№9 (2780) | Сентябрь 2005
Рубрика «Арсенал»

Огневые тенденции нового века

Огневые тенденции нового века

Начало XXI века не ознаменовалось в армиях мира появлением «бластеров», «скорчеров» и «гремучек», как предсказывали фантасты. Военные вошли в новый век с вполне «классическим» оружием и обширными планами по созданию нового точного и мощного вооружения. Они хорошо знают, какие виды оружия им сегодня необходимы, но, оказывается, далеко не все инновации можно воплотить в железе даже с использованием суперсовременных технологий.

Патрон будущего

Качественное усиление боевой эффективности стрелкового оружия предполагает не только повышение вероятности поражения цели с первого выстрела или очереди, но и возможность ведения интенсивного огня. Здесь главными факторами являются как меткость стрельбы и поражающее действие снаряда, так и емкость магазина. При этом размеры и масса оружия должны оставаться в определенных границах, особенно с учетом действий в стесненных условиях и расширения номенклатуры экипировки бойца.

Возможности оружия во многом определяются патроном. Оценить некоторые направления проводимых исследований можно на примере образцов, представленных в 1989 году на американский конкурс ACR — «перспективная боевая винтовка».

Тогда компания «Кольт» (США) предложила 5,56-мм патрон «дуплекс», разработанный совместно с фирмой «Олин», — в стандартной гильзе одна за другой располагались две пули. Это была далеко не первая попытка разработчиков. Еще в 1964 году американцы приняли на вооружение двухпульный 7,62-мм патрон М198. В других странах также испытывались схемы с несколькими пулями, в том числе с тремя–пятью и даже с девятью. Ожидалось, что это не просто увеличит скорострельность, но и позволит выпустить очередь за один выстрел — до того, как ствол оружия изменит свое положение. На деле, однако, сравнительно легкие пули давали и худшую кучность, и недостаточное поражающее действие (в СССР двухпульные 12,7-мм патроны применяли только для пулеметов на вертолетах).

Винтовка компании AAI (США) была снаряжена 5,56-мм патроном со стреловидной подкалиберной пулей в стандартной гильзе, причем «стрела» массой 0,66 г разгонялась до скорости 1 402 м/с.

Стреловидные оперенные пули привлекали конструкторов давно, а успех таких артиллерийских снарядов с отделяемым поддоном лишь усиливал этот интерес. Испытывая малое сопротивление воздуха, стреловидная пуля имеет настильную (пологую) траекторию и долетает до цели значительно быстрее обычной пули. Высокая скорость позволяет ей уверенно пробивать бронежилеты и наносить тяжелые повреждения.

Вариант ACR австрийской компании «Штайр-Маннлихер» также предусматривал патрон со стреловидной пулей (ее начальная скорость 1 494 м/с), но уже телескопической схемы — пуля помещалась по оси пластмассовой гильзы, а порох — вокруг пули. Пока патроны со стреловидными пулями не доведены до совершенства — не удается обеспечить правильное ведение «стрелы» по каналу ствола и симметричное отделение поддона в воздухе. В результате не обеспечиваются нужные точность и кучность стрельбы. Но работы продолжаются, и данный вид пуль скоро вполне может стать серийным.

Не прекращаются пока и попытки перехода к пластмассовым гильзам в боевых патронах. Внедрению пластика мешает огромное давление пороховых газов в канале ствола боевого нарезного оружия.

Но почему бы вовсе не отказаться от гильзы? Полтора века назад именно введение унитарного патрона с металлической гильзой стало основой для развития стрелкового оружия. Но металлическая гильза заметно увеличивает массу и стоимость патрона, требует наличия в оружии механизма экстракции (извлечения и удаления) стреляной гильзы. Согласно статистике, именно с извлечением гильзы связано большинство задержек и отказов, возникающих при стрельбе. Необходимые для ее удаления вырезы повышают вероятность засорения механизмов. Неудивительно, что уже более 40 лет идут работы над безгильзовыми патронами, в которых пуля располагается в прессованной пороховой шашке или, наоборот, порох размещается внутри пули. Работы над безгильзовыми патронами велись в Австрии, Бельгии, ФРГ, США, СССР (еще в 1965 году С.Г. Симонов разработал автомат АО-31 для испытаний такого 7,62-мм патрона), но без видимого успеха.

Дальше всех продвинулась в этом вопросе германская фирма «Хеклер унд Кох», создавшая вместе с «Динамит-Нобель» новый комплекс «патрон-оружие», получивший обозначение G11. После долгих доработок патрон принял вид восьмигранной пороховой шашки, покрытой сгорающим лаком, в которую утоплена пуля и вложен капсюль. Надо сказать, немцы постарались по максимуму использовать преимущества безгильзового патрона. Механизмы винтовки защищены пластиковым корпусом с небольшим количеством вырезов и отверстий. В ней используется компактный магазин на 50 патронов. Помимо этого, применена оригинальная автоматика с «лафетной» установкой основных механизмов. При стрельбе фиксированными очередями винтовка успевает сделать три выстрела (с темпом до 2 000 выстр./мин) прежде, чем подвижный механизм, скользя внутри корпуса, дойдет до крайней задней точки и нанесет удар в плечо стрелка. Вместе с «линейной» отдачей (приклад расположен на линии оси канала ствола) «лафетная» конструкция заметно повысила меткость стрельбы. Разрабатывая и испытывая подобные модели, конструкторы долго боролись со склонностью безгильзового патрона самовоспламеняться при попадании в нагретый стрельбой патронник. На «гражданском» рынке такие боеприпасы имеют крайне ограниченное применение и используются только в однозарядных образцах из-за опасности самопроизвольного выстрела. За четверть века работы над проектом неоднократно заявлялось, что G11 вот-вот поступит на вооружение. В начале 1990-х годов она дошла до войсковых испытаний в бундесвере, один из ее вариантов испытывался по программе ACR. Но программа ACR, как известно, окончилась ничем, да и германский бундесвер этой винтовки не получил — прежде всего изза высокой стоимости и сложности в эксплуатации.

Любопытную разработку (кстати, тоже начатую еще в 1960-х) предлагала для ACR и американская корпорация «МакДоннел Дуглас» — «беззатворное» оружие. Казенную часть ствола при выстреле должна была запирать гильза патрона в форме плоской пластмассовой коробки, по оси которой располагались три обычные или стреловидные пули, а по бокам от них — пороховой заряд. Дальше опытов дело не пошло.

Смещенный импульс

Основой развития военного стрелкового оружия пока остаются патроны «классического» типа, что, впрочем, не отменяет их дальнейшей модернизации. Примером достижений в этом направлении являются советские автоматы, созданные по теме «Абакан».

В конце 1970-х годов Главное ракетно-артиллерийское управление выдвинуло требование повысить эффективность стрельбы из автомата в 1,5—2 раза по сравнению с АК-74. В августе 1981 года утвердили опытно-конструкторскую работу по теме «Абакан» (то есть «Абакан» — не имя конкретного образца, а шифр темы). Оружие разрабатывалось под штатный 5,45-мм автоматный патрон и было совместимо со старыми магазинами, подствольными гранатометами, штык-ножами, приспособлениями для стрельбы из БМП и из вертолета. Всего было представлено двенадцать проектов, разработанных десятью конструкторскими коллективами из Тулы, Ижевска, Коврова, Климовска. В 1984 году девять опытных образцов прошли испытания. При таком разнообразии конструкций использовалось всего три схемы автоматики: «классическая» с газовым двигателем, «сбалансированная» и «со смещенным импульсом отдачи». Причем выбор схемы не определялся принадлежностью к той или иной «фирме». Тульское ЦКИБ СОО, например, привезло автоматы и с «классической», и со «сбалансированной» схемами, а «Ижмаш» представил образцы во всех трех группах. Вперед вышли автоматы туляка И.Я. Стечкина и ижевца Г.Н. Никонова — оба «со смещенным импульсом». В 1991 году автомат АСМ Никонова прошел войсковые испытания в Таманской дивизии. По кучности стрельбы очередями он превышал АК-74 в 4—13 раз. Главное — улучшилась кучность стрельбы из неустойчивых положений (стоя и «от бедра»). У автоматов Калашникова именно она вызывает нарекания. В среднем эффективность стрельбы увеличивалась в 1,6 раза. И в 1996 году на вооружение приняли 5,45-мм автомат Никонова (АН-94).

Автомат АН-94 с подствольным гранатометом ГП-25, Россия, 1996 год

В АН-94 новая схема автоматики впервые воплотилась в серийном оружии. Она теоретически была проработана инженером ЦНИИточмаш П.А. Ткачевым еще в 1970-х, то есть накануне конкурса «Абакан» и почти одновременно со схожей «лафетной» схемой германской G11. Под «смещением импульса отдачи» понимается некоторая задержка во времени между выстрелом и ударом оружия в плечо стрелка. Оружие как бы разделено на две части, и «стреляющий агрегат» может перемещаться по направляющей внутри кожуха (лафета). Автомат успевает сделать два выстрела со сверхвысоким темпом 1 800 выстр./мин., прежде чем агрегат придет в крайнее заднее положение. Стрелок воспринимает импульс отдачи в конце очереди, и две пули успевают покинуть ствол, еще не сместившийся от линии бросания. Из-за этого схему называют еще «схемой с накоплением импульса отдачи». «Накопленный» удвоенный импульс смягчается амортизатором. Кроме очередей по два выстрела возможны как стрельба одиночными выстрелами, так и непрерывный огонь с нормальным темпом 600 выстр./мин. Но и в этом случае смещение агрегата и амортизатор смягчают действие отдачи.

«Смещенный импульс», амортизатор, фиксированные очереди, удлиненная прицельная линия, замена прорези прицела диоптром, комплексное дульное устройство — все это способствует повышению меткости стрельбы. Той же цели служит крепление для оптического, коллиматорного и ночного прицелов.

Поскольку параллельно шли работы по совершенствованию 5,45-мм патрона, можно говорить об обновлении всего комплекса «патрон—оружие». В проекте нового автомата предполагался и магазин удвоенной емкости — 60 патронов, но от него отказались.

По экономическим причинам количество АН-94, поступивших за 10 лет в Вооруженные Силы и МВД, не превысило числа образцов автоматов, участвовавших в советское время в проведении войсковых испытаний. Усложнение «никонова» по сравнению с «калашниковым» и высокая цена обеспечивают ему сегодня место только в подразделениях спецназа, которым не требуется массовое производство, а стрелки хорошо подготовлены. Малый опыт эксплуатации автомата и скоропостижная смерть Никонова в 2003 году затормозили дальнейшее развитие схемы со «смещенным импульсом».

Сбалансированная автоматика

На этом фоне сохраняют хорошие шансы на будущее другие новые схемы. Впрочем, новые они, скорее, по времени реализации. Так, схема «сбалансированной автоматики» исследовалась в ЦНИИточмаш под руководством В.М. Сабельникова еще в конце 1960-х и была опробована на ряде опытных образцов. Сейчас она представлена широко рекламируемыми автоматами АЕК-971, -972 и -973, созданными на Ковровском механическом заводе под руководством С.И. Кокшарова, и ижевскими АК-107 и АК-108 разработки Ю.К. Александрова и В.Н. Паранина (ранее несколько автоматов «сбалансированной» схемы на «Ижмаше» разработали Ю.К. Александров и В.М. Калашников).

Как известно, главные причины потери точности стрельбы в автоматическом оружии — изменения направления ствола после каждого выстрела из-за действия отдачи и ряда ударов, воспринимаемых оружием и стрелком. Это удары подвижных частей автоматики при откате и накате, удар газов в газовую камеру. При сбалансированной схеме подвижные детали составляют две равные по весу противоположно движущиеся массы — затворную раму и балансир, связанные через зубчатые рейки и шестерню. Поршни рамы и балансира, входящие в газовую камеру сзади и спереди, под давлением пороховых газов начинают одновременно двигаться в противоположных направлениях с равными скоростями. В результате их импульсы движения компенсируют друг друга, стрелок воспринимает только импульс выстрела, и смещение автомата оказывается меньше.

Автомат АЕК-971с коллиматорным прицелом, Россия, опытный

Много лет пробивает себе путь к солдату и оригинальная схема с полусвободным затвором, разработанная А.Ф. Барышевым для целого комплекса стрелкового оружия — от 5,45-мм автомата до 12,7-мм автоматической винтовки и 30мм ручного автоматического гранатомета. Движение деталей рассчитано в ней так, чтобы, обеспечив достаточно позднее отпирание канала ствола после выстрела, максимально снизить действие отдачи на оружие и стрелка.

Пуля плюс граната

На сегодняшний момент наиболее перспективным оружием считается автоматно-гранатометный комплекс, сочетающий «пулевой» ствол с гранатометом, стреляющим прежде всего осколочной гранатой. На этом направлении американцы решили достичь «превосходящей огневой мощи» за счет «безусловного технологического превосходства» (что обеспечило бы длительный перевес и в военных конфликтах, и на рынках оружия). «Двухкалиберным» оружием — сочетанием малокалиберного «пулевого» и крупнокалиберного «осколочного» стволов — они занимались еще в годы Вьетнамской войны по проекту SPIW (так и не давшему практического выхода). Теперь они решили соединить старую идею с цифровыми технологиями.

С конца 1980-х годов в США формировались требования к новой системе вооружения пехоты. После провала конкурса ACR возникла амбициозная программа, включившая «перспективное оружие личной обороны» OPDW, «перспективное индивидуальное боевое оружие» OICW, «перспективную снайперскую винтовку» OSW и «перспективное групповое оружие» OCSW. «Двухкалиберное» индивидуальное оружие должно заменить сразу карабин, штурмовую винтовку, подствольный гранатомет и ручной пулемет. Его проект получил обозначение ХМ29 OICW.

В отношении «пулевого» ствола («кинетического модуля») долго думать не стали, по сути — это штурмовой карабин под стандартный 5,56-мм патрон НАТО со штатными магазинами. Для самозарядного гранатомета («осколочного модуля») выбрали минимальный артиллерийский калибр 20 мм, а дабы повысить вероятность поражения, решили обеспечить подрыв снаряда вблизи цели. Обеспечивает это главная особенность осколочного выстрела — взрыватель ударного или программируемого дистанционного действия. Цифровой баллистический вычислитель выдает информацию для взрывателя и вводит ее в память пули с помощью индукционной катушки прямо в канале гранатного ствола. «Прицельный модуль» вычисляет время полета снаряда, обеспечивая точное определение дальности с помощью лазерного дальномера, имеет дневной и ночной прицельные каналы.

Разработка всех элементов подобного комплекса не под силу одной компании — создание оружия стало делом объединений. В проект ХМ29 OICW включились международные «команды». Первую возглавила AAI, а вошли в нее американские «Хьюз Эйркрафт», «Дайна Ист», «Олин» и германская «Динамит-Нобель». Вторую команду, возглавляемую американской «Эллиант Тексистемз», составили швейцарская «Контраверс», германские «Хеклер унд Кох» и та же «Динамит-Нобель».

Вариант перспективного оружия ХМ29 OICW компании AAI

Реализуемость такого оружия сегодня практически доказана, но сама программа далеко не безупречна. Надежность работы такого комплекса, миниатюризированного до размеров индивидуального оружия, в полевых условиях вызывает сомнения, а лазерный дальномер на индивидуальном оружии дает высокую вероятность ошибочных измерений. Да и управление оружием с целым рядом переключателей в стрессовых условиях далеко не каждому по силам. Проект OICW выглядит практичнее «бластеров» или «скорчеров», но, похоже, получается не намного дешевле их. Создается впечатление, что его многочисленные «технологии» имеют одну цель — выбить побольше денег из заказчика.

Программу OICW увязали с созданием группового оружия поддержки ХМ307 OCSW — для них даже поначалу выбрали единый 20-мм выстрел. Ведь превращение каждого бойца в мощную боевую единицу не снимает вопрос об оружии огневой поддержки. OCSW разрабатывают две группы американских и канадских фирм — первую возглавляет «Олин», вторую «Сако». Можно предположить соединение в новом оружии гранатомета и автоматической пушки с возможностью установки его на станок, автомобиль, БТР и легкий вертолет. Калибр OCSW все же увеличили до 25 мм и предусмотрели три типа выстрелов: осколочный с программируемым взрывателем, бронебойный и учебнотренировочный. В свою очередь под выстрел OCSW разработан вариант крупнокалиберной «снайперской винтовки» по программе OSW.

Нестареющая «классика»

Вполне привычные «классические» схемы оружия, достигшие высокой степени совершенства, как и привычные боеприпасы, не собираются сдавать позиций. Американцы, например, обеспокоившись высокой стоимостью и длительностью разработки проекта ХМ29, «дополнили» его проектом ХМ8 — речь идет, по сути, о новой штурмовой винтовке под тот же 5,56-мм патрон НАТО. Вышедшее вперед в этом проекте американское отделение «Хеклер унд Кох» не мудрствуя лукаво представило германскую винтовку G36, модифицированную и получившую более «эргономичный» дизайн. Качественно новых узлов эта винтовка не имеет, достаточно удачно соединив уже опробованные решения. Заказчика, уставшего от не слишком надежной М16А2, это вполне устраивает. Ведь до чего доходило — в Кувейте и Ираке на ствол М16 солдаты надевали презервативы из комплекта снаряжения бойца — поскольку американская винтовка страшно боится пыли. Опыт агрессии в Ираке заставил заговорить о срочной замене М16А2 новым оружием.

Равным образом параллельно с ХМ307 OCSW начали разработку более традиционного образца — 12,7-мм крупнокалиберного пулемета для замены М2НВ «браунинг».

Не стали далеко уходить от «классики» и конструкторы тульского КБ приборостроения в своем стрелково-гранатометном комплексе А-91М. Главное внимание тут уделили размерам, массе, быстроте наводки и открытия огня, возможности стрельбы с правого и левого плеча (для этого гильза выбрасывается не вбок, а вперед), с прикладкой или «от бедра». Отечественная дульнозарядная схема подствольного гранатомета позволила встроить его в цевье, тем самым обеспечив хорошую балансировку комплекса. Получилось компактное оружие ближнего боя.

Винтовка G11, ФРГ, 1989 год

Опыт использования G11 в ФРГ и АН-94 в России заставил ряд специалистов усомниться в необходимости усложнения оружия ради погони за кучностью. Войска по-прежнему предпочитают оружие компактное, простое и надежное.

Цифровые технологии

Независимо от того, удадутся или нет амбициозные проекты вроде OICW или OCSW, цифровые технологии уже пришли в стрелковое оружие. Нелишенная остроумия конструкция испытывалась, например, в США в рамках программы «Лэнд Уоррирор» — EMD (комплексная программа разработки вооружения и экипировки для сухопутных войск). Двухканальный электронно-оптический прицел соединили кабелем с микромонитором на каске. Стрелок теперь видит изображение в прицеле при любом положении оружия. Очередной, теперь «высокотехнологичный», способ повысить эффективность стрельбы навскидку, позволить стрелять из-за укрытия или наблюдать за обстановкой, не подставляя под пули противника свою голову. Насколько полезны такие приспособления, покажет лишь боевой опыт.

«Дробовик» вместо винтовки?

Решить проблему «универсальности» индивидуального оружия можно и переходом от поражения «точки» к поражению «объема» картечным, осколочным или фугасным выстрелом. Американцы, использовавшие «дробовики» в двух мировых войнах, во Вьетнаме и Лаосе, в начале 1980-х развернули программу CAWS, то есть «система штурмового оружия малой дальности». Речь шла об автоматическом гладкоствольном оружии. Для варианта CAWS американо-германской разработки на основе гильзы охотничьего патрона создали выстрелы 12-го калибра нескольких типов: с 20 стреловидными пулями, с подкалиберной бронебойной пулей, картечный с 8 свинцовыми шариками, химический и дымовой. Но и эта программа закончилась ничем. Эффективная дальность стрельбы «гладкостволов» не превысила 100 м. Зато самозарядные «тактические дробовики» закрепились на вооружении полицейских и контртеррористических служб. Свидетельство тому — распространение итальянского SPAS-12, южнокорейского USAS-12 и интерес, проявленный Францией, Бразилией, Чили и Швецией к российскому тактическому ружью «Сайга-12 Исп.030».

Гладкоствольное оружие еще может появиться среди военного, но для этого, видимо, придется отказаться от родственности его боеприпасов с охотничьими.

Без подвижных деталей

Автоматика без подвижных деталей весьма привлекательна в силу сравнительно небольших размеров оружия, отсутствия механических ударов и возможности чрезвычайно высокого темпа стрельбы. Из последних разработок такого рода наиболее разрекламирована схема австралийского конструктора О`Дуайера. Пули и метательные пороховые заряды располагаются в заранее снаряжаемом стволе последовательно, заряды снабжены электрокапсюлями. Несколько таких стволов (от 6 до 15 «выстрелов» в каждом) с электронной системой инициирования позволяют в короткое время развить чрезвычайно высокую скорострельность, регулируемую в широких пределах. По сути, речь идет о совмещении и «автоматизации» давних идей многоствольных «органов» и многозарядных «эспинолей». Темп стрельбы ограничивается только допустимым уровнем давления в канале ствола и опасностью самовоспламенения зарядов. Фирма О`Дуайера «Метал Шторм» выпустила по этой схеме несколько образцов индивидуального и личного оружия, развивающих якобы темп 45— 60 тыс. выстр./мин. Правда, перезарядка такой системы — дело хлопотное: бойцу надо носить с собой несколько блоков снаряженных «стволов». За почти десять лет оружие «Метал Шторм» не нашло покупателей, хотя предлагалось оно в вариантах зенитных, противоракетных, авиационных и даже пожарных установок.

Ракеты в кобуре и «жидкий порох»

Вот уже добрых семь веков основой действия огнестрельного оружия является метание снаряда давлением газов, образующихся при сгорании заряда твердого пороха в канале ствола. Но все это время изобретателей не покидала мысль изменить сам принцип «бросания», заменив, например, пулю ракетой.

Реактивные пули разрабатывались еще в годы Второй мировой войны в Германии. Однако подлинный интерес теме придала «ракетомания», охватившая многие страны в 50— 60-е годы XX века.

Оружие «жироджет» и 13-мм реактивная «пуля» к немуПримером может служить оружие «жироджет», созданное в США Р. Мэйнхардтом и А. Бэйлом в 1965 году. «Пуля» представляла собой миниатюрный турбореактивный снаряд — пороховые газы двигателя, выходя через наклонные сопла в донце пули, придавали ей не только движение вперед, но и вращение с большой скоростью (откуда и название gyro — «вращающийся», jet — «реактивный»). «Пусковой установкой» служил легкий 13-мм пистолет с магазином на 6 «пульракет» или принципиально не отличавшийся от него карабин. Несмотря на все ухищрения, реактивные пули давали намного худшую кучность, чем пули обычного нарезного оружия, ведь и неуправляемые реактивные снаряды всегда менее точны, чем снаряды нарезной артиллерии. Практически полное отсутствие отдачи не улучшало меткость «жироджета». Французские конструкторы в своих образцах реактивного оружия пытались компенсировать этот недостаток «залповым» пуском микроракет из одного «патрона», но и они не добились успеха.

Оружие «жироджета», несмотря на шумную рекламу, пожалуй, единственный «бой» приняло… в фильме «Ты живешь только дважды» с Шоном Коннери в главной роли. Вообще ряд систем, претендовавших на роль «оружия будущего», в результате играет ее только в кино. Работы над реактивным стрелковым оружием велись и в других странах, включая СССР. Но в начале 1970-х годов их практически повсеместно свернули.

Идея замены пороха жидкими метательными веществами (ЖМВ) тоже не нова. В области артиллерии ими занимаются уже лет 70, а в последние лет сорок редкая популярная книга или статья о современной артиллерии обходилась без обещаний «скорого появления» орудий на ЖМВ. Не обошли ЖМВ и стрелковое оружие — в СССР, например, еще в 1942— 1943 годах прорабатывались варианты 14,5-мм пулемета, использовавшего в качестве ЖМВ смесь керосина и азотной кислоты. Множество проектов стрелкового оружия на ЖМВ появилось позднее. Чем же привлекательны ЖМВ? Вопервых, они позволяют достичь больших скоростей пули. Вовторых, легко поддаются дозированию, а значит — в широких пределах изменять начальную скорость пули и импульс отдачи в зависимости от поставленной цели. В-третьих, можно обойтись без гильз, помещая в одной части магазина пули, в другой — емкость с одно- или двухкомпонентным ЖМВ. Поскольку ЖМВ дают более высокие температуры, то гораздо сложнее обеспечить прочность и живучесть ствола. Здесь могут прийти на помощь керамические вкладыши, к тому же работы над «керамическими стволами» идут не первый год. Однако пока ЖМВ не пришли ни в серийные артиллерийские орудия, ни в стрелковое оружие.

Миф о «несмертельном» оружии

Вопрос о внедрении гуманного «неубивающего оружия будущего» обсуждается уже не один год. Однако такое явление, как война, «гуманизации» не поддается. Можно вспомнить ситуацию столетней давности, когда тоже немало говорилось о «гуманной» и «цивилизованной» войне. А сразу за этим последовали войны, неслыханные по масштабам жертв и разрушений.

Комплекты «несмертельного» («нелетального») оружия действительно поступают на вооружение армий, но связано это не с каким-то «новым характером военных операций», а с возможным привлечением войск к полицейским операциям. Средства несмертельного поражения, часто именуемые «спецсредствами», применяются полицейскими и контртеррористическими формированиями давно, и арсенал их постоянно расширяется. Главное их назначение — остановить или обезвредить противника, не нанося ему опасных для жизни и здоровья повреждений. Человек, как известно, достаточно уязвим, и его можно обезвредить различными способами — механическим, химическим, тепловым, электрическим и электромагнитным воздействиями. У каждого поражающего фактора есть определенный уровень или порог, после которого результаты его воздействия становятся реально ощутимыми, и порог, за которым они уже необратимы. Между этими границами и действует «несмертельное» оружие.

Но когда к «новому поколению пехотного оружия» относят «ручные смолометы», «СВЧ-парализаторы», «электризованные» пули или винтовочные свето-шумовые гранаты — это либо незлонамеренное заблуждение (когда всякое «оружие» воспринимают как «военное»), либо специальная пропаганда. И цель ее — с одной стороны, сформировать «общественное мнение» о возможности «минимизации» потерь среди гражданского населения в современных боевых операциях, а с другой — оправдать траты средств налогоплательщиков на слабо контролируемые проекты.

Вариант устройства автоматического оружия на основе жидкого метательного вещества: 1 – оперенная пуля, 2 – отверстие для пропуска к пуле ЖМВ, 3 – пружинящие захваты, 4 – держатель пули (служит для подачи и извлечения), 5 – капсюль, 6 – обтюратор пули, 7 – клапан, 8 – ствольная коробка, 9 – трубопровод для ЖМВ, 10 – затвор, 11 – ударник, 12 – обратный клапан подачи ЖМВ в запульное пространство, 13 ствол, 14 – магазин одноразового применения, снаряженный оперенными пулями с держателями и баллоном с ЖМВ
Семен Федосеев
развернуть | Обсудить статью в форуме (сообщений: 9)
Самое интересное на "Вокруг света"
Наши партнёры
RedTram.com

24СМИ. Новости

ЯПОНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ
Моя Планета: Куба. Колдуны