Мумии чилийских Чинчорро

01 октября 1995 года, 00:00

Мумии чилийских Чинчорро

— Марвин, взгляните-ка на это!
Бернардо осторожно поднял с земли череп, явно детский — его части в свое время даже не успели срастись и теперь легко распались в руках ученого.
Лицо покрывала черная маска с глазами-бусинами, открытым округлым ртом и выступающим носом с обозначенными ноздрями. Внутри череп был набит сухой травой и кусочками тростника. Крошечное тельце, от которого отделился череп, принадлежало младенцу.

Находки Арики

В октябре 1983 года Бернардо Арриаза под руководством Марвина Аллисона, антрополога из музея археологии Тарапака в чилийском городе Арика, проводил свое первое исследование мумий из захоронений, оставленных доисторическими племенами рыболовов, которые жили на пустынном побережье Чили и Перу. В шестидесятых годах XX века эти племена получили имя «чинчорро» по названию пляжа, где были найдены захоронения.
Мумия, извлеченная из могилы близ Арики, пролежала там около пяти тысяч лет!

При слове «мумия» обычно возникают мысли о Древнем Египте и сверкающих золотом гробницах фараонов. Однако народ чинчорро пытался обессмертить своих покойников за две тысячи лет до того, как мумии начали делать в долине Нила. Самая ранняя дата, полученная радиоуглеродным методом при исследовании еще одного ребенка-чинчорро, найденного уже в долине Камаронес, в шестидесяти милях к югу от Арики, — 5050 год до нашей эры.

В то время как египтяне считали достойным мумифицирования только фараонов и других сановных лиц, чинчорро подвергали этому священному ритуалу всех умерших сограждан, независимо от возраста и социального статуса.

Впервые мумии чинчорро были обнаружены в 1917 году немецким археологом Максом Уле. Потом их находили не раз — высохших естественным образом и сохранившихся, как насекомое в янтаре, в песках пустыни Атакама.

Новая страница в истории Южной Америки была открыта в 1983 году, когда рабочие «Арика уотер компани», копавшие траншеи для труб на обрывистом песчаном берегу Эль-Морро в окрестностях Арики, наткнулись на глубине около трех футов на большое захоронение.

На этот раз ученых ожидал грандиозный сюрприз — тщательно обработанные тела. То, что обнаружили рабочие водопроводной компании, было образцом самой старой в мире системы искусственного мумифицирования. Чтобы воспрепятствовать разграблению могильника, археологи начали лихорадочную работу по спасению мумий. С территории площадью примерно 75 квадратных футов они извлекли девяносто шесть тел. Большинство из них хорошо сохранилось, а некоторые были даже в превосходном состоянии. Ученые обнаружили также массу изделий рук человеческих, от рыболовных крючков и лесок до гарпунов и устройств для метания копий. Эти предметы были равномерно распределены по могилам — еще одно свидетельство стремления чинчорро уравнять всех.

Археолог Карен Уайз из музея естественной истории округа Лос-Анджелес утверждает, что «мумии чинчорро — нечто самое удивительное из полученных где бы то ни было в мире археологических результатов исследований погребений».

Особый интерес вызывает способ, которым чинчорро готовили своих близких к загробной жизни. Если Бернардо Арриазе понадобилось несколько часов для исследования находки, то можно себе представить, как много времени и умения требовалось, чтобы изготовить такую «черную фигуру».

«Ты умер, но будешь жить вечно...»

В течение двух лет ученые пытались постичь, как шел процесс мумификации.В течение двух лет Марвин, Бернардо и другие исследователи пытались постичь, как происходил процесс мумифицирования. И вот что им удалось узнать.
Сначала изготовителю мумии надо было освободить тело от внутренностей и отделить голову. Он или, возможно, она делали это при помощи каменного ножа.

Однако не все тела обрабатывали вручную. Некоторые, вероятно, оставляли в одной из сырых пещер Арики, где птицы и насекомые очищали кости. Потом вскрывался череп и извлекался мозг. Но у большинства мумий чинчорро череп нетронут, так что, видимо, мозг извлекался через отверстие в его основании.

Затем начиналось кропотливое воссоздание облика умершего. Опытный мастер с помощью подмастерья заполнял высушенной травой или золой из очага череп, прикручивал к нему нижнюю челюсть веревкой, сплетенной из тростника тортора. К позвоночнику привязывал длинную палку, вокруг которой из того же тростника создавалась своего рода «шея». Кости ног прикреплялись к корпусу при помощи палок, шедших от лодыжек до грудной клетки. Потом мастер скреплял все кости скелета, обматывая их тростником. Для восстановления объема тела он наполнял грудную полость смесью травы и пасты, в состав которой входили зола и фиксаторы из крови морских львов, птичьих яиц или рыбьего клея. С осторожностью гончара мастер покрывал этой же светло-серой массой большую часть тела, моделировал половые органы. На лицевую часть он накладывал маску, вылеплял нос и делал аккуратные обводы для глаз и рта.

У многих мумий чинчорро рот имеет форму буквы «о», как на картине Эдварда Мунка «Крик». Возможно, мастерам не удавалось достаточно плотно прикрепить челюсть. Не исключено, что делали они это намеренно, чтобы придать маске живое выражение. Кстати, как оказалось, картина «Крик» была написана под впечатлением от увиденной в парижском музее мумии, найденной в Андах.

Возвращенная на место кожа и наложенные на череп волосы придавали останкам человеческий облик. Если кожи не хватало, мастер возмещал недостачу кусочками кожи животных. К воссозданной таким образом нетленной форме древний художник добавлял последние штрихи: кистью из мягкой травы наносил марганцевую краску, изготовленную из собранного на пляжах мелкого черного песка. Предварительно песок растирали в каменной ступке и смешивали с водой. Высыхая, краска становилась матовой, и мумию полировали до блеска куском дерева или отшлифованным волнами камнем.

Однако примерно в 2 800 году до н.э. «черный стиль» вышел из моды. Возможно, изменился религиозный цветовой символизм или, может быть, стало сложно добывать черный марганец. Как бы то ни было, в последующее тысячелетие предпочтение было отдано красной охре, которой изобиловали скалы близ Арики. В захоронении Эль-Морро было обнаружено двадцать семь мумий «красного стиля».

Процесс мумифицирования тоже изменился. Хотя тела по-прежнему заворачивали в растительные материалы и укрепляли палками, их больше не расчленяли. Вместо этого препаратор удалял органы через аккуратные разрезы, которые затем зашивались при помощи кактусовых иголок и человеческих волос.

Другое разительное отличие было в длине париков. Пряди волос двух футов длиной связывали в пучки красными шнурами. Мастер прикреплял эти пучки на тыльную часть головы пастой из золы, которую потом расписывали красной краской. Мумия становилась похожей на мотоциклиста с развевающимися из-под шлема волосами. По контрасту с телами лица этих мумий часто раскрашивались черным. Несколько «красных мумий» из других поселений были в серых масках — цвет окислившегося медного пигмента.

Три мумии «красного периода» из Эль-Морро — все детские — были изготовлены необычным способом. По необъяснимой причине их корпус и ноги вместо собственной кожи были обмотаны, как бандажом, кожей пеликана или морского льва. Это придавало им вид классических мумий из голливудских кинофильмов.

Вкладывая так много труда в сознание своих мумий, чинчорро, безусловно, верили в существование духовного единства между живыми и мертвыми и в то, что, поклоняясь телам умерших, они получат их защиту. Поклонение мумии могло продолжаться месяцами. На некоторых из них было обнаружено несколько слоев краски, говорящих о том, что их приходилось периодически подновлять во время длительных прощальных ритуалов. На самих похоронах мумии держали вертикально и торжественно носили по кругу — может быть, поэтому их делали особо прочными, но могли быть и другие причины: прочность нужна была как гарант вечной загробной жизни.

Когда, наконец, оплакивание заканчивалось, мумию заворачивали в саван, сплетенный из тростника, и укладывали на покой в мелкой могиле с небольшим количеством пожитков — рыболовной леской, вырезанными из дерева фигурками, клювом пеликана, служившим, видимо, амулетом. Мумии иногда хоронили группами — до шести вместе, вероятно, целой семьей, бок о бок.

Пока из захоронений на узкой полосе побережья от Ило в Южном Перу до Антофагасты в Северном Чили извлечено 282 мумии. Из них 149 созданы мастерами чинчорро, а остальные — творения природы.

Ученые полагают, что кладбище в Эль-Морро — место зарождения культуры чинчорро, ибо нигде больше не обнаружено столько хорошо сохранившихся мумий.

До недавнего времени чинчорро оставались загадкой, потому что археологи, находившие их останки, больше интересовались изделиями, чем телами. Как правило, доисторическое население Южной Америки ассоциируется с одной группой — инками. Давайте же воздадим должное и чинчорро, знавшим, что переход человека в мир иной нельзя оставлять на произвол судьбы.

Земля обетованная

Если от Сантьяго держать путь на север, можно понять, почему древние люди селились в таких местах, как Арика. Впервые отправившись по этому маршруту, Бернардо Арриаза был потрясен резким переходом от мягкой зелени Колтауко к коричневому и желтому цветам пустыни Атакама. Хотя каждый чилиец хорошо знает, что Атакама — самое сухое место на земле, однако настоящее представление о пустыне можно получить, только увидев ее воочию.

Бесконечные цепи песчаных холмов отрезают человека от прохладного океана, омывающего берег всего в нескольких милях к западу. Среди этого безжизненного пейзажа только одно радует глаз — ложбины с зелеными деревьями и травой, пересекаемые единственным потоком, стекающим с Анд и исчезающим где-то в песках Атакамы.

Арика — одно из таких мест, но воды ее достигают Тихого океана. Благодаря холодному Перуанскому течению, омывающему атлантическое побережье, Арика так и кишит жизнью: анчоусы, камбала, крабы и мидии, морские водоросли, пеликаны и чайки.

Невозможно представить более благоприятной экологической ниши для доисторических поселенцев, чем эти прибрежные оазисы. Чинчорро, первые известные племена, поселившиеся в них, появились здесь, по крайней мере, девять тысяч лет назад. Но откуда? Вероятней всего, они спустились вслед за потоками с высокогорий Анд в поисках охотничьей добычи.

На похоронах мумии держали вертикально и торжественно носили по кругу...К 7 000 году до н.э. группа или большая семья чинчорро из тридцати человек проложила дорогу в Арику. Эту дату получили радиоуглеродным методом археологи Иван Муньос и Хуан Чакама, исследовавшие естественную мумию, названную «Человек из Ачи». Неподалеку от места находки мумии обнаружили одиннадцать округлых каменных фундаментов — то было поселение старейшего из известных сообществ первобытных людей. Такие находки изменяют наши взгляды на образ жизни доисторических поселенцев тихоокеанского побережья. Они не были, как считалось ранее, охотниками и собирателями, кочевавшими с места на место, а скорее всего, постоянно жили в рыбацких деревнях.

Поскольку свежая вода и пища всегда были под руками, у чинчорро оставались свободное время и силы, чтобы позаботиться о своих мертвецах. Живя на одном месте, они могли основывать постоянные кладбища и проводить вокруг покойных религиозные церемонии.

Заботы дня вращались вокруг рыбной ловли, охоты и... изготовления мумий. Да еще взрослые учили детей делать рыболовные крючки, гарпуны и тростниковые циновки, которыми накрывали сверху маленькие круглые хижины. К тому же надо было обследовать побережье и, многочисленные пещеры в окрестностях, навестить родственников в холодных горах... А поздним вечером лучший рассказчик племени приковывал внимание слушателей историями о героических предках. В центре тесного круга собравшихся — конечно же, мумия любимого родственника, освещенная мерцающим лунным светом и наполняющая чинчорро надеждой на покровительство сверхъестественных сил.

Умирают люди — рождаются боги

Бесспорно, почтение к мертвым — одно из благороднейших проявлений человеческой сущности. Но почему чинчорро возводили это буквально в культ? При отсутствии письменных свидетельств того времени ответ, вероятно, можно найти в религиозных верованиях и практике более позднего населения Южной Америки. В текстах XVI века упоминаются «хуакас» — священные объекты, к которым относились и естественные мумии; некоторые народы Анд считали их божествами. Потомки людей, превратившихся в хуакас, одевали священные мумии, подносили им пищу.

Мумии, по их верованиям, не только помогали обрести благоденствие, но и защищали от немилости природы. На территории Арика — Камаронес не редкостью были землетрясения и цунами, и тогда, как и теперь, море уносило жизни предательскими течениями и штормами. Чинчорро рассматривали природные бедствия как потусторонние явления и верили, что, сохраняя и обожествляя тела погибших — связующих звеньев со сверхъестественным, — они могут защитить себя от гибели.

Есть и еще одно объяснение культа мертвых у чинчорро — желание родственников держать рядом тело любимого человека до тех пор, пока боль от потери не уменьшится. Некоторые археологи считают, что все началось с детей, и действительно, самые ранние из найденных мумий чинчорро — детские, причем 24 процента младенцев умерло в первый год жизни. Почитание мумий объединяло горюющих членов семьи и все племя, освящало узы родства.

Однако постепенно верования о загробной жизни изменялись. К 1 700 году до н.э. чинчорро приняли более простой стиль мумифицирования, заключающийся только во внешней обработке тела. Туловище просто обмазывалось защитным полудюймовым слоем пасты из глины, песка, рыбьего клея или другого связующего вещества. В Эль-Морро два десятка мумий «глиняного периода» похоронили, видимо, до того, как затвердела покрывающая их оболочка, потому что все они оказались вцементированы в дно могилы.

Можно только предположить, что стало причиной перелома в древней традиции: новые идеи, почерпнутые у чужаков, с которыми торговали чинчорро. или расчленение тела стало ассоциироваться с болезнями. Так или иначе около 1 500 года до н.э. закончилась эпоха «глиняных оболочек», а вместе с ней практика искусственного мумифицирования в Америке. Это произошло тогда, когда в отдаленном Египте мальчик-фараон Тутанхамон не только не был мумифицирован, но даже еще не родился.

Мертвые рассказывают

Для антропологов-физиологов покрытые глиной мумии с сохранившимися тканями, органами и костями — ценнейший исследовательский материал. Изучение останков, а также извлеченных из захоронений предметов позволило составить картину жизни первобытного сообщества.

Рыболовные приспособления чинчорро из камня, кости и иголок кактусов; орудием, похожим на нож, вскрывали раковины моллюсков.«Чинчорро были хозяевами океана, считает Виргилио Шиаппакасе из Наци опального музея естественной истории в Сантьяго, один из первых исследователей этой культуры. — Больше всего меня поражают их искусно сделанные орудия труда».

Рыболовные крючки, вырезанные из раковин, одновременно изящны и функциональны. Отсвечивая всеми цветами радуги, они были хорошей приманкой в воде Рыбаки-чинчорро делали также крючки из шипов кактусов, использовали каменные грузила и рыболовную леску, свитую из прядей торторы вперемешку с волосами. Ныряльщики хранили собранных моллюсков в сетках, сплетенных из тростника, очень похожих на те, которыми рыбаки пользуются и сегодня.

Рыболовные приспособления чинчорро из камня, кости и иголок кактусов; орудием, похожим на нож, вскрывали раковины моллюсков.Анализ состава костей и содержания кишечника мумий показывает, что чинчорро в течение пяти тысячелетий придерживались одной и той же диеты — в основном морской: рыба, морские львы, моллюски и водоросли. Тем не менее, результаты анализов говорят и о том, что чинчорро были не только рыболовами, но и охотились на гуанако и оленей. В кишечнике нескольких мумий были обнаружены семена диких томатов и мяты. Однако 19 процентов исследованных мумий были заражены яйцами ленточных червей — ведь чинчорро ели сырую или частично приготовленную рыбу.

Если болезни желудка были массовым явлением, то с зубами дело обстояло намного благополучнее. У большинства чинчорро не обнаружено дупел, поскольку морская пища содержит мало углеводов, являющихся причиной кариеса. Но они страдали от другой напасти — песок, попадавшийся с моллюсками или водорослями, стесывал зубы.

При осмотре черепов больше чем у пятидесяти процентов чинчорро в слуховых каналах были обнаружены бобо-образные выпуклости — свидетельство болезни, которая приводила к глухоте. Выросты образовывались под воздействием холодной воды, попадавшей в уши при нырянии. Почти все, страдавшие от этой болезни, были взрослыми мужчинами — добывание пищи из моря было мужским делом. Даже у «Человека из Ачи», жившего девять тысяч лет назад, были такие наросты — кстати, это первый известный случай профессионального заболевания в Новом Свете. Множество скелетов мужчин носили следы переломов в нижней части позвоночника. Очевидно, падение со скал было еще одной опасностью, подстерегавшей чинчорро.

А вот переломы позвоночника из-за уменьшения плотности костей были уделом женщин, ослабевшие кости которых ломались под весом тела. (Сейчас это считается болезнью пожилых людей.) Высокая детская смертность вынуждала женщин чинчорро, начиная с подросткового возраста, часто рожать, а плод, как известно, вытягивает из крови и костей матерей кальций. Постепенно скелет становился хрупким, предрасположенным к травмам и переломам.

В остальном же чинчорро в отличие от более позднего населения этого региона были на удивление здоровыми. Структура их скелетов и состояние костей свидетельствует, что жили они примерно 25 лет. Многие достигали и 30 лет, а некоторые добирались даже до пятидесяти! Для доисторического человека это весьма преклонный возраст.

Теперь хрупкие мумии чинчорро нуждаются в защите и бережном сохранении. Они — не только памятник древнейшим из ушедших поколений, но и тонкая путеводная ниточка к корням современного человека.

По материалам журнала «National geographic» подготовил А. Колпаков

Просмотров: 17007