Эффект подобия

01 ноября 2001 года, 00:00

Приготовление гомеопатического лекарства

Около 200 лет назад немецкий врач Самуил Ганеман, решивший проверить, как действует на человеческий организм хинин, с помощью которого лечили малярийную лихорадку, стал ежедневно принимать по 80 граммов коры хинного дерева. Сначала у него стали трястись руки, потом начался жар, а в результате абсолютно здоровый человек заболел лихорадкой… Именно со времени этого эксперимента началась история гомеопатии (от греческого homoios — подобный и pathos — болезнь) — особой системы, гласящей, что ожоги надо лечить теплом, от рвоты давать рвотное, а от головной боли — вещества, ее вызывающие.

Вот уже на протяжении двух столетий, то затухая, то разгораясь, ведутся нескончаемые споры вокруг крошечных шариков с микроскопическим содержанием лекарственных средств, в которых порой нет ни единой молекулы исходного вещества — только «память» о нем. Одни считают гомеопатию лженаукой, а Ганемана шарлатаном, морочившим голову доверчивым пациентам, другие видят в основоположнике медицины малых доз великого врача, указавшего единственно правильный путь исцеления больных.

...А в начале XIX века в центре Парижа, на площади, расположившейся недалеко от вокзала Святого Лазаря, буквально каждый день выстраивались в длинную очередь кареты, а их владельцы стремились во что бы то ни стало попасть на прием к модному тогда доктору Ганеману. В числе его пациентов были и политики, и писатели, и люди света.

Во Францию Ганеман вынужден был перебраться из Германии. На родине он считался вполне преуспевающим врачом, но только до того момента, пока не обнародовал свои гомеопатические идеи, вызвавшие слишком резкое неприятие немецкого медицинского сообщества. Впрочем, сомнения по поводу того, что медицина и фармация движутся по ложному пути, существовали у Ганемана задолго до официального разрыва. Дело в том, что в XVIII и даже XIX веках во врачебной практике широко использовались как сомнительные лекарства типа ртути, так и другие малогуманные способы врачевания, например кровопускание. Полностью разочаровавшийся в подобных методах исцеления, Ганеман отказался от медицинской практики, а на жизнь решил зарабатывать переводами литературы по химии, фармации, медицине, благо владел семью языками.

Работая в 1790 году над переводом книги У. Куллена «Лекарственные вещества», он наткнулся на описание свойств коры хинного дерева и ее воздействия на организм человека. В результате Ганеман, забросив переводы, на долгих шесть лет превратился в затворника, проводя многочисленные опыты. В 1805 году он начал выступать в печати, публикуя статьи, в которых формулировались постулаты новой теории. Тогда же впервые появился и термин «гомеопатия». А в 1810 году Ганеманом была опубликована книга «Органон рационального врачебного искусства», до сих пор остающаяся главным учебником для гомеопатов всего мира.

Обозначая свой метод медицинской логикой и считая себя последователем Гиппократа, Ганеман рассматривал здоровье как равновесие «жизненных сил/соков», а болезнь — как преобладание одной из «сил/соков». На основании этого он предположил, что если организм начинает бороться с болезнью, то задача врача — пытаться не обезвредить «захватчика», а попасть в резонанс с организмом, разбудив «живительную силу», способную вытеснить «неприятеля» с оккупированной территории. И вот как раз для этого надо применять такие препараты, которые у здорового человека вызывают симптомы, подобные болезни. Традиционная же (аллопатическая) медицина, в отличие от гомеопатии, действует по принципу «contraria contrariis» — то есть противоположное лечится противоположным. Здесь врач старается найти средство, способное ослабить или уничтожить болезнь, а значит, при высокой температуре необходимо жаропонижающее средство, а при поносах — закрепляющее.
 
Гомеопаты считают, что аллопаты, снимая болезненные симптомы в одном органе, не учитывают работы всего организма в целом. А если с помощью лекарств равновесие все-таки удается установить, то поддерживать его уже приходится искусственно, ведь в этом случае заболевание из острой формы переходит в хроническую.

Кроме того, с точки зрения гомеопатии разделение врачей по узким «отраслям» — на кардиологов, терапевтов, гинекологов или урологов — вообще неправомерно. Ведь если пациент жалуется на боль в суставах после приема назначенных препаратов, а в процессе лечения у него неожиданно заболевает сердце — это верный признак того, что лекарство изначально подобрано неправильно. То, в каком порядке должны исчезать симптомы болезни при «правильном» излечении, установил последователь Ганемана Константин Геринг.

Во-первых, от центра к периферии тела. Например, если больной жаловался на боль в плечевом суставе, а после приема гомеопатического препарата у него заболели более мелкие суставы, то так оно и должно быть.

Во-вторых, сверху вниз. Если сыпь с лица перешла на руки — это нормально, а если ее «перекочевка» происходит в обратном порядке, то врач ошибся.

В-третьих, от жизненно важных органов к менее важным: давление пришло в норму, а суставы заболели.

В-четвертых, в порядке, обратном появлению: симптомы, появившиеся первыми, должны исчезать последними. При выздоровлении у пациента как бы «прокручивается» вся история его болезни, только в обратном порядке.

Среди гомеопатов бытует притча, гласящая, что один больной много лет вынужден был отказываться от лечения потому, что не мог найти трех врачей, которые поставили бы ему одинаковый диагноз, соответственно, каждый из докторов рекомендовал свой способ лечения. И тогда ему посоветовали обратиться сразу к двадцати гомеопатам. Все они, узнав о симптомах заболевания, независимо друг от друга прописали несчастному один и тот же препарат. Суть этой притчи заключается в том, что в гомеопатии диагнозы не ставятся вообще. Обратимся к «Органону»: «Нет ни малейшей нужды доискиваться, существовало ли когда на свете что-либо подобное под тем или другим названием... Врач всегда должен иметь в виду, что явное проявление каждой болезни, находящейся перед его глазами, есть нечто неведомое и новое для него, почему обязан это проявление рассматривать самым точным и верным образом».

Ганеман был убежден, что проверять то, как действуют гомеопатические препараты, можно только на человеке здоровом, лучше всего — на враче, дабы грамотно отследить каждое изменение, происходящее в организме. Сам он описал около 60 веществ, а его последователи апробировали их уже около 3 000. Справедливости ради надо сказать, что не все эксперименты заканчивались безобидно. Так, например, Константин Геринг, экспериментировавший с ядом гремучей змеи лахезиз, чтобы понять его действие, принимал явно не гомеопатические дозы и в результате оказался наполовину парализованным.

За двухсотлетнюю историю гомеопатия не раз переживала и взлеты, и падения. Особо мощный толчок в развитии «новая медицина» получила после эпидемии холеры, охватившей Европу в 1830—1831 годах. В то время при обычном лечении из 100 заболевших погибали 50 — 60 человек, а при гомеопатическом — 10 — 17.

Из столицы Франции гомеопатия начала распространяться по всему миру. Она очень успешно развивалась в Америке — уже в начале XIX века там практиковали десятки тысяч врачей-гомеопатов. Правда, торжество гомеопатии не продлилось там долго — официальная медицина объявила молодой сопернице войну и добилась того, что дипломы, выдаваемые врачами-гомеопатами, считались документами второго сорта. Гомеопатические колледжи стали постепенно закрываться, и уже к концу 30-х годов прошлого века гомеопатов в США остались единицы. Старый Свет оказался гораздо более консервативным. Британская королевская семья, например, до сих пор предпочитает гомеопатию традиционным методам лечения. А вот в Германии последователям Ганемана до сих пор приходится тяжко. Там на прием к ним можно попасть только после того, как опробованы официальные методы лечения. Врач-гомеопат может лишиться лицензии, если станет известно, что он провел первичный прием пациента. А в Индии, например, после успешного излечения президента Джавахарлала Неру медицина малых доз вышла в ранг официальной.

В Россию учение Ганемана пришло в 20-х годах XIX века. О нем санкт-петербургскому врачебному кругу в 1824 году впервые сообщил приехавший из Германии доктор Адам. Он был хорошо знаком с Ганеманом и, увлекшись его идеями, испытывал на себе действие многих лекарственных веществ. Еще один немецкий доктор, Шеринг, применял гомеопатические методы в лазарете кадетского Морского корпуса и периодически докладывал императору Николаю I об успешных результатах, хотя широкого внедрения этих методов не рекомендовал, видимо, из осторожности. В 1826 году по приглашению княгини Голицыной в Петербург приехал лейпцигский гомеопат доктор Герман, вскоре ставший семейным врачом не только Голицыных, но и Остерманов-Толстых, адмирала Мордвинова, а также других знатных семей Петербурга. В период царствования Николая I открылись первые гомеопатические аптеки в Петербурге, Москве, а затем в Риге и Киеве.

По домашним лечебникам, таким, как изданный В. Дерикером «Народный лечебник, общедоступное руководство к пользованию простыми домашними и гомеопатическими средствами», лечились учителя, священники, домохозяйки. Из «шариков» была составлена аптечка декабристов. Православное духовенство тоже относилось к гомеопатии благосклонно. Поборником новой медицины ялялся автор «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимир Даль. В 1898 году при содействии Петербургского благотворительного общества последователей гомеопатии была открыта первая больница.

В 1938 году гомеопатическое общество было закрыто, а многие врачи арестованы. Спустя 20 лет запрет был снят, но уже в 1968-м вышел приказ Минздрава СССР, запрещающий преподавание гомеопатии и издание специальной литературы. Окончательная реабилитация медицины малых доз произошла в нашей стране всего шесть лет назад, и теперь многое приходится начинать с нуля.

Лекарства

Гомеопатические препараты готовятся из минералов, растений, животных тканей и выделений человеческого организма. Спиртовые настойки потенцируются, то есть разбавляются. Разведение 1:10 обозначается D1. Если в такую каплю добавить девять капель спирта, то получится разведение в 100 раз большее. При потенцировании D30 получается, что ни одной молекулы исходного вещества в растворе нет, а препараты тем не менее действуют.

Современные физико-химические исследования показали изменение свойств растворителя, которое позволяет сохранить отпечаток растворенного вещества в коллоидном состоянии — «память воды», которая и передает организму нужную информацию. Причем, чем выше степень разведения, тем сильнее действует препарат на организм, что объясняется переходом вещества в качественно новое состояние. Технология гомеопатических шариков такова: лекарственная масса смешивается с молочным сахаром и прокручивается на центрифуге, потом на горошинки наносится разведенный препарат. Стоит сказать, что гомеопатические препараты далеко не безвредны. Неправильно подобранный гомеопатический препарат с несоответствующей потенцией приводит к таким последствиям, исправить которые бывает очень сложно.

Гомеопатические ошибки можно исправить только гомеопатией.

Воздействие гомеопатического лекарства, кроме состава и дозы, определяется еще и тем, встряхивается ли препарат при приготовлении и сколько раз. Это может делаться как вручную, так и при помощи специальной центрифуги
 
Чтобы диагностировать аллергию у пациентки, врач-гомеопат проводит тест ВЕГА (тест на вегетативный рефлекс, при котором измеряется концентрация определенных компонентов в теле пациента). Маленькие пробирки содержат гомеопатические препараты с естественными выделениями человеческого тела. С помощью прибора врач считывает информацию из пробирки и сравнивает ее с показателями определенных точек на теле пациентки. Обычно этот метод применяется, чтобы выяснить природу недомогания пациента. После этого возможно назначение приема лекарств. 

Татьяна Яковлева-Устинова

Рубрика: Медпрактикум
Ключевые слова: гомеопатия
Просмотров: 8030