Море Арал

01 октября 1993 года, 00:00

Море Арал

Читатель нашего журнала М.Т. Лихачев прислал в редакцию любопытный документ, обнаруженный им в Российском государственном военно-историческом архиве. Это, видимо, служебная записка, касающаяся Аральского моря, составленная в 1848 году капитан-лейтенантом Российского флота Алексеем Ивановичем Бутаковым, впоследствии контр-адмиралом. Исследуя Аральское море, Бутаков открыл ряд островов, составил первое гидрографическое описание и карту Арала. Деловые строки найденного архивного документа (мы публикуем его с небольшими сокращениями) звучат сегодня как обвинение нам, потомкам, превратившим славное некогда море Арал в усыхающую шагреневую кожу... Какой увидят нашу землю те, кто будет жить через 150 лет после нас?

...Господствующие ветры дуют на Аральском море из северной половины компаса. Вообще Аральское море принадлежит к самым бурливым и беспокойным. Ветер крепчает и разводит большие волны, потом, стихнув, оставляет после себя самую неприятную зыбь, при которой лавировать нет никакой возможности.

... Можно здесь всегда рассчитывать на попутные ветры, тогда как путь с юга на север сопряжен с большими затруднениями, а потому, чтобы использовать Аральское море с пользой, которая несомненна, необходимы железные пароходы, уголь для которых есть в пластах полуострова Куланды, в яре, отступающем от прибрежья на 150 саженей, и в заливе Каратамак.

... Наибольшие глубины Аральского моря находятся в северо-западной части, где оно образует яму глубиной до 37 саженей, в середине же моря не найдено глубины более 15 саженей.

... Вкус морской воды — горько-соленый, но несравненно в меньшей степени, чем в океане. Это от множества пресной воды, вливаемой в Арал Сыр и Аму-Дарьями.

Судя по рассказам киргизов, по мелям, превращающимся в острова, по прибрежным утесам, подмытым волнением на высоте, до которой теперешнее волнение достигнуть не может, и по береговым насыпям галек и песка должно заключить, что уровень Арала постоянно понижается.

В Аральском море водятся осетры, шипы, сомы, усачи, сельди весьма нежные и вкусные.

Кроме того, в реках водятся жерехи, судаки, щуки, подлещики. Птицы по берегам и островам: пеликаны, бакланы, чайки, мартышки, лебеди, цапли, в южной части изредка попадались красные гуси. На берегах моря и прибрежных островах видели много следов тигровых, кабаньих, волчьих, лисьих, сайгачьих.

Река Сыр-Дарья имеет два главных устья: одно на северную и одно на южную сторону острова Кос-Арал. Последнее обмелело и заросло камышом и кугою, а в первом, в самой дельте, глубина беспрестанно меняется.

... Русла Сыра начинают мелеть с исходом сентября. Зимой река покрывается льдом, довольно толстым, пригодным для перевозки больших тяжестей. В зиму 1848 / 49 года лед простоял с ноября до апреля, и речные заливы и озерки замерзли еще до 20 октября. Самая высокая вода в Сыре бывает весною и в июле. Куван-Дарья, отделяющаяся от Сыра, теперь уже вовсе не вливает воды в Аральское море.

Аму-Дарья впадает в Аральское море четырьмя руслами. Самое западное идет вдоль Усть-Урта, заросло камышом, из него пресная вода выходит в море до 20 верст к северу. Второе русло впадает в залив Талдык, по восточную сторону острова Такмак-Ата, разделяется на множество протоков, и, кроме того, каракалпаки отвели от него для земледелия выходящие в море каналы Карабайли и Буз-Узюк. Тут в одном только быстром протоке найдено 3 фута глубины. Третье устье Аму-Дарьи - Джал-Пак имеет весьма слабое течение. Четвертое и самое восточное устье находится у Биш-Кума и называется Джан-Дарья. Должно полагать, что с пароходом можно перейти мели и проникнуть в нее (Аму-Дарью. — Ред.) как рукавом Джан-Дарья, так и Талдыком.

Без сомненья, в Аму, как и во всех больших реках, мели только при устьях, и выше дельты глубина должна быть больше. Джан-Дарья течет тихо и впадает в обширный, образуемый островами залив, который весь наполняется пресною водою; на обросших по закраинам камышом и кугою островах устья, называемых Биш-Кум, растет в большом обилии ягода-джида. Залив этого устья представляет превосходную якорную стоянку, закрытую со всех сторон пресною водою подле борта и дровами на островах, но входят туда при сильном ветре, надо быть осторожным, потому что у восточного берега моря большие мели.

Из островов здешних замечателен остров Николая I. Он покрыт кустарником, саксаулом и джангылом. Там водятся в великом множестве сайгаки, которые не боятся человека и мясо которых весьма вкусно и питательно.

Вода в копанях западного и северного берегов весьма хорошая, а в южной части острова, в небольшом озерке, находится соль — белая и прекрасная.

Остров Куч-Арал (Синий остров) отделяется от материка узким и мелким проливом. На острове Барса-Кельмес («Кто пойдет, не вернется») жили киргизы 7 лет подряд до 1848 г. Они перебирались на остров по льду и там разбогатели скотом. Вода здесь горьковатая и скоро портится даже в цистернах.

Остров Толмап-Ата, находящийся при впадающем в залив Талдык рукаве Аму-Дарьи, является хорошим местом для фактории. На нем в изобилии растет кустарник джангыл и джида, которая растет крупными деревьями, вода пресная. Хороших якорных стоянок, закрытых от всех ветров, весьма мало. Плавающие здесь суда могут находить себе укрытие в северной и южной бухтах острова Николая I. За мысом Узун-Капром, составляющим южную оконечность полуострова Куланды, закрытых природных гаваней найдено только три: 1-я — в северной части, подле залива Перовского (Чубар Тарауз). 2-я — залив Пуще-Бае перед устьем Джан-Дарьи и 3-я — на юго-востоке полуострова Куланды в 8 верстах от пласта каменного угля. Все эти гавани могут быть употреблены с большой пользой. Около залива Чубар Тараузы в изобилии пресная вода в копанях и рудниках и есть корма.

Берега Арала представляются довольно пустынными. Восточный берег песчанен, низменен и покрыт кустами саксаула, джангыла и кумсуюка, из которого делают краску.

Около него множество островов, из которых наибольший остров Меньшикова.

Арал разделяется на две неравные части: северная (до южного острова Барса-Кельмес), называемая Малым морем и замерзающая почти ежегодно. Большое море не замерзает.

Для торговли Арал может быть использован, если на островах Токман-Ата или в устье Джан-Дарьи будут устроены коммерческие фактории. Туда товары могут быть доставлены на верблюдах и потом доставляться в устье Сыр-Дарьи, а оттуда — на Оренбургскую линию сухопутно.

Для торговли удобно устье Джан-Дарьи, где превосходная якорная стоянка.

Публикацию подготовил М.Т.Лихачев, кандидат исторических наук

Постскриптум к описи Бутакова

Море, берега которого положил на карту и впервые описал Алексей Иванович Бутаков, ныне уже не существует.

Вышел в плавание Алексей Иванович в лето 1848 года на специально построенной шхуне «Константин». Из-за крепких осенних штормов морякам пришлось зазимовать на небольшом островке в устье Сырдарьи. В береговых камышовых зарослях в те годы еще водились тигры. А в лето 1849 года составление карты было закончено. Казалось бы, не столь много времени прошло с тех пор. По историческому календарю полтораста лет — мгновение, а моря — нет.

О том, что Аральское море имеет тенденцию к усыханию, предупреждали ученые еще в прошлом веке. Отмечал это, как видим, и А.И.Бутаков. В 1874 году Русское географическое общество организовало комплексную экспедицию по изучению Арала, и исследования показали, что количество испаряющейся воды с поверхности моря больше того, что несут реки и дают атмосферные осадки. Правда, Л.С.Берг, проведя исследования в начале нашего века, пришел к выводу, что климат Средней Азии в историческую эпоху не претерпел существенных изменений и что нельзя говорить об усыхании Аральского моря. Имеются лишь колебания уровня с временными климатическими изменениями. И скорее всего Л.С.Берг был прав, Аральское море еще долгие бы века существовало, если бы развитие техники не вселило в души людей уверенность, что в их силах «переделать природу». Помните лозунг: «Не ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача!»

В1972 году редакцией журнала «Вокруг света» была проведена экспедиция по Амударье — реке трех республик. Мне довелось быть в ее составе фотокорреспондентом, и хорошо помню, как поразило меня то, что многоводная «бешеная» река исчезла, перестала существовать перед возводимой плотиной у Нукуса.

Вот строчки из того репортажа: «Есть слепые реки, но сейчас под Нукусом ослепла Амударья. Она отдала свою воду Ашхабаду, наполнив ею Каракумский канал, река отдала себя Голодной степи, хлопку Туркмении и Узбекистана, ею живет Хорезм. Ее водой каждый год промывается и орошается вся земля, где человек посадил хотя бы один росток. И вот здесь, где до Аральского моря еще двести пятьдесят километров, русло реки можно перейти по сухому песку...»

Арал начал усыхать с 60-х годов. Как ни парадоксально, все понимали, почему это происходит, и знали, что будет дальше. Знали — и продолжали отводить воду на орошение все новых хлопковых полей. В те годы их было уж пять миллионов гектаров, планировалось довести до восьми. И в этом почти преуспели... 7,2 миллиона гектаров находится под орошением в нынешнее время.

Вода, которая идет на промывку полей (почвы сильно засолены), в реку не возвращается. Она загажена химикатами, пить ее нельзя. Для отвода ее роют специальные дренажные каналы, сбрасывают во вновь создаваемые и разрастающиеся гигантские озера. Для моря потери ее безвозвратны.

Аральское море не было бедно и рыбой. Это отмечает и А.Бутаков, а я к его перечню добавлю, что в Арале водились и лещ, сазан, вобла, шемая, судак, жерех, щука, чехонь, белоглазка, красноперка, лопатонос, лосось. Более 400 тысяч центнеров рыбы вылавливали рыбаки ежегодно. Но и о потерях этого богатства еще в недавние годы говорилось с привычной для тех времен легкостью.

Подсчитывалась стоимость рыбы (в тех ценах, конечно), сравнивалась с суммой, которую можно будет получить за хлопок, вы ращенный на орошаемых землях в будущем, и делался вывод: заниматься хлопком выгоднее. И расчеты эти делали не простые люди, а большие ученые, успокаивая при этом общественность, что Арал не пропадет, его спасет вода сибирских рек, которую уже планировалось перебрасывать из Иртыша.

К 1988 году стало ясно, что если дело так пойдет и дальше, то к началу века Аральское море прекратит свое существование. От него останется лишь группа горько-соленых озер с площадью в 6 — 7 раз меньше первоначальной.

За 28 лет уровень моря понизился на 13 метров, площадь уменьшилась на треть, объем — в два с половиной раза. Вдвое повысилась соленость воды, что привело к гибели всей пресноводной рыбы, а о строительстве канала, который принес бы воду сибирских рек, уже и не помышляли. Тогда на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято специальное постановление об улучшении экологической обстановки, но мерам этим не суждено было осуществиться, распался Союз. Бывшие республики сделались самостоятельными государствами, а Арал продолжал усыхать — стало не до его спасения.

Года три назад мне довел ось опять проехать вдоль высохшего устья Амударьи. Дорога заканчивалась в Муйнаке, городе-порте аральских рыбаков. Когда-то символом города был аральский лосось. Изображение его еще красовалось на придорожном стенде при въезде в город, нона рыбозаводе упаковывали в консервные банки рыбу, привезенную из Владивостока. Своей уже не было, как не было и судов, на которых ее ловили раньше.

На машинах мы съехали с берега и помчались по обнажившемуся дну моря. И ехали так с добрый час, пока не увидели ржавые борта рыбацких судов, вставших здесь на вечную стоянку. Обнажение дна прибавило многие сотни километров пустыни, исчезновение водной глади в худшую сторону изменило климат. Мельчайшая соленая пыль поднималась в воздух, и ее далеко разносил ветер. Эту соленую аральскую пыль уже обнаружили на горных ледниках Таджикистана. Соль со дна Аральского моря через молоко матерей попадала к детям, смертность людей в этих районах возрастала. Каракалпакия, как и территории, примыкающие к зоне ядерных полигонов, была объявлена зоной бедствия.

Снимки усыхающего, съежившегося и почерневшего Арала, сделанные из космоса, обошли мир. В Приаралье зачастили международные экспедиции, эксперты ООН, в Америке был устроен симпозиум по проблемам Арала, но пока помощь международных организаций ограничивается лишь советами.

Есть разные проекты. Соорудить дамбы у устьев рек, где бы скапливалась пресная вода. (О спасении всего Арала речь уже не идет, сохранить хотя бы часть его, надеясь — в далеком будущем — объединить зеркало.) Прорыть каналы для дренажных вод, чтобы после полива отработанная вода могла стекать в Арал. Еще раз проанализировать возможность переброски вод из Иртыша, но главное, к чему призывают все, — это научиться экономно расходовать воду для сельскохозяйственных нужд. Переоборудовать каналы, а в иных местах и вовсе отказаться от выращивания хлопка. Тогда, пусть не в прежних размерах, вода смогла бы поступать в Арал. Но потребуются долгие и долгие годы кропотливых усилий даже для того, чтобы сохранить море в нынешнем виде...

В.Орлов

Рубрика: Via est vita
Просмотров: 15490