Тайны киевских гробниц

01 ноября 1996 года, 00:00

Тайны киевских гробниц

Киев издревле славился своими подземными лабиринтами. Испокон веков сюда стремились паломники со всех уголков Руси, чтобы поклониться нетленным мощам печерских угодников. Слава о киевских рукотворных христианских катакомбах прокатилась по просторам средневековой Европы. Киевская Лавра и ее подземелья были не менее известны, чем Колизей Рима, Акрополь Афин или Тауэр Лондона. Печерская Лавра была включена ЮНЕСКО в список наиболее значительных исторических памятников Всемирного наследия.

Существовало ли древнерусское «метро»?

Я имел счастье в течение долгого времени работать на территории Киево-Печерской Лавры и решать различные научные проблемы, связанные с этим уникальным объектом. Можно ли передать словами тот душевный трепет, который я испытал, когда к нам обратились с просьбой составить современные карты подземных лаврских лабиринтов... Для меня это прежде всего значило попасть в святая святых Киевской Лавры, побывать в самых неизведанных уголках подземелий. Ведь до сих пор я, как и все простые смертные, имел возможность увидеть лишь малую толику катакомб.

Исторических свидетельств и описаний лаврских пещер существует множество, свой отсчет они ведут от знаменитой «Повести временных лет». Согласно летописи, в лето 6559 г. (год 1051 от Рождества Христова — С.Х.) некто Антоний, в миру Ангина, вернувшись с Афона, поселился в «пещерке малой, двусаженной». (Заметим, пещера эта была очень древней и ранее в ней жили варяги. В дальнейшем мы еще вернемся и к самой пещерке, и к ее обитателям). Этот момент взят за начало отсчета истории Печерского монастыря. Далее все шло как пописанному: к Антонию присоединились единомышленники, росли пещеры — крепла обитель. Составить хотя бы приблизительный план первых подземелий, основываясь на летописных сведениях, к сожалению, невозможно. Известно только, что уже в XII веке существовали пещерные кельи, галереи, церкви и трапезные.

Практически все средневековые авторы, без исключения, писали о гигантской длине лаврских катакомб, расходясь лишь в цифрах. Самые скромные упоминали о пещерах длиной от 10 до 100 миль, более решительные не боялись расстояния в 1000 миль. Список городов, с которыми якобы были связаны киевские подземелья, включал почти все крупные населенные пункты Древней Руси: Чернигов, Смоленск, Псков, Москву, Новгород и многие другие. Я попытался нанести все перечисленные в древней литературе города на обычную географическую карту и соединил их прямыми линиями с Киевом. Получилась довольно-таки наглядная иллюстрация старинных лаврских легенд и преданий о протяженных подземных ходах. С виду такая карта напоминала схему воздушных сообщений бывшего «Аэрофлота», только с центром в Киеве. Дав волю фантазии, нетрудно представить, как, немного усовершенствовав древние галереи, можно было бы пустить по ним, скажем, скоростные поезда метро. В таком киевском метрополитене было бы обычным делом объявление типа — «Обэрэжно, двэри зачыняюця! Наступна зупынка — Москва».

И все-таки упоминаний в исторической литературе о фантастической длине лаврских пещер так много, что просто взять и отмахнуться от этого факта невозможно. Приходится принять к сведению некоторую часть информации, и, если пещерные ходы в другие города — полный абсудрд, то подземные туннели под Днепром могли быть явью.

Набравшись таких уникальных и противоречивых сведений, я решил вплотную заняться розыском и изучением старинных карт лаврских катакомб.

Карты, которым сотни лет

Долгая и кропотливая работа в архивах «увенчалась успехом — было найдено около 30 старинных карт лаврских пещер. Они охватывали почти четыре последних столетия. Но история Печерской Лавры, как я уже говорил, насчитывает девять веков. А где же более ранние карты? К великому сожалению, они не дошли до наших дней. Может быть, сгорели в огне многочисленных пожаров обители, может, истлели в сырых монастырских подземельях. Конечно, хочется надеяться, что где-нибудь еще отыщутся более ранние карты, но пока самая древняя из них датирована XVII веком.

Первые графические изображения (графические, а не картографичекие!) лаврских пещер появились в конце XVI века. Они представлены иллюстрациями на полях рукописи львовского купца М.Грюневега, побывавшего в Лавре в 1584 году. Простые донельзя рисунки несут, тем не менее, весьма любопытную информацию — на них изображен вход в самую древнюю часть подземелий, укрепленную дубовыми сваями. По утверждению того же Грюневега, природная пещера тянется на 50 немецких миль. Я довольно хорошо знаю катакомбы, но такого хода что-то не припоминаю.

Первые карты лаврских катакомб были помещены в книге монаха Печерской лавры А.Кальнофойского «Тератургима», изданной в 1638 году. Вместе с ними к книге был приложен план Киева, также первый в истории. Впоследствии все внимание ученых было всецело уделено этому плану, а карты пещер оставались как бы в тени. Мне стоило немалых трудов отыскать оригиналы первых карт: книга со дня своего рождения была раритетом.

И вот я держу в руках уникальную карту, созданную лаврскими монахами более трехсот лет назад. За кажущейся простотой и наивностью рисунка кроется творческий поиск первых отечественных картографов, положивших начало развитию картографического дела на Украине. Автор карты создал целую систему условных знаков, использовал цифровые обозначения, показал все объекты в математической пропорции. Таким образом, мы имеем полное соответствие современному определению карты, именно карты, а не рисунка или чертежа.

Следующая страница картографической летописи лаврских пещер — карты из выдающегося памятника отечественного книгопечатания — «Киево-Печерского патерика» 1661 года издания. Эти изображения, созданные лаврским гравером Ильей, более известны широкому кругу исследователей, их описания легко найти в картографической литературе.

Оригинальная карта Дальних лаврских пещер отыскалась довольно легко, гораздо труднее дело обстояло с поиском ее второй половины — карты Ближних пещер. И, как это часто бывает в жизни, то, что долго ищешь, оказывается, лежит на самом видном месте. Редкий экземпляр неизвестной ранее карты я нашел в фондах Центральной библиотеки АН Украины. Лежал он там всеми позабытый-позаброшенный, в ужасном состоянии, но достаточно хорошо читаемый. Известно, без казусов в науке не обходится: с одной стороны — я вроде бы сделал нужное дело, выявил ценный исторический документ, с другой — это сослужило ему недобрую службу. Библиотечные работники сразу же спохватились и отдали старинную карту на реставрацию, а это дело тонкое и очень-очень долгое. Я такой оборот дела предвидел и снял копию с редкой карты. Оказалось, не зря я так долго ее искал. На ней были изображены легендарные пещерные ходы, идущие к Днепру! Уточняю — к Днепру, а не за Днепр.

Нет смысла перечислять все найденные мною карты, скажу только, что они разительно отличались по содержанию. Невооруженным глазом было видно, что пещерные ходы за свою многовековую историю многократно изменяли конфигурацию. И это немудрено! Часто старые галереи обваливались, иногда их укрепляли, а иногда просто замуровывали. В этом-то и состоит особая прелесть и ценность старинных карт: они остались единственными свидетелями истории, лишь они могли рассказать о былом. Карты давали и основное направление практическим поискам. Оставался единственный и вполне надежный способ проверить правдивость древних легенд о гигантских лаврских пещерах — самому спуститься под землю.

Дальние пещерыБлижние и Дальние катакомбы

Подземная картографическая съемка мало чем напоминает наземную топографическую. Признаюсь откровенно, хотя работать в лаврских катакомбах — большая честь, но не очень большое удовольствие. Представьте такую веселую картину — лето, знойный полдень, Лавра, экскурсанты, изнывающие от духоты. По монастырскому двору, по самому солнцепеку движется процессия молодых людей отнюдь не монашеского сословия, одетых во все черное, в наглухо застегнутых куртках. На их головах красуются, поблескивая на солнце, оранжевые, как апельсины, защитные каски. На плечах они несут странные оптические приборы на треногах. Чинно прошествовав ко входу в пещеры, процессия исчезает во мраке. Среди видящих это на короткое время возникает переполох, высказываются разные, порой самые невероятные предположения. А это мы очередной раз спускаемся в катакомбы, где температура и летом, и зимой постоянна, но никогда не поднимается выше плюс 10° С. Мы спускаемся для проведения подземных топографических или маркшейдерских работ.

Ближние пещерыВторой отрицательный момент — тот естественный страх, который живет в каждом из нас, ведь каждый боится большой высоты или большой глубины. В киевских катакомбах над вашей головой всего... 10-15 метров фунта, но кажется, что чувствуешь каждую его песчинку. Этот груз как-то давит, особенно вначале, когда впервые попадаешь в подземелье. А еще — запах! Сырой, холодный, как дыхание Смерти и Вечности. Принюхавшись, я легко распознал составные того воздушного коктейля, которым приходится дышать в катакомбах, — сырость плюс машинное масло. Им, оказывается, регулярно смазывают чугунные плиты, которыми вымощены полы в катакомбах Лавры.

Ну и, конечно, нельзя забывать о том, что, спускаясь в лаврские катакомбы, попадаешь в царство мертвых, а среди гробов чувствуешь себя как-то дискомфортно. Всю сознательную жизнь тебе вдалбливали в голову — Бога нет, и вдруг попадаешь в место, где сплошные святые и нетленные мощи, самые известные реликвии православной церкви. Пожалуй, выражение «мороз по коже» будет слишком слабым и не передаст всей гаммы переживаний.

Моими помощниками в работе были два студента-практиканта географического факультета Киевского университета, этакие украинские Пат и Паташон. Один — белокурый гигант двухметрового роста, щирый украинский хлопец, кандидат в мастера по всевозможным видам спорта. Другой — тщедушный, хлипкий парнишка, которому едва удалось бы оторвать от пола двумя руками пудовую гирю. Натерпелись мы взаимно, они — от меня, я — от них. Оно и понятно, возле прибора стоять гораздо приятнее, чем лазать по закоулкам подземелья с рейкой в одной руке и фонарем в другой. В конце концов фонари сдались первыми, батареи в них сели окончательно и навсегда. Пришлось прибегнуть к более надежному источнику света — восковым свечам. При свечах все стало еще таинственнее, загадочнее и страшнее. В одном из самых узких пещерных проходов, похожем на сужающееся бутылочное горлышко, наш белокурый гигант застрял — подвели слишком широкие плечи. И смех и грех! Слышу его сдавленный голос: «Калавур! Хлопцы, тягнить, бо тут застряв, як кит у глечику сметаны!», «От бисив сыну!» (Ой, а ругаться-то в катакомбах нельзя — место святое!) В общем, вытащили мы его за ноги, спасли.

Были, конечно, и хорошие моменты в такой работе. Во-первых, все участники съемок напрочь отучились ругаться, пусть на короткое время, но все же приятно. Отвыкли и от курева. Может, святость мощей подействовала? Кстати, современные исследования показали, что лаврские мощи излучают такую же энергию, как и живые экстрасенсы. Пшеничные зерна, облученные мощами, росли вдвое быстрее обычных, а растения оказались защищенными от радиоактивного излучения. Подтвердились слова Н.К.Рериха, что психическая энергия сильнее ядерной...

Возвращаясь к аналогии между лаврскими мощами и египетскими мумиями, замечу, что их схожесть только внешняя. Египетские мумии тщательно скрывали от глаз посторонних, — лаврские, напротив, всегда выставляли для паломников. Первые были носителями отрицательной, губительной для человека энергии, вторые — несли целительную силу. Тысячи калек, слепых, глухих и немощных шли поклониться святым печерским реликвиям, и многие получали исцеление. По народному поверию, тот, кто проходил через главные ворота Печерской лавры, освобождался от всех содеянных грехов. Мы не ленились каждый день ходить на работу только через этот вход, хотя и это и удлиняло наш путь.

Плодом нашей упорной картографической работы явились современные планы лаврских катакомб, которые сегодня представляют собой два отдельных подземных лабиринта. Наши измерения показали, что длина Ближних — более 350 метров, Дальних — около 500. Катакомбы вырыты на глубине от 5 до 15 метров от поверхности в слое пористого песчаника. Благодаря свойствам этой породы, в лаврских пещерах и сохраняются постоянные температура и влажность, что препятствует гниению органической материи, то есть делает возможным образование мумий. Оба подземных лабиринта имеют по три пещерных церкви, массу ниш для захоронений — аркосолий, склепов-крипт, множество узких гробниц в стенах — локул.

Строение киевских и римских катакомб идентично, хотя отечественные ученые стараются избегать такой аналогии. А ведь и те, и другие представляют собой систему подземных галерей шириной один метр с нишами для захоронений. Тела покойников и в Киеве, и в Риме хоронили либо в локулах (людей простого происхождения), либо в аркосолиях (более знатных), либо в криптах (особо именитых). Стены и тех и других катакомб испещрены надписями-граффити. Кроме современных начертаний типа «Здесь был Вася», в пещерах обнаружены надписи, датируемые XII — XVII веками. Они сделаны на разных языках, в том числе на польском и армянском. Одно из немногих отличий киевских и римских катакомб — это то, что в пещерах Вечного города встречаются красочные настенные росписи, а в Киеве их нет. Вернее — не было, а еще точнее — о них не знали. Стены лаврских пещер были издавна побелены, и все посещавшие их выходили с нежелательным сувениром — белой от мела спиной. Однако во время последних археологических раскопок под слоем штукатурки нашли прекрасные фрески, писанные древними мастерами. Стоило смыть толстый-толстый слой побелки, как перед нами предстала подземная живопись во всей своей первозданной красе.

К сожалению, в Дальних и Ближних пещерах нам не удалось обнаружить неизученные подземелья. Но труд не пропал даром! Совместный анализ древних и современных карт позволил определить точное местоположение замурованных пещерных ходов. И тут пришел черед археологов. Они пробили замурованные входы и проникли в древние галереи. Благодаря картам было обнаружено более 150 метров пещер, датируемых XI — XIII веками. Ходы вели в разные стороны, одни — к Успенскому собору, другие к Днепру. Дальнейший путь был прегражден массивными обвалами грунта, расчистить которые пока не позволили наши скромные технические средства.

Находки следовали одна за другой. Было обнаружено большое количество погребальных ниш и монашеских келий, открыты древние подземелья, где, согласно карте 1744 года, «кости простых людей положены при разорении Киева царем Батыем». В одной из ниш нашли огромную дубовую колоду, тщательно обитую телячьей кожей. Такая находка — большая редкость. Археологи почувствовали всю важность момента, ведь внутри могло быть что угодно — книги Ярослава Мудрого, церковные драгоценности, святые реликвии. Колоду вскрывали при большом стечении кино-, фото- и телерепортеров, пригласили и представителей религиозных и общественных организаций. Наконец обшивку распороли, колоду открыли и... вздох разочарования пронесся в толпе любопытных и жаждущих сенсации. Внутри было обычное захоронение.

Одна из главных находок в Дальних пещерах — келья основателя монастыря Феодосия. Она была нанесена только на карте 1638 года, а на более поздних ее изображение отсутствовало. Благодаря нашей современной карте археологи легко обнаружили древнюю кирпичную кладку в стене пещеры, разобрав которую, попали в полузасыпанное помещение. После расчистки оказалось, что в келье из «мебели» были только земляная лежанка да такой же стол. Подозрительно рыхлым оказался пол подземной комнаты. Что искали здесь в старину? Клад?! Нет, на этом месте с 1074 года покоился прах преподобного Феодосия. В 1091 году игумен Иоанн и черноризцы решили перенести святые останки в Успенский собор. «Не добро есть лежати нашему Феодосию кроме монастыря церкви своея!» Нестор-летописец собственноручно откопал мощи, которые торжественно перезахоронили в храме. Где-то в потайных подвалах собора серебряный гроб с мощами Феодосия находится и сегодня.

Археологи, исследуя лаврские катакомбы, пытались найти ходы, расположенные на одном уровне с уже известными пещерами. А что если катакомбы были многоярусными? Меня это нисколько не удивило бы! Ведь в мире существует множество многоэтажных подземелий. Кстати, чтобы спуститься под Днепр, лаврские катакомбы, по моим подсчетам, должны были иметь, как минимум, три яруса. Так что поиск следует продолжить.

Варяжская пещера

Помню, как, будучи еще школьником, я попал впервые в лаврские катакомбы. Тогда я был буквально потрясен увиденным, но особенно запомнился рассказ экскурсовода о древнейшей части Дальних подземелий — Варяжской пещере. Припоминаете, «пещерка малая, двусаженная»? И вот, много лет спустя, я стою перед этой дверью, и в руке моей волшебный, хотя и несколько ржавый ключ. С большим трудом поворачиваю его в старом замке, дверь долго не поддается, но потом, как бы нехотя, уступая моему напору, со скрипом никогда не смазывавшихся петель, открывается. Из черноты дохнуло такой сыростью, что все предыдущие впечатления о катакомбах мгновенно померкли...

В Варяжской пещере все осталось как прежде, никакой побелки, никакой крепи потолков. Земляные своды густо покрыты плесенью и грибком, сталактитов, правда, нет. Своды кое-где закопчены огнем факелов и свечей, на стенах — надписи, сделанные старославянской вязью. Да, древность этой пещеры, а точнее — пещер, не вызывает сомнений.

Варяжская пещера ближе всех остальных подземелий подходит к Днепру, и в прошлом имела свой собственный вход со стороны реки, о чем свидетельствуют карты XVII века. Нельзя исключать возможность продолжения пещеры под дном седого Славутича. Не так давно некто предложил провести спелеологов в эти таинственные подземелья. Человек детально описал подземный ход, в котором он якобы бывал неоднократно. По его словам, лаврский туннель достаточно хорошо сохранился, своды его за века не обрушились под бешеным давлением земной толщи и днепровской воды. Очевидец утверждал, что в подземной галерее очень большая влажность, с потолка беспрестанно капает вода и есть несколько достаточно крутых уступов, которые без лестницы не преодолеть. Окрыленные надеждой, мы заготовили все необходимое снаряжение — лестницы, шахтерские фонари, каски, водонепроницаемые костюмы. Но... В назначенный день добровольный проводник не явился. Тайна так и осталась тайной.

Сейчас днепровский вход закрыли — подальше от доморощенных кладоискателей.

«Злата и серебра множество»...

Во время работы в архивах, переворошив не одну сотню книг, я убедился, что лаврская земля прямо-таки нашпигована кладами. Описание одного из них находим в «Киево-Печерском патерике», в «Слове о святых преподобных отцах Федоре и Василии».

Монах-затворник Федор много лет жил в пещере, которая издревле звалась Варяжской, или Разбойничьей. По преданию, здесь когда-то обитали разбойники-норманы, безжалостно грабившие купеческие суда. В те времена по Днепру проходил оживленный торговый путь «Из варяг в греки», и без работы душегубы не сидели. Награбленное добро они прятали в своей пещере. Однажды монаху приснился вещий сон о сокровище в пещере, днем он пришел на то место и отыскал «злата и серебра множество, и сосуды многоценные».

Известно, что, за редким исключением, такие горы золота, свалившиеся прямо с небес, не приносят мгновенного счастья, но зачастую становятся для новых хозяев источником всяческих бед и неурядиц. Так случилось и на этот раз. Попутал бес Федора, захотел он тайком сбежать из родимого монастыря с золотом в дальние края. Но тут, на счастье или на беду, встретил он своего друга — монаха Василия, и тот уговорил его остаться, направил заблудшую овцу на путь истинный. «Обретенное же сокровище, ископав яму глубоку и тамо влож, и засыпа, еже от дней тех и доныне никто не севесть идеже сокровенно есть». Проще говоря, монахи-сотоварищи снова зарыли тот клад в Варяжской пещере, да так хорошо спрятали, что до сих пор его не могут найти. Может, эта история так и закончилась бы, но о находке доведался князь.

В ту пору на Киевском престоле сидел Святополк Изяславич (княжил в 1093 — 1113 годах). Он оставил по себе дурную славу, много погубленных невинных душ было на его совести. Человек этот, как писали современники, отличался жадностью, скупостью, был посредственным политиком, давал деньги под драконовские проценты и был замешан в грязной истории со спекуляцией солью. Точной копией своего отца в его наихудшем проявлении был и старший сын Святополка — Мстислав. Узнав о находке клада в монастырской пещере, Мстислав решил завладеть им. Дружинники привезли монаха Федора в княжеский дворец. «Нашел ли ты сокровище? Если скажешь, где оно, то разделю его с тобой, и будешь отец отцу моему и мне!» Не поддался Федор на уговоры и посулы княжеские: «Да, нашел сосуды латинские, злата и серебра множество, но запамятовал, куда перепрятал клад». Жестокий и жадный князь велел заковать монаха в кандалы и оставить в сырой темнице на три дня и три ночи без хлеба и воды. Это испытание не сломило дух стойкого монаха, и тогда князь приказал пытать его огнем. Палачи привязали Федора и развели вокруг него костер в рост человеческий. Долготерпение схимника тронуло даже безжалостные сердца мучителей.

Не добившись признания от Федора, князь велел привести монаха Василия и «бити его без милости», но и это не принесло успеха. Тогда разгневанный князь «шумен от вина быв, взял стрелу и уязви Василия». Тяжело раненный монах предсказал Мстиславу смерть от стрелы. Пытки продолжались всю ночь, и к утру следующего дня оба монаха были мертвы. Монастырская братия забрала их тела и похоронила в той самой Варяжской пещере, где эта скорбная история началась. Мумифицированные останки Федора и Василия и сегодня свято сохраняются в лаврских катакомбах.

Пророчество святого мученика Василия полностью сбылось. Как сообщает «Патерик», «князь Мстислав был убит стрелой на крепостной стене во Владимире при осаде города Давидом Игоревичем.

Как видим, в истории о варяжском кладе задействованы реальные персонажи, события подтверждаются многими историческими фактами, следовательно, можно предположить, что само существование сокровища — реально. Содержимое варяжского клада составляли «сосуды латинские, многоценные, злато и серебро во множестве». По этим скупым сведениям трудно установить, какие именно сосуды были там, возможно, византийские, а может, древнегреческие или древнеримские. Несомненным является тот факт, что клад был огромным, монах Федор погрузил его не на одну повозку, а на возы и туда же поставил ларец!

Дальнейшая судьба клада покрыта пещерным мраком, скорее всего он так и остался сокрытым в подземелье. Возможность отыскать сие золото привлекала не только великих князей. На протяжении многих веков варяжский клад безрезультатно искали сотни людей, попробовали здесь свои силы и ученые. Но безуспешно.

При составлении современных карт я имел возможность досконально обследовать и измерить все закоулки Варяжской пещеры. И уверен, что поиски этого клада — задача многотрудная. Общая длина Варяжских пещер такова, что потребовалось бы обшарить более одного километра стен высотой до двух метров. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов возможность существования тайника под полом, а это еще полкилометра! И, наконец, самое главное — существует множество засыпанных и замурованных участков подземных ходов, забраться в которые практически невозможно.

Сразу же хочу оговориться, ведь наверняка среди читателей найдется особо ревностный ценитель старины. Я отнюдь не призываю киевлян и гостей столицы Украины организовано выйти с совковыми лопатами на крутые днепровские склоны и всем скопом отыскать-таки вожделенное сокровище. Никому никуда идти не надо, копать же бессмысленно и уголовно наказуемо.

А если бы автор знал место клада, то, можете не сомневаться, давно выкопал бы его сам.

Сергей Хведченя, кандидат географических наук | Фото автора

Просмотров: 13527