«Они здесь! Отсюда они за нами наблюдают!»

01 декабря 1992 года, 00:00

«Они здесь! Отсюда они за нами наблюдают!»

Как стало известно из контактов с Высшим Разумом, Луна представляет собой искусственное небесное тело, созданное Внеземными Цивилизациями более 100 тысяч лет назад. На Луне располагаются научные лаборатории многих ВЦ гуманоидного типа. В некоторых из них работают десятки земных ученых...

Поезд Москва — Санкт-Петербург отправлялся где-то около полуночи. И едва он тронулся, я улегся на верхнюю полку и отвернулся к стене — отъезд мой был неожиданным, и поразмыслить кое о чем просто не хватило времени...

Общение с Высшим Разумом (представителями одной из Внеземных Цивилизаций) открыло такой источник информации, что вскоре вместе с контактерами Виолеттой Малеволь и Геннадием Амуни мы стали отрабатывать десятки вопросов из разных областей знаний. Но подобный материал требовал неоднократной перепроверки, подключения к нашей работе других контактеров, поэтому время от времени материалы я отсылал Малеволь в Санкт-Петербург или приезжал сам. Правда, несколько дней назад я вовсе не помышлял ни о какой поездке.

Началось все с того, что ко мне нагрянул один из моих знакомых и молча выложил на стол несколько отпечатанных на машинке страниц...

Из неофициальных источников

Солнце стояло в зените, когда военный катер с десятком автоматчиков на борту и тремя офицерами, заглохнув, ткнулся носом в песчаный берег острова Барсакельмес. Аральское море было спокойно, небо без единого облачка, поэтому офицеров, первыми спрыгнувших на голый береговой откос, несколько удивила клубившаяся невдалеке серая стена тумана. Глядя на него, майор усмехнулся и задумчиво произнес:
— Пойдешь — не вернешься...
— Что вы имеете в виду, товарищ майор? — недоуменно посмотрел на него один из офицеров.
— Ничего. С казахского название острова так переводится.
— А, мифы и легенды, — офицеры засмеялись. — Вы и сказкам верите, товарищ майор?

Он не ответил, а через несколько минут растянувшиеся шеренгой солдаты вместе с офицерами подходили к полосе тумана. И чем ближе, тем все острее испытывал майор непонятную тревогу. Очевидно, сказывалась неопределенность характера их экспедиции. Им надлежало проверить сообщения многочисленных очевидцев о наблюдавшихся на острове непонятных явлениях. Здесь неоднократно видели НЛО, светящиеся шары, а в некоторых местах люди испытывали беспричинный ужас, им уже чудились всякие привидения... Но каким образом можно проверить эти, мягко говоря, факты с помощью отделения солдат, майор даже представления не имел. Однако, если нечто подобное им все-таки встретится, он уж церемониться не станет — на сей счет инструкции даны ему четкие...

Туман оказался настолько густым, что в нескольких метрах человека едва можно было различить. Майор приказал солдатам не растягиваться и находиться на расстоянии друг от друга в пределах видимости, не разговаривать и тщательно наблюдать за местностью.

Туман оборвался неожиданно, и офицеры увидели впереди высокий забор. Майор мог поклясться, что в этом районе острова никакого забора быть не могло, и никто никогда не упоминал ни о чем подобном. Еще не понимая, может ли это открытие чем-нибудь грозить, он подал знак остальным быть предельно внимательными, оружие держать наготове. Однако сколько они ни прислушивались, никаких подозрительных звуков из-за ограды не уловили. Подпрыгнув, майор повис на заборе и осторожно подтянулся на руках. Он увидел у подножия невысокого скалистого холма деревья, похожие на пальмы; рядом находился шар метров пяти в диаметре и переливался матово-серебристым блеском, неподалеку стояли три человека; на поясе у каждого висело оружие, напоминающее детский лазерный пистолет, но приличных, не игрушечных, размеров. Это было уже серьезно.

Спрыгнув на землю, майор приказал бесшумно двигаться вдоль забора, оружие снять с предохранителя и быть готовыми к бою. Почему он вдруг все так однозначно решил, майор вряд ли мог объяснить и самому себе. В голове засело одно: там вооруженные люди, одетые не «по-нашему», а дальше в соответствии с этим выводом доведенные до автоматизма действия — попробуют оказать сопротивление, откроем огонь. И когда цепь солдат оказалась перед широким проемом в заборе, майор махнул пистолетом, и все молча ринулись к сверкающему шару. Люди, стоявшие рядом, лишь сделали попытку достать свое странное оружие, как были срезаны автоматными очередями.

Приказав ничего никому не трогать, майор обыскал трупы, вынул у одного из-за пояса длинную толстую трубку с ручкой и несколькими разноцветными кнопками на ней. Поведя дулом в сторону, он направил его в песок и нажал одну из кнопок, но... ничего не произошло. Не последовало ни лазерного луча (майор почему-то ожидал именно его), ни даже выстрела.
— Вот это да, — присвистнув от изумления, стоявший рядом офицер присел на корточки и дотронулся до темного пятна на песке. Но тут же отдернул руку, словно обжегся. Теперь и остальные заметили небольшое, становившееся прямо на глазах коричневым пятно спекшегося песка. И это всего за несколько секунд! Какая же температура нужна для этого?
— Товарищ майор, за шаром вход в пещеру обнаружили...

Темный проем в скале был достаточно широк, чтобы разом могли пройти несколько человек. Майор махнул рукой офицерам, чтобы они проверили, что внутри. Сам он на этот раз решил не торопиться, подсознательно уже догадываясь, что судьба столкнула его с чем-то таким, чего не сумеешь понять до самой смерти. Зато вероятность встречи с ней здесь самая что ни на есть высокая. И оказался прав...

Они вошли в небольшой зал, уставленный длинными столами, с непонятной аппаратурой, в центре которого, очевидно, находился пульт управления. За столами, склонившись над приборами, сидели облаченные в темные комбинезоны огромные существа более чем двухметрового роста, внешне очень похожие на людей. А вдоль столов прохаживались (некоторые толпились у центрального пульта) маленькие человечьи в серебристых комбинезонах — суетливые карлики ростом метр с небольшим. Зал был залит ровным светом, льющимся неизвестно откуда. И тут тишину разорвали автоматные очереди. Было видно, как падали в проходах между столами заметавшиеся карлики, однако пули совершенно не причиняли вреда двухметровым существам. Они-то и дали отпор нападавшим...

Майор предусмотрительно зашел в пещеру последним. Теперь он оказался в самом выгодном положении при отступлении, которое обернулось паническим бегством.

Однако самое поразительное в этой истории то, что предпринятый буквально через несколько дней новый поход в этот район оказался безрезультатным. Прочесав вдоль и поперек весь остров, военные не обнаружили ни забора, ни диковинных деревьев, ни шара — НЛО, ни пещеры, оборудованной ультрасовременной электронной аппаратурой.

Прочитав, я взглянул на невозмутимо курившего моего знакомого и спросил:
— Ну и какой же процент достоверности всего этого? Откуда такие данные?
— Этот самый майор и рассказал, — усмехнулся он. — Почти два года мол
чал, теперь вот...

Второй случай не имел ничего общего с первым.
Июльскими днями 1870 года в селе Быково Тверской губернии прокатились слухи, что местный дорожный инженер нашел клад. И многие считали эти разговоры далеко не беспочвенными. Всем давно было известно, что у священника сельской церквушки, находившейся в четырех верстах от села, имеется тайная карта, на которой помечено, где тот клад захоронен. Однако карту эту, естественно, никто и в глаза не видел, а подобные россказни молодые слыхали еще от своих отцов. Так что, где правда, а где ложь, сказать было трудно. Но факт оставался фактом (и на это все селяне обратили внимание): инженер зачастил в церковь. Не однажды видели его со священником, они подолгу простаивали вдвоем с хмурыми лицами и неизвестно о чем секретничали.

И вдруг инженер стал нанимать мужиков в селе для каких-то работ. Отобрал меньше десятка, велел им взять необходимый инструмент и повел неизвестно куда...

Они не прошли и двух верст, когда у распадка, заросшего ивняком, инженер остановился и сказал:
— Здесь копать будете яму в ширину аршина (Аршин — 71, 12 сантиметра.) на три, а в глубину — пока не скажу достаточно. Все поняли?

Сам сбросил форменный китель, уселся на камень и, достав портсигар, закурил, напряженно глядя, как ловко и быстро орудуют ломами и лопатами мужики. Грунт здесь был тяжелый, каменистый. Вскоре они поскидали рубахи, и темные от загара спины их залоснились от пота. А ближе к полудню — и вообще выбились из сил. Угораздило их прямо в центре раскопа наткнуться на громадный валун — ни расколоть нечем, ни обойти нельзя. Однако инженер нисколько, казалось, не был этим обескуражен. Спустившись в яму, он очистил от земли край камня — тот засверкал, как полированный, и приказал откопать его полностью, не повредив.

Через час с небольшим инженер остановил работы и отослал мужиков в село на обед, оставив с собой лишь трех человек. Он долго задумчиво смотрел на «валун» правильной овальной формы и отливающий серебром, догадавшись, что это искусственное сооружение. Откопать же нечто подобное он никак не ожидал. Наконец инженер медленно исследовал гладкую овальную стенку, заметив по едва видимой правильной линии вроде бы контуры двери. Мужики молча наблюдали за ним. А он уже изучил неприметную дверь, стараясь найти замок или запоры, чтобы открыть ее. И нашел — непонятные и хитрые. Но едва начал с ними возиться, как совсем рядом зазвучала музыка. Испуганные восклицания мужиков заставили инженера обернуться. На краю распадка он увидел три человеческие фигуры в длинных белых одеяниях — двух парней и меж ними седобородого старца.
— Закопайте все, как было, — спокойно и строго произнес старик, — и уходите отсюда побыстрее...
В тот же момент все трое пропали, будто их и не было.

Инженеру помогли выбраться из ямы мужики — его била нервная дрожь, пот градом катил по бледному лицу. Крестясь и шепча молитвы, крестьяне закидали треклятый «валун».

Прошло тридцать лет. Июльским вечером 1900 года мимо этого места шли девушки из церкви домой, в село Быково. Неожиданно первые три исчезли одна за другой на ровном открытом месте. Закричав от ужаса и ничего не соображая, остальные девушки побежали в село, подняли всех на ноги. Пропавших искали почти два месяца, но так и не нашли...

Первое, что мне пришло в голову: трое крестьян оставались с инженером, когда старец заставил их прекратить раскопки, и три девушки исчезли на этом же самом месте спустя тридцать лет. Не существует ли здесь какой связи? Должна быть! Тем более что нечто подобное я читал уже не раз. Я порылся в папке и нашел письмо, присланное мне совсем недавно.

Чудовище

Во-первых, своего имени я не называю, во-вторых, прошу верить мне на слово, так как никаких доказательств случившегося представить не могу.

Произошло это в конце августа. Я волею обстоятельств оказался в довольно глухом, по меркам Донбасса, месте. Шел по проселку, когда меня обогнали «Жигули». Л по дороге, метрах в трехстах, навстречу двигался трактор «Беларусь» с прицепной платформой. Вдруг «Жигули» вильнули вправо и... исчезли. Я от неожиданности и удивления разинул рот. Когда подъехал трактор, я остановил его и спросил тракториста, видел ли он легковушку.
— А как же, дядя, — засмеялся тот.
— Где же машина?

Парень оглянулся, лицо его сразу вытянулось, и он растерянно произнес:
— А и правда, — побледнел, задергал рычагами и крикнул: — Дядя, давай отсюда. От греха подальше...

Но меня словно неведомая сила приковала к месту. Напуганный тракторист уехал, а я все стоял. И тут увидел... Над тем самым местом, где исчезла машина, появилось нечто необъяснимое: не то пролом какой-то, не то ниша в воздухе образовалась. И в ней я увидел залитое оранжевым светом пространство. Там громоздились крупные сооружения — в форме кубов, усеченных пирамид, шаров. И двигались спиральные фигуры. Они были вроде о двух ногах, о двух руках, во с головами, похожими и не похожими на огромные сосновые шишки. Эти длинные и тонкие существа изредка останавливались, жестикулировали, слышался отчетливый гул, какой обычно у нас сопровождает толпу.

Я наблюдал эту картину, совершенно обалдев. По спине у меня мурашки забегали. Еще не опомнившись от сковавшего меня удивления и все усиливающегося страха, я вдруг увидел, что из «оранжевого окна» выплывает — именно выплывает! — какая-то тварь. Верхней своей частью она была похожа на скользкий, бородавчатый туго набитый матрац, причем где-то впереди торчала голова, напоминающая жабью, только в несколько раз больше. А нижняя часть этой твари состояла как бы из полупрозрачного вещества, пронизанного не то жилами, не то проводами. Вещество перекатывалось подобно воде, и тварь, пульсируя таким образом, двигалась. По своим габаритам она была гораздо больше коровы или лошади.

Я не в силах был сдвинуться с места. Чудовище «наплывало» на меня, я мог уже рассмотреть на его морде что-то вроде глаз — тусклых, с тупым, холодно-свирепым выражением. Тварь, однако, «пропульсировала» мимо меня. И тут, обернувшись ей вслед, я обнаружил в стороне невесть откуда попавшую сюда козу. Коза громко орала, но с места не двигалась. Тварь, широко раскрыв пасть, вдруг обдала козу густой светло-желтой пенистой струей. Замирая от страха, чувствуя, что тошнота подкатывает к горлу, я увидел... Свалившаяся коза стала на моих глазах превращаться в студенистую массу. И тогда хищная тварь, отвратительно чавкая, принялась пожирать этот «студень». Ни рогов, ни копыт, ни костей или шерсти — ничего не осталось. Все «расплавилось»! Подгоняемый паническим ужасом, я бросился бежать, но почему-то к этому самому «окну». И почти сразу же налетел на два, движущихся мне навстречу, объекта. Каждый из них был на двух шарнирных «ногах», со многими гибкими, как шланги, щупальцами, а вверху у каждого на трех стержнях-«шеях» торчали правильной формы шары, гладкие и блестящие. Я успел лишь подумать, что это, очевидно, роботы, как один из них оттолкнул меня в сторону. Не обращая больше на меня никакого внимания, роботы стали прикасаться щупальцами к телу чудовища. Посыпались искры — голубые, долго не гаснущие. Тварь издала что-то похожее на хриплое мычание в, пульсируя, ринулась в «окно». Туда же, вслед за ней, скрылись и роботы...

Я как бы очнулся и увидел, что стою один-оденешенек на том же месте, где исчезли «Жигули». И никаких «ниш», «окон» и аномалий вокруг. Лишь там, где недавно паслась коза, темнело влажное пятно, примерно около метра в диаметре, от голой земли поднимался парок. Я со всех ног бросился к трассе...

Случай этот произошел в Луганской области, о нем поведала своим читателям районная газета «Народная трибуна». Однако автор письма, приславший газету, сообщает, что такое место действительно у них существует. И местные жители уверяют, что подобное вполне могло произойти. Выходит, случай-то не первый? Что же это за «оранжевое пространство»? И не такое ли (возможно, бесцветное) поглотило девушек в 1900 году в Тверской губернии?

Вот эти и некоторые другие материалы, требующие тщательной проверки на контакте с Высшим Разумом, я и отложил на пару недель до очередной встречи с Малеволь в Санкт-Петербурге. Изменила мои планы в одночасье другая маленькая давнишняя газетная заметка. И теперь, лежа на верхней полке купе и слушая полночные разговоры пассажиров, я не мог заснуть и из-за событий, происшедших в английском городке Кентербери 18 июня 1178 года. Как ни странно, но...

В тот день было новолуние, и вечером толпа зевак любовалась ярким лунным серпом, сиявшим на западной стороне неба. И вдруг верхняя часть серпа раскололась. «Из трещины, — зафиксировал в летописи местный монах, очевидец необычного явления, — выбросился яркий факел, от которого разлетались пламя, горячие угли и искры, месяц бился и извивался, как раненая змея». Вскоре, однако, Луна приобрела свой обычный вид.

Спустя более чем 800 лет с этим аномальным фактом ознакомился научный сотрудник космического центра НАСА (США) Джек Хартунг, и он его сразу озадачил: уж не астероид ли огромной силы ударил тогда по Луне? И предположил: если подобный случай и произошел в конце XII века, то упасть астероид, по расчетам, мог лишь на невидимой стороне Луны, там и должен остаться след от его падения — приличный по размерам кратер.

Но больше, очевидно, чем сотрудника НАСА, заинтересовало это давнишнее и из ряда вон выходящее событие меня. Во-первых, потому, что оно касалось Луны, о которой мне было уже немало известно из рассказов контактеров с Высшим Разумом, а во-вторых, именно имеющаяся у меня информация о Луне и позволила усомниться в выводах американского ученого — такой крупный астероид просто не мог достичь поверхности Луны. Почему?
С этого вопроса все и началось. Что нам сегодня известно о Луне? Радиус ее — 1738 илометров, возраст -4,6 миллиарда лет. Существуют различные теории образования Луны. Считается, например, что Луна и Земля — «братья», появившиеся одновременно. Но есть и предположение, что Луна — часть Земли, ее огромный осколок... По теории японского профессора Накадзава, Луна является «пришельцем», попавшим вследствие притяжения Земли на ее орбиту. «Вращающаяся вокруг Земли Луна раньше была планетой Солнечной системы» — с такой гипотезой выступила группа японских ученых во главе с почетным профессором университета Киото Тюсиро Хаяси. Согласно их гипотезе, много лет назад Луна могла быть «захвачена» Землей, когда однажды приблизилась к ней. А до этого, как заявляют ученые, Луна вращалась вокруг Солнца, и ее орбита, вероятно, находилась между орбитами Земли и Венеры...

Наконец-то пассажиры в купе угомонились, выключили свет, и оно озарилось бледным лунным сиянием. Я повернулся к окну, надеясь увидеть диск полной Луны. В последние дни я часто и подолгу смотрел на нее, словно пытался отыскать на пятнистой ее поверхности доказательства того, что мне о ней стало известно с помощью контактеров В.Малеволь и Г.Амуни.

По данным Высшего Разума, человек появился на Земле 14,6 миллиона лет назад. То был первый круг земных цивилизаций. А второй начался 8,8 миллиона лет назад. Поэтому можно считать, что Луна появилась на земном небосклоне совсем недавно. В ее создании принимали участие очень многие Внеземные Цивилизации, и не только гуманоидного типа. Рождалась Луна в пределах Солнечной системы, недалеко от Сатурна. Однако «монтаж» ее, если можно так выразиться, транспортировку, а затем и установку на орбите осуществляла лишь одна Внеземная Цивилизация, обладавшая определенными техническими возможностями. С этого момента и исчисляется возраст Луны — чуть больше 100 тысяч лет, за которые внешне она стала выглядеть совершенно естественным небесным телом, подчиняясь всем физическим законам.

Луна была создана ВЦ как база для наблюдения за Землей, поэтому в лунных недрах появились многочисленные сооружения — научные лаборатории, исследовательские центры, жилые комплексы.

Однако своим появлением Луна вызвала на Земле глобальные катастрофы — наводнения, извержения вулканов, землетрясения, серьезные изменения в климате. Потребовалось 5 тысяч лет, чтобы на Земле установились новые климатические условия. Если в до-лунный период Земля делала оборот вокруг своей оси за 18 часов, то теперь сутки длились уже 24 часа. Но это сделало возможным в дальнейшем увеличить среднюю продолжительность жизни человека на нашей планете. Если все так действительно и было, то человек долунного периода здорово отличался от нас — почитателей Луны, без которой жизнь нам кажется просто невозможной. Но ведь это на самом деле так и есть. К Тому же Луна влияет не только на живую природу, но и на минеральный состав нашей планеты. Так что историю создания Луны, ее значения для Земли и человечества еще предстоит написать. И вероятнее всего — под диктовку Высшего Разума.

О том, чем занимаются Внеземные Цивилизации в своих лунных лабораториях, удалось частично выяснить через контактера Малеволь совершенно случайно. Мы с ней отрабатывали вопросы по выходу человека в тонком теле. То, что наше физическое тело имеет несколько, так сказать, энергетических двойников, известно давно, а сегодня ученые пытаются подтвердить это и экспериментально. Выход тонкого (или астрального) тела из физического, то есть отделение энергетического двойника, у людей частенько спонтанно происходит во сне. Однако некоторые способны выходить в тонком теле (путешествовать) и сознательно, в бодрствующем, так сказать, состоянии. Об этом мы с Малеволь и говорили. Рассказала она и о собственном полете в тонком теле на Луну. Конечно, это было не первое ее такое «путешествие», но утром она просыпалась с мыслью о том, что спала, как всегда, без сновидений. И вот недавно контактеры ВЦ впервые «позволили» Малеволь вспомнить, где она была, что видела. И больше всего ее поразил сам полет в тонком теле, неестественность и непривычность состояния, которое она при этом испытала. Поэтому большую часть ее рассказа занимало описание ощущений во время полета. Но, очевидно, тому, кто ни разу не прочувствовал ничего подобного, восторг Малеволь показался бы чуждым и мало понятным.

Оказавшись на Луне, Малеволь вместе со своим провожатым, контактером ВЦ, попадает в одно из помещений внутри Луны, представляющее собой огромный зал высотой этажей в шесть. И первое, что ей бросилось в глаза, это земные деревья — высоченные пальмы, окружавшие зал по периметру. Самое удивительное, что пальмы росли прямо из земли, и это Малеволь просто поразило.

Зал был устлан красным ковром с вытканным в центре золотым солнцем с лучами. Здесь стояли семь столов овальной формы, крышки которых были сделаны из материала, похожего на толстый черный плексиглас. Вокруг каждого стола — семь кресел. Покосившись на своего провожатого, Малеволь подумала, что все это напоминает ей ресторанный зал. И тут же ОН ей мысленно ответил: «Это зал — форвард». Малеволь стало смешно: «А кресла зачем? Если представитель какой-нибудь цивилизации окажется медузой, что ему в кресле делать?» — «Нет,— отвечает ОН ей телепатически, — Луну колонируют только гуманоидные цивилизации...»

Тут сбоку открылась какая-то дверь, и они вошли в другое помещение, но тоже очень большое: вверх уходили лестницы, поднимались металлические конструкции, все это переплетали шланги, тросы — разобраться во всем этом было довольно сложно. Да еще давило на психику нагромождение вокруг столов, приборов, ящиков... Правда, ОН сразу пояснил, что это лаборатория, а вдаваться в подробности Малеволь не стала. Она обратила внимание на стоящую в стороне стеклянную банку в полметра высотой и такую же в диаметре, в которой находились два каких-то полупрозрачных существа, по форме напоминающие древние палицы. Очевидно, они были живые, потому как слегка раскачивались из стороны в сторону. В жидкости плавали какой или нет, Малеволь не поняла. Однако, как биологу, ей очень хотелось узнать, что это такое. Оказалось, что существа эти — нечто среднее между животными и растениями и нужны они на тот случай, если ИМ, то есть ВЦ, как поняла Малеволь, не удастся предотвратить на Земле гибельную для человечества катастрофу. Тогда оставшимся в живых людям подобные существа станут и пищей, и жидкостью для утоления жажды одновременно...

Какая конкретно имелась в виду катастрофа, Малеволь уточнять не стала. Через несколько шагов она снова увидела такую же банку, где сидели два ежика-подростка. Чуть поодаль стоял аквариум размером с журнальный столик, в котором находился утконос. Первая мысль Малеволь была о том, что ОНИ хотят сохранить генофонд исчезающих на Земле животных, к ним утконос и относился. Но ей объяснили, что для НИХ это генетический материал — клетки используются для экспериментов. За аквариумом с утконосом Малеволь увидела клетку с ехиднами. И вот тут-то ее осенило. Она вдруг поняла, для чего нужны были ИМ эти земные животные...

Но через секунду Малеволь уже забыла о своей догадке. К ним приближался молодой человек в белом халате, с каким-то прибором в руках. Остановившись, он в упор взглянул на Малеволь, но ее не видел, а смотрел как бы сквозь нее. «Мы в тонком теле для него невидимы», — пояснил ОН, и Малеволь почему-то облегченно вздохнула. Оглянувшись, она заметила другого человека, тоже в белом халате, но уже пожилого, с заметной сединой в волосах. Он тяжело поднимался по лестнице. Для Малеволь показалось странным, что одет он был в костюм пятидесятых годов. Она сразу спросила, что это за люди, что здесь делают, и с удивлением обнаружила на ЕГО лице явное замешательство. После минутного молчания ОН коротко пояснил, что это — земные ученые, в разное время доставленные на Луну с их согласия для исследовательской работы. А на Земле они считаются без вести пропавшими...

На этом «сон» Малеволь и закончился. Однако совсем недавно она рассказала о нем человеку серьезному, почтенного возраста, которому доверяла, тому, кто с юных лет обладает способностью сознательно выходить в тонком теле. Выслушав Малеволь, он усмехнулся и сказал, что в ее рассказе нет ни капли вымысла. Однажды он тоже оказался в тонком теле на поверхности Луны. И вдруг увидел человека в скафандре, склонившегося .над каким-то прибором. Тогда ему и пришла в голову шальная мысль подойти и спросить у него, который час. Но лишь эта мысль промелькнула, человек в скафандре резко обернулся... Да, он давно уже знает, что люди на Луне есть.

Все эти контактерские истории породили у меня массу вопросов. Но больше всего интересовало одно: что можно было узнать о земных ученых, работавших и, возможно, работающих до сих пор на Луне? Но именно об этом Высший Разум давать информацию в то время не захотел. Спустя месяц я этот же самый вопрос задал московскому контактеру Геннадию Амуни, мало надеясь на то, что ему откроют подобную информацию. Ответ его меня ошарашил: Высший Разум может рассказать о земных ученых на Луне, но только о тех, кто уже умер.
Несколько часов спустя разрозненная информация Высшего Разума начала складываться в некую картину.

Итак, первый ученый, о котором удалось узнать, был З.Клозер (мать — еврейка, отец — немец). Семья Клозер переехала из Германии в Россию, в Петербург, в 1862 году, когда Клозеру исполнилось примерно лет семь. Это были образованные люди, давшие надлежащее воспитание и сыну. Он закончил университет, стал физиком, женился и уехал в Воронеж. Здесь Клозер поступил на работу в одну из научных физических лабораторий, где проводились всевозможные опыты. В то время подобных лабораторий существовало совсем немного, и представителям Внеземных Цивилизаций не стоило большого труда вести за деятельностью их сотрудников постоянное наблюдение. В 1910 году Клозер попадает в их поле зрения. Но далеко не случайно. Тайно от сослуживцев он ведет серьезную исследовательскую работу, делает научные открытия, ни о чем никому не рассказывая. Да это и понятно. Кругом волнения, неразбериха, революция, вскоре лабораторию ликвидируют, а Клозер остается без средств к существованию. Умирает его жена, детей у них не было, и он уезжает в деревню. Там его и застает гражданская война, принесшая с собой голод, смерть, грабежи и насилие. Шел 1924 год. Отчаяние 70-летнего Клозера доходит до предела. И вот в один из вечеров к нему неожиданно заявляется незнакомый человек, делится куском хлеба, ничего не требуя взамен. В тот момент Клозер плохо соображал, что говорил ему незнакомец о его научных трудах, да и вообще откуда мог узнать о них. А тот вдруг стал предлагать Клозеру продолжить его научные изыскания... на Луне. Нет, очевидно, Клозер просто ослышался, незнакомец вовсе не походил на сумасшедшего...

Через несколько дней этот странный субъект появился снова с целым караваем хлеба, которым щедро поделился с голодным стариком.
— Ну как, вы подумали над моим предложением? — спросил он, внимательно и участливо глядя на Клозера.
— Предложением? — искренне удивился старик, разомлевший от еды, и тут же, очевидно, вспомнив, лукаво хихикнул. — Да уж конечно, конечно, со всем моим удовольствием. Значит, на Луну-с, я вас правильно понял?
— Вы мне не верите? — мягко улыбнулся незнакомец. — Да это и не обязательно...
— Что вы, что вы, — почему-то обеспокоился Клозер, вероятно, боясь обидеть доброго человека, — Мне ведь терять нечего, я одинок, жизнь свою, считай, прожил... Так что я к вашим услугам...
— Ну и отлично, — мужчина посерьезнел и поднялся. — С собой возьмите только рукописи, необходимые книги...

Ночь стояла лунная и настороженная. Они пошли огородами к реке, за которой начинался лес. Перейдя по шаткому деревянному мостику, Клозер невольно поднял голову и взглянул на сияющий серп. «А что, если он правду говорил про Луну?» — неожиданно подумал Клозер, и его охватил непонятный страх. Хотя чего вдруг испугался, объяснить вряд ли смог бы.
— Вот мы и пришли...

Впереди за редкими деревцами на небольшой полянке Клозер увидел серебристую полусферу, от которой исходило мягкое сияние, и двух человек в таких же серебристых комбинезонах, спешивших им навстречу. Подойдя, они улыбнулись Клозеру, как давнему хорошему знакомому. Он пожал им руки, и страх моментально исчез...

Клозер умер на Луне в возрасте около ста лет в 1954 году.

Эта история навела меня на довольно мрачную мысль: неужели действительно талантливым людям на Земле уже нет возможности отдавать свои силы и знания на благо человечества? Вряд ли кто хватился в 1924 году в воронежской деревне одинокого старика, когда вокруг гибли и пропадали тысячи молодых. А вот для представителей ВЦ, очевидно, это очень важно — ведь в данном случае пожилого человека на Земле уже ничего не держит и ему легче смириться с пребыванием на другой планете.

Когда я попросил Амуни связаться с Высшим Разумом и выяснить, прав ли я в своей догадке, ему ответили: и да, и нет! Это означало, что на самом деле здесь все гораздо сложнее. Может, поэтому и рассказали нам о судьбе другого ученого, физика-ядерщика, работавшего инженером на военном заводе в Уфе. В жизни его произошли трагические события, и в 1946 году, в возрасте 36 лет, он вынужден был дать согласие продолжить научную деятельность на Луне. Но главное — у него остался сын, который сейчас работает научным сотрудником в одном из научно-исследовательских институтов под Смоленском. Он вырос в детдоме и вряд ли знает правду о своем отце...

Этот физик умер на Луне в 1980 году. Занимался он усовершенствованием энергетической защиты Луны. Хотя она и имела защитное поле с момента своего создания, оно постоянно совершенствовалось. Может показаться странным, но существенный научный и практический вклад внес в это дело именно земной ученый, физик из Уфы.

Вот почему, опираясь на эти гипотетические пока данные, я не мог согласиться с американскими учеными, вернее, их однозначной трактовкой описанного в летописи явления, случившегося 18 июня 1178 года. Ведь энергозащита Луны ставилась именно против крупных небесных тел, способных нанести непоправимый урон тем, кто на ней работал. Но тогда что же случилось на Луне 18 июня 1178 года?

В числе множества вопросов, которые мне предстояло выяснить и перепроверить с Малеволь, был и этот. Однако не меньше меня интересовали и другие. Например, кто были те незнакомцы, которые в самые трудные минуты жизни для Клозера и физика-ядерщика из Уфы неожиданно появлялись, предлагали «эмигрировать» на Луну и исчезали?

Не так давно попал мне в руки испанский журнал «Mas alia», в котором несколько лет назад была опубликована статья уфолога С.Франкседо «Они здесь! Отсюда они за нами наблюдают!». Эти слова принадлежат американскому астронавту Н.Армстронгу, первому землянину, ступившему на поверхность Луны 21 июля 1969 года. По утверждению С.Франкседо, «пока уфологи спорили о том, подлинные или фальсифицированные получаемые ими из разных концов света фотографии НЛО, правду или нет рассказывают вступавшие с инопланетянами в контакт люди, пришельцы уже давно жили среди нас и успели «убедить» правительства наиболее развитых государств в необходимости сотрудничества». Это была цитата автора из «Доклада Матрикс», сделанного в конгрессе США. Как ясно указывает С.Франкседо, договоренность с инопланетянами была достигнута правительствами США и СССР еще в конце 60-х — начале 70-х годов.

А если эта информация подтвердится?

А. Глазунов

Просмотров: 31712