Каменная кладовая рифея

01 декабря 2005 года, 00:00

Каменная кладовая рифея

Ильменский государственный заповедник создан 85 лет назад с единственной целью — охранять свои недра и оставшиеся там самоцветы. «Кто из исследователей-минералогов и любителей природы не слыхал об Ильменских горах!.. Кто… не мечтает посетить этот «минералогический рай», единственный на земле по богатству, разнообразию и своеобразию своих ископаемых!» Так написал академик А.Е. Ферсман об этом месте. При довольно малых размерах этот участок древних Южно-Уральских гор вобрал в себя невообразимое количество диковинок, которые притягивают к себе людей как магнитом.

Ильменский государственный минералогический заповедник создан в 1920 году для охраны недр Южного Урала. Здесь обнаружено более 270 минералов, из которых 17 — впервые в мире.

Высших растений в Ильменах насчитывают 921 вид, из них 23 встречаются только на Южном Урале, а 13 особенно редких занесены в Красную книгу России. В южной части заповедника преобладают сосновые боры. Недалеко от центральной усадьбы есть участки настоящего лиственничного леса, в прошлом занимавшего значительные площади. В хвойных лесах сохранились реликтовые растения темнохвойной тайги: гудайера ползучая, линнея северная, княжик сибирский и др. На охраняемой территории обитают 259 видов позвоночных животных, из них 57 видов млекопитающих, 173 вида птиц.

Честно говоря, ехать на Южный Урал я совершенно не собирался. В то время мои планы всецело были связаны с северными маршрутами. Не собирался до тех пор, пока не увидел горящие глаза друга, вернувшегося из Ильмен, и не услышал его рассказа о путешествии в сказочную землю.
Добираться до Ильменского заповедника оказалось не в пример проще, чем до большинства других охраняемых мест. Сойдя с поезда на станции Миасс Южно-Уральской железной дороги, я прошел еще пару километров по шоссе вдоль простирающегося справа Ильменского озера до ряда белоснежных строений, видимых сквозь сосны. Это и были собственно административный центр, научные лаборатории и здание нового музея. Директор выделил мне сопровождающих, с которыми я исколесил всю округу.

Расположен заповедник в южных, наиболее древних и сглаженных временем горах Урала, точнее, на их восточном склоне. Главный горный хребет в том районе — Ильменский. По его названию вся прилегающая к нему местность и получила название Ильмены, что происходит от башкирского слова «безопасный». Так местное население хотело подчеркнуть спокойный характер этих гор с низкими холмами и коротенькими речушками-ручьями. Небольшая территория заповедника — всего-то 303 км2 — вытянута с юга на север и словно узкой лентой повторяет собой меридиональные изгибы горных цепей. Почти с любой здешней вершины открывается вид на какое-нибудь озерко, а их в заповеднике никак не меньше трех десятков, спрятанных от посторонних глаз густым лесом. Самое южное и, пожалуй, наиболее известное из них — озеро Ильменское. А центральную часть заповедника занимает живописная система из двух озер — Большого и Малого Миассовых, соединенных узким проливом.

Школьники помогают ученым расчищать амазонитовую копь в южной части заповедника Заповедные минералы

История у заповедника давняя. В XVIII веке для миасского медеплавильного завода потребовалась белая слюда. Искать ее долго не пришлось, залежи обнаружили неподалеку — на восточных склонах Ильменского хребта. Почти в то же время казак Чебаркульской крепости Прутов на шел в Ильменах топаз — тяжелый прозрачный кристалл нежно-голубого оттенка. Вскоре отыскали жилы с амазонитом — прекрасным поделочным камнем, то голубоватым до синевы, то почти зеленым. Весть об этих находках облетела весь Урал. Пользуясь петровским указом о «горной свободе», в Ильмены потянулись сотни искателей камня — горщиков. К началу XIX века они буквально перерыли весь хребет и явили свету месторождения сапфира, граната, аквамарина, аметиста, циркона и многих других самоцветов. Легенды об ильменской кладовой достигли Западной Европы, и в 1825 году из Германии сюда приехал известный знаток минералов Иоханнес Менге. Его оценка Ильмен была точной и пророческой: «Кажется, минералы всего света собраны в одном удивительном хребте сем, и многое еще предлежит в оном открытий, кои тем более важны для науки, что представляют все почти вещества против других стран в гигантском размере». Здесь Менге отыскал неизвестные до той поры минералы: ильменит, монацит и эшинит. Сбылось и его предсказание — открытия в Ильменах продолжаются до сих пор. К настоящему времени здесь обнаружили более 270 минералов, из которых 17 — впервые в мире. Последнее открытие — ферривинчит пополнил международные списки всего несколько месяцев назад.

В Ильменах, как и в любых горах, добывать минералы проще, чем на равнине: слой почвы здесь тонок, и горные породы часто выходят прямо на поверхность. Для поиска рудных жил в старину горщики выкапывали небольшие ямы — копи. За долгие годы освоения Ильмен образовались целые династии старателей, которые по известным только им приметам могли безошибочно заложить нужную копь. Основатель знаменитой династии Иван Лобачев проработал в Ильменских горах почти 60 лет. Он сам и его потомки оказали неоценимую помощь русской науке.

Более 400 старинных копей осталось в Ильменах, из них самая большая и глубокая — Блюмовская, вскрывшая богатую пегматитовую жилу. Когда-то инженер Мельников написал о ней: «…это лучшая копь между ильменскими копями. Здесь добывали топазы, аквамарины, фенакиты, монациты, самарскиты, венису и малаконы». В 1911-м в Блюмовской работала Радиевая экспедиция Академии наук, руководимая В.И. Вернадским. Геологи добыли из нее 15 кг самарскита — очень редкого радиоактивного минерала черного цвета, найденного впервые в Ильменах. Самарскит предназначался Марии Склодовской-Кюри, изучавшей явление радиоактивности.

Посетил Блюмовскую копь, конечно, и я. По сравнению с другими она действительно поражает своими размерами: глубиной в добрых три человеческих роста, с несколькими пересекающими жилу ходами, из которых самый известный — «академический» ход, именно в нем в прошлом находили лучшие образцы «сибирских алмазов» — так ювелиры раньше называли голубоватые топазы. Всего же здесь добыли более 30 различных минералов. Повезло и нам: отдыхая на отвалах копи и перебирая осколки породы, мы нашли свой топаз, пусть и не лучшего качества, но вполне подходящий для местного музея.

Природные стихии выточили в скалах целый «город каменных палаток»

Как ни щедры самоцветами Уральские горы, но к началу XX века кладовая Ильмен почти истощилась. И в 1912 году Вернадский через Горное управление добился запрета вести там розыск и добычу минералов частным лицам, а 14 мая 1920 года декретом Совета Народных Комиссаров часть Ильменских гор объявили Государственным минералогическим заповедником— первым и единственным в стране и, как ныне оказалось, вообще в мире. С тех пор чудесами Ильменских недр можно только любоваться, а добывать — строго в научных целях. Заповедованию в нем подлежали и все сохранившиеся копи. Каждую из них пронумеровали и дали свое название. По сути, заповедник сейчас представляет собой музей под открытым небом.

Озерные древности

Большое Миассово озеро мне удалось посетить несколько раз. Здесь, на его берегу, расположены научная база и несколько лабораторий, работающие в основном в летний период. Есть и несколько еще крепких деревянных домов старинной постройки. В одном из них в 50-е годы жил и, насколько позволяли условия, продолжал свои исследования в области радиационной генетики Николай Тимофеев-Ресовский после освобождения из лагерей.

С юга в Большое Миассово впадает речка Няшевка, знаменитая тем, что над ней высится совершенно отвесная 50-метровая скала, открывающая прекрасный вид на систему хребтов и распадков восточного склона Ильмен. В прошлом в одной из ее недоступных ниш гнездился сокол-сапсан. С тех пор за скалой закрепилось название «Соколинка». Берега озера сильно изрезаны. Скалистые выступы — «кораблики» чередуются с заливами. На берегу одного из них — место раскопок самой известной здесь древней стоянки под названием «Липовая курья», облюбованной людьми где-то 5 тысяч лет назад. Всего же археологи обнаружили на берегах озера около 30 доисторических поселений и множество различных артефактов, которые теперь хранятся в музее: глиняная ваза, украшенная самобытным орнаментом, каменные ножи, скребки. Но в последнее время интересы археологов направлены преимущественно на Аркаим. Это окутанное многочисленными легендами городище расположено на самом юге Челябинской области, в зоне каменистой степи. В 1991 году Аркаим обрел статус филиала Ильменского заповедника.

Незабываемое впечатление осталось у меня от походов между озерами Большое Миассово, Савелькуль и Бараус. В ландшафтном отношении это самое интересное место в заповеднике. Здесь, в сосновом бору, сосредоточен целый «город каменных палаток», представляющих собой не что иное, как выходы крепких скал, обточенных дождями, ветрами и временем до наипричудливейших форм. Бродя по «улицам» этого города, словно переносишься в другую, дочеловеческую, цивилизацию.

Под счастливой звездой

Один из редчайших ювелирных камней был найден в Ильменах около 10 лет назад. Это черный звездчатый корунд, или, как его называют ювелиры, — сапфир. Ценность сапфиров в их твердости, прозрачности и глубине окраски. Но некоторые из этих камней проявляют эффект совершенно необычный: при определенном освещении внутри кристалла возникает световая фигура в виде звезды. Добывают звездчатые корунды главным образом в Таиланде и на Шри-Ланке, и вот теперь их месторождение обнаружили в России.

Несмотря на то что в Ильменах корунд изучают уже почти 200 лет, звездчатость внутри камня никто не видел. Да это и не так легко. Необходимо совпадение нескольких условий: микроскопические включения других минералов или трещин в кристалле, огранка в виде особого кабошона и освещение параллельным пучком света. В 1992 году сотрудник заповедника Юрий Кобяшов собрался пополнить коллекцию местного музея новыми образцами. Один из кристаллов корунда привлек его внимание стальным отливом, и ученый отнес его своему коллеге Сергею Никандрову, который увлекался изготовлением кабошонов. Он предложил обработать этот обломок. И первый же отполированный экземпляр заиграл в лучах лабораторного осветителя яркой 6-лучевой звездой. Так в России появился свой звездчатый сапфир, причем по яркости не уступавший азиатским. Позже обнаружили корунды со звездами из 12 лучей, а некоторые камни светились совершенно новым образом, не отмеченным больше нигде в мире: двумя 6-конечными звездами, нанизанными на один луч. Однако добывать ильменские самоцветы с коммерческой целью нельзя, поскольку они находятся под охраной заповедника.

Осторожно! башмачки под ногами

Славится Ильменский заповедник не только минералами, но и своей природой, взращенной на границе гор и степей. В далеком прошлом климат здесь менялся от тропического до ледникового, что отчасти и обусловило разнообразие животного и особенно растительного мира Южного Урала. Вот почему с 1935 года заповедник стал охранять не только недра, но и все природные богатства района.

Путешествуя в северной части заповедника, близ озера Сириккуль, нам удалось сделать настоящее открытие — найти неизвестную ранее плантацию самой редкой в этих местах орхидеи — башмачка крупноцветного. А потом удалось отыскать и остальные два вида башмачков, занесенных в Красную книгу: крапчатый и настоящий венерин.

Чем еще поражают Ильмены, так это быстрой сменой растительных сообществ. Достаточно выйти из хвойного леса на прогреваемый солнцем горный склон, и оказываешься на настоящем степном участке. Здесь уже растут полынь, ковыль, горицвет весенний, встречается даже степная вишня; на каменистых участках степи — горноколосник колючий, очиток пурпуровый, гвоздика иглолистная.

Однажды, выходя рано утром в очередной поход, я увидел забавную сцену: на стебле тысячелистника покачивался, закрыв глаза, крохотный зверек. Это оказалась лесная мышовка — близкий родственник тушканчика. Просыпаться в такую рань грызуну явно не хотелось, и я сфотографировал его прямо сонного крупным планом. Вообще же встречи с животными происходили не часто. Мельком видел лосей и косуль. Где-то в чащобах рыскали кабаны. Из крупных хищников обычна лиса, а волк и рысь, напротив, редки. Их следы мы заприметили лишь однажды, пересекая заповедник зимой на санях. Места эти благодатны для проживания, о чем говорят удачные попытки подселения сюда чужаков. В 1948 году Воронежский заповедник поделился своими бобрами, местные условия животных вполне устроили, и сейчас их популяция процветает. То же самое можно сказать и об ондатре, обитающей здесь уже более полувека.

Редакция благодарит заведующего Музеем Ильменского заповедника С.Н. Никандрова за помощь в подготовке материала.

Николай Дельвин | Фото автора

Рубрика: Заповедники
Просмотров: 9300