Каким был Витус Беринг?

01 августа 1992 года, 00:00

Судя по историческим и археологическим данным, принадлежность останков из захоронения А12* капитан-командору Витусу Берингу не вызывает сомнений. Это, безусловно, облегчает судебно-медицинскую идентификацию личности. И все-таки лишь исследования скелета могли дать исчерпывающий ответ. К ним мы и приступили осенью прошлого года в Москве, в Институте судебной медицины. В работе — и на острове Беринга, и в лабораториях Петропавловска-Камчатского, и в Москве — мне постоянно помогали: антрополог Андрей Белковский, историко-географ Сергей Епишкин, коллега по институту Михаил Березовский. Я благодарен также всем коллегам по отделу, без помощи которых эта работа была бы невозможна.

Останки Беринга сохранились несравненно лучше других. Сказалось, видимо, то, что капитан-командор — единственный из всех погребенных в этом могильнике был похоронен в гробу, хотя и без дна, сколоченном, вероятно, из толстых корабельных досок. Тем не менее очертания тела были весьма фрагментарны и лишь приблизительно соответствовали прижизненным контурам. Пришлось восстанавливать фрагменты черепа и длинных трубчатых костей. Реконструкция черепа — работа кропотливая и тонкая — осуществлялась двумя способами. Мы, сделав множество расчетов, математически смоделировали его, а М.Н.Елистратова, крупнейший специалист в этой области, полагаясь на свой опыт и интуицию, пользовалась методом пластической реконструкции. И наш вариант, и ее оказались очень близки.

Не буду вдаваться в подробности и рассказывать о средствах и методах изучения останков, это сугубо специальная область, скажу только, что мы старались быть предельно объективными, но, естественно, радовались, когда полученные данные совпадали с фактами исторических документов.

Итак, нам удалось установить, что исследуемые останки принадлежат мужчине европеоидной расы (более конкретно — среднеевропейскому расовому типу), который распространен по всей Европе, но основной ее ареал — Североевропейская равнина — от Атлантики до Волги. (Известно: Беринг — датчанин.) Диагностика пола показала, что репродуктивная функция у индивида не нарушена и он мог иметь, по крайней мере генетически, многочисленное потомство. (Один лишь факт: жена Беринга, Анна Матвеевна, отважившаяся сопровождать мужа в экспедициях, только за пять лет экспедиционной жизни потеряла пятерых детей...) Роста человек был среднего (немногим более или менее 170 см), веса — среднего (немногим более 70 кг); наиболее вероятен мускульный тип телосложения. Возраст — от 57 до 66 лет, предположительно — 61 с половиной. (Беринг родился в 1681 году, умер в 1741-м.)

Долго и кропотливо изучали специалисты из Института судебной медицины найденные останки, работали над скульптурной реконструкцией головы командора. И вот — впервые — мы видим, каким был Витус Беринг.Размеры скелета, как я сказал, средние, а вот кости, особенно лопаток и конечностей очень массивные; сильно выражен мышечный рельеф. Несколько лет назад мы производили идентификацию костных останков чемпиона мира 1922 года по тяжелой атлетике Сауля Халлапа, и меня тогда поразила степень адаптации скелета к силовым нагрузкам. Так вот, исследуемый нами индивид мало чем уступал С.Халлапу и не мог не выделяться своей физической силой. Вне сомнения, для него с юности была привычной работа, связанная с поднятием тяжестей. (Беринг всю жизнь был связан с морем, а работа моряка на парусном флоте — для сильных людей.)

Установлены и заболевания, которые перенес Беринг в старшем детском возрасте, и одно из них — краниостеноз — могло отзываться головными болями всю жизнь. Остеохондроз, развитие деформирующего артроза — это уже болезни стареющего Беринга, но вот хорошее в целом состояние зубов опровергает предположение, ходившее до сих пор, что он умер от цинги. Причина смерти пока не установлена. Очевидцы пишут об «антоновом огне», который «сжег» его, но это название нескольких болезней. Быть может, проведенный спектральный анализ костей прояснит вопрос. Есть предположение об инфекционном гепатите, разносчиками которого были корабельные крысы.

Теперь попробуем нарисовать портрет Витуса Беринга — на основе исследований признаков внешности. Лицо асимметричное: левая часть более высокая и узкая, правая — более широкая и низкая. Это так называемый левый тип асимметрии головы, характерный для большинства людей. Нос довольно узкий, лоб тоже. Глазницы высокие. Шея толстая и мускулистая.

Это лишь отдельные штрихи словесного портрета, в научном описании он куда как подробнее и сложнее. И когда мы сопоставили этот подробный словесный портрет с прижизненным портретом дяди (1617—1675) Витуса Беринга (а именно этот портрет принимали — правда, предположительно — за портрет самого капитан-командора), то установили, что из 34 сравниваемых признаков только половина — общая. В основном различия касаются полноты. У дяди лицо одутловатое, как бы болезненно «опухшее», со сглаженными чертами, набухшими веками. У человека из захоронения А12, судя по фактуре костной ткани черепа, лицо средней полноты с умеренным жироотложением в области щек и подбородка.

Вывод однозначен: это разные люди, но, вполне вероятно, родственники. Любопытно и сравнение «нашего» Беринга с фотографией, сделанной с литографии его праправнука А.А.Тимашова-Беринга (1812—1872). Эту фотографию нам предоставили после завершения реконструкции, и мы с удовлетворением отметили, что, несмотря на различия высоты лба и строения подбородка,—сходство явное, заметное даже непосвященному.

К скульптурной реконструкции головы Беринга мы шли долго. Вот, смотрите, на снимке: череп, найденный в захоронении; череп, точнее, гипсовый слепок, сделанный еще на Командорах; череп с восстановленными носом и челюстью; череп с восстановленной половиной лица; гипсовая голова, но еще без волос. И наконец — бюст, тонированный под бронзу, с прической и в мундире. При создании этого бюста мы пользовались методом реконструкции антрополога М.М.Герасимова.

Мы несколько омолодили Беринга — бюст изображает человека лет 50-55. Этот период в жизни Беринга был предельно насыщен событиями. Изображенный находится в состоянии душевного равновесия. Голова слегка обращена влево, веки чуть приопущены. Именно такое положение головы, по мнению психологов, характерно при выполнении зрительно-пространственных задач, восприятия музыки и ритмических звуков природы. Взгляд как бы обращен внутрь себя. Командор словно эмоционально оценивает обращенные к нему вопросы.

Много сомнений мы испытали по поводу прически. Не секрет, что у мужчин, страдающих нраниостенозом, наблюдается раннее облысение. Мы посчитали возможным — более скульптурным, что ли, — изобразить лобные залысины и теменную лысину, когда они еще не объединились.

Особенности прически и мундира моделировались по историческим материалам 1732—1742 годов. Тогда уже уходили в прошлое пышные парики стиля Луи, в моду входили прусские парики — стянутые волосы, косички с бантом. Но до парика ли было моряку, находящемуся в долгом плавании? Потому мы и остановились на гладко зачесанных волосах, стянутых бантом в косичку.

Да и с мундиром были сложности. Капитальный труд А.Висковатова по истории одежды (1896 г.) подсказывал, что во времена Петра I и некоторое время после морские офицеры носили скорее всего форму пехотных или артиллерийских офицеров. На Беринге — форма, близкая к форме офицеров Семеновского полка, которая была в 30-х годах XVIII века.

Реконструкция социальных характеристик человека только по результатам морфологических особенностей скелета — вещь заманчивая, но, прямо скажем, малонадежная. Хотя известны мастерские зарисовки характеров давно ушедших людей, созданные по скелетам рентгенологом Д.Г.Рохлиным и антропологом М.М.Герасимовым.

При реконструкции характера человека из погребения А12 можно исходить из установленной конституции — классический мускульный тип, предполагающий достаточно спокойный и уравновешенный характер. Определенное влияние на характер могли оказать заболевания, однако прекрасное состояние зубов и синхронное старение скелета позволяют утверждать, что это был внимательный к своему здоровью человек, активно противостоящий экстремальным условиям жизни.

Не противоречит нашим выводам и характеристика Беринга, данная Георгом Стеллером: «Покойный капитан-командор Витус Беринг был по рождению датчанин, по вере праведный и благочестивый христианин, по поведению благовоспитанный, дружелюбный, спокойный человек, по этой причине любимый всей командой, снизу доверху.

...Его привлекали к исполнению различных предприятий, из коих наиболее важными были две экспедиции на Камчатку. Он всегда стремился изо всех сил и способностей наилучшим образом выполнить порученное, хотя сам признавал и часто сетовал, что у него не хватает сил нести такое бремя.

Хотя известно, что этот человек не был рожден принимать быстрые решения и осуществлять стремительные предприятия, спрашивается, учитывая его преданность, терпение и предусмотрительность, смог ли бы другой, более нетерпеливый, сделать больше?»

Вообще каких-либо признаков, находящихся в противоречии с историческими сведениями о Беринге, при исследовании скелета не обнаружено. Однако работа еще не завершена. Предстоит установить давность захоронения (уже в Москве мы нашли в останках прапорщика Ивана Лагунова серебряный крест — он лежал между позвоночником и черепом. Надеемся, что эта находка, в частности, поможет датировке). Предстоит также сравнительное исследование внешности Беринга с внешностью его потомков, сравнительное исследование химизма костного вещества найденных останков и т.п. И еще — нас ждут новые раскопки в бухте Командор, ведь восемь захоронений членов экспедиции Беринга еще не найдены.

Наш долг состоит в том, чтобы каждый из погибших 250 лет назад был достойно, поименно перезахоронен с соблюдением христианских обрядов и воинских почестей. Перезахоронение должно состояться на острове Беринга в сентябре этого года.

* Маркировка найденных погребений проведена с севера на юг, последовательно: А8, А11, А12, A3, А4 и А9. По реконструкции А.Шумилова, А.Станюковича и С.Епишкина, рядом с В.Берингом могли быть захоронены:
А9 — прапорщик (комиссар) Иван Лагунов (8.01.1742);
А4 — подшкипер Никита Хатяинцев (9.11.1741);
A3 — штурман Андрис Эйзельберг (22.11.1741);
А11 — морской гренадер Иван Третьяков (17.11.1741);
А8 — морской солдат Федор Панов (2.01.1742).

Виктор Звягин, доктор медицинских наук, профессор, заведующий отделом Института судебной медицины

Просмотров: 13030