуну и ученому, ведьма одержима страстью к волшебной силе — но в своей одержимости она эгоистична и с точки зрения христианского общества представляет собой антибожественную силу.

Граница между колдовством и религией подчас весьма расплывчата, однако колдун в поисках власти над природой несомненно вторгается на территорию, где правит Господь, и церковь расценивает это вторжение как ересь.

Большинство народов, находящихся на низкой стадии развития, и по сей день еще верит в то, что предметы могут испытывать друг к другу чувства привязанности и симпатии — подробно об этом писал Джеймс Фрейзер в своей знаменитой книге «Золотая ветвь»: «Предметы, которые хоть раз находились в контакте друг с другом, продолжают воздействовать один на другой и после того, как контакт был прерван». И далее: «...подобие порождает подобие, и следствие весьма напоминает причину». Получив в свое распоряжение прядь волос, колдун на расстоянии может воздействовать на их владельца. Черная магия представляет собой разновидность психической атаки, поскольку в большинстве случаев за чарами стоит желание поработить разум и тело другого человека.

Традиционный колдун или волшебник были убеждены, что могущественные духи или боги управляют четырьмя элементами — огнем, землей, воздухом и водой, и что другие, менее могущественные духи вселяются в конкретные горы, долины, реки, деревья и животных. Все эти духи обязаны подчиняться тому, кто овладел искусством колдовства.

Между черной и белой магиями нет никакого принципиального различия, обе воплощают в себе своего рода стремление к власти и силе, весьма характерные для человеческой личности. Но все же между ними существует четкая граница, поскольку черная магия направлена против человека и в основе ее лежит зло — здесь для достижения целей призывают злых духов, тогда как белая магия помогает человеку и прибегает для этого к добрым духам. Однако ни один колдун никогда не сознается, что его колдовство имеет черный оттенок, — все они настаивают, что их искусство нацелено на благо человечества. Общество же в целом имеет тенденцию относиться к деятельности любых колдунов с предубеждением, а церковь предает анафеме как магию, так и тех, кто ею занимается.

С точки зрения ортодоксальной религии, духи, которых вызывает колдун, ничем не отличаются от дьявольских сил, а управляющий ими Дух-господин — всего лишь разновидность дьявола высшего ранга, который пытается принизить авторитет Господа. В древние века, из-за приписываемой духам власти над стихиями, считалось, что они могут вызывать неурожаи, эпидемии и войны. В вечном стремлении к власти над людьми духи вселяются в тела мужчин и женщин, пользуясь для этого естественными «входами», и сводят людей с ума. Например, такие непроизвольные действия, как зевота или чихание, свидетельствуют о присутствии духов. Духи подкарауливают ничего не подозревающих мужчин под личиной обворожительной красотки или, если речь идет о женщинах, в виде красавца любовника с демонической внешностью.

Одним из самых страшных видов деятельности колдунов была некромания — общение с мертвыми. Взяв в руку волшебную палочку и защитив себя магическим кругом, колдун вызывал из могилы духов и заставлял их раскрывать свои тайны.

Считалось, что мертвые обладают разумом и чувствами, но не имеют возможности реализовать свои желания, а потому завидуют и нетерпимо относятся к людям. Для умиротворения их мятущихся душ приносились специальные жертвы. Например, когда умирал воин, вместе с ним хоронили его любимого боевого коня. (Пережитком этого варварского ритуала стал обычай, по которому кавалерийская лошадь и по сей день сопровождает похоронный кортеж военного.) На языческих похоронах в жертву приносились рабы — служить мертвым господам в подземном мире. Считалось, что те, кого насильственно лишили жизни, станут преследовать своих друзей. То же касалось и самоубийц, и, чтобы исключить такую возможность, самоубийцу обычно хоронили на перекрестке дорог, пронзив предварительно его сердце колом.

Согласно истории демонологии ближайшим родственником призрака являлся вампир, который, как считали, «поддерживал» свое существование за счет того, что пил кровь живых. Вампиры ничем не отличались от других демонов — они также не брезговали никакими средствами в стремлении к достижению цели, к тому же слыли ненасытными — так, по канонам старой демонологии, вампиры в обличье демонических любовников проникали в спальни юных дев. Есть все основания полагать, что вампир был своего рода протопризраком: с годами он утратил свои мужские достоинства и стал все более напоминать привидение.

Продолжение следует

Эрик Мэпл  | Перевел с английского С. Кастальский

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 10192