Кровные братья

01 мая 2002 года, 00:00

Символ триады - Дракон

История существования тайных обществ, являющихся для такого государства, как Китай, явлением достаточно характерным, насчитывает не одно тысячелетие. Подавляющее большинство из них, в силу своей глубокой законспирированности, никогда не станет достоянием гласности. Но было в истории Поднебесной одно тайное общество, о существовании которого знает сегодня едва ли не весь мир. Деятельность «Триады», влиятельного и весьма разветвленного тайного образования, созданного в Китае более трех веков назад и существующего и поныне, получила известность благодаря широкому национально-освободительному движению жителей срединной империи против засилья вторгшихся на ее территорию маньчжурских племен.

Вторжение это стало возможно вследствие тяжелейшего продовольственного кризиса, охватившего страну в начале XVII столетия. Повальный голод и огромное количество человеческих жертв привели Поднебесную к гражданской войне, длившейся почти 16 лет. Восставшие, число которых в начале 40-х годов достигло более миллиона, объединились в повстанческую армию под предводительством Чжуан Вана и под лозунгом «Благородным и простолюдинам — равные земли» в апреле 1644 года захватили Пекин. Последний император правившей с 1368 года китайской династии Мин — Сыцзун, предвидя последствия народного гнева, предпочел повеситься в парке императорского дворца. И в результате гнев этот обрушился на высшую аристократию, которой за страдания народа пришлось расплатиться жестокими пытками и казнями нескольких сот сановников.

Дальнейшее развитие событий в охваченной волной народного гнева Поднебесной было связано с усилением влияния маньжуров, начавших войну с Китаем еще в начале XVII века. Тяжелая ситуация, сложившаяся в стране, позволила им окончательно свергнуть китайскую династию Мин. В 1644 году Абахай — 14-й сын основателя маньчжурского государства Нурхаци, утвердился на императорском троне в Пекине, положив тем самым начало правлению манчьжурской династии Цин. Но китайцы не желали мириться с господством завоевателей, хотя массовый отпор нашествию давали в основном крестьяне, к которым, впрочем, примыкали ученые, философы, некоторые чиновники и купцы. До середины XVII столетия крестьянские восстания не носили религизного характера, а потому роль объединяющего начала в них издавна играли тайные общества. Не раз во главе поднимаемых восстаний стояли «Тянди хой» («Общество неба и земли»), «Саньдянь хой» («Общество трех точек») и многие другие секретные образования. Но после маньчжурского завоевания ситуация несколько изменилась. Деятельность тайных обществ, помимо главной цели — свержения маньчжурского ига, стала носить достаточно выраженную религиозную окраску. И ведущая роль в этом процессе принадлежала «Триаде», которая своим появлением на свет была обязана Шаолиньскому монастырю, расположенному в 80 километрах от города Чжэнчжоу (административный центр современной провинции Хэнань).

Возникновение «Триады»

...В 495 году до н.э. в Китае появился индийский монах Ба Туо, как называли его китайцы. Он пришел, чтобы донести до житетей Срединного государства учение Будды. И именно он заложил первый камень в ставший всемирно известным монастырь Шаолинь, а спустя недолгое время в Шаолине появился другой буддийский проповедник, под китайским именем Да Мо, также прибывший из Индии. Он начал усердно призывать своих прихожан к тому, чтобы те отстранялись от мирских забот и как можно глубже, как того требовало учение Будды, погружались в самосозерцание. Однако вскоре он заметил, что большинство его последователей во время процесса «погружения в самих себя» просто засыпали. И тогда Да Мо придумал комплекс физических упражнений, не позволявший прихожанам засыпать.

В I веке до н.э. монах Квой Пе создал единую систему самообороны — «тайцзицюань», или «искусство длинного кулака». В дальнейшем к этой системе были добавлены многочисленные приемы самозащиты и нападения, а спустя еще какое-то время она была взята на вооружение императорскими генералами, которые, несколько унифицировав и упростив ее, дали ей название «ушу» (или «у-шу»).

В VI веке в монастыре появился очередной индийский монах под китайским именем Ца Му, который за святость, религиозное рвение и безграничную преданность «тайцзицюань» был прозван Бодитхармой. Благодаря его усилиям уже существовавшая система обогатилась целым комплексом приемов по мгновенному превращению «внутренней энергии» в физическую и стала, собственно, тем, что теперь известно как «кунфу» («кун-фу»).

...В 1674 году маньчжуры предъявили обитателям Шаолиня ультиматум — открыть ворота монастыря и присягнуть на верность династии Цин, но монахи требования захватчиков отвергли. На протяжении практически 10 лет 128 шаолиньских монахов успешно отбивали атаки вооруженных до зубов захватчиков. И кто знает, чем бы закончилось это противостояние, если бы не предательство, в результате которого цитадель сопротивления пала. Лишь 18 храбрецов смогли прорваться через вражеское кольцо, однако уйти от преследования удалось только пяти. Эти «пять предков», как их стали называть впоследствии, основали тайное общество «Саньхэ хой» («сань» по-китайски — «три», «хэ» — «сообща, вместе», отсюда — «триада», и плюс «хой», что значит «союз, общество»), иначе говоря, «Союз триады» или «Общество триады». Почему именно «триада», а не «пятерка», ведь монахов было пятеро?

...Давным-давно во Вселенной царил хаос — туман, состоявший из мельчайших частиц. Со временем более легкие из них, светлые, олицетворявшие мужское начало, поднялись вверх и образовали Небо. А более тяжелые, темные, символизирующие начало женское, опустились вниз и стали Землей. Впоследствии благодаря взаимопроникновению этих двух начал появился Человек. Так и возникла «Триада» — Небо, Земля, Человек. Гармоничное же взаимодействие между ними, по глубокому убеждению китайцев, предопределяет все, что творится в мире, — от самых незначительных событий до величайших.

«Пятеро предков», посчитав, что воцарение маньчжуров нарушило многовековую гармонию существования Вселенной, решили свергнуть власть чужеземцев и восстановить на китайском троне династию Мин. Декларируемые «Триадой» антиманьчжурские лозунги принесли обществу высокий авторитет и популярность, а потому его многочисленные ответвления вскоре стали появляться по всему Китаю. В итоге Срединная империя постепенно стала жить по сложившейся в то время поговорке: «Власти опираются на закон, народ — на тайные общества».

Экспансия

Дальнейшее развитие и активизация деятельности «Триады» и близких к ней по целям, задачам и духу обществ было связано с первыми волнами китайской эмиграции, пришедшимися на самое начало 40-х годов XVIII века. Сначала ее ответвления распространялись в так называемых общинах хуацяо в странах Юго-Восточной Азии и Гонконге, затем в Австралии, на Филиппинах, далее же проникли в Северную и Южную Америку, а также в Европу. Столь бурному процессу распространения способствовало то обстоятельство, что «Триада» постепенно получала все более широкий доступ к весьма солидным финансовым источникам и столь необходимому ей для борьбы с маньчжурским режимом оружию.

Количество ответвлений неуклонно росло и ширилось и в самом Китае, и в конечном итоге филиалы общества, действующие буквально по всей стране, превратились в своеобразные институты местного самоуправления, забрав в свое ведение и административно-судебные функции. Постепенно цели «Триады» перестали ограничиваться только антиманьчжурским сопротивлением, в сферу ее влияния начали попадать и другие общественно-политические процессы, например противодействие проникновению на территорию Поднебесной так называемых «белых дьяволов», то есть европейцев, а особенно англичан, способствовавших распространению в Китае опиума.

Движение сопротивления «Триады» маньчжурскому режиму отнюдь не было пассивным. Некоторые ее отделения неоднократно предпринимали попытки организации народных восстаний, которые, впрочем, из-за разрозненности и глубоко укоренившейся конспирированости, как правило, жестоко подавлялись правящими властями. Одним из примеров тому послужило поднятое «Триадой» в начале XIX века восстание, получившее название Восстание Красных Тюрбанов. Подавлено оно было с редкой жестокостью — казнены сотни тысяч заговорщиков, причем со средневековой жестокостью: восставших сотнями закапывали в землю живьем, медленно и мучительно удушали, большинство же было обезглавлено.

Победа

И тем не менее то, чего так долго добивались организаторы и все без исключения посвященные «братья», входящие в «Триаду», все-таки свершилось: в 1911 году ненавистный маньчжурский режим, просуществовавший на территории Поднебесной почти три столетия, пал и власть китайцев была восстановлена, а в 12 февраля 1912 года была провозглашена Китайская республика.

«Триада» со стороны вновь сформированного правительства получила совершенно официальное признание и... начала деградировать. Годы репрессий, гонений и массового уничтожения ее членов не прошли для этой влиятельнейшей организации даром — недавние «братья», почувствовав вкус свободы и власти, начали конкурировать между собой с достойной лучшего применения жесткостью и даже жестокостью, все более утверждаясь на позициях коррумпированных сообществ гангстерского типа. Все эти тенденции практически довершили переход «Триады» с изначально патриотической и национально-освободительной деятельности к криминальной. Хотя было бы наивно полагать, что столь влиятельная и мощнейшая организация, насчитывающая в своей истории не одну сотню лет, основана лишь на принципах, свойственных банальным гангстерским образованиям. Слишком уж серьезный философско-религиозный подтекст лежал в их основе.

Нумерология «Триады»

У шаолиньских монахов основатели «Триады» позаимствовали их древний символ — Дракона, сражающегося с Тигром. Он указывал не только на военный характер тайного общества, но и на его связь с древней китайской философией. Дракон всегда был олицетворением водной стихии и соответствовал знаку Инь, а Тигр — огненной, и знаку Ян. Изображенные вместе Дракон и Тигр символизировали противоположные силы Духа и Материи. Кроме того, в иерархической структуре «Триады», члены которой были распределены по рангам, Дракон соответствовал главе организации. Да и вообще, члены «Триады» общались друг с другом с помощью цифровых кодов. После Головы Дракона (Верховного владыки) с номером 489 шел Управитель, его номер — 438. Далее — Красный посох — 426, затем Сандаловая палочка (ответственный за контакты с другими «триадами») под номером 432, а за ним Веер из белой бумаги (финансы и общие вопросы) — 415. Причем произносились эти цифры только по отдельности — обращаясь к Верховному владыке, говорили не «четыреста восемьдесят девять», а «четыре, восемь, девять». Все коды «Триады» были кратны трем. Но для рядовых членов братства действовал особый код — 49. Объяснялось это тем, что 4х9 дает 36, то есть число клятв, о которых простой «брат» должен был помнить и днем и ночью. Тайный смысл был заложен и в том, что все коды начинались с цифры 4. По древнему китайскому поверью, мир окружают 4 моря, вот до их берегов и должно было простираться влияние «Триады».

Нумерологии в Поднебесной издавна придавалось очень большое значение. Определенные комбинации цифр считались особенно желаемыми и удачными. Истоки этого лежат в китайской космологии, которая учит необходимости стремления к балансу между пассивным Инь и активным Ян.

Символика

Бросив вызов маньчжурскому режиму и предвидя ответные репрессивные меры, основатели «Триады» в соответствии с существующими уже не одно столетие традициями, присущими подобным образованиям, надежно закодировали свое детище. Начать с того, что они наложили строжайший запрет на произнесение вслух истинного названия созданного общества не только на’ людях, но и между собой. С этой целью каждой из его составляющих был присвоен кодовый номер. Так, например, Небо обозначалось цифрой 36, Земля — 72, Человек — 108. Эти цифровые коды не случайно оказались кратны трем. Священный дух «Триады» витал над всеми установками и деяниями общества. Даже сумма вступительного взноса, определяемая персонально для каждого претендента, причем с непременным учетом его финансовых возможностей, обязательно должна была быть кратной трем.

В общении между собой члены подобных обществ широко использовали язык жестов, намеков, иносказаний, особую манеру поведения. «Брат» мог опознать «брата» по особой татуировке и даже по той манере, с которой он держит палочки для еды. Во время застолий принято было обращать внимание на то, какими пальцами и на каком по счету тосте поднималась чаша с вином. Число «участвовавших» в этой процедуре пальцев могло меняться в зависимости от официального титула «брата» или, например, от того, когда происходило это застолье — до или после 20-го дня Лунного календаря.

Церемония вступления

Для того чтобы вступить в «Триаду», необходимо было заручиться рекомендацией одного из «братьев», причем с солидным стажем и безупречной репутацией. Далее неизменно следовала проверка кандидата на вступление «в дело» — его подключали к любым, даже самым сложным операциям, проводимым обществом, не делая при этом никаких поблажек.

Обязательным для каждого претендующего на вступление было знание истории общества, а также присущих ему традиций и обрядов. Нужно было буквально назубок выучивать 21 правило дисциплинарного кодекса, 10 пунктов, касающихся наказаний за их нарушение, а также 36 клятв, которыми каждый «брат» обязывался руководствоваться на протяжении всей дальнейшей жизни. Только пройдя весь необходимый подготовительный период, претендент допускался до официальной церемонии торжественного посвящения в члены общества.

Перед тем как произнести клятвы, новобранцы должны были пройти через трое ворот, временно воздвигнутых в центре церемониального зала. На них размещались транспаранты, первый из них гласил: «Сюда входит только добродетель!». Над вторыми воротами была надпись: «Пред вратами верности и преданности все равны!». Это означало, что общество открыто для представителей всех сословий и классов. Над третьими — «Путь героев Хань пролегает через небесные и земные круги!».

Затем происходило произнесение самих клятв. После каждой из них новобранец втыкал в пол тлеющий конец ароматной палочки так, чтобы она потухла. Тем самым он показывал, что и его жизнь угаснет так же, если он нарушит клятву. Ритуал клятвоприношения венчался сожжением огромного желтого листа бумаги — символического напоминания о желтой мантии, которая, по преданиям, спасла жизнь монахам во время пожара в Шаолине. Пепел от сожженной бумаги аккуратно собирался и помещался в кубок с вином и киноварью. Перед самым завершением церемонии посвящения в зал вносили молодого петушка и вазу в виде цветка лотоса. «Цветок лотоса, — обращался к новичкам Хун Чжан, или Красный посох (третье лицо в «Триаде», блюститель порядка и дисциплины и исполнитель приговоров), — означает богатство и благородство, верность и преданность, увековеченные в братстве Хань. Подлость и предательство будут разбиты на кусочки так же, как этот цветок лотоса». После этого происходил взмах меча, и ваза разлеталась на мелкие кусочки, затем Красный посох вновь поднимал меч и отсекал голову петушку. Петушиная кровь добавлялась в кубок с вином, пеплом и киноварью, а через несколько минут этот кубок пополнялся еще и человеческой кровью. Один из посвященных шествовал вдоль шеренги коленопреклоненных новобранцев и серебряной иглой с толстой красной нитью в ушке прокалывал каждому из них средний палец правой руки. Эта кровь капала в кубок, содержимое которого затем тщательно перемешивалось и разливалось по чашечкам. После того как новобранец опустошал свою чашку, он становился полноправным членом братства.

Восстание боксеров

В 1900-м в Китае разразилось новое движение сопротивления, получившее название Восстание Боксеров. В нем также принимали участие воины «Триады». Но и ему не суждено было принести освобождение борющемуся народу.

Главным итогом предпринятых властями ответных репрессивных мер стало то, что многие члены «братства» вынуждены были не только спасаться бегством за пределы Китая, но и начать прибегать в рамках своей деятельности к чисто криминальным приемам, таким как контрабанда, рэкет и даже пиратские нападения.

«Триада» и власть

...В Сингапуре, в музее первого президента Китайской Республики Сунь Ятсена, хранятся документы, свидетельствующие о его связях с «Триадой». Будущий президент принимал самое активное участие в создании филиала «Триады» в Гонконге — «Чжунводун». В свое время, когда будущий президент был вождем революционного движения, зародившегося в Китае еще в конце XIX века, правящая тогда императрица Цы Си назначила за его голову фантастическое по тем временам вознаграждение — 100 тысяч фунтов стерлингов. Чтобы спасти свою жизнь, Сунь Ятсен направился в Гонконг, а затем через Японию и Филиппины в США. Беглец, разумеется, не мог и предполагать, что для его поимки императрица решилась на беспрецедентный шаг: в обход своей секретной службы она направила китайскому послу в Вашингтоне тайный приказ во что бы то ни стало организовать похищение Сунь Ятсена и дальнейшее его препровождение в Пекин. Но вскоре Сунь Ятсен из Соединенных Штатов перебрался в Англию. Туда же был переправлен и приказ Цы Си. Китайские дипломаты, работавшие в Лондоне, сумели похитить Сунь Ятсена и поместить его под арест в здании посольства. Но вторую часть приказа им выполнить не удалось. Усилиями «братьев» в английскую прессу просочились сведения о похищении иностранца. Разразился скандал, в который вынужден был вмешаться премьер-министр Великобритании. Он направил китайскому послу официальную ноту протеста, и узник был освобожден.

Еще одним посвященным был Чан Кайши, который, уже будучи президентом Китая, вместе со своей супругой прибыл в Шанхай, где его жена была похищена. Узнав об этом, Кайши связался с одним из главарей шанхайского ответвления «Триады», Ду Юйсуном, и стал выяснять, где она. На что Ду ответил ему, что это похищение на самом деле забота о безопасности супруги президента и что за такие услуги надо платить, что президент и сделал.

Аркадий Жемчугов

Рубрика: Этнос
Просмотров: 11984