«Человек не кончается кожей…»

01 сентября 1994 года, 00:00

«Человек не кончается кожей…»Публикуя очерк о докторе Садырине, редакция выражает надежду, что кому-то этот материал может оказаться полезным — если человек очень верит в неведомые, не познанные еще силы человеческого организма, значит, они могут ему помочь. Ну а те, кто относится к экстрасенсорике с предубеждением и иронией, пусть будут снисходительны — каждый человек вправе выбирать для своих болезней тот метод лечения, который ему действительно помогает...

О феномене Валерия Садырина
 
Речь пойдет о явлении из области неведомого, а поэтому, чтобы сразу не ошеломить читателя, расскажем сначала о другом экстрасенсе, известном всему миру, американце Эдгаре Кейси. Удивительная эта история продолжалась с начала нашего века до 1944 года — даты смерти Кейси. О знаменитом Эдгаре Кейси написана увлекательная книга Томаса Сюгру «Там есть реки... (история Эдгара Кейси)». Вот она, эта история, вкратце. Будучи молодым человеком, Эдгар вдруг обнаружил у себя странное свойство: стоило ему заснуть, как к нему приходило искусство диагностировать любые болезни, при том, что закончил он всего сельскую школу и медицинского образования не имел. Правда, это был не обычный ночной сон, а самопроизвольный гипнотический, сон по заказу, если можно так сказать. Эдгар не только диагностировал болезни, но и назначал способ излечения с указанием лекарств. Когда к нему приводили неизлечимого больного, Кейси усилием воли погружал себя в сон. Во сне он четким голосом называл пораженные органы, характер поражения, необходимые лекарства, дозы и даже... аптеку, где их можно было купить. Однажды он назвал аптеку, хозяин которой, когда к нему потом обратились, уверенно сказал, что такого лекарства у него нет. Тогда Кейси указал полку, где оно должно было стоять. Бутылочка лекарства, которым никто никогда не пользовался и само название которого забыл даже хозяин, действительно стояла там...

Иногда Кейси прописывал вообще не существующие лекарства; как потом выяснилось, это были старинные, давно забытые рецепты, но если удавалось найти компоненты, лекарство помогало! Все это было непостижимо... Но было!

Как все это он делал — Кейси не знал. Но делал и тем самым помогал тысячам людей. «Эти способности мне были даны без всякого объяснения, — рассказывал Кейси автору книги. — Никто не мог понять суть этого явления. В течение многих лет я наблюдал за ними и пытался понять самого себя...»

Эта необычная история понадобилась мне для того, чтобы перейти к другой, не менее удивительной. Имя героя новой истории — Валерий Александрович Садырин. Он врач-невропатолог, закончивший медицинский институт с отличием. Ему 48 лет. Так же, как когда-то американец, пытается понять себя во времени и пространстве. Когда он работал на «Скорой помощи», то стал замечать, что
 
стоило ему приехать по вызову, сосредоточиться на больном, как тому немедленно становилось лучше — причем настолько, что никаких лекарств и инъекций нередко вообще не требовалось. Размышляя над неожиданным для него самого влиянием на больных, Садырин стал собирать и осмысливать факты. Вот он приложил руку к больному месту — и боль утихла. Вот он просто сосредоточил внимание на чужой боли — и она исчезла. Вот он представил больной орган и как бы «считал» с него информацию и снял патологию...

Сначала Садырин стал использовать свои способности на приеме пациентов в поликлинике. Потом работал с группами больных как частным образом практикующий врач. Позже стал проводить лечебные сеансы в больших залах. Сейчас у него есть лицензия Министерства здравоохранения Украины на право лечения по своей методике и свое предприятие — «СЕНСА» («Сенситив Садырин»).

На нескольких сеансах в родном городе Садырина Краснограде мне удалось побывать. Выходил подтянутый, спортивного вида человек, добрый и участливый собеседник, жизнерадостный и приветливый. Несколько минут говорил о принципе лечения, о своем понимании природы заболеваний... Тут же снимал у присутствующих боли. Все по форме было похоже на сеансы Анатолия Кашпировского, только тон разговора был другой — очень мягкий и доброжелательный. Интересно, что и аудитория Садырина — это были в основном крестьяне и пенсионеры — люди с натруженными руками и застарелыми болячками, которые некому и некогда было лечить, — вела себя исключительно спокойно, относясь к своему доктору с полным доверием. Никто не впадал в транс, не выбрасывал рук, не заговаривался — все сидели спокойно и расслабленно и с разной степенью внимания слушали. Были и такие, кто попросту подремывал, уютно устроившись в кресле.

— Валерий Александрович, вас не смущает, что некоторые вроде бы и не слушают?
— Нет, нисколько. Это и не нужно. Информация ведь действует на подсознание, и положительное действие все равно будет. Еще Фрейд говорил, что саморегуляция осуществляется и без участия сознания. Органы получают необходимую информацию и реагируют на нее самым положительным образом...

Следующий сеанс Садырин начал со странного вопроса: «Ну что, ломает?» — И зал дружно подтвердил, что болит все тело, что вроде стало даже хуже. Доктор успокоил — все это естественно, выздоровление идет через обострение, через боль, это естественное исцеляющее, очищающее состояние. Происходит реализация заложенной им информации, начался «ремонт» организма... Перед очередным сеансом (а всего их за один цикл Садырин проводит пять-шесть) и после желающие заходят по одному в специальную комнату за сценой, где получают индивидуальную консультацию. Врач внимательно выслушивает пациента, иногда прикладывает руку к больному органу.

— Валерии Александрович, почему вы прикладываете руку к больному органу, почему не работаете, скажем, методом бесконтактного массажа, как Джуна?
Ответ меня озадачивает:
— А мне не надо прикладывать руку, чтобы снять боль. Я это делаю лишь для успокоения больного, для лучшего контакта с ним. Мне достаточно сосредоточить свою мысль на больном органе, только подумать о том, что боль утихает, и она действительно утихает.

Мысль? Просто сосредоточить мысль и тем самым помочь страдающему? Для выражения удивления и недоверия я с трудом нахожу слова. Лечить мыслью? Это не поддается никакому нормальному осмыслению! Но... оказывается, мыслью действительно можно лечить! Просто обычный человек даже не предполагает такую возможность. Работая над статьей о Валерии Садырине, я, по его совету, прочитала удивительную книгу, вышедшую впервые в Риге в 1934 году и повторно — в 1990-м — «Основы миропонимания Новой эпохи», ученика Елены Николаевны Рерих А.И.Клизовского, и посвященную ей. «Новая эпоха» — это не коммунизм, как мы привычно о том думали, не социализм с человеческим лицом и не посткапитализм, — это эпоха новых возможностей человека, которую предвещали философы конца прошлого века и начала века нынешнего. Это эпоха безграничных экстрасенсорных возможностей человека. Кажется, это предвидение уже исполняется, и мы — счастливые (несмотря ни на что) свидетели, а некоторые и непосредственные участники ее. «По мере развития в человеке духовности, которая развивается через знание, — писала Е.Н.Рерих, — в нем развиваются органы познания высших миров, удивительные способности и высшее знание... Божья благодать нисходит на людей достойных, которые чем-то ее заслужили». Но люди достойные обычно не любят распространяться о своих достоинствах, а свое высшее знание и уникальные способности отдают тем, кто нуждается в них. Нам с вами...

Но не будем чрезмерно обольщаться. «Сейчас существует множество школ экстрасенсорики, — говорит Валерий Александрович, — но не все в них могут учить (хотя и учат), а главное — не всех можно учить. Сверхчувствование — такой же дар, талант, как поэтический, музыкальный, художественный, но еще пока более редкий и более хрупкий. Все мы умеем писать, но не все писатели...»

И тем не менее чудесное все активнее вторгается в нашу жизнь: без тех же экстрасенсов ее уже трудно представить. К кому обратиться больному, если ему уже ничто не помогает? Только надежда на чудо, несмотря ни на что, живет в его душе. Но если чудо постепенно входит в нашу жизнь и даже становится в какой-то степени привычным, значит, не такое уж это и чудо? Ибо, если задуматься, чудеса мы видим в своей жизни постоянно, только разучились им удивляться: смена дня и ночи, восход и заход солнца, смена времен года — эти чудеса сопровождают человечество всю историю его существования. Но есть и такие, что пришли в его жизнь с развитием цивилизации — телеграф, телефон, радио, телевидение, автомобиль, рентген, иридодиагностика... Я специально назвала чудеса выборочно, бессистемно — ведь они охватывают самые разные стороны нашей жизни. И что стало, можно утверждать, грустной закономерностью — нет практически ни одного чуда, которое бы без насмешек, недоверия и огульного отрицания вписывалось бы в повседневную жизнь. Новое никогда не входит в мир без борьбы.

В конце прошлого века во Франции вышла книга Евгения Ню «Явления другого мира» со следующим посвящением автора: «Усопшим ученым, патентованным, заслуженным, увенчанным лаврами, удостоенным знаков отличия и погребенным, которые отвергли вращение Земли, метеориты, гальванизм, кровообращение, оспопрививание, волнообразную теорию света, громоотвод, дагерротип, пар, архимедов винт, газовое освещение и пр. и пр., и ученым, живущим ныне, и тем, кто родится позже, которые поступают так же в настоящем и будут поступать в будущем». И поступают, добавим мы. Наука очень тяжело оставляет свои основные позиции...

Но так или иначе, а «чудеса» пробивают себе путь, несмотря ни на что. Как же хочется понять то, что на сегодня действительно является чудом! «Как же все-таки осуществляется ваше воздействие на болезнь?» — задаю я очередной вопрос Садырину.
— Я не лечу болезнь, — отвечает Валерий Александрович. — Я даю больному организму информацию о здоровье на уровне ауры — души — лептонной оболочки — информационно-энергетического поля (у разных народов в разные времена эта структура называлась по-разному). Название болезни — это только ее словесный символ, только фрагмент какого-то страдания организма, которому все равно, как называется человеком эта патология. После моего воздействия идет лечение всех органов и систем. Я лечу больного, а не болезни, задаю как бы камертон гармонии. Ведь больной организм потому и больной, что в него внесена дисгармония. Этот процесс можно сравнить с настройкой органа: сначала некая какофония, дисгармония, потом оркестр постепенно налаживается, хотя в общую мелодию еще врываются диссонирующие звуки. Но проходит время, и все инструменты начина ют звучать в унисон — в едином гармоническом ключе. Я — «передающий» телецентр, люди — воспринимающие «телевизоры». Я передаю по своему каналу информацию о здоровье. Запись этой информации идет на ауре пациента (информационной оболочке, биополе), она-то и «ремонтирует» органическую оболочку (тело). Тот факт, что происходит излечение всех органов, которые нуждаются в этом (но в разной степени — это вещь индивидуальная), больные ощущают где-то в течение месяца в виде периодических «ломок очищения» — специфического исцеляющего состояния. Преодоление болезни идет через боль — если понять это, то бодрость духа интенсифицирует этот процесс. Можно сказать совсем коротко: я реставрирую ауру, а она, в свою очередь, — организм.

Оказывается, невидимые колебания (вибрации) не только передаются непосредственно каждому сидящему в зале, но и могут быть записаны на различных носителях — на воде, кремах, на аудио- и видео кассетах, на фотографии. Вот почему на пациентов воздействует не только сам Садырин, но и многочисленные носители информации с записью его воздействия. Все, куда я вкладываю свою мысль, говорит Валерий Александрович, несет целебную информацию и снимает боль.

Не знаю, как читателя, но меня эти слова просто поразили, так было необычно то, что я услышала. Ведь так уж повелось, что мы привыкли считать: человеческий разум — это сила, которой подвластны любые задачи. И вот все чаще мы слышим о сверхразуме или Высшем Космическом разуме, который доступен лишь посвященным... Анни Безант, последовательница ЕЛ.Блаватской, писала: «Как при беспроволочном телеграфе рад вибраций, образующих посылаемую передачу, может быть воспринят любым подходящим приемником, то есть каждым приемником, способным воспроизвести те же вибрации, так и скрытая вибрационная сила познающего может быть приведена в действие аналогичной вибрацией, исходящей из этих космических образов». В данном случае познающий — это экстрасенс (сверхчувствую-щий), который передает полученную информацию больным. Но каким образом идет передача? Вот как понимает это Валерий Александрович:

— Организм, каждый орган, каждую клетку окружает оболочка — информационное поле (о котором уже упоминалось). Воздействие идет на полевую сущность. В данном случае я выступаю как генератор информации, которую способно принимать, усваивать это информационное поле (биополе) на уровне клетки, ткани, органа и всего организма. Экстрасенсы владеют в разной степени теми или иными, недоступными обычному человеку, обладающему пятеричным набором чувств, сверхчувствительными возможностями. На сеансах я, кстати, даю возможность присутствующим почувствовать тактильно, то есть на ощупь, свое воздействие. Когда я направляю мысль в их кончики пальцев, они ощущают покалывания, а некоторые даже подергивание, то есть они чувствуют энергетическое воздействие. Конечно, это тонкие ощущения. Мои ощущения отличны в сторону их крайней интенсивности, причем с различным диапазоном колебаний. Эти ощущения трудно передать, а еще труднее воспринять. Ведь если человек обладает нормальным зрением, ему трудно представить, что такое дальнозоркость; если он наделен обычным слухом, ему трудно на уровне чувств понять, что музыкант способен слышать звуки, которые обычное ухо не воспринимает. Вообще человек, не воспринимающий чего-либо, даже если он находится на высоком интеллектуальном уровне, как правило, «не видит», «не слышит», «не понимает» (помните, в Библии: «слушают, но не слышат, смотрят, но не видят»). Для него этого просто не существует. Вот почему так тяжело в сознание человека «проходят» всякие необычные для его восприятия явления, та же экстрасенсорика. В более выгодном положении находятся те, кто, опираясь на факты, способен поверить, а потом уже понять. Но не будем отчаиваться, ибо время работает на нас.

После разъяснения Валерия Александровича кое-что стало проясняться. Надеюсь, что и для читателя тоже. Но не успела я порадоваться, как снова встала в тупик. На мой вопрос: «Как вы это все-таки делаете?» — Садырин ответил так:
— Сосредоточиваюсь. Представляю конкретный орган (скажем, сердце, или легкие, или печень, или часть органа), ощущаю патологию, даю здоровую информацию. А дальше, как уже говорилось, биополе «считывает» эту информацию. Начинается процесс компенсации, выздоровления...

И снова я воспринимаю это как фантастику (что говорит прежде всего о том, что мы находимся на разных уровнях информационного обмена: они совпадают лишь частично!). Вот почему непонятное для меня понятно другому — тоже экстрасенсу. В интереснейшей книге физика А.В.Мартынова «Исповедимый путь» говорится, что экстрасенсорное воздействие происходит не только на уровне органа, но и на уровне клетки и что каждый организм берет энергии (Садырин считает это информацией) столько, сколько он в состоянии взять — не больше и не меньше. А профессор, доктор наук, народный академик Б.И.Искаков особо выделяет экстрасенсов, которым дано органично сочетать два направления — энергетическое и информационное. По лептонной гипотезе, на которую он опирается в своих рассуждениях, «мыслеобразы, мыслечувства, мыслежелания могут воплощаться в соответствующих волнах лептонного поля, которое окружает каждую клетку, орган, тело, систему». В этом свете уже более понятным становится сказанное Валерием Александровичем, а также и способы его воздействия:

— Человек не кончается кожей. Он продолжается в пространстве различными полями, как известными, так и неизвестными. Их воспринимают и даже видят некоторые экстрасенсы. Это, как уже говорилось, аура, информационно-энергетическая оболочка, то, что мы называем душой. Наша душа знает о нас гораздо больше, чем наше сознание. В ауре содержится память обо всем, что происходило или происходит в нашем организме, в каждой клетке, фиксируется каждая наша мысль. Она содержит информацию о наследственных, генетических характерностях человека, об истории предыдущих поколений рода. Вот почему при особых состояниях человек как бы «считывает» скрытое от него в обычном состоянии прошлое. Сознание отягчено массой социальных и прочих условностей, а подсознание в этом плане, что называется, «чистое». Это нечто вроде компьютера с практически неограниченным объемом памяти. Когда я воздействую на ауру и даю ей информацию о здоровье, она воспринимает ее, «считывает» заложенную в нее здоровую информацию, которую использует для коррекции (своеобразного ремонта) поврежденных органов или нарушенных систем. Таким образом, мое воздействие способствует как бы самоизлечению.

— Ваша гипотеза очень интересна, но, честно говоря, все это граничит с фантастикой. Человек свыкся с тем, что у него оолит тело, и он упорно с помощью медицины его лечит. И вдруг аура, запись на ауре, лечение ауры, то есть души... Как вы понимаете саму болезнь?
— Почти все болезни, за небольшим исключением, результат закладки в ауру патологической информации. Современная медицина лечит наше органическое тело, не устраняя причину болезни, между тем на ауре продолжает сохраняться патологическая информация! Вот почему болезни, большинство которых носит хронический характер, через некоторое время снова обостряются. Лечить надо и тело, и душу, только тогда можно добиться радикальных результатов. Меня раньше упрекали коллеги: ты лечишь все болезни, тебе даже не нужен диагноз. Это шарлатанство, потому что это невозможно. Я отвечаю: я не лечу болезни. Я даю информацию о здоровье, и она реализуется самим организмом. Происходит гармонизация, а следовательно, нормализация функций организма.

Здесь я на минутку прерву Валерия Александровича и процитирую как бы в подтверждение его слов мнение доктора медицинских наук ВЛегачева: «В каждом заболевании есть соматический (греч. Soma — «тело». — И.Д.) и психический компоненты... Восстановлению гомеостаза (устойчивости основных физиологических функций организма. — И.Д.) способствует воздействие на подсознание... Сенсорная терапия основана на информации, поступающей через зрение, слух, кожу... Сила лечебного воздействия пропорциональна числу пациентов... Можно предположить, что влияние экстрасенсов связано с еще не раскрытыми наукой тайнами сознания и организма человека». Разные слова, разные термины, но смысл, в общем-то, один!

— А как вы, Валерий Александрович, можете объяснить механизм (если здесь уместно это слово) воздействия вашей лечебной фотографии? Я, например, в это верю — и по собственным ощущениям (не раз пользовалась), и по ощущениям ваших пациентов, о которых я узнала из бесед и многочисленных писем, которые идут в ваш адрес. Однако хотелось бы не только верить, но и хотя бы частично понять...
— Любая деталь, связанная с человеком — волосы, одежда, фотография, является как бы осколком его большой голограммы, которая сохраняет ее качества и информацию, но в энергетически более слабой форме, между тем, как, по моему мнению, информация сохраняется в полном объеме; другое дело, надо уметь ее считать. Вот почему некоторые экстрасенсы по фотографии «чувствуют», например, жив человек или умер. Моя фотография, как и я сам, несет информацию о здоровье (повторяю, мне это дано). Вот почему она лечит: снимает боли так же, как я делаю это сам, только менее интенсивно. Я считаю, что за этим методом лечения большое будущее, а как средство скорой помощи метод этот вообще непревзойденный.
— Первый раз, Валерий Александрович, мы встретились два года назад. Что существенного произошло в вашей жизни за это время?
— Я четыре раза был в США по приглашению Института новых технологий в Калифорнии. Помимо регулярных сеансов с больными, там был произведен интереснейший эксперимент: я воздействовал на молекулу ДНК (формула наследственности) в лабораторных условиях.
— Каков же результат?
— Как говорится, результат превзошел все ожидания. Мне удалось своим мысленным воздействием в одном случае уменьшить, в другом — раздвинуть расстояние между цепочками ДНК. Этот результат, зафиксированный ультрафиолетовым сканнером, подавался на дисплей компьютера. Особенно поразил американских ученых факт адекватного воздействия на молекулу ДНК моей фотографии.
— А были ли проведены какие-либо эксперименты в Харькове, где вы живете?
— Да, и очень любопытные. В Украинском институте невралгии мне вручили документ под названием «Воздействие влияния фотообъекта (ФС) на функциональное состояние мозга и симпатоадреналиновую систему» за подписью руководителя лаборатории нейрофизиологии и иммунологии доктора биологических наук профессора Т.М.Воробьевой о положительных воздействиях моей фотографии на больных. Это для меня большая радость, ибо если личное воздействие экстрасенса на больного — вещь, ставшая почти привычной, то адекватное воздействие фотографии часто воспринимается с недоверием. Но это еще не все. Лечебное воздействие фотографии показало ученым, что они имеют дело с абсолютно новым, ранее неизвестным, способом воздействия на биологические объекты (помимо использования фотографии в клинике, она применялась для воздействия на бактерии и на животных), другими словами, с новым лекарственным средством широкого спектра действия при самой различной патологии, что является, по существу, открытием. Все материалы для утверждения моего воздействия в качестве открытия пересланы в Украинский комитет по изобретениям.

Ирина Данченко

Просмотров: 6989