Черные спартанцы

01 сентября 1994 года, 00:00

Черные спартанцыКопья длинные и короткие — ассегаи; деревянные, овальной формы щиты с рядами прорезей-глазниц, большие и поменьше; курчавые головы, украшенные ободами, обшитыми полосками шкур сервала, либо увенчанные колыхающимися на легком сухом ветерке страусиными перьями — белыми, розовыми, светло-желтыми; полуобнаженные черные тела, сомкнувшиеся в строй перед пьедесталом, на котором возвышается памятник грозному вождю-воину в провинции Наталь... Это — зулусы, члены Инкаты, возрожденного в 1975 году движения культурного освобождения нации, политической организации чернокожего населения Южной Африки, численность которой ныне составляет около миллиона человек. А в каменном изваянии воплощен образ Чаки, всесильного инкоси — верховного правителя и полководца, создавшего в начале прошлого века крупнейшее государство зулусов, могущественного племени, влияние которого некогда распространялось на всю территорию провинции Наталь, половину Трансвааля, Оранжевого Свободного государства, а также обширные районы Мозамбика и Капской провинции. Когда-то это и правда был могучий, непобедимый народ: ведь «зулусы» в переводе с языка зулу означает «сошедшие с небес», то есть призванные выполнить великую миссию объединения африканских племен, возложенную на них богами. Во всяком случае, так гласит старинная зулусская легенда, подтвержденная самой историей.

Итак, кто же такие зулусы, где их корни, откуда пришли они, как достигли своего могущества? Согласно истории, конечно.

Первые земледельческие сообщества, говорившие на языках банту, к которым принадлежит и язык зулу, возникли на территории нынешнего Наталя на заре железного века, точнее — в IV-III тысячелетиях до нашей эры. А составлявшие их племена пришли с севера, из края Больших озер, и расселились на возвышенностях, граничащих с рифтовыми долинами и Драконовыми горами. По пути на юг они встречали народы, принадлежащие к койсанской группе, в частности бушменов, и завязывали с ними дружественные отношения, основанные главным образом на принципе обмена произведенными продуктами. В начале X века на юг хлынула вторая волна племен банту, владевших новыми, уже более совершенными способами обработки глины — одним словом, зачатками гончарного ремесла. Притом, что главными занятиями пришельцев с севера все же были скотоводство и обработка железа. Однако отношения между банту и бушменами складывались непросто, о чем свидетельствуют многочисленные наскальные рисунки, сделанные в ту далекую эпоху и изображающие лишь сцены кровопролитных сражений.

Это было в конце железного века. Именно в то время между различными племенами, живущими на юго-востоке Африки, стал складываться товарообмен и образовываться крупные государства, такие, как Мономотапа.

С этого времени вплоть до конца XVIII столетия в истории Наталя не произошло ни одного мало-мальски примечательного события. На его территории проживало множество маленьких племен, у которых были общие язык, быт и верования, и всех их этнографы объединили в одну группу — нгуни. Народы нгуни обитали по соседству с племенами, принадлежавшими к группе сутотсвана, чьи земли простирались далеко на запад, тогда как на юге процветали другие нгуни, постепенно слившиеся с народами койсанской группы.
 
Начало XIX века ознаменовалось в Натале обострением межплеменной борьбы за превосходство. В ту пору войны в Натале стали явлением частым и вполне обыденным. Но давайте тут же и уточним: сражения, происходившие едва ли не каждый божий день, никогда не были кровопролитными, да и проводились они не столько с целью захватить земли поверженного противника, сколько затем, чтобы попросту ославить его, выставить всеобщим посмешищем. Все вооружение тогдашних воинов-нгуни состояло из щитов, булав и одного или нескольких метательных копий, которыми противники перебрасывались как бы играючи.

В конце концов в результате нескончаемых войн утвердились в своем превосходстве два царства — Ндванде и Мтетва, во главе которых стал верховный вождь Дингисвайо; остальные же кланы, более малочисленные, попали под их опеку, и среди них — племя зулу. Корни этого племени уходят, как мы говорили, глубоко в историю. Так, в древних зулусских преданиях упоминается некий Лузумане, живший, вероятно, в XVI веке, — от него-то, очевидно, и ведет свое начало род зулусов. А название племени дал внук Лузумане Зулу — оно происходит от слова «изулу», что означает «небо».

После Зулу в племени зулусов сменилась не одна правящая династия. Наконец спустя два века во главе ее стал Сензангакона. Вскоре после восшествия на престол он женился на некой Нанди, женщине из соперничающего племени, — она, заметим, вышла за него замуж по принуждению, — и та родила ему сына. Зулусы, разумеется, невзлюбили новоявленную царицу, и жизнь ее превратилась в муку. Не в силах сносить унижений, юная Нанди, забрав с собой сына Чаку, бежала из ненавистного племени и нашла прибежище у Дингисвайо, вождя Мтетва. Дингисвайо, лишь первый раз взглянув на младенца, увидел в нем будущего великого воина.

Детство у сына царицы-беглянки было не из легких: мальчик рос в одиночестве, постоянно терпел насмешки и оскорбления своих сверстников.

Но вот Чака вырос и окреп не только телом, но и духом, и с тех пор его не покидала мысль о мести. Юношей он сражался в войске Дингисвайо — там-то и проявились его незаурядные полководческие способности. Скоро они сам сделался военачальником, и все воины любили его и почитали.

В 1816 году, после смерти Сензангаконы, Чака, опираясь на поддержку Дингисвайо, своего защитника и покровителя, вернул себе право на зулусский престол, который принадлежал ему по закону. Так началась новая эпоха в истории племени зулусов.

Чтобы укрепить свое государство, юный инкоси Чака, во всем следовавший примеру Дингисвайо, создал доселе невиданное по силе и мощи регулярное войско, подразделив его на несколько крупных отрядов — импи, и лично взялся обучить их военному искусству. Отныне вооружение каждого воина состояло из щита гораздо больших размеров, нежели прежде, короткого, с удлиненным наконечником ассегая, заменившего обычное метательное копье и вынуждавшего противника вступать в ближний бой. Ассегай еще называли «иклвой» — по звучанию слово это напоминало звук, раздающийся всякий раз, когда копье вырывалось из тела убитого противника.

Чака проявил себя и как великолепный стратег. Он изменил боевой порядок импи: теперь воины выстраивались не в прямую линию, а клином. Так родилось знаменитое грозное тактическое построение, получившее название «бычий рог». Преимущество такого боевого порядка заключалось в том, что фланги в процессе боя, постепенно разворачиваясь, в конце концов смыкались, и противник попадал в кольцо, где его добивали окончательно.

Во времена правления Чаки война превратилась из некогда бескровной забавы в жестокую, кровопролитную бойню, и велась она уже в куда более крупных масштабах. Не случайно Чаку даже прозвали — европейцы, разумеется, — «африканским Наполеоном», новатором в военном деле.

Последствия подобных нововведений не замедлили сказаться — зулусское войско одерживало одну победу задругой. «Победа или смерть» — таков был девиз импи, сражавшихся под командованием Чаки.

Кроме того, как мудрый полководец, Чака требовал от своих воинов и военачальников безоговорочного повиновения и строжайшей дисциплины. Сам же он презирал смерть и личным примером вдохновлял их на поле битвы. Его поначалу малочисленная армия была способна сокрушить любого, даже превосходящего по силе противника. Именно так было разгромлено войско племени ндванде, некогда сокрушившее самого Дингисвайо. После этой грандиозной, ошеломляющей победы слава о зулусах, доблестных, непобедимых воинах, гремела по всему югу Африки. И тысячи мужчин из различных племен нгуни считали для себя большой честью служить под началом всепобеждающего Чаки.

Но у достославных побед Чаки была и другая, пагубная, сторона. Зулусы, покорив соседние народы сутотсвана, развязали настоящую братоубийственную войну, «мфекане», охватившую огромные территории вплоть до Ботсваны. На своем пути воины Чаки стирали с лица земли деревни, уничтожали целые народы, сея повсюду голод и разрушения. А это привело к тому, что на территориях, завоеванных зулусами, появились полчища разбойников и грабителей. Описываемые события происходили в то время, когда буры предприняли великий трек на север. Воспользовавшись беспорядками в государстве зулусов, они без всякого труда захватили принадлежавшие им земли.

Между тем раскол произошел и в стане зулусов. Иные военачальники, то ли опасаясь за собственную жизнь, то ли не желая больше терпеть гнет своего повелителя, покинули Чаку и разбрелись, что называется, на все четыре стороны. Один подался на юг Мозамбика, другой, совершив долгий переход через Трансвааль, завоевал все южные области нынешнего Зимбабве, а третий добрался аж до Танзании.

Как бы то ни было, за какой-нибудь десяток лет Чаке удалось создать на территории теперешнего Квазулу целую империю, и границы ее простирались далеко за пределы провинции Наталь. С годами храбрый инкоси превратился в сущего тирана. Его уже возненавидели не только соратники и приближенные, но и все зулусы. Последней каплей, переполнившей чашу народного терпения, стали похороны Нанди, матери Чаки. Достославный инкоси решил тогда принести великую жертву богам и повелел убить тысячу ни в чем не повинных людей. А в 1828 году он и сам стал жертвой, пав от руки своего сводного брата Дангаана, который занял его место на престоле.

Однако в отличие от Чаки новоиспеченный инкоси оказался как бездарным правителем, так и никудышным военачальником. И все же спустя десять лет, в 1838 году, Дангаану, непонятно каким образом, удалось разбить один из передовых отрядов бурских треккеров, вознамерившихся обосноваться в Натале, потом беспрепятственно войти в Дурбан, учинить в городе разбой и затем как ни в чем не бывало вернуться с награбленным добром в Квазулу. Но возмездие со стороны белых первопоселенцев последовало незамедлительно. Вооруженные пушками и ружьями, буры перебили около трех тысяч зулусов в знаменитой битве при Бладривер. Разгромив потомков некогда несокрушимых воинов Чаки, буры решили возвести на престол зулусской империи одного из сыновей Сензангапоны — Мпанде. Он правил тихо-мирно тридцать два года — за это время зулусы, образно выражаясь, успешно перековали мечи на орала и вернулись к прежним, давно забытым занятиям — скотоводству и землепашеству.

Так зулусы прожили в мире и спокойствии почти четыре десятка лет. Но вот в 1872 году, после смерти Мпанде, верховным правителем зулусов стал Кетчвайо. Всего лишь за несколько лет ему удалось воссоздать некогда сильное войско — под настороженным оком англичан, которые к тому времени обратили Наталь в колонию Британской империи. Как ни странно, англичане в самом деле бездействовали — только следили за переменами, происходившими в государстве зулусов, и ждали, что же будет дальше.

А дальше, точнее, в 1879 году, разразилась англо-зулусская война. Длилась она целый год и была кровопролитной. Поначалу перевес был на стороне зулусов: так, под Изандлваной английская армия потерпела самое сокрушительное поражение в истории британских колониальных завоеваний. И произошло это потому, что англичане, потеряв бдительность, попросту недооценили противника: они, в частности, никак не рассчитывали, что зулусы способны искусно маневрировать и совершать быстрые переходы на довольно большие расстояния. Но главное — англичане не ожидали столкнуться со столь беспримерным мужеством и отвагой зулусских воинов, которые, как и при Чаке, сражались в традиционном боевом порядке «бычий рог».

Однако зулусы, что не менее удивительно, даже в конце XIX века так и не научились воевать с огнестрельным оружием в руках, хотя сами не раз убеждались в его бесспорных преимуществах перед ассегаями и дубинами. Кроме того, на поле битвы бесстрашные потомки Чаки никогда не пытались обхитрить противника и предпочитали атаковать, что называется, в лоб, вступая в ближний бой. А убивать врага на расстоянии всегда считалось для них позором, бессмысленной трусостью. И, что также странно, в стратегическом плане зулусы никогда не пытались воспользоваться плодами своей победы. Так, разгромив англичан при Изандлване, доблестные воины Кетчвайо разбрелись по родным деревням, вместо того чтобы продолжить победоносное шествие и окончательно добить неприятеля, тем более что все крупные города Наталя, Оранжевого Свободного государства и Трансвааля были охвачены паникой. Не говоря уже о волнении, царившем даже в самой Великобритании. В результате у англичан оказалось предостаточно времени, чтобы подтянуть подкрепление вместе с тяжелой артиллерией и подготовиться к ответному удару. Кстати, при подготовке к наступательным действиям трагически погиб сын французского императора Наполеона III, проходивший стажировку в британских колониальных войсках, — отряд, где служил наследник французского престола, наткнулся на засаду зулусов.

И вот спустя несколько месяцев в битве при Улунди англичане разбили зулусов в пух и прах. Инкоси Кетчвайо был захвачен в плен и отправлен в Англию, где его, однако, принимали с высокими почестями — тут надо отдать должное англичанам: британское военное командование по достоинству оценило храбрость зулусских воинов, которые, подобно спартанцам, противостояли огромной и хорошо вооруженной армии иноземцев.

По материалам журнала «Science et Avenir» подготовил И.Алчеев

Рубрика: Конкурс «ВС»
Просмотров: 7099