Блондины с туманным прошлым. Десять секретов древних гуанчей

01 июля 1996 года, 00:00

Блондины с туманным прошлым

...Мы видели его всего дважды — седого великана, неожиданно выросшего прямо из ничего в сотне километров от нас. Возник и растворился в океанской дымке... Сначала мы подумали, что это просто облако причудливой формы — как гора. Но облако не двигалось, а на макушке его все отчетливее стала видна белая, искрящаяся шапка. Снег! Да это же пик Тейде, высшая точка Канарского архипелага, маяк древних мореходов. Отсюда, с острова Гран-Канария, мы разглядели вулкан, расположенный на соседнем Тенерифе!

— Да его и с марроканского берега можно разглядеть, если с погодой повезет, — рассказали мне в recepcion отеля «Балито-Бич», ставшего нам родным домом на ближайшие две недели. С широких лоджий своих апартаментов мы и увидели пик Тейде, поднявшись чуть свет, чтобы успеть на удобный экспресс до Лас-Пальмаса. Нас ждал знаменитый Museo Canario, Канарский музей, и десять секретов гуанчей, занимавшие меня вот уже полтора десятка лет.

За последние три-четыре года о Канарах у нас в газетах написано столько, что невозможно добавить и слова в восхищенные строки, посвященные этому туристскому раю в Атлантике. Гостями из Европы обжиты два острова из семи крупных — Гран-Канария и Тенерифе. Все больше здесь и россиян. Правда, многие из них, наверное, из-за того, что попадают сюда прямиком чартерным рейсом из Москвы и не получают в паспорте никаких отметок, не представляют, где находятся чисто географически.

Толком о гуанчах тут, можно сказать, не знает никто ничего. Книжечку об истории Канарских островов, написанную мною лет пять назад, местные турфирмы распечатали на ксероксе и стали зачитывать во время экскурсий по островам. Говорят, история Канар вызывает большой интерес. Поэтому с нее и начнем наш рассказ.

Рассказ можно было бы начать так:
Ясным июльским утром 1341 года сильный атлантический прибой вынес на берег большого острова останки двух генуэзских парусников. Несколько человек команды с трудом выбрались на скалистые утесы. Здесь их подобрали рослые светлокожие пастухи и отвели в глубь острова. Потерпевшие крушение европейцы стали первыми свидетелями жизни гуанчей — загадочных племен, населявших с незапамятных времен Канарские острова...

Но мы начнем наш рассказ все же иначе.
Всему миру известно, что в 1492 году генуэзский мореход Кристобаль Колон пересек Атлантику и ступил на землю Нового Света. Каждый знает, что за этим последовало. Однако не всем известно, что американские индейцы были не первыми жертвами европейской колонизации. За сотню лет до Колумба завоеватели из Кастилии и Нормандии (звучное имя «конкистадор» к ним, по непонятным причинам, не относится, оно появится позже, уже во времена первых послеколумбовых плаваний в Америку) отрепетировали грядущее покорение Нового Света. Методы и средства этой «малой колонизации» сделали бы честь будущим кортесам и писарро. Только территория для захватов здесь, на Канарах, была более подходящая, да не нужно было пересекать полный опасностей Атлантический океан. Вот они — эти острова, совсем рядом, у северо-западных берегов Африки!

Канарские острова, лежащие на перекрестке морских путей трех материков, в XV веке стали ареной жесточайшей истребительной войны — роковой для гуанчей, коренного населения этих осколков суши в Атлантике.

С тех пор, вот уже около шестисот лет, существует тайна гуанчей. Так и не разгаданная тайна.

...Резво бежит зеленый, как кузнечик, длинный рейсовый «Мерседес» вдоль побережья, вскарабкивается на серпантин, проскакивая полукилометровые тоннели в горах. Немецкие туристы в майках и шортах лениво поглядывают по сторонам. Взгляду упасть не на что — всюду седые скалы, чахлые кустики, море и небо. Все, как и тогда, пятьсот лет назад. Только люди другие. Кто они были — те, кто жил здесь? Африканцы? Европейцы? Или, может, выходцы из Нового Света?

Ответить на эти вопросы пытались сотни авторов на протяжении всех шестисот лет знакомства с загадкой гуанчей. Библиография истории островов насчитывает тысячи книг, статей, заметок в научных, научно-популярных и самых дешевых псевдонаучных изданиях, гоняющихся за сенсациями. Блондины с неясным прошлым... Великолепная тема для всевозможных околонаучных спекуляций и построений, которые ни на йоту не приблизили разгадку происхождения коренного населения Канарских островов!

Да, гуанчи были светловолосыми и голубоглазыми гигантами. Но разве на Канарах в древности жили только они? Истинные гуанчи населяли только два острова — Тенерифе и Гран-Канарию, в то время как четыре остальных из семи были населены представителями иных народов.

Это лишь один пример поверхностного отношения к увлекательной и необычайно сложной проблеме.

Вернер, немецкий инженер, с которым мы разговорились по дороге из Балито-Бич в Лас-Пальмас, знает о прошлом островов из своих журналов «Гео» и «Мериан». Читал о гуанчах. Тоже хочет побывать в Канарском музее. Сюда приехал лечиться.

— Благословенная земля! Один-два месяца в год врачи советуют проводить на Гран-Канарии, и — забываю обо всех болячках, особенно кожных. Воистину счастливые острова.
— Именно так их и называли в древности.
— Ну, древние знали, что делали.

Секрет первый
Откуда пурпур?

Можно буквально по пальцам перечислить древних авторов, в чьих произведениях есть сколь-нибудь подробные упоминания о Канарских островах. Плиний Старший, Диодор Сицилийский, Псевдо-Аристотель, Плутарх, Помпоний Мела, Гомер, Гесиод, Руфий Фест Авиен, Сенека... Возможно, есть и другие сведения, но они являются уже вторичными и более поздними по отношению к этим классикам древнего канароведения.

Итак, Плиний Старший, «Естественная история».

«...Не точнее слухи и об островах Мавритании. Кое-какие, как стало известно совсем недавно, лежат против земли автололов, они открыты Юбой, который устроил на них первые мастерские по окрашиванию тканей гетульским пурпуром...» Тут нужно сделать первую сноску. Нумидийского правителя Юбу II, жившего в I веке до нашей эры, часто упоминают древние авторы. Территория его владений примыкала к побережью Атлантики на одной широте с Канарами, и кому, как не ему, было лучше знать о том, что делается на островах. К сожалению, сам Юба не оставил никаких письменных свидетельств, и о его посещениях островов мы узнаем от античных авторов.

По мнению английского историка Э.Банбэри, пурпурные мастерские, устроенные Юбой, могли располагаться на двух восточных островах — Лансароте и Фуэртевентуре.

Теперь слово Диодору Сицилийскому, «Историческая библиотека»:
«В середине океана против Африки находится остров, отличающийся своей величиной. Он находится от Африки на расстоянии лишь нескольких дней морского пути...

Финикияне, обследовавшие земли по ту сторону Столбов и плывшие под парусами вдоль побережья Африки, были сильными ветрами отнесены далеко в океан. После долгих дней блуждания они достигли наконец названного острова».

Но кто именно — «они»? Кого имел в виду Диодор? Карфагенского адмирала Ганнона, дошедшего в VI веке до нашей эры до Гвинейского залива, или его предшественников? А может быть, последователей? Но мы-то знаем только о Ганноне... Безусловно, финикийцев Канарские острова манили своими природными дарами, в частности, лакмусовыми красителями. В древности таких устойчивых красителей было мало. Секрет производства знаменитого тирского пурпура до сих пор не разгадан. Между тем на Канарах рос и растет лишайник орсель (Orcella tinctoria), содержащий краситель высокого качества. В древности и средние века его называли «травой оризелло»...

А что если этот лишайник связан с тайной производства тирского пурпура? Кроме орселя, на Канарах имелся еще один, не менее ценный краситель — смола драконового дерева, драцены. И еще там добывали моллюсков-пурпурниц. Кому из них острова обязаны своим вторым названием — Пурпурные? Пока неизвестно.

Открытие пурпура всегда приписывали финикийцам, точнее, Мелькарту, который, по преданию, первый добыл раковины пурпурных улиток. В портах Финикии сегодня находят груды раковин пурпурниц. Однако берега Сирии не могли «производить» товар в несметном количестве. Известно, что каждая пурпурница дает всего несколько капель драгоценной жидкости. И финикийцы принялись искать скопление раковин повсюду — сначала в восточном Средиземноморье, потом и на западе, вышли на Гибралтар, основав, если верить Плинию, около 300 поселений. Затем появились сообщения о гетульском пурпуре.

Гетулами называли пастушеские племена, жившие к югу от римских владений в Африке. Некоторые из них — баниуры и автололы, если опять же верить Плинию, жили на побережье океана в районе Атласа. Помпоний Мела писал, что у негритов и гетулов производится пурпур, дающий прекрасную окраску, известную в мире.

При предпоследнем правителе Мавритании Юбе II производство гетульского пурпура достигло расцвета. Именно тогда Юба распорядился построить на Пурпурных островах красильни. Плиний так и не смог сказать точно, о каких именно островах шла речь. Единственное, что он утверждал, что «с этих островов можно было сравнительно легко добраться до Счастливых островов».

Сегодня марокканские археологии безошибочно определили их расположение — прямо против мыса Могадор. Сейчас из них различим лишь остров Могадор, остальные съели эрозия, океан и пески. Но пурпурницы здесь остались: местные женщины собирают их и используют в пищу. В IV веке красильни пришли в упадок, а со временем знания об Африке неожиданно сузились.

— Они, кажется, с тех пор не увеличились, по крайней мере, в том, что касается этого района, — признается Вернер. — Вот скажите, например, откуда пошло слово «Канары»?

— От канареек! — Соседка впереди быстро обернулась и темпераментно вмешалась в наш разговор.
— О, если бы все было так просто.

Зал мумий в Канарском музее. Здесь собрана коллекция, равной которой нет в мире.

Секрет второй
Почему Канары — Канары?

Снова предоставим слово Плинию. «Вскоре после того, как установилось римское владычество в Мавритании, Светоний Павлин (прокуратор) организовал экспедицию в глубь страны — это было первое проникновение римлян в Атласские горы. Он описал густые горные леса, неведомые деревья, покрытые снегом вершины (сомнительный факт), достиг реки Гер, текущей по пустыне из черного песка и черных гор, как будто после пожара, в лесах водились твари всевозможные, и жил там народ под названием «канарии»...

Область, где побывал Павлин, расположена на одной широте с Канарами. Не этому ли племени они обязаны своим названием? У Птолемея находим упоминание области Cannaria prom., расположенной севернее мыса Нун, на широте самого западного острова из Канарской группы. Там жили племена камнурие, то же самое, что и канарии. Не здесь ли разгадка названия островов?

Так что ваши канарейки, фрау, получили свое название уже после того как Канары стали Канарами.

Красавец-город Лас-Пальмас выстроен вдоль моря, и его набережные практически бесконечны. В этом мы убедились, решив пройти пешком из одного района в другой. Думали, что потратим минут двадцать, а заняло это путешествие часы. Конечно, история Лас-Пальмаса — тема отдельного рассказа, тем более что со многими зданиями тут связаны судьбы исторических личностей, известных всей планете, нас же волновало здесь только одно из них — Канарский музей.

Поблуждав в «кайе» — настоящем лабиринте переулков старой части города, мы вышли на улицу Абреу-и-Галиндо. Понятно, именно на ней должен был стоять музей, ведь она названа в честь известного ученого, приоткрывшего многие тайны древних канарцев. Именно он напомнил миру одну очень красивую и загадочную историю.

Секрет третий
Сыны Атлантиды?

Канарские острова в историко-культурном плане тесно связаны с Северо-Западной Африкой. И потому — о сахарской Атлантиде. История ее началась с фантастического произведения. В 1919 году вышел роман Пьера Бенуа«Атлантида», разошедшийся большим тиражом. (Кстати, он выпущен в «Библиотеке «Вокруг света» в новом переводе.) Сюжет его таков. Двое французских офицеров, затерявшись в пустыне, после долгих странствий попадают в оазис, где высится величественный замок из огромных каменных глыб. Уставших путников встречает их соотечественник, попавший сюда раньше. Он показывает им внутреннее убранство замка, роскошную библиотеку, а главное — знакомит с хозяйкой дворца. Оказывается, что это — владычица знаменитого народа атлантов — Антинея.

П.Бенуа поместил свою Атлантиду в пустыню, среди скал горного массива Ахаггар. Видимо, он знал об открытиях в Сахаре, был в курсе безуспешных поисков легендарного материка... Публика приняла роман с восторгом.

Прошло восемь лет. Экспедиция французского археолога де Пророка проводила раскопки в западном Ахаггаре, неподалеку от Абелессы, как раз в тех местах, где разворачивается действие романа. Среди занесенных песком скал де Пророк натолкнулся на развалины древних сооружений, среди которых особо выделялся могильник, возведенный из огромных каменных глыб. Неподалеку стоял монумент, откуда колоннада вела к храмовому сооружению. В полу, замаскированный кожаным ковриком, был вход в подземный склеп, где находилась могила высокопоставленной особы женского пола. Внутреннее убранство гробницы поражало великолепием — каменные украшения, статуэтки времени палеолита Сахары, страусовые перья, а главное — золотая монета, которую можно было точно датировать. Она относилась к эпохе римского императора Флавия Валерия Константина I (306 — 337 гг. н.э.). Значит, захоронение было доарабским.

Тут же вспомнили роман Бенуа. Историческая реальность переплелась с фантастикой.

Пережив первое волнение, ученые попытались дать объяснение находкам. Всплыла недавно открытая легенда туарегов племени кельахаггар о своей знаменитой прародительнице Тин-Хиннан.

Дочь вождя Тин-Хиннан, берберка знатного происхождения, изгнанная из страны вместе со своей служанкой Такамат, пришла в Ахаггар и стала родоначальницей благородного племени кельахаггар, а Такамар — прародительницей вассального племени имрад. Героиню легенды туарегов ученые отождествляли с неизвестной владычицей, обнаруженной археологом бароном де Пророком.

Так роман Бенуа, находки де Пророка и легенда о Тин-Хиннан породили парадоксальную с точки зрения логики цепочку из художественного вымысла и научных фактов, которая помогает пролить свет на историю сахарских народов.

Естественно, никто не станет связывать владычицу Абелессы с царицей атлантов П.Бенуа. Так же мало оснований искать Платонову Атлантиду именно в Сахаре. Но если предположить, что и античные авторы, и научная традиция нового времени, и сам П.Бенуа подразумевали под атлантами некий восточносредиземноморский народ, генетически связанный с греками (точнее, эгейцами конца III — начала II тысячелетия до нашей эры), то эта версия может иметь право на существование.
В Канарском музее хранится память о древних гуанчах. Сюда я мечтал попасть давно, когда еще только начинал заниматься историей Канар. Может быть, здесь я найду ответ и на остальные загадки, связанные с далеким прошлым Канар?

Секрет четвертый
Кто вы, «народы моря»?

Они были не только на фресках Древнего Египта, но и на наскальных рисунках Сахары — белые наездники на колесницах. И они не похожи на гиксосов, вторгшихся в Египет в 1200 году до нашей эры и осевших в Киренаике. Одежда, оружие и доспехи, тип колесниц и, наконец, физический облик не оставляют сомнения, что это пришельцы с севера — из районов восточного Средиземноморья. Речь идет о походах «народов моря» в конце XIV века до нашей эры. Именно тогда крупные военные отряды из Эгейского бассейна вторглись в Ливию и Египет.

Доктор С.Хименес-Санчес, дежурный смотритель музея, идет со мной по залам и на ломаном английском пытается объяснить, кто входил в состав «народов моря». Я прошу его говорить на родном испанском, но только не так импульсивно, и тогда все будет понятно, тем более, что тема мне знакома. — Так вот, есть предположение, что в состав «народов моря» входили и воины из района Атласа.

Первым египетским фараоном, одержавшим несколько побед над пришельцами, был Мернептах (1251 — 1231 гг. до н.э.). Известие об этом донесли надписи в храмах. Но племена «народов моря», успев достаточно смешаться с местными ливийскими племенами, еще довольно долго продержались в Египте, пока армия Рамзеса III не нанесла им сокрушительное поражение в районе сегодняшнего Эль-Аламейна в 1200 году до нашей эры (1189-й — по другим данным). Но и после этого фараон вынужден был поселить их в дельте, где они и жили, не признавая ничьей власти над собой.

— Если внимательно изучить наскальные рисунки Сахары, можно проследить некоторые маршруты, которыми уходили «люди колесниц» в глубь пустыни. Некоторые из них, растворяясь постепенно в местном населении, дошли до Нигера. А остальные группы? Вы знаете их судьбу? — спрашиваю я доктора Санчеса.

— О них всегда говорили: «Таинственные, загадочные, непознанные...» И в этих эпитетах нет преувеличения. Нам, действительно, не известно пока, откуда они пришли, каков их конец. Речь идет о так называемых гарамантах, которых знали Геродот и Тацит, Помпоний Мела и Сенека. Лукиан и Страбон.

Культура гарамантов, живших в древности на просторах еще не высохшей до конца пустыни, была ливоберберской в своей основе, с элементами, занесенными из Эгейского мира.

В последние годы ученым удалось несколько прояснить этнический состав «народов моря». Среди них были ахейцы, данайцы, сарды, ликийцы и, конечно же, давно известные древним египтянам критяне — «кефтиу». Все они значительно повлияли на антропологическую и языковую среду Северной Африки, и, что вполне естественно, сюда же оказались включенными Канарские острова.

Поэтому участие потомков «народов моря» в формировании Канарского этноса представляется ученым весьма правдоподобным и достаточно убедительным.

Секрет пятый
Можно ли свистеть с акцентом?

На каком языке говорили древние канарцы? Ясное дело, не на испанском. Он был родственен и берберскому, и некоторым западноафриканским наречиям. Доктор Санчес может говорить об этом часами. Меня же интересует сейчас другое — чудом уцелевший пережиток древних времен — язык свиста, который до сих пор распространен среди жителей одного из Канарских островов — острова Гомера. Еще монахи Бонтье и Леверье писали, что жители островов «говорят губами, как будто у них нет языка, и какой-то правитель сослал их сюда в наказание, вырвав языки».
 
— На самом деле язык принимает в свисте самое непосредственное участие, — объясняет профессор. — Еще в конце прошлого века немецкий этнограф Кеденфельд изучал таинственное средство общения гомерцев. «Они могут передавать любую мысль с помощью свиста, — писал ученый, — причем на расстоянии до тысячи метров, то есть даже когда крик не имеет смысла». Во время войн этот свист очень помогал канарцам, они заблаговременно «высвистывали» опасность, а в мирное время извещали о начале празднеств и о других событиях.

Свист этот, рассказывает доктор Санчес, может быть самых разных оттенков. Кеденфельд проделал эксперимент, расставив двух жителей острова на расстоянии 50 метров друг от друга. Он передавал вопрос одному из испытуемых, и тот высвистывал его своему партнеру. Оба человека ни разу до этого не разговаривали друг с другом на языке свиста, к тому же был сильный ветер, но результат опыта признали удовлетворительным.

Язык свиста на острове Гомера сам по себе не уникален. Хорошо известен способ общения с помощью барабанов в различных районах Африки, когда новость выбивается нехитрым кодом на расстоянии десятка километров — от деревни к деревне. Бушмены Калахари общаются с помощью дыма костра. У племени гурунси-нанкансе в излучине Нигера имелась флейта, с помощью которой кочевники переговаривались на большом удалении друг от друга.

«Свистящая деревня» открыта в 60-х годах в Турции. Наверняка последуют новые подобные открытия и, конечно, в горных районах. Ученым предстоит выяснить много вопросов: каким образом переводятся обычные фразы на язык свиста, как рождаются комбинации свистовых модуляций...

— Неужели это до сих пор не сделано?! — недоумеваю я.
— Представьте себе. Можете записаться в будущую экспедицию на остров Гомера.

Гуанчи жили в глубоких пещерах в центре Гран-Канарии, и письмена свои оставили только на крайних западных островах архипелагаСекрет шестой
Кто сделал эти надписи?

Одной из многих загадок, с которыми столкнулись ученые при исследовании Канарских островов, были наскальные надписи. Кто оставил их? На каком языке они выполнены? Что означают? Знали о них давно. Еще в XVIII веке Бьера-и-Клавихо упоминал о «таинственных письменах» на острове Пальма. Но больше всего их обнаружено на самом маленьком островке архипелага — Йерро.

Основная часть наскальных надписей — хаотическое нагромождение значков и фигур, среди которых можно разобрать отдельные изображения, напоминающие надписи...

— Вот они, на этих стендах. Сколько ученых билось над их разгадкой! — Профессор Санчес указывает на тщательно скопированные значки с острова Йерро.

Именно там испанский священник дон Аквилино Падрон, прогуливаясь среди базальтовых глыб, обнаружил две горизонтальные строчки знаков, каждый из которых был около пяти сантиметров в длину. «Их много на юге острова, — писал кюре в записке Сабену Бертло. — На первый взгляд, они напоминают древнеегипетские иероглифы, но я напрасно искал там сидящие фигуры и быков Аписа с митрами, ибисов, которыми покрыты обелиски Египта. Не обнаружил я там ни рыб, ни четвероногих животных, которых видел на мексиканских и инкских календарях. Наверное, — продолжает Падрон, — мое открытие имеет важное значение, ведь надписи скорее всего сделаны в очень далекую эпоху и отличаются от найденных мною раньше. Они более совершенны, и я вижу выражение мысли, породившей эти надписи. Контуры значков неглубоки и стерты и видны только при ярком свете. Они сделаны на отвесных скалах и раньше наверняка были видны на значительном расстоянии».

Так была открыта новая страница наскальной летописи Канар. Значки оказались окружены рисунками: спиралями и кружками.

Наследником древнеливийского письма признан тифинаг — письмо, которым и по сей день пользуются туареги Сахары. Не раз исследователи обращали внимание на сходство Канарских надписей с письмом тифинаг.

На севере острова Тенерифе ученые изучили небольшой угловатый камень, покрытый надписями. При тщательном исследовании выяснилось сходство их с финикийскими надписями, найденными раньше в Южной Испании и Карфагене. И что особенно важно — надписи Тенерифе высечены, несомненно, металлическим орудием, а ведь известно, что гуанчи не знали металлов... Не вдаваясь в подробности относительно связей древнеливийской и пунической систем письма, отметим лишь, что на Канарах представлено несколько видов надписей. Наиболее вероятным кажется такой вариант. За века исследований у ученых накопился огромный этнографический материал, говорящий о сходстве древних канарцев с берберами. Вполне вероятно, что именно протоберберы составляли основное население островов. В свете этого проблема большинства надписей на скалах островов проясняется. Их авторы — протоберберы.

Но если берберы жили на Канарах и принесли туда в отдаленную эпоху письменность, то почему она не сохранилась у канарцев к приходу европейцев, а была представлена лишь наскальными знаками? И далее. Ливийские надписи найдены на территории Туниса и восточного Алжира, однако дальше на запад, в сторону Канар, они не попадаются! А между тем на западе находится Марокко, где испокон веков живут берберы! Здесь напрашивается еще один вариант. «Канарские острова могли посещать, в конце концов, и ранние мореплаватели — карфагеняне и другие. Надписи на Йерро, Тенерифе и Гран-Канарии — свидетельства таких плаваний», — заключает английский ученый Э.Хутон.

Поразительно, но самое большое количество надписей обнаружено на Йерро. Может, он был «краем света» для древних мореплавателей и наиболее удачным местом, где можно было оставить свои «автографы»?

Исследователи насчитали на Йерро и Гран-Канарии 373 значка.
— А классифицировать их не пробовали? — спрашиваю у доктора Санчеса.
— Пробовали. Недавно ученым удалось сгруппировать эти значки согласно алфавиту и получить первый результат: выяснилось четыре типа надписей.

Первый — спирали, бороздки и закругленные линии, аналогичные которым находят в памятниках древнейшей письменности эпохи бронзы Западной Европы, Скандинавии и в некоторых сахарских петроглифах. Второй — таинственные надписи с параллельными горизонтальными линиями, пересеченными вертикалями, полуспирали и крестики. Они наводят на мысль о родстве с граффити лигуров, найденными в долинах Ле Меравилье и Фонтанальба в Италии. Третий — алфавитные знаки, полностью схожие с ливийскими.

Четвертый — значки, весьма схожие с письмом А на Крите и с петроглифами Верхнего Египта.
Характер многих знаков канарцев дает возможность говорить о влиянии критской письменности. Часть знаков близка к линейному письму А и Б, часть — к древнеливийскому письму, а остальные — комбинации двух предыдущих типов.

Пока что ни одна из надписей не разгадана. Это и понятно, если вспомнить слова французского лингвиста А.Бассэ: «Пытаться расшифровать ливийские надписи с помощью современного берберского языка так же бесполезно, как интерпретировать латинские надписи, используя язык парижских предместий».

Секрет седьмой
Таинственные нинтадбры

Еще одна черта, связывающая гуанчей с древним северо-африканским миром, странные предметы, предназначение которых сразу и не определишь.

— Действительно, никто из посетителей музея не может сказать сразу, что это такое. А все очень просто, — улыбается доктор Санчес. — Канарцы широко практиковали татуировку. На Тенерифе любили использовать для этого зеленый, желтый и красный цвета. Для татуировки, вероятно, применяли пинтадеры (от испанского «pintaderas» — предметы для рисования). Однако назначение этих орудий окончательно не выяснено. Moжет быть, их применяли на Гран-Канарии, причем большинство — в Агимесе, в мастерской, где их скорее всего и делали. Вылеплены они из обожженной глины или вырезаны из дерева, толщина — 4-8 миллиметров. Рукоятка конической или пирамидальной формы, а на чуть выгнутой поверхности вырезаны геометрические фигуры — квадраты со скругленными углами, треугольники, круги. Подобные орудия обнаружены в Мексике, Венесуэле, Колумбии, Западной Африке и Италии (Лигурия).

В поисках истоков обычая раскраски тела у древних канарцев исследователи обратились к обычаям берберов и кабилов. По данным Геродота и других источников, и те и другие раскрашивали тело киноварью перед военными действиями и религиозными церемониями. Постепенно этот обычай исчез на континенте, но сохранился до XVI века на Канарах.

Секрет восьмой
Мумии, как у...

Как у кого, профессор? — Как у древних египтян, во-первых. Во-вторых, как у инков.
— Неплохая параллель!
— Да, если учесть, что техника мумификации у всех этих народов схожа в деталях. При этом использовали многие травы, а для сохранения кожи также сок драконового дерева, обладающий консервирующими свойствами.

В интереснейшем и уникальном исследовании об обычаях мумификации у древних народов французский ученый Ж.Ганналь, опираясь на труды старых авторов, еще в середине прошлого века собрал воедино все имеющиеся сведения об этом обычае: «Они сохраняли останки своих родственников скрупулезно, ничего не жалея для их увековечивания». Перед кончиной человек сам готовил дубленые шкуры, куда его останки должны будут завернуть. Рецепты, по которым изготовлялись лучшие мумии — «хахо», утеряны. Немногие данные, дошедшие до нас, не более подробны, чем скудные сведения, приводимые Геродотом для египтян.

У канарцев должность мумификатора была презираемой. Их труд хорошо вознаграждался, но жили они отдельно. Мужчины и женщины препарировали тела соответственно своему полу. Хронисты говорят, что то была отдельная каста жрецов, деяния которых окружались священной тайной, и с их смертью уходил секрет мумификации.

Существовало несколько видов бальзамирования.

Едва бальзамировщики получали труп знатного человека, его клали на каменный стол и делали разрез внизу живота острым ножом «табона». Внутренности вынимали, тут же промывали и чистили. Мыли свежей водой с солью и остальное тело, особенно тщательно уши, полость рта и пальцы. Большие полости тела наполняли ароматическими травами, а потом тело выносили на жаркое солнце или же, если было пасмурно, помещали в особую сушильню. В это время его обмазывали мазью, составленной из жира овцы, пыльцы ароматических растений, коры сосны, смолы, дегтя, пемзы и других компонентов. Некоторые исследователи полагают, что умащивания включали также масло, обезвоживающие вещества и субстанции, обладающие бальзамирующими свойствами, такие, как смола лиственницы и листья гранатового дерева.

На пятнадцатый день обряд мумификации завершался, мумия становилась сухой и легкой. Родственники приходили за ней и устраивали торжественные похороны. Они зашивали тело в шкуры, приготовленные еще самим покойником, и опоясывали его ремнями, сделанными в виде скользящей петли. Правителей и знать клали в пещеры поодиночке. Гроб был выдолблен из древесины того вида можжевельника, которая не поддается разрушению.

— По части мумий наш музей не имеет себе равных в мире, — с гордостью заявляет профессор Санчес, провожая нас в зал, отведенный для мумий.

Надо отметить, что тела мумифицировали только три народа на Земле — древние канарцы, инки и египтяне эпохи XXI династии. И все они прятали мумии в труднодоступных, скрытых от глаз местах. В гроте Тараконте на Гран-Канарии найдена мумия старухи, захороненная в сидячем положении, как это делали в Перу инки.

Секрет девятый
Как же они сюда приплыли?

Главный вопрос для исследователей Канар — как гуанчи попали на острова, если до сих пор не обнаружено никаких следов их мореходных навыков?
 — Ваше мнение, профессор?
 — Долгое время считалось, что у древних обитателей архипелага не было ни лодок, ни плотов, а следовательно, исключалась возможность даже каботажного плавания. Говорили о некоем «табу» моря, об отсутствии строительного материала на островах. Есть и теория, по которой канарцы — часть сахарского племени, насильно выселенного карфагенянами на пустынные острова...

Но, читая хронику Леонардо Торриани, мы отметили, что сведения об отсутствии в прошлом у канарцев плавсредств — неверны. А недавние исследования на Гран-Канарии позволили установить, что на островах есть наскальные рисунки, где представлены несколько типов древних судов. Одни из них похожи на корабли скандинавских петроглифов и одновременно на суда, изображенные на скалах Нубийской пустыни и на вазах додинастического Египта. Другие пока не поддаются идентификации.

Секрет десятый, пока последний
Живы аи древние гуанчи?

После музейного полумрака даже вечерний свет больно резанул по глазам. Мы долго стояли в переулке, приходя в себя после той лавины фактов, событий, имен, что свалилось на нас в стенах Канарского музея. Медленно побрели по улочкам, заглядывая в лавки и магазинчики не без умысла — нам нужны были типажи сегодняшних канарцев. Чтобы сравнить их с теми — древними. Ведь, если верить некоторым ученым, в частности, Л.Грину, на островах встречаются еще настоящие гуанчи.

По общепринятой версии, в войне с колонизаторами, длившейся до конца XV века, количество канарцев сократилось с 20 тысяч до 600 человек. Сражались они с величайшим мужеством. Но обнаруженные «нетронутые» манускрипты, в подлинности которых теперь никто уже не сомневается, сообщают, что политика искоренения населения архипелага проводилась далеко не так интенсивно, как принято было считать. Так, например, некоторые вожди гуанчей, яростно боровшиеся против завоевателей в течение многих лет, оказывались вдруг в лагере испанцев, заключали с ними союзы, почитались вместе со своими подданными как соплеменники испанцев...

Церковь видела в жителях островов будущих христиан и потому достаточно милостиво к ним относилась.

Сколько канарцев уцелело после завоевания, сказать трудно. В начале войны число воинов составляло 5-7 тысяч человек, а все население Гран-Канарии равнялось 20 тысячам. В XVI веке численность жителей на острове определялась 10 тысячами, из них половина была чистокровными островитянами, а остальные — метисами.

Испанский антрополог М.Фюсте сделал доклад на V Международном конгрессе по древнейшей и древней истории в Гамбурге, посвященный проблеме сохранения у современного населения черт древних жителей. Он обследовал в Канарском музее 958 черепов, около 400 полных скелетов и 362 современных канарца. Ученый сделал вывод: у сегодняшних жителей стойко сохраняются основные элементы расового комплекса населения, жившего до захвата островов. Важно то, что эти признаки обнаруживают не спорадически, а являются устойчивыми.

...Быстро темнело, мы торопились на вечерний автобус в Балито-Бич, но тем не менее успевали заглядывать в лица прохожим. Симпатичные лица — вот, честно говоря, и все впечатления. А по дороге домой подумалось: действительно, многие народы, известные нам из истории, больше не существуют. Нет вавилонян и ассирийцев, лигуров и готов, этрусков... Нет древних греков и римлян. Но гибель народа еще не означает физического исчезновения его представителей. Для гуанчей, говорят ученые, это лишь частичный переход от одного антропологического типа к другому. Значит, можно говорить о коренном населении Канарских островов как о живом народе, изучать его?

Сегодняшние канарцы и не подозревают, как много крови гуанчей течет в их жилах! 

Н.Непомнящий | Фото Н. Маникало

Просмотров: 38871