Гробница Святого Петра

01 марта 1994 года, 00:00

Гробница Святого ПетраКатолическая церковь пребывала в трауре — 10 февраля 1939 года скончался папа Пий XI. В огромном нефе собора Святого Петра в Риме собрались тысячи верующих; в едином скорбном порыве они воздавали молитвы за упокой души усопшего понтифика, слившиеся в один громкий плач... У дверей в храм папские гвардейцы из-за всех сил старались сдержать натиск толпы. Мужчины и женщины, причитая во весь голос, все шли и шли, исполненные непоколебимой веры, вот уже двадцать веков согревающей сердца христиан.

В это же самое время в крипте, как раз под нефом собора, — это место издревле известно как «Ватиканское подземелье», — куда редко ступала нога человека, вовсю кипела работа. Сосредоточенные и молчаливые, рабочие выкорчевывали мраморные плиты из пола подземелья. Они копали у южной стены, соблюдая крайнюю осторожность. Вдруг они остановились. Прокопав вглубь сантиметров двадцать, их заступы снова наткнулись на плиты. Больше того: за стеной, под которой велись раскопки, обнаружилась довольно просторная ниша — на протяжении веков туда, видно, сваливали всякий мусор.

Рабочие призадумались: они прекрасно знали, что собор Святого Петра стоит на сваях, вбитых в рыхлый грунт. Стоило ли продолжать раскопки? Эту бригаду рабочих, всего несколько человек, здесь называли «каменщиками». Мастерство по ведению восстановительных работ в Ватикане, огромном историческом музее, они переняли у своих предков. Некоторые из них помнили, что и отцы их, и деды, и прадеды тоже были «каменщиками».

Но что привело их в подземелье Ватикана, тем более в такой день?
Ответ был простой: они исполняли волю покойного папы. Накануне траурной церемонии было вскрыто завещание Пия XI, написанное его собственной рукой. Перед смертью папа завещал, чтобы его похоронили у южной стены древнего подземелья, рядом с Пием X и как можно ближе к «Исповедальне» Святого Петра — то есть рядом с тем местом, где, если верить традиции, находилась гробница первого из спутников Иисуса. В настоящее время над этим местом в полу собора, прямо перед алтарем, проделано «окошечко», огороженное стойками.

И вот «каменщики» почему-то прекратили работу... Рядом с ними стоял священник и внимательно разглядывал мусор, который рабочие выгребали лопатами на поверхность. Священника этого звали Людвиг Кас. Он был немец, имел звание доктора теологии и профессора истории Церкви. Уроженец Трира, он покинул Германию в 1933 году и поселился в Риме. Когда-то Пий XI поручил ему обследовать подземелье под собором Святого Петра. В течение нескольких лет его преподобие Кас пядь за пядью исследовал это подземелье, долгие века служившее кладбищем для истинных праведников. Так, его преподобие Кас обнаружил саркофаги римского префекта, преданного земле в 359 году, и немецкого императора Оттона I, гробницы папы Адриана IV, выходца из Англии, и шведской королевы Кристины...

Все они когда-то возжелали обрести вечный покой рядом с тем местом, где, по их убеждению, были сокрыты мощи апостола Петра, того самого Симона, рыбака из Галилеи, которого однажды Учитель нарек «камнем» и сказал, что на камне этом он возведет свою Церковь.

Теперь понятно, почему его преподобие Кас находился в подземелье вместе с рабочими — ему здесь был знаком каждый закуток. Вполне объяснимо и то, почему он немедля отправился сообщить о сделанной находке кардиналу Пачелли.

Просторная ниша, обнаруженная под полом подземелья, навела всех на смелую мысль: что, если это и есть усыпальница Святого Петра? Ведь, согласно древней традиции, именно здесь, под собором, под плитой, закрывающей вход в «Исповедальню», покоились мощи апостола. Согласно традиции... Сколько исторических гипотез было построено на ее основе! К сожалению, одних только гипотез, так как никаких доказательств, что тело Святого Петра-великомученика было предано земле именно здесь, историки не имели.

Тайна гробницы апостола Петра владела помыслами кардинала Пачелли на протяжении всей его жизни. В самом начале нынешнего века, будучи юным аббатом, он посещал лекции по библейской археологии его высокопреосвященства Дюшена и уже тогда, как говорят, поставил перед собой великую цель — объяснить, откуда столько поколений христиан черпают свою веру, и доказать, что их вера куда более твердая, нежели гипотезы ученых-историков.

Вот почему кардинал Пачелли с таким вниманием отнесся к сообщению его преподобия Каса.
Когда конклав избрал его папой и нарек Пием XII, он спустился в подземелье собора Святого Петра, чтобы собственными глазами взглянуть на священную плиту — вход в «Исповедальню». Это было 28 июня 1939 года, в канун праздника Святого Петра. Новоизбранный понтифик много размышлял, прежде чем принять окончательное решение. После долгих раздумий он отдал распоряжение, о котором все его предшественники боялись и помыслить, — он повелел начать раскопки под собором, где, по его твердому убеждению, должна была находиться гробница Первоверховного Апостола.

Разумеется, не пристало употреблять слово «пари», когда речь идет о папе, тем более о Пие XII. Будучи личностью в высшей степени непостижимой, он всегда полагал, что самая надежная опора католицизма — это безграничная вера его приверженцев. Он и сам до глубины души переживал горе, привлекшее толпы народа к собору Святого Петра в Риме. Пий XII ни на мгновение не допускал, что культ Первоверховного Апостола зиждется на ложной традиции.

Жером Каркопино, виднейший специалист в области античной истории, сравнивал решение святого отца о проведении раскопок в подземелье собора Святого Петра с постановлением папы Льва XIII, открывшим ученым доступ к Ватиканским архивам, которые прежде всегда хранились за семью печатями.

Но вот гробница Святого Петра — совсем иное дело, ее поиски были сопряжены с большим риском! По словам Каркопино, решение Пия XII было удивительно смелым, но, с чисто практической точки зрения, его не следовало принимать. С одной стороны, археологов ожидали сложности технического порядка. Раскопки требовали величайшей осторожности, так как еще в 1822 году, когда возле «Исповедальни» устанавливали мраморный памятник Пию VI, автором которого был Канова, обнаружили, что дренажные работы могут повлечь за собой нарушение хрупкого равновесия всего сооружения. К каким мерам предосторожности тогда только не прибегали!..

Но все это казалось пустяком по сравнению с самым главным риском — а что, если раскопки покажут, что Святой Петр никогда не был в Ватикане? Что, если в результате поисков обнаружатся доказательства, начисто опровергающие священную традицию?

Ни одно из перечисленных предположений нельзя было отвергать априори. Ни одно — потому что были историки, которые решительно отрицали прибытие Петра в Рим, где он якобы и нашел свою смерть...

Сорок дней провел Иисус в пустыне. И победил искушение дьявола. Когда он предстал перед Иоанном Крестителем, тот восторженно приветствовал его: «Вот Агнец Божий!» Это произошло марта 28-го дня. На другой день, около четырех часов пополудни, Креститель снова увидел идущего к нему Иисуса Назорея. Как и прежде, он сказал: «Вот Агнец Божий!»

Рядом находились двое смиренных рыбаков из Галилеи. Звали их Андрей и Иоанн. Услышав слова Крестителя, они без видимой причины, не понимая, что движет ими, последовали за Иисусом. Через какое-то время Иисус обернулся и заговорил с ними:
— Что вам надобно?
Они сказали ему:
— Учитель, где живешь?
— Пойдите и увидите! — отвечал им Иисус.
Затем произошла главная встреча. Андрей побежал за своим старшим братом Симоном.
— Мы нашли Мессию! — сказал он ему.

Симон велел Андрею немедля отвести его к тому, кого он называл «Мессией». Когда он предстал перед Иисусом, тот сказал ему: «Ты, Симон, сын Ионин, ты наречешься Кифа!»

Кифа означает «камень», то есть Петр. Но это не имя собственное. Видный историк О.Кульман объясняет это так: «Слова, которые иудеи выбирали себе в качестве прозвищ, обычно выражали обещание и обязательство, возлагавшиеся на их носителей».

Значение прозвища «Кифа» прояснится лишь много позднее. Петр узнает, что был он избран стать фундаментом Церкви Христовой.
Тем не менее «Камень» не был лишен человеческих слабостей. Когда стражники поднялись на Масличную гору, чтобы схватить Христа, которого предал Иуда, Петр был единственный, кто извлек меч, чтобы защитить его... Однако ж через несколько часов он трижды отрекся от своего Учителя, как тот ему и предсказывал.

Петр был учеником Христа, одним из его апостолов, которые воскорбели по тому, кого считали сыном Божьим, и возрадовались, когда он, воскреснув, явился им. И поверили в его воскрешение. Иисус покинул их лишь после того, как поведал Петру о его великом предназначении и наказал ему: «Паси агнцев Моих... паси овец Моих». На следующий день после Вознесения Петр взял бразды правления Церковью Христовой в свои руки.

Из библейских текстов явствует, что Петр стал «Первоверховным Апостолом». Тем не менее в «Деяниях Апостолов» — главном свидетельстве становления христианства, о подвижничестве Петра говорится не столь подробно, как нам того бы хотелось. Мы читаем о странствиях Петра, о том, что он нес слово Божье людям.
Мы узнаем о его аресте, когда Ирод Агриппа начал преследовать христиан, устрашась, что число их растет с каждым днем. В темнице Петра стерегли четыре четверицы воинов, что говорит о серьезности его деяний.

Однако с арестом земное предназначение Петра не закончилось. «Когда же Ирод хотел вывести его, в ту ночь Петр спал между двумя воинами, скованный двумя цепями, и стражи у дверей стерегли темницу. И вот Ангел Господень предстал и свет осиял темницу. Ангел, толкнув Петра в бок, пробудил его и сказал: встань скорее. И цепи упали с его рук». Выйдя из темницы, Петр думал, что «видит видение».

Из дальнейшего повествования мы узнаем только то, что Петр «пошел в другое место». Видимо, в качестве прибежища он выбрал Антиохию. Но, признается ученый Даниель Ропс, «о деятельности Первоверховного Апостола, начиная с того дня, как он прибыл в Антиохию, нам, к сожалению, практически ничего не известно».

Досадные пробелы в библейском повествовании позволили иным, некатолическим, толкователям отрицать тот факт, что Петр в конце концов остановился в Риме. Сопоставив, однако, некоторые события и указания, можно предположить, что Петр побывал в Понте, Вифинии, Каппадокии и Македонии. В середине II века епископ Дионисий Коринфский утверждал, что его Церковь была основана Петром и Павлом. Из Коринфа Петр, должно быть, и отправился в Рим. Предоставим еще раз слово Даниелю Ропсу: «То, что Первоверховный Апостол бывал в Риме и что прибыл он туда на восходе солнца, не вызывает сомнений. Равно как и то, что прожил он там достаточно долго — почти двадцать пять лет. Иногда, правда, он покидал Рим — в частности, когда несколько раз путешествовал в Иерусалим. Несомненно также и то, что мученическую смерть он принял в Риме, освятив Великий город своей кровью. Но добавить к этому что-либо определенное нельзя».

Но можно ли на основании всего этого полагать, что Петр был похоронен именно в Риме, притом в строго определенном месте? По правде говоря, главным доказательством пребывания Петра в Риме, по словам Ж.Каркопино, могла бы быть «гробница, принявшая его тело после распятия, которую правоверные почитают уже много столетий».

Согласно некоторым утверждениям, гробница эта должна была находиться в Ватикане. Но почему именно там? Один священник, по имени Гай, живший в Риме во второй половине II века, писал — его свидетельство дошло до нас, — что «трофеи» Петра остались в Ватикане, а «трофеи» Павла были преданы земле у дороги в Остию. Сегодня толкователи единодушно признают, что слово «трофей» по-гречески «тропайон», а по-латыни тропэум — означает «то, что осталось от мучеников». Такие видные ученые, как Ренан и Гиньебер, долгое время считали, что слово «трофей» означает «памятник».

И все же первое свидетельство о том, что гробница Петра находится в Риме, было оставлено спустя более чем сто лет после кончины апостола.
А о возникновении самой традиции — окончательно сложившейся и неизменной — упоминается уже в гораздо более поздних документах. Согласно этой традиции Святой Петр был казнен в цирке Нерона, неподалеку от Корнелийской дороги. Развалины цирка были обнаружены рядом с тем местом, где ныне стоит собор Святого Петра, в Ватикане. Из этой же традиции мы узнаем, что Святого Петра казнили вместе со Святым Павлом (или с разницей в один день) в июне 67 года. Однако, поскольку Павел являлся гражданином Рима, его обезглавили, а Петра, как простого иудейского странника, распяли на кресте. Смиренный Петр был распят головой вниз в отличие от своего Учителя.

Теперь понятно, на какой серьезный риск решился Пий XII. Допустим, что первые христиане не смогли «принять» тело Петра после его смерти. Положим, что им ничего не оставалось, как только почитать место его казни — или какое-то другое место, расположенное рядом, — и что они просто поставили ему памятник, то есть, по Гаю, «трофей» — в том смысле, какой в это слово вкладывал Ренан. В таком случае в ходе раскопок археологи вместо гробницы Святого Петра вполне могли наткнуться на какую-нибудь стелу или колонну, которой было отмечено место казни апостола. Это — во-первых.
А во-вторых, что не менее серьезно, гробница апостола, если бы археологи ее все же обнаружили, могла оказаться пустой.

Дело в том, что в эпоху раннего средневековья Рим подвергался постоянным нашествиям. А Ватикан находился за пределами Аврелианской стены и был подвержен разрушениям больше, нежели сам Вечный город. Так, в 416 году Рим был осажден вестготами под предводительством Алариха, которые чудом пощадили собор, возведенный по велению императора Константина на том месте, где предположительно находилась могила Святого Петра. Чего нельзя сказать о вандалах Гейзериха, захвативших Рим в 455 году, и остготах Витига и Тотилы, завоевавших его в 537 и 544 годах.

В 846 году вслед за варварами на Рим двинулись сарацины. Согласно «Анналам святого Бертиния» — их еще называли «Официальной хроникой Каролингского государства», — после очередного нашествия сарацины унесли с собой алтарь, венчавший усыпальницу Первоверховного Апостола, вместе со всеми драгоценностями, украшавшими его.
В 993 году собор пострадал от жестокого пожара. В 1527 году его разграбили ландскнехты коннетабля Бурбона...

В самом деле, учитывая перечисленные напасти, постоянные и страшные, разве можно было надеяться, что гробница Первоверховного Апостола осталась в целости и сохранности?
К тому же не исключено, что в III веке реликвии Святого Петра, после недолгого пребывания в Ватикане, могли быть перевезены в другое место...

Так, во время раскопок, проводившихся в 1915 — 1922 годах в испанском городе Сан-Себастьяне, было обнаружено несколько надписей, из которых явствовало, что в 258 году, во время гонений на христиан при Валериане, мощи Святого Петра были перевезены в пещеры Сан-Себастьяна, куда доставили и останки Святого Павла. Реликвии апостолов якобы находились там до 313 года — до тех пор, пока император Константин Не повелел доставить их в Остию (реликвии Павла) и в Ватикан (реликвии Петра).

Надо отметить, что именно в 258 году, как предполагают некоторые ученые, самые одержимые из правоверных неожиданно обнаружили реликвии, о которых прежде никто не слыхивал. Согласно такому предположению, 258 год является некой знаменательной датой: в этом году останки Святого Петра либо были перевезены из Ватикана в сан-себастьянские пещеры, либо их тогда там обнаружили и вслед за тем, уже в 313 году или позднее, доставили в Ватикан.

Таким образом, раскопки под Ватиканским собором имели очень важное значение. Их результаты могли способствовать упрочению или, напротив, ослаблению авторитета Римского епископа — таков первый сан папы — над всей христианской паствой, так как, согласно христианским канонам, папа есть первопреемник Святого Петра. Ж.Каркопино довольно четко обозначил возникшую проблему: «Если бы в ходе раскопок под базиликой Константина были бы найдены хотя бы следы гробницы Петра и при этом было бы установлено, что они относятся к 258 году или к более раннему периоду, это упрочило бы изначальное единство культа Великомученика, а также позиции главы Католической церкви как правопреемника первого из апостолов; но если бы, напротив, никаких следов найти не удалось, основы, на которых испокон веков зиждилось верховенство Римского епископа, были бы поколеблены. Вот почему это предприятие было сопряжено с огромным риском, но вместе с тем, в наш век все возрастающего недоверия к основам религии, оно давало великий шанс, который мог бы способствовать упрочению этих основ».

И вот однажды в 1939 году Пий XII, обстоятельно взвесив все «за » и «против», решил использовать предоставившийся ему шанс...
Плиты, на которые «каменщики» наткнулись во время раскопок в подземелье Ватикана на двадцатисантиметровой глубине, оказались не чем иным, как полом первой базилики, воздвигнутой Константином еще в начале IV века. Как известно, этот император положил конец гонениям на христиан и установил в Римской империи свободу вероисповедания.

В знак терпимости к христианам и в память о Святом Петре Константин решил возвести большой храм. Но, к удивлению археологов, для этого он выбрал очень неудачное место: с севера его закрывал холм, да и почва там была глинистая и по своему составу совершенно непригодная для строительства. Перед тем как приступить непосредственно к постройке храма, понадобилось провести колоссальные дренажные и гидроизоляционные работы, сровнять вершину холма, перевезти 40 тысяч локтей земли. А ведь рядом было совсем ровное место, где построить храм не составило бы никакого труда...
Если верить традиции, алтарь новой базилики стоял как раз над гробницей апостола.

Прошло десять столетий. В XVI и XVII веках базилика Константина была разрушена и на ее месте воздвигли собор, тот, что сохранился до наших дней. Новый, более крупный, алтарь, поставили на место прежнего, и в полу, прямо перед ним, прорубили «окошечко» — «Исповедальню», — через которое правоверные могли обратиться взором к гробнице Святого Петра, сокрытой глубоко под землей.

Но кто мог знать, находились ли в ней мощи Святого Петра или их там не было? Итак, новый собор был воздвигнут на месте базилики Константина. Но почему Константин выбрал именно это место? Быть может, он действительно был уверен, что именно здесь покоится прах апостола Петра?

В этом-то и весь вопрос. И ответ на него могли дать только раскопки, начатые по велению Пия XII.
Руководство этой великой миссией папа возложил на четырех ученых: двух иезуитов — отцов Ферруа и Киршбаума, и двух мирян — Аполлония Гетти и г-на Хоси.

Комиссия, назначенная папой, тотчас же принялась за работу. Но началась война. Целых четыре года потрясала она мир. Однако в Ватикане, этом оазисе, обойденном войной, ученые и «каменщики» упорно продолжали свое рисковое дело. Раскопки велись в общей сложности десять лет...
О ходе раскопок никто ничего не знал. С «каменщиков» взяли слово, что о работе они не будут говорить ни с кем, даже со своими домочадцами.
Когда закончилась война, христианский мир узнал только то, что раскопки идут своим чередом. И не больше того. Шли месяцы, и нетерпение правоверных все возрастало.

Что же это за раскопки? Почему они держатся в тайне? Каковы их результаты? В своих публичных выступлениях Пий XII в завуалированной форме давал понять, что раскопки принесли некую «уверенность». Однако его полные недомолвок речи не оправдывали ожидания ни ученых, ни верующих.

Наконец в январе 1952 года был опубликован «Отчет о раскопках, проводившихся в соборе Святого Петра в Риме беспрерывно с 1939 по 1949 год», тиражом полторы тысячи пронумерованных экземпляров. Это был объемный труд в двух томах: первый том включал в себя 278 страниц текста и 209 иллюстраций и схем, с предисловием его преподобия Каса; второй том состоял из 109 иллюстраций, причем 103 из них были изготовлены фототипическим способом.

Отныне тайное стало явным. О раскопках узнал весь мир. Теперь можно было ответить на вопрос, волновавший всех: удалось ли найти гробницу Святого Петра?
 
По мере того как исследователи ценой неимоверных усилий проникали все глубже в землю, порой откладывая в сторону лопаты и выгребая грунт голыми руками, они сделали удивительные наблюдения: поиски привели их совсем не к тому, что они искали. Открытия, сделанные ими, оказались совершенно неожиданными.

Раньше полагали, что южные стены собора — те, что слева, если смотреть на него с площади Святого Петра, — опираются на стены цирка Нерона. Во всяком случае, так явствует из документов начала XVII века, когда был возведен нынешний храм. Таким образом, считалось, что часть собора Святого Петра стоит над тем самым местом, где при Нероне, по словам Тацита, казнили христиан и где, очевидно, и был распят головой вниз Петр.

На самом же деле раскопки показали совершенно другое. Оказывается, базилика Константина была построена не там, где прежде стоял цирк Нерона, а на том месте, где некогда было кладбище.

Вот главное и удивительное открытие, которое сделали исследователи. Можно легко понять волнение археологов, когда они, проникнув в подпол базилики Константина, сначала наткнулись на один мавзолей, а потом и на другие — все они стояли в ряд, образуя своего рода подземную анфиладу, напоминавшую настоящую улицу. Под ударами заступов и лопат из тьмы возник целый некрополь — несколько десятков великолепных мавзолеев и захоронений поскромнее, в виде глиняных саркофагов и каменных склепов с навесами... Мало-помалу удалось определить очертания и площадь кладбища — то был самый крупный древнеримский некрополь из всех, какие когда-либо раскапывали археологи. Некрополь этот находился как раз под нефом собора.

Теперь посетители, заручившись специальным пропуском, могли взглянуть на то, что осталось от древнего некрополя, испытав при этом и изумление, и восхищение. В иных мавзолеях удивительно хорошо сохранились мозаика и фрески.

На их стенах также можно было разобрать какие-то надписи, которые, как легко догадаться, главным образом и заинтересовали ученых. Из надписей явствовало, что мавзолеи предназначались в основном для язычников, и лишь в некоторых из них покоился прах христиан. Стало быть, правоверных хоронили здесь еще на заре христианства и задолго до того, как Константин повелел выстроить на этом месте храм; выходит, некоторые христиане сами выбрали это языческое кладбище в качестве своего последнего пристанища, предпочтя его пещерам, где покоились одни только их собратья. Но для этого нужна была очень серьезная причина: быть может, часть правоверных хотела обрести вечный покой рядом с мощами святого, к которому были устремлены все их помыслы, — рядом с Первоверховным Апостолом, рядом с Петром?

Вопрос этот, разумеется, задавали себе и археологи, тем более что они обнаружили пустое четырехугольное пространство, которое, как говорится в отчете, со всех сторон обступали мавзолеи и склепы, возведенные еще в начале нашей эры так, чтобы не захватывать его.
Это «пустое» пространство расположено точно под Исповедальней Святого Петра.

Вот как этот, бесспорно, важный факт отражен в официальном отчете: «Установив, что земля в этом месте совершенно нетронутая (никаких захоронений здесь никогда не было), можно утверждать, что это место почиталось еще до того, как вокруг него выросли другие захоронения; учитывая, что самые древние могилы расположены достаточно глубоко, можно сделать вывод, что это место было огорожено еще в I веке».

Больше того: во времена поздней античности, в I веке, эта «пустота» была огорожена стеной, на которой остались следы красно-белой штукатурки. Как явствует из отчета, «данная особенность», не наблюдаемая ни на одной другой могиле из тех, что расположены по соседству, а только лишь вокруг одного определенного места, свидетельствует о том, что здесь находилось захоронение, которое оберегали и почитали со времен поздней античности».

Затем ученые определили время сооружения мавзолеев и склепов в этой части кладбища и узнали их историю. По мере приближения к огороженному пространству число захоронений возрастало. А в непосредственной близости могилы обступали его буквально сплошным кольцом. Еще до 161 года, когда на престол взошел Марк Аврелий, — как явствует из надписей на камнях, — вокруг таинственной могилы было возведено дополнительное заграждение — «красная стена» высотой 2,5 метра, толщиной 60 сантиметров и длиной 7 метров. Таким образом, она ограждала прямоугольник площадью семь на три с половиной метра.

По мнению историка Никола Корта, принимавшего участие в раскопках, «это говорит о том, что в те времена — в конце II века — могилу уже не оберегали, но тем не менее вокруг нее хотели сохранить некое «священное пространство».

Это тем более очевидно, что «красная стена», в свою очередь, была укреплена контрфорсом длиной 85 и толщиной 55 сантиметров. Поскольку стена эта была испещрена христианскими надписями, археологи окрестили ее «стеной знаков».
 
Кроме того, в «красной стене» были обнаружены три ниши. Одна из них находилась под землей и была выложена плиткой из известнякового туфа. Другая была выбита прямо над ней, на уровне земли, и накрыта сверху большой известняковой плитой — площадью 1,80 х 1,05 м — задний конец которой уходил глубоко в стену, а передний держался на двух изящных мраморных столбиках.

«Очевидно, — говорится в отчете, — что эта конструкция была задумана и сооружена с явной претензией на монументальность».
Однако на этом поиски не закончились, ученые пошли еще дальше — в конце концов они установили, что эта конструкция и есть те самые «трофеи Святого Петра», о которых в конце II столетия упоминал священник Гай, — иными словами, гробница Первоверховного Апостола.
Но для такого вывода нужно было собрать доказательства и тщательно их проверить.

Бесспорно, раскопки помогли понять противоречащий здравому смыслу выбор места для постройки базилики Константина.
Но этот выбор, однако, трудно было объяснить как с точки зрения характера местности, так и топонимии: ведь уклон местности здесь с севера на юг составляет 11 метров, тогда как рядом расположен совершенно ровный участок, где некогда был цирк Нерона; и архитекторам, возьмись они строить именно на этом месте, не пришлось бы тратить неимоверные усилия на возведение дополнительных строительных площадок и громоздить для них опоры шести-девятиметровой высоты.

Больше того: для строительства почему-то было выбрано кладбище. Раскопки показали, что закладка фундамента базилики повлекла за собой разрушения — пришлось срывать мавзолеи и склепы. А это было великое кощунство, которого римляне страшились больше всего на свете. Древние законы запрещали нарушать покой усопших под страхом жесточайших наказаний. И лишь воспользовавшись своим исключительным правом императора, Константин смог взять на себя столь тяжелую ответственность.
Но с какой стати?

Жером Каркопино отвечает на этот вопрос в своей статье, ставшей как бы дополнением к его книге: «По всей вероятности, Константин не мог свободно выбирать место для постройки базилики; в некотором смысле его воля была подчинена некой силе, неподвластной логике, интересу и даже морали, некоему чувству, возобладавшему над разумом».
Это чувство понять не€ложно: христиане хотели, чтобы базилика стояла на том месте, где был похоронен Петр.
 
И все же такое объяснение может показаться недостаточно убедительным.
Ведь можно предположить — причем не без оснований, — что вера Константина зиждилась на ложных предпосылке. Да, христиане полагали, что Петр похоронен именно здесь. Но они могли ошибаться.

В действительности же этому предположению серьезно противоречит то, что на языческом кладбище были обнаружены христианские могилы. Дело в том, что в III веке Святой Киприан предавал анафеме христиан, которые, проявляя слабость духа, погребали своих покойников рядом с язычниками. Однако, несмотря ни на что, верные Христу римляне предпочитали хоронить усопших не в «христианских» пещерах, а на языческом кладбище в Ватикане. Значит, у них была на это какая-то причина? Быть может, причина эта как раз и заключалась в том, что именно здесь, на языческом кладбище, покоились мощи Петра?

В самом деле, в одном из христианских мавзолеев была обнаружена мозаика, изображающая галилейского рыбака — того самого Кифа, которому Спаситель нарек пасти овец Его. И мавзолей этот стоял в каких-нибудь пятнадцати метрах от «огороженного места»...

Больше того: на «красной стене», рядом с нишами, ученые обнаружили и расшифровали надпись, в которой упоминалось имя «Петр», написанное по-гречески. Однако по поводу смысла следующего слова мнения специалистов разошлись. Ж.Каркопино, к примеру, расшифровал эту надпись так: «Петр исчез, Петра здесь больше нет!» А Хоси истолковал ее вот как: «Здравься, Петр!»

Толкование Каркопино вполне соответствует версии, согласно которой мощи апостола были временно перевезены в сан-себастьянские пещеры.
Тем не менее 16 января 1952 года отец Ферруа заявил, что в одном из мавзолеев, возле «огороженного места», он видел изображения двух голов, аляповато нарисованных углем одна над другой. Рядом с головами его преподобие обнаружил частично стершееся латинское слово «PETRU...», имевшее явное отношение к Петру.

Спустя несколько месяцев эти рисунки с надписью исследовала г-жа Кардуччи, археолог из Рима. Вот как она описывала второй лик: «На рисунке изображен совершенно лысый старец с испещренным морщинами лбом, большими глазами, резко очерченным носом, клиновидной бородой, спадающей на ворот его платья». Но кто он, этот старик? Ответ на этот вопрос содержится в надписи, расположенной рядом с головой слева, — она начинается с букв РЕТRU и заканчивается справа буквой S. Надпись сделана суриком, а некоторые буквы, как видно, позднее были обведены углем».
 
Г-жа Кардуччи предложила свое толкование надписи: «Петр, воздай молитвы Иисусу Христу за правоверных христиан, что лежат рядом с тобою». Однако, по мнению многих палеографов, г-жа Кардуччи несколько поторопилась с выводами, хотя предложенный ею вариант перевода помогает решить разом всю проблему. Тем не менее специалисты единодушно признают, что первые буквы надписи действительно составляют имя РЕТRU. Следовательно, это еще одно доказательство того, что правоверные римляне почитали Петра еще на заре христианства.

Таким образом, хронология интересующих нас событий легко поддается восстановлению. Итак, в 67 году Петр был казнен в цирке Нерона и погребен на близлежащем кладбище. Начиная примерно с 80 года его могилу стали охранять, о чем свидетельствует подземная стена, — христиане, очевидно, купив этот участок, возвели вокруг гробницы Петра каменную ограду. Во II веке правоверные поставили так называемую «красную стену». Наконец, в 160 или 170 году строительство сооружения, которое Гай окрестил «трофеем Петра», было завершено.

Но по поводу дальнейшего развития событий мнения ученых расходятся. Одни из них полагают, что мощи Первоверховного Апостола никогда не покидали Ватикан; другие, в частности Ж.Каркопино, считают, что в 258 году они были перевезены в сан-себастьянские пещеры и обратно в Ватикан их доставили только в 336 году. С тех пор они, по-видимому, оставались в Ватикане, о чем говорит тот факт, что алтари обеих базилик — ранней и поздней — были поставлены как раз над «огороженным местом». Таким образом, раскопки в подземелье собора Святого Петра подтвердили существующую традицию.

Но тут читатель может спросить: «Хорошо, допустим, что гробницу Святого Петра все-таки нашли, но куда в таком случае делись его мощи? »
Вот что об «огороженном месте» рассказывал в 1952 году отец Ферруа:
«Мы обследовали его вдоль и поперек и установили, что это и есть гробница Святого Петра, но, к сожалению, она оказалась пустой!»

Пустой! Однако далеко не все ученые были настроены столь пессимистически. Некоторые из них вспомнили о трех нишах в «красной стене» — о них мы уже упоминали. Один специалист по истории католицизма, некто Руисхарт, отмечал: «В одной из ниш были найдены человеческие останки, без черепа, и уже первая медицинская экспертиза показала, что это — кости одного человека, притом преклонного возраста... В отчете об останках упоминается лишь вскользь, к нему приложен их фотоснимок, тем не менее о том, кому могли принадлежать эти останки из главной могилы, в отчете не говорится ни слова. Разумеется, любой научный анализ требует крайней осторожности в суждениях, но в упомянутом отчете его нет и в помине, а это уже никуда не годится».

По мнению Руисхарта, «есть все основания считать, что останки, найденные под «красной стеной», принадлежат именно этой могиле (Святого Петра) и они никогда ее не покидали.

А внимание Ж.Каркопино привлекло углубление в «стене знаков», перпендикулярной «красной стене». «В ходе раскопок, — говорит он, — выяснилось, что эта ниша, аккуратно облицованная мраморной плиткой, уходила довольно глубоко в стену. Там, внутри, были найдены человеческие кости; судя по тому, что их спрятали в столь надежное место, они являлись некими реликвиями, а раз эти реликвии замуровали под собором Святого Петра, значит, они могли принадлежать только Святому Петру, и никому другому».

Этот тайник был сделан по распоряжению святого Грегуара Великого сразу же после того, как христианские святыни, во время нашествия готов, стали подвергаться осквернению. Интересно отметить, что Грегуар Великий обязал своих верноподданных священников «как можно чаще служить мессы по реликвиям мучеников», а также то, что стена с тайником расположена как раз под папским алтарем.
Значит, тайна разгадана?
Очевидно, есть все основания полагать, что гробница апостола Петра была найдена.

Что же касается местонахождения его мощей, можно предположить, что эти реликвии были замурованы в «стену знаков», но варвары, опустошавшие все на своем пути, каким-то образом наткнулись на них и частично развеяли по ветру...

В таком случае кости, обнаруженные в первой, подземной, нише, как полагает Руисхарт, или в тайнике в «стене знаков», как считает Каркопино, есть все, что осталось от трофеев Святого Петра.

И как тут еще раз не вспомнить о папе Пие XII, который однажды в июне 1939 года обратился в мыслях к «Исповедальне» Святого Петра и принял ответственное решение «докопаться» до истины, несмотря на то, что многие предпочли бы, чтобы истина эта была окружена покровом вечной тайны: ведь жить тогда было бы много спокойнее...

Думается, что Пий XII ушел из жизни без тяжести на сердце — в конце концов, он убедился, что всю свою жизнь верил не напрасно, и ответ на волновавший его вопрос он узнал еще до того, как его получили археологи.
Воистину вера зачастую опережает науку.

Ален Деко, французский историк | Перевел с французского И. Алчеев

Просмотров: 33027