Заглянувший за горизонт

01 октября 1992 года, 00:00

Заглянувший за горизонт. Художники создали множество образов Колумба, однако его подлинное лицо по-прежнему остается загадкой.

Современники Колумба не смогли по достоинству оценить важность сделанного им открытия. Он умер в нищете и забвении в Испании 20 мая 1506 года, до конца своих дней не ведая, что же он в действительности открыл. Лишь после экспедиции Бальбоа, Магеллана и Веспуччи европейцы поняли, что за просторами Атлантики лежит совершенно новая земля. И только новые поколения авантюристов оказались более благодарными к памяти Колумба. Уже в XVI веке то, что искал Колумб в «Западных Индиях», нескончаемым потоком хлынуло в Европу — ацтекское и инкское золото и серебро, драгоценные камни, пряности. И вновь взошел на высокий пьедестал истории великий мореплаватель. Одна из самых северных стран Южноамериканского континенту была названа в его честь — Колумбией. Не меньше чтут Колумба и в Испании, и в его родной Генуе. Но лишь в США отмечают День Колумба — 12 октября — как национальный праздник. В честь мореплавателя названы здесь города, округ, гора, река, университет, городские улицы.

Это — признание не столько первенства открытия континента, сколько того, что своим плаванием Колумб положил начало новой эпохе в обживании и исследовании планеты, эпохе Великих географических открытий. Ну а споры вокруг открытия Америки продолжаются до сих пор. Самыми популярными среди претендентов оказались викинги. Их авторитет особенно поднялся после того, как в 60-е годы норвежец Х.Ингстад обнаружил остатки норманнского поселения X — XI веков на северной оконечности острова Ньюфаундленд. Доказательства первенства скандинавов в открытии северо-восточного побережья Америки были настолько весомыми, что в 1964 году президент Лин-дон Джонсон подписал законопроект о ежегодном праздновании 9 октября Дня Лейфа Эйриксона. Так официально норманны, а не Колумб, были признаны первооткрывателями Нового Света.

Но сторонники Колумба, особенно американцы итальянского происхождения, не могли успокоиться.
 
Их никак не устраивало, что праздник викинга на три дня опережает праздник генуэзца. 12 октября 1965 года во многих городах США даже прошли демонстрации тех, кто не желал уступать приоритет Колумба.

Вопрос, конечно же, во многом надуман. Тут больше игры страстей, чем желания выяснить достоверную историческую правду. Дают о себе знать и национальные амбиции американского «плавильного котла». И если уж устанавливать документально подтвержденного первооткрывателя Северной Америки, то им был Джон Кэбот из Англии. Правда, был он не англичанином, а итальянским моряком на английской службе — Джованни Кабото. 24 июня 1497 года он высадился на мысе Больд острова Ньюфаундленд, а позже обследовал мыс Рейс на том же острове. В его честь назван пролив между островами Ньюфаундленд и Новая Шотландия.

Ввиду спорности самого понятия «открытие Америки» организаторы празднества в честь 500-летия плавания Колумба вопрос о приоритете решили просто опустить. К тому же это принижает коренных жителей Америки — индейцев, носителей богатой материальной и духовной культуры. «Встреча двух миров» — таково нейтральное название юбилейного события, отмечаемого в этом году.

Против чествования Колумба выступили латиноамериканские страны, напомнившие о том, что приход европейцев принес неисчислимые бедствия их народам, стал началом геноцида индейского населения, разрушил своеобразное общественное устройство. В результате дискуссий мировое сообщество решило не «праздновать», а «отмечать» 500-летие плавания генуэзца. И все же у большинства на устах остается именно Колумб — как символ дерзновенного поиска, прорыва в Неведомое.

В предлагаемой подборке «Встреча двух миров» мы касаемся лишь некоторых, но мало известных читателю сторон этой страницы истории человечества.


...Тучи ласточек, потревоженные звоном колоколов, беспокойно кружатся над величественным кафедральным собором в Севилье. В полумраке яркие лучи солнца рельефно высвечивают задрапированный саркофаг Христофора Колумба, на деревянной крышке которого вырезаны фигуры четырех королей. Испания стала второй родиной великого мореплавателя, и колумбоведы не могли обойти ее своим вниманием.

Дух Генуи

Трудная задача — распутать все перипетии жизни Адмирала. Как через пять столетий воссоздать образ этого замечательного человека, в деталях восстановить подробности его плаваний? Как найти ключ к мятущейся душе беспокойного, ищущего человека, который, плывя на запад, пытался достичь востока?

До нас дошло немало документов того времени, принадлежащих лично Колумбу. Это прежде всего более 2500 записей, сделанных им на полях книг. Сохранились также около 80 писем, различные записки, хроники, копии судовых журналов из его первого плавания, сделанные им выписки из фолиантов. Большинство рукописей и архивных материалов, составляющих ныне своеобразный фонд Христофора Колумба, сосредоточено в Испании, но многие из оригиналов осели в Италии, Франции и Соединенных Штатах. Большинство ученых согласны, что Христофор Колумб родился в Генуе. Но и этот, казалось бы, несомненный факт иногда вызывает жаркие споры.

Некоторые графологи угадывают в его неразборчивой подписи португальские корни. Другие считают его скандинавом («испано-еврейско-норвежский принц», как сказал один сторонник этой точки зрения). Кое-кто склонен выводить его род с Ибицы, что на Балеарских островах. Но и это не все. Оспаривают родство Колумба греки, галисийцы, швейцарцы, жители Каталонии, даже армяне и китайцы.

Чтобы установить его национальность, нужно было со всей определенностью выяснить хотя бы место и время его рождения. В этом помог архив герцога Инфантадо в Мадридском дворце. В одной из папок, на сморщенном и изогнутом складками переплете, перехваченном узловатой тесьмой, значилась надпись: «Genealogia de Colon» — «Генеалогия Колумбов». Внутри была помещена карта с изображением поместья Колумбов, являвшимся предметом тяжбы в течение более чем 200 лет.

По предположениям биографов, Колумб жил в этом доме вблизи Порта Сопрано, у городских ворот Генуи.Внимание исследователей привлек кружок со словами: «Кристобаль Колон, первый Адмирал». Это был один из многих титулов великого мореплавателя. В кружке выше стоял Доминго Коломбо, отец Христофора, известный в официальных документах Генуи как Доменико Колумб. Это уже было кое-что — звено в родословной, связывающее семью Колумба с Генуей. Для дальнейших розысков исследователям нужно было отправляться в Италию.

В Генуе всем интересующимся судьбой Колумба нельзя обойти Альдо Агосто, директора местного архива, видного ученого, посвятившего себя истории Великих географических открытий.

Более 60 документов позволили восстановить историю семейства Колумбов, начиная с юности отца Христофора — Доменико. С 11 лет он начал работать подмастерьем фламандского ткача, а потом и сам дорос до наставника. В бурной атмосфере предпринимательства, царившей в Генуе, он поработал и сыроделом, и содержателем таверны, и производителем шерсти и вина. Числился в сторонниках мощного клана Фрегозо, глава которого, войдя во власть, назначил его своим привратником. Доменико Коломбо, как свидетельствуют документы, женился на Сузанне Фонтанаросса, и их первенцем стал в 1451 году Христофоро. Хотя и не имеется достоверных сведений о доме, где прошли его детские годы, по всей вероятности, семейство проживало в это время близ башен Порта Сопрано, ворот в Геную. Позже появились сыновья Джованни, Пелегрино, Бартоломео, Джакомо и дочь Бианченетта.

С детства Христофор принимал участие в делах отца. Первое упоминание о нем в нотариальных записях появляется в сентябре 1470 года. Оно гласит, что к этому времени, в свои 19 лет, он занимается виноделием. Два года спустя обучается другому отцовскому ремеслу и становится ланайоло — чесальщиком. Но очень скоро Христофор оставил это семейное дело.

Соленый воздух и морские корабли пленяли Колумба с детства. Еще в 70-х годах XV века он неоднократно плавал вдоль Европы по путям торговых судов, работая коммерческим агентом на кораблях, подобных «Санта-Марии». Он фрахтовал суда, нанимал матросов и зарабатывал деньги. Один из документов отражает тяжбу по поводу перевозки сахара с атлантического острова Мадейра. Из него следует, что 27-летний генуэзец Христофор проживает в Португалии и нанят, чтобы представлять интересы купцов Генуи в этих перевозках. Но как же он попал сюда?

По одной из версий, потерпев кораблекрушение у португальских берегов в 1476 году, Колумб с трудом выбрался на берег. Девять лет он прожил среди моряков и авантюристов. Всех их объединил принц Генрих, по прозвищу Мореплаватель, создавший на скалах Сагреша своеобразную школу для обучения искусству мореплавания.

Еще одна небезынтересная бумага представляла Колона из Генуи как морского Адмирала, принятого на службу Испанией. В 1496 году трое из его генуэзских кузенов согласились разделить расходы по отправке Джованни на службу к «господину Христофору Колумбу, Адмиралу испанского короля». Джованни стал капитаном одного из судов в Третьем плавании Колумба, а позже был произведен в его адъютанты.

Следующие записи Колумба проливают свет на место его рождения. В 1502 году, находясь в Испании, он передал пожертвования в генуэзский банк Сан-Джорджио, желая облегчить для бедноты бремя налогов на пищу и вино. Сопроводительная записка включала его признание: «Даже если тело мое находится здесь, все же сердцем я всегда там». Существует еще ряд документов, относящихся к его происхождению. И все они свидетельствуют: куда бы потом ни забрасывала его судьба, Христофор Колумб, сын ткача Доменико Коломбо, начал свою жизнь в Генуе XV столетия.

А какое образование получил Колумб, что формировало его личность и кругозор? Мало что известно об этом. Один из писателей считал даже, что он был неграмотным до 1494 года. Адмиральский же сын Фернандо утверждал совсем обратное: «Мой отец знал все буквы еще в раннем детстве и учился в университете Падуи». Правда, в списках учащихся этого известного на всю Европу учебно-просветительского заведения не значится такой студент. И ученые высказывают предположение, что, возможно, Колумб посещал монастырскую школу в одном из районов Генуи с названием, созвучным знаменитому университету. Как бы там ни было, имеются свидетельства близко знавших Колумбов о том, что мальчики в их семье были знакомы с грамотой с самого детства. Обнаружены и вещественные доказательства этого: в 1509 году один из братьев, Бартоломео, вручил своему племяннику Фернандо книгу-наставление по «рукописанию», или как бы мы сейчас сказали — «правописанию». Скорее всего ею пользовались в свое время дети Колумбов.

Остается загадочной и его подпись. Сверху латинских букв «Христоференс» («носящий имя Христа») пирамидой расположены греческие буквы, составляющие то же имя. Что это, тайное христианское заклинание или начало иудейской молитвы? Вопрос остается открытым. Но нам известно другое. Пустые поля книг Колумб часто использовал для переписки. Так сохранились во множестве подлинники его почерка. Анализируя их, специалисты-графологи подтверждают, что он научился писать еще в ранней юности.

Христофор был знаком и с латынью — языком, которым он широко пользовался в Генуе. И все же не оставляют сомнения, что он был полуграмотным: в рукописях встречается множество ошибок.

Прижатая горами к Лигурийскому морю Генуя имела мало свободной земли. Всегда соперничая с такими мощными городами, как Милан и Флоренция, ее жители видели свое спасение в Средиземном море. Они становились прекрасными мореплавателями, купцами, банкирами, торговыми агентами. Со всеми этими профессиями, по всей видимости, был хорошо знаком Колумб.

Колумбу были присущи те же черты характера, что и его землякам. Они отличались упорством, страстью к богатству, благосостояние добывалось тяжелым трудом и бережливостью. Во всем они проявляли усердие, и им постоянно не хватало времени. Генуэзцы создали коммерческие предприятия далеко за пределами своего города. В хорошем смысле слова жители Генуи считались космополитами, здесь царило смешение языков и национальная принадлежность не выпячивалась. Этот дух «всемирности» впитал в себя и Колумб.

Их торговые пути пролегали по всей Западной Европе и странам Леванта (Общее название стран, прилегающих к восточной части Средиземного моря, — Прим.ред.), они основали торговые центры близ Константинополя, на Черном море, на греческом острове Хиос. Заключали торговые сделки на Дунае и в Киеве. Многие семейства Генуи оказались связанными с Колумбом, с его плаваниями в Средиземное море, а позже в Атлантику. Один из кланов, Ди Негро, упоминающийся в хрониках наиболее часто, помог ему начать карьеру мореплавателя. До 1470 года Колумб скорее всего уже выходил в море неоднократно. Но весь его опыт мореплавателя нельзя понять без первых средиземноморских путешествий. Его письма, судовые журналы, записи показывают хорошее знание этой части Ойкумены. Ему прекрасно был знаком Марсель, где он осуществлял сделки, имея дело с вином и шерстью. Он знал арагонское побережье, проплывал вблизи Сицилии, Сардинии, Корсики, Балеарских островов. Вероятно, в 1475 году посетил остров Хиос у берегов Малой Азии, за которыми, как не мог он не отметить, лежал неведомый Восток...

В письме, направленном королю Фердинанду Арагонскому и королеве Изабелле Кастильской, Колумб детально описывает зимние и летние плавания между Кадисом и Неаполем. В нем он как будто характеризует и самого себя: «Для таких плаваний имеются известные люди, которые прекрасно знают путь и которым не страшен шторм в любое время года».

Имеется много свидетельств о глубоком знании Колумбом погодных условий и господствующих ветров на море. Он правильно предсказывал шторма, широко пользовался морским компасом, умело читал карту и мог вычислить расстояние по скорости корабля. Этому и еще многому он научился, несомненно, в Средиземном море.

Годы, проведенные в водах Средиземноморья, обострили природную наблюдательность Колумба. Именно здесь он впервые поднял глаза к небесам с мириадами звезд и планет. Еще не появилось новое учение Коперника, и он не мог не верить, что Земля жестко закреплена в космосе и окружена тяжелыми телами, вращающимися вокруг нее. Колумб изучал созвездия, а также отмечал ход солнца по знакам Зодиака. Молодой мореплаватель писал о следах блуждающих по небу метеоров и наблюдал особые скопления планет, видимых невооруженным глазом.

Эти феномены развивали присущую Христофору с детства любознательность. Как он признался позже, «занятие мореплаванием вдохновляет к разгадкам тайн мира, правда, того, кто сам к этому стремится».

Море тьмы

Колумб бывал здесь, под мусульманскими арками Мескиты, христианизированной мечети в Кордове. В этом городе у Колумба родился сын Фердинанд.Наконец произошло событие, заставившее Христофора Колумба бесповоротно оставить Средиземноморье и связать свою судьбу с Атлантикой. В 1476 году семейства Спинолы и Ди Негро организовали плавание в Англию с торговыми целями. Пять кораблей вышли из Генуи и миновали Гибралтарский пролив, и тут, близ самой юго-западной оконечности Европы — мыса Сан-Висент, на них напали французские пираты.

После отчаянной схватки корабли обеих сторон пошли ко дну. Многие моряки утонули, но Колумбу удалось спастись и достичь берега у португальского городка Лагос. Оттуда молодой моряк направился в Лиссабон, где начался новый и важный этап его жизни.

В португальской столице Колумб, естественно, обосновался среди генуэзцев. Он попал в возбуждающую атмосферу океанических исследований. Португалия и Испания продолжали соперничать у африканского побережья и в Атлантике. На картах были запечатлены недавно открытые острова: Мадейра, Порту-Санту, Азорские, Канары. О других землях — Антилах, Святом Брендане, Бразиле — ходили лишь фантастические слухи. Вслед за арабами европейцы называли Атлантику Морем Тьмы. Но, несмотря на эти страхи, воодушевленные Генрихом-Мореплавателем, португальцы совершенствовали свое мореходное искусство.

В это время Колумб начинал свою карьеру. Он ухаживал за Флиппой Монис Перестрелло, чей отец до самой смерти осваивал атлантические острова. Когда они поженились в 1479 году, простолюдин Колумб вошел в знатную семью и получил доступ к королевскому двору.

Молодой человек из Генуи был послан советом дожей и семейством Ди Негро на Мадейру, чтобы управлять там их делами. Имеются неопровержимые доказательства, что Колумб и его жена прожили там какое-то время — но не в Порту-Санту, как обычно считалось, а в Руншале.

К 1480 году супруги вернулись в Лиссабон, где у них родился сын Диего. Здесь Колумб приобрел у своей овдовевшей тещи карты и документы, относящиеся к атлантическим плаваниям ее супруга. Они вдохновили его, еще больше зажгли интерес к исследованиям океана.

Возможно, среди этих бумаг он обнаружил и копию письма Паоло дель Поццо Тосканелли, известного флорентийского географа и математика, датированного 25 июня 1474 года и посланного португальскому королю. Другая его копия была обнаружена в XIX столетии на обороте одной из книг Колумба и содержала ошибки в латыни, характерные для мореплавателя. Графологи твердо убеждены, что текст переписан рукой Колумба.

Письмо говорит о том, что Тосканелли знал о восточных странствиях Марко Поло и других путешественников, а также подсказывает, как можно достичь Востока по морю, плывя на запад от Европы. Тот, кто отважится на это, писал он, прежде всего попадет на легендарные Антильские острова, а затем на богатый остров Сипангу. Затем предстоит совсем короткое плавание к Азиатскому материку с его пряностями и драгоценными камнями. Далее в письме говорится, что Великий Хан отправил своих посланников к папе с просьбой выделить христианских проповедников. Эта тема неоднократно поднимается в более поздних записках Колумба.

К этому письму была приложена карта, связанная с предположениями Тосканелли. Скорее всего Колумб обладал ее копией. Письмо и карта Тосканелли заронили у Колумба мысль, а может быть, она уже была, и они только еще более упрочили ее, о плавании на запад через сравнительно узкий Атлантический океан — прямо к Азии.

И Колумб начал собирать свидетельства о том, что может находиться за горизонтом на западе. Он искал моряков и островных жителей, которые могли бы дополнить его растущее собрание слухов, предположений, свидетельств.

Все говорит о том, что Колумб долго и тщательно готовился к своему главному плаванию. Ему было известно о западных землях многое, и он знал точно, куда ему плыть. Но тайна его открытия, кажется, остается и по сей день. Приводятся новые доказательства, строятся новые версии, более-менее достоверные. Но ни одна из них не может дать окончательного ответа.

Непосредственное отношение к Колумбу имеют средневековые портуланы, навигационные карты, оставившие множество загадок нашему времени. В частности, на одном из самых известных — портулане турецкого адмирала Пири Рейса — изображен весь Американский континент и Антарктида, причем без ледников. По уровню развития картографии XV — XVI столетий и знанию окружающих Европу земель трудно предположить, что эта карта могла быть составлена самим Пири Рейсом. Многие ученые, в частности американский профессор Чарлз Хэпгуд в своей книге-исследовании «Карты морских царей», приходят к выводу, что некоторые из этих портуланов уходят корнями в глубь веков и даже тысячелетий, к какой-то цивилизации, достигшей небывалого уровня развития.

Сказанное о Пири Рейсе относится и к Колумбу. Он также не смог бы вычертить любую часть карты, включая и фрагменты со специфической проекцией, потому что всегда имел дело с единственным направлением — на север, как и Пири Рейс. Но, возможно, необычная сетка координат на этом портулане дает ключ к одной из загадок Первого плавания Колумба.

Предположим, что у Колумба была копия Карибской карты, которую воспроизвел Пири Рейс на своем портулане. Возможно, карта показывала Азорские острова или даже некоторые части европейского побережья, и Колумб простыми измерениями мог расшифровать масштаб и установить расстояние через океан до Карибских островов.

Сейчас многие склонны считать, что какая-то карта у Колумба все же была, потому что он знал, когда покажется земля. Но у нас также имеются сведения, что он не обнаружил сушу там, где рассчитывал. Вместо этого ему пришлось плыть еще около 1000 миль и столкнуться с угрозой бунта команды. Наконец он высадился на острове Сан-Сальвадор или на каком-то другом острове поблизости. Его ошибка состояла в том, что он не понимал: карта может привести к искажению направления примерно в 14 градусов, к отклонению от истинного расстояния через Атлантику в 840 миль, что едва не повлекло за собой провал всей экспедиции.

Справедливо допустить, что Колумб взял с собой из Испании копию этой карты Карибского бассейна. Ему не нужна была вся карта-первоисточник, которой, вероятно, пользовался Пири Рейс, карта, включавшая Южную Америку. Это доказано его полнейшим неведением континента, лежащего к югу от Карибского моря. Колумб узнал о нем, лишь наткнувшись на пресную воду Ориноко в открытом океане.
 
Многие верили в эту карту, даже допуская ее крайнее несовершенство, и считали ее именно той, которую Колумб обнаружил в послании итальянского ученого Тосканелли (правда, один из советских исследователей, алмаатинец Давид Цукерник выдвинул серьезные доводы против этого, в том числе и обоснованное утверждение, что письмо Тосканелли, сопровождавшее посланную карту, было поддельным).

Путь в Индию

Итак, наконец Колумб почувствовал себя подготовленным к трансатлантическому плаванию. В конце 1483-го или в начале 1484 года он обратился к португальскому королю Жуану II с предложением отправиться на поиски острова Сипангу и Индий. Король созвал совет, включая астрономов и математиков, чтобы обсудить проект. Но они отвергли его, полагая, что расстояние через Атлантику намного больше того, которое вычислил Колумб. Тем не менее Жуан II втайне от всех все же послал корабль для проверки этих теоретических предположений, но он вернулся обратно, так и не достигнув какого-либо берега.

Тут открывается новая страница в жизни Колумба. После того как в начале 80-х годов умерла его жена, а проект был отвергнут, он оставляет службу купца-мореплавателя, чтобы полностью отдаться своему плану, ставшему к тому времени уже маниакальной идеей. Он стал искать поддержки у правителей Кастилии и Арагона.

Весной 1485 года вместе со своим сыном Диего Христофор Колумб прибыл по морю в небольшой андалузский порт Палос-де-ла-Фронтера.

Что касается внешности Колумба в то время, то многие сходятся в одном: одевался просто, был высокого роста и плотного телосложения; вытянутое лицо с кожей красноватого оттенка, орлиный нос; серо-голубые глаза излучали живой блеск. Хотя вдовцу стукнуло всего 34 года, волосы у него были седыми. Правда, прижизненных портретов Колумба не сохранилось, а может, их и не было вовсе. Посмертные же полотна, где художники полагались на словесные описания и собственное воображение, существенно различаются. Набирается до десятка совершенно несхожих обличий Колумба — еще одна тайна великого мореплавателя...

В Кастилии произношение сразу же выдавало в нем иностранца, но он мог быть красноречивым, и его энтузиазм преодолевал языковой барьер. За открытыми сердечными манерами скрывались гордость и яростный нрав. Он достаточно освоил испанский за время своих плаваний в Кадис и Барселону. И писал он на этом языке, а не на итальянском. Многие же португальцы вели с ним переписку на своем родном языке — Колумб хорошо изучил и его, живя в Лиссабоне и общаясь с мореплавателями.

...Вместе с Диего он преодолел короткое расстояние от Палоса до местного монастыря, куда они направились в поисках пристанища до той поры, как он сможет поселить сына у родственников своей жены. Годы спустя он будет считать свой приезд в обитель Санта-Мария-де-ла-Рабида провидением. Она располагалась в уютном месте, на возвышении, поросшем соснами, у слияния рек Тинто и Одиль, текущих к Атлантическому океану. Это было братство францисканских монахов. Их глава, Антонио де Марчена, оказал существенное влияние на карьеру и миссию Христофора Колумба. Его сторонники ожидали времен, когда весь мир станет христианским, и жаждали освободить святой Иерусалим от мусульман. Примечательно, что эти догматы стали движущей силой и в жизни самого Колумба.

Генуэзский мореплаватель и францисканец быстро подружились. Колумб получал духовные наставления и приобретал разнообразные познания от Марчены, ведь тот был образованным человеком, посвятившим себя космографии. Но более важно другое — монах имел доступ к верховной власти при королевском дворе.

Антонио де Марчена от своего имени написал письмо духовнику королевы. В нем он просил о разрешении обратиться в королевский совет, который давал рекомендацию на прием к королю. И Колумб отправился в Кордову, где в то время находился королевский двор, и нашел этот город шумным, похожим на военный лагерь, готовящийся к войне за возвращение Гренады. Подав свою петицию, он начал семилетнюю борьбу за одобрение проекта. Он периодически появлялся перед Изабеллой и Фердинандом, перед королевским советом и комиссией образованных мужей.

Пытаясь открыть монархам путь к богатствам Индии, Колумб столкнулся со скептицизмом, если не сказать — с ненавистью. Советники оспаривали его веру в сравнительно неширокий Атлантический океан, так же как в свое время и португальцы. Наконец в 1487 году Колумб был отлучен от двора.

С горечью он поклялся, что найдет покровителей, которые сразят его врагов. Поддерживало в этом положении и присущее ему упорство. Он писал: «И все же я буду продвигаться вперед, несмотря ни на какие встречные ветры».

В Кордове, ставшей его домом, Беатрис Энрикес де Арана, крестьянская дочь, приглянулась вдовцу. Они стали любовниками, и в августе 1488 года у них родился сын Фернандо.

Как жил Колумб в Кордове? Что читал?
До дюжины книг сохранилось в нынешней библиотеке «Коломбина» в кафедральном соборе Севильи. Трепет охватывает человека, когда он еще только держит в руках книги в кожаных переплетах, принадлежавшие самому Колумбу. Одна, наиболее примечательная из них — «О вещах и поступках» Энея Сильвия, ставшего позже папой Пием II, изданная в 1477 году в Венеции. Это была заветная книга великого мореплавателя и он изучал ее многие годы. На полях осталось много его записей. В конце печатного текста помещены пять страниц, написанных от руки, включая сделанную Колумбом копию письма Тоска-нелли. На последней странице была тщательно нарисована так называемая планисфера, с экватором и другими линиями, пролегающими по поверхности земного шара.

Некоторые исследователи убеждены, что в этой книге Колумб вкратце изложил суть своего проекта. Его маргиналии — пометки на правых полях страниц — имеют отношение к Востоку. Соотнося их с написанным на левой стороне, приходишь к убеждению, что для него Дальний Восток и Дальний Запад соединялись. Шарробразность Земли к тому времени уже не вызывала сомнения у aвторитетов.

Впрочем, ряд ученых склбнны считать, что эти пять страниц когда-то существовали отдельно от книги. Это, по их мнению, остатки важной рукописи Колумба, написанные ранее рукой мореплавателя и переплетенные с одной из его любимых книг. В листках он ссылается на древних авторов, утверждавших, что сокровища царя Соломона привезены из «страны Офир, называемой теперь Страной Золота, в Индии». В тексте описано, как из этого королевства на море Тарсис Соломон получил серебро, «слонов, павлинов, обезьян». Один из колумбоведов замечает, что слово в слово об ,этом же говорится и в отчетах Четвертого плавания в Новый Свет, а также в письме Колумба перед кончиной. До конца своих дней Колумб будет искать эти сокровища...

Многие маргиналии говорят о том, что он интересовался разнообразными и удивительными вещами: Колоссом Родосским, смертью Аттилы, медициной и болезнями, Пуническими войнами, амазонками, Икаром, Св.Павлом, Александром Великим, одноглазыми скифами, птицами Египта, драгоценными камнями и металлами Востока. Везде видна и его стойкая вера в загробную жизнь. Подчеркивая скептическое утверждение Плиния о том, что смертные не могут получить бессмертие, он замечает на полях: «Это неправда».

Великий мореплаватель был склонен приукрашивать географию фантастическими домыслами и легендами. В одной из книг он пишет о дикарях на краю земли, которые «едят человечину и имеют грязные и ужасные лица». Возможно, он ожидал найти то, что видел на средневековых пергаментных картах. Он надеялся встретить Великого Хана, монгольского правителя Китая, не зная, что эта династия закончила свое правление более чем сто лет до него.

В 1488 году Колумб нанес очередной визит в Португалию в поисках поддержки от Жуана П. Время было неподходящее. Двор праздновал возвращение Бартоломео Диаса с двумя каравеллами из плавания вокруг Африки, открывшего, таким образом, восточный путь в Индию.

Ясно, что нужно было предпринимать какие-то срочные меры. Генуэзский мореплаватель вынужден был искать того, кто бы оплатил задуманное им путешествие, в Кастилии или где-то еще. Он послал своего брата Бартоломео в Англию, к Генриху VII, а также стал обдумывать обращение к королю Франции.

Поворотный момент пришелся на 1492 год, когда пал Боабдиль, последний оплот мавританских правителей. Длинная война с мусульманами была завершена, и у Фердинанда с Изабеллой высвободились средства для финансирования плавания Колумба. В это критическое время заявила о себе уязвленная гордость мореплавателя: он выставил столь необычные требования, что это чуть не разрушило все его шансы на согласие короля. Он просил о наследственном звании Адмирала всех морей и вице-короля тех земель, которые откроет, и заявлял о своем праве на часть доходов от новых территорий.

И снова его проект был отвергнут, затем пересмотрен и, наконец, одобрен. 17 апреля 1492 года он подписал договор с кастильскими правителями, по которому ему присваивались требуемые им титулы и давалось согласие на десятую часть доходов с открытых им земель. Но Колумб никогда не забывал о христианской миссии своего плавания и намеревался большую часть доходов от индийских земель потратить на избавление Иерусалима от мусульманского ига.

Годы спустя он вспоминал начало: «Я покинул Гренаду 12 мая, в субботу, и прибыл в порт Палос, где снарядил три хороших корабля». 3 августа, в пятницу, перед рассветом «Нинья», «Пинта» и «Санта-Мария» поплыли вниз по реке к морю. Когда лучи восходящего солнца коснулись их парусов, они уже были на пути к Канарским островам, чтобы поймать ветры, которые, как верил, без всякого сомнения, Христофор Колумб, выведут их на путь к Японии и Индии.

В конце концов в результате четырех успешных плаваний из Испании на запад и обратно он достиг и исследовал Багамские и Большие Антильские острова, неожиданно столкнулся с огромной сушей Южной Америки, высадился на Карибском побережье Панамского перешейка.

Острова и материковые участки не напоминали ему те фантастические ландшафты, которые он себе представлял. Отказываясь принять, что его «Индия» не является Азией, он продолжал искать земли Великого Хана и сокровища царя Соломона. Исследуя Кубу, он заставил свою команду под присягой признать, что это Азиатский материк. На побережье Южной Америки ему показалось, что он попал в «земной рай». Уверенный, что Эспаньола (Гаити) — это «край Востока», он говорил: «Либо это страна Офир, либо Сипангу». И такие заблуждения он сохранил до конца своих дней.

По возвращении из своего Первого плавания Христофор Колумб был осыпан почестями. Он ехал верхом на лошади рядом с королем Фердинандом и наслаждался на редкость благосклонным разрешением короля и королевы сидеть в их присутствии. Ему был пожалован дворянский титул «дон». Действительно, высоко вознесся сын ткача, как писал сам Колумб, «из ничего».

Но триумф был коротким. При дворе против него выросла оппозиция, презиравшая его как чужака. К тому же гениальный мореплаватель оказался суетливым и нерасторопным правителем. В колонии, которую он основал на Эспаньоле во время Второго плавания, вспыхнуло восстание, и он вернулся в Испанию униженным и закованным в цепи. И король поручил исследование новых земель другим капитанам.

Но Колумб стал бороться за восстановление своих наград и доходов. Все это он документально собрал в своей «Книге Привилегий», чтобы быть уверенным, что они, эти привилегии, перейдут его сыновьям и наследникам. Постепенно он вернул королевскую благосклонность, и обещанные доходы снова потекли к нему.

Последние годы жизни Адмирала замучили болезни. Еще в Первом плавании он заметил «пелену» на глазах, которые позже отказали ему.
 
Уже будучи неспособным следовать за королевским двором, переезжавшим из города в город, он зажил спокойной жизнью в скромном домике в Вальядолиде. Весной 1506 года, в возрасте 55 лет, Колумб пожаловался: «Эта болезнь разрушает меня без жалости». Начались осложнения с сердцем, потом пришел черед водянке. Конец был близок. Но сознание не покидало его до самой смерти. Он дал Наказ Диего: «...позаботиться о Беатрис Энрикес, матери моего сына Дона Фернандо, чтобы она могла жить прилично, как женщина, перед которой я в таком великом долгу».

20 мая 1506 года Христофор Колумб скончался и был похоронен в рясе францисканского монаха. Затем тело его перевезли в монастырь под Севильей. Но дух великого мореплавателя оказался беспокойным даже после смерти. Примерно в 1540 году его останки отправили по морю в Санто-Доминго и захоронили там с почестями в соборе. Но в 1796 году то, что предположительно от него осталось, было направлено в Гавану, а оттуда в 1899 году снова в Севилью. Так где же в конце концов находится его могила? Споры по-прежнему не утихают; некоторые даже полагают, что это не его останки были вывезены из Санто-Доминго, а он покоится на любимом им острове Эспаньола. Итак, даже прах Адмирала, а не только многие загадки его жизни, возбуждает горячую полемику.

В конце концов, покорив Море Тьмы, он восторжествовал над своими недоброжелателями. Преследуя одну цель, он добился другой: раздвинул для Европы границы мира.

В действительности этот совсем не простой простолюдин Христофор Колумб начал процесс, который, по словам одного из его биографов, встряхнул Землю и сдвинул мир с мертвой точки.

По материалам журнала «Нэшнл джиогрэфик» подготовил Юрий Супруненко, кандидат географических наук

Рубрика: Via est vita
Просмотров: 11264