Клад Ярослава Мудрого

01 июня 1995 года, 00:00

Клад Ярослава Мудрого

Под сенью могучих киевских каштанов недалеко от главного входа в Софийский собор стоит памятная стела, вырубленная из серого гранита. Она напоминает посетителям древнего храма о знаменательном событии в истории Киевской Руси — основании в 1037 году великим князем Ярославом Мудрым первой библиотеки. Со стелы на нас смотрит сам киевский князь, под рельефным изображением которого начертаны слова из «Повести временных лет»: «В лето 6545. Сей же Ярослав, сын Володимер, насея книжными словесы сердца верных людей. Велика бо польза бывает человеку от учения книжного». Годы, естественно, указаны по Константинопольскому календарю, в котором отсчет велся от сотворения мира и до Рождества Христова имел 5508 лет. В нашем современном календаре 6545 год соответствует 1037 году.

Во всех уголках земного шара и во все времена люди славили книгу. «Слово книжное — свет дневной» — писали в древних манускриптах. Бесценные собрания книжных сокровищ безвозвратно гибли во время кровопролитных войн, горели в пламени костров и городских пожарах, их безжалостно грабили и уничтожали. Но все-таки они дошли до нас — редкие и удивительные. Наш рассказ пойдет о знаменитой библиотеке Ярослава Мудрого, скрытой где-то в киевских подземельях.

Первая на Руси

Первое и последнее упоминание о так называемой «библиотеке Ярослава» — в «Повести временных лет» в статье под 1037 годом: «Ярослав же любим бо книгам, и многы списав положи в церкви святой Софьи, юже созда сам». Вот и вся историческая информация, все остальное — домыслы, догадки, версии и гипотезы. Итак, известна точная дата основания книжного собрания — 1037 год, указано место расположения библиотеки — киевский Софийский собор, но весьма туманно сказано о том, сколько книг — «книги многы». Но мы можем построить свои предположения, только на этих трех исходных позициях.

Не случайно Софийский собор стал местом основания первой библиотеки на Руси. В те далекие от нас времена он был как бы центром не только Киева, но и всей Руси. Вблизи собора проводили знаменитые киевские веча. В том же году, когда была основана и библиотека, в соборе организовали первую школу, учредили мастерские переводчиков и переписчиков книг. Правда, еще не так давно некоторые ученые скептически относились к нашей дате основания библиотеки, так как считали, что в 1037 году собор святой Софии был только заложен. Построен же гораздо позже. То есть, раз в 1037 году собора как такового не существовало, то и никакой библиотеки здесь быть не могло.

Исследования современных археологов и архитекторов доказали, что в летописи действительно указан год окончания строительства храма. Так что сообщение о библиотеке не миф, а реальный исторический факт.

Но библиотеки ли? Современное слово «библиотека» не совсем подходит для определения книжного собрания времен Киевской Руси. Точнее сказать — совсем не подходит! Термин «библиотека» утвердился лишь в начале XIX века, до этой поры употреблялись слова «книгохранилище», «книгоположница», «книжная казна», «архива». И — кстати — еще один ключевой момент: второе слово в названии данного собрания книг. Библиотека Ярослава... Ее следовало бы назвать «книгохранилищем Софийского собора»! Может, это звучит менее романтично, зато более отвечает реальности. Но, приняв все отмеченное выше к сведению, отдадим дань сложившейся традиции и будем называть эти книги «библиотекой Ярослава».

Сколько могло быть этих книг? В научных статьях и книгах, опубликованных по этой теме за последние 200 лет, можно найти самые разные цифры. В «Истории руссов», написанной в XVIII веке, сообщается: «Великие тысячи рукописных и редких драгоценных манускриптов, писанных на разных языках». В других источниках находим более скромную и круглую цифру — 1000 томов, а все книжные запасы Киевской Руси оценены в 130-140 тысяч томов. В фундаментальном трехтомном исследовании «История Киева» (1982 год издания) эта цифра максимально уточнена — 950 томов! Историк русской православной церкви Е.Голубинский назвал еще меньшую цифру — 500 книг. Сегодня в ученых кругах бытует мнение, что и эта цифра сильно завышена. Говорить о многих сотнях книг — грешить против истины. Некоторые авторы довольно ловко обходили количественную характеристику библиотеки Ярослава, говоря, что она помещалась в десяти огромных дубовых сундуках, окованных железом. На самом деле мы не знаем, сколько книг было в библиотеке, ведь в летописи говорится — «книг множество». А сколько это конкретно, зависело только от разыгравшейся фантазии автора. Может быть, 950, а может, даже 953! Вообще-то все зависит от того, сколько времени собиралась библиотека и сколько работало переводчиков. Ведь нам известно, какой способ избрал князь для комплектования своей книжной коллекции — перевод и переписка. Считается, что в то время Ярославу не удалось найти в Киеве более десяти переводчиков. Да еще десять он мог привлечь из Болгарии. Итого 20 человек. Пятьсот книг среднего формата такой дружный коллектив единомышленников смог бы перевести за 13 лет непрерывной работы! Впрочем, Ярослав Мудрый мог собирать библиотеку в течение 25 лет. Есть основание считать, что в нее вошли и книги великого князя Владимира, который любил «словеса книжные». Один из нынешних авторов, явно тяготеющий к гиперболам, радостно сообщил миру, что переводчиков было аж триста человек! Фантазер, написавший недрогнувшей рукой эту сказочную цифру, должно быть представлял себе этакий громадный и светлый княжеский цех по производству рукописной продукции.

Не вдаваясь в детали и не цепляясь за мелкую конкретику, можно прийти к выводу, что во времена правления Ярослава Мудрого Софийский собор Киева располагал значительным собранием рукописных книг, местонахождение которых в настоящий момент неизвестно. Звучит суховато, но исследователь не должен этого бояться. Рукописные книги во все века стоили баснословно дорого. Счастливый обладатель даже одного манускрипта был несомненным богачом. Десяток книг стоил целого состояния. Сотню мог позволить себе лишь человек, в жилах которого текла голубая кровь. Каждая рукописная книга была настоящим шедевром и имела свое неповторимое лицо. Двух совершенно одинаковых книг не было, и не могло быть. Тексты писали на дорогом и редком пергаменте, или, как тогда его называли, — «пергамине», «харатье». Он выделывался из кожи телят или молодых овец. Для написания книги среднего размера требовалось едва ли не целое стадо телят! Оклады рукописных книг украшали золотом и серебром, обильно осыпали драгоценными каменьями — алмазами, изумрудами, топазами и жемчугом.

До настоящего времени уцелело совсем немного рукописных книг, и находка еще хотя бы одной стала бы подлинной сенсацией в научном мире. А теперь представьте себе, что произошло бы, если бы отыскали десяток, сотню или даже тысячу книг Ярослава Мудрого! Ничего удивительного, что множество раз пытались найти библиотеку великого князя.

София Киевская

Князь Ярослав Мудрый «положил» книги в Софийском соборе Киева. Логично предположить, что эти манускрипты при нашествии врагов были спрятаны там же. И скорее всего — в подземельях. Такие подземелья существуют вблизи Софии, и о части подземных ходов нам известно. Но лишь о части. Если пройти от памятной стелы метров 30, то вы наткнетесь на обычный зеленый штакетный забор, которым ограждено два небольших участка земли около собора. За штакетником в беспорядке разбросаны куски битого кирпича и строительный мусор. Туристов сюда не приводят, а на вопрос дотошного гостя столицы Украины экскурсовод небрежно бросит: «Здесь когда-то были раскопки». Между тем место это очень примечательное и — главное — укрыто от посторонних глаз кусками ржавого кровельного железа. Под ними, как уже, должно быть, догадались многие, расположен вход в таинственное подземелье. Обнаружить его помог его величество Счастливый Случай!

Весной 1916 года вблизи Софии Киевской образовался глубокий провал, спустившись в который, исследователи обнаружили древний подземный ход. Об этом старались не говорить вслух, но тогда все почувствовали — в подземелье может храниться библиотека Ярослава. Понимая всю серьезность возможного открытия, ученые провели достаточно тщательное археологическое исследование подземелья. Археологи очистили от строительного мусора и нанесенного за столетия ила два подземных коридора, которые заканчивались обвалом грунта. В конце второго коридора была сделана сенсационная находка — небольшой кусок бересты с надписью: «Аще кто найде сей ход тот найде велий (великий — С.Х.) клад Ярослав». Окрыленные надеждой, исследователи с удвоенной энергией продолжили работы по расчистке коридоров и ниш. Недалеко от найденной «записки» действительно обнаружили тайник, надпись на стене которого сообщала, что ученые немного опоздали к раздаче подарков, и клад выкопали, не дожидаясь их. Если доверять тексту, выцарапанному на стене, то здесь были «выкопаны гроши» и далее стояла неразборчивая дата этого знаменательного события. Создавалось впечатление, что на этот раз археологов опередили их вездесущие «друзья»-кладоискатели. Ученые не пали духом и стали со страстью, достойной лучшего применения, доказывать, что обе надписи являются умелыми мистификациями и ко времени Ярослава никакого отношения не имеют.

Таким образом, подземелье, сулившее дать миру археологическую находку века, подарило лишь надежды. Основные находки можно было перечесть на пальцах одной руки: медная монета Людовика XIV, половинка перламутрового крестика и серебряная монетка Московского царского периода, да и то сильно стертая.

И вот тут-то начинается самое интересное. Все современные ученые мужи в один голос утверждают, что найденное подземелье — это винный подвал, а надпись на бересте — мистификация. А если все на самом деле обстоит так, то дальнейшие изыскания в этом районе бесперспективны и нецелесообразны.

Чтобы докопаться до истины, я решил самолично прочитать Отчеты археологической комиссии 1916 года. После более чем годичных поисков удалось наконец разыскать эти документы. Удивительно, но факт — отчет, опубликованный в Петрограде в 1917 году, до сего дня хранился с неразрезанными страницами! За 80 лет никто эту книгу в руках не держал! Документы, которые многие неоднократно цитировали, остались в первозданном, нетронутом виде. Только подробно ознакомившись с этой работой, понимаешь, что исследователи не дали категоричного заключения о надписи на бересте, а оставили вопрос открытым. Окажись злосчастная береста в руках современного ученого, думается, не было бы проблем с установлением точной даты надписи. Химический анализ чернил позволил бы с высокой точностью определить их возраст. Но, увы, местонахождение бересты сегодня неизвестно. Кроме того, исследователи сделали предварительный вывод о том, что данное подземелье могло служить... усыпальницей киевских князей. А это (я думаю, вы согласитесь?) нечто совсем иное, чем винный погреб!

Археологические раскопки 1916 года были довольно скоро прекращены. Причину этого я нашел в протоколе заседания археологической комиссии. Оказалось, что раскопки проводились силами... солдат из школы прапорщиков, которая обосновалась в бывшем духовном училище Софийского собора. Руководитель раскопок отмечал, что солдаты совсем отбились от рук, совершенно не слушают археологов, а начальник школы самолично занялся кладоискательством. Под его «чутким» руководством солдаты прорыли глубокую траншею рядом с провалом и разрушили древние фундаменты. Время было тревожное, и комиссия приняла решение раскопки приостановить. Удивительно, как эту важную часть протокола не заметил никто из исследователей! Ведь тут даже не надо читать между строк, написано черным по белому! Раскопки приостановили вовсе не из-за их неперспективности. Археологи просто побоялись продолжать такие ответственные работы в столь смутное время!

Шла война, голод и разруха царили в империи. Приближалась революция. Какая судьба ожидала библиотеку Ярослава, если бы ее открыли? В чьи руки попали бы бесценные книги? Реальной была угроза разграбления древнего книжного фонда, и ученые приняли единственное верное решение — прекратить раскопки, оставить возможную уникальную находку в том потайном месте, где она преспокойно хранилась почти девять столетий.

...Вновь и вновь прихожу к неприметному зеленому забору вблизи Софии Киевской, который окружает загадочное место. Всматриваюсь в горы битого кирпича — не блеснет ли в них тусклой позолотой оклад старинного манускрипта? Право, наивно надеяться на чудо, и от этого становится очень грустно. Хочется верить, что сюда еще вернутся археологи и тайна софийских подземелий будет раскрыта.

Лаврские катакомбы

Есть и другая версия. Книги великокняжеской библиотеки могли быть спрятаны в подземных лабиринтах Киево-Печерской лавры. Ярослав Мудрый и его наследники создавали собственную церковную иерархию, и для этого необходимо было иметь отечественные монастыри. Поэтому на киевской земле растут и возвеличиваются русские православные монастыри, и первый, главный среди них — Киево-Печерский. Очень скоро в нем вводится устав Студийского монастыря, который требовал, чтобы монахи в свободное время читали духовные книги. Все это способствовало созданию в Печерском монастыре большой библиотеки, у истоков которой стоял бывший митрополит Илларион. Считают, что он вместе с Ярославом Мудрым был инициатором постройки Софийского собора и принял участие в создании первого книжного собрания на Руси.

Илларион, «муж благой и книжный», был поставлен митрополитом в 1051 году по настоянию князя Ярослава. Полагают, что до этого он положил начало Печерскому монастырю. Около 1055 года Илларион серьезно повздорил с князем, оставил пост митрополита и вернулся в Печерский монастырь простым монахом. Сведения о монахе Илларионе находим в «Киево-Печерском патерике» — «сей черноризец бяше бо хитр книгам писати, сей по все дни и ночи писаше книги». Такая краткая, но весьма емкая характеристика как нельзя лучше подходит для опального митрополита; его любовь к книгам была притчей во языцех. Естественно предположить, что переход Иллариона из Софийского собора в Печерский монастырь не был очень уж спешным и неожиданным. Он мог заранее подготовиться к этому и вывезти библиотеку или ее часть в монастырь, что положило начало печерскому книжному собранию.

Возникнув из Софийской библиотеки, печерское книжное собрание быстро увеличивалось стараниями игуменов и простых монахов. В XI веке после смерти греческих иконописцев, расписывавших монастырские храмы, в Успенском соборе «наполатах книги их греческие блюдомы». Немного позднее на хорах в правом углу собора была устроена библиотека церковных книг, а в левом — вторая, «ученая». «Киево-Печерский патерик» неоднократно упоминает о том, как Никон и Илларион писали книги, а Феодосии прял нити для переплетов. Там же помещен рассказ о монахе Григории, собиравшем книги и почитавшем их превыше любого богатства. В 1106 году печерская библиотека существенно пополнилась — в монастыре под именем Николы Святоши принял постриг князь Святослав Давидович Черниговский, правнук Ярослава Мудрого. Он передал в дар монастырю всю свою библиотеку. Лаврской библиотекой пользовался Нестор-летописец при написании своей знаменитой «Повести временных лет».

Печерская библиотека успешно пережила татаро-монгольское нашествие. У нас имеются многочисленные свидетельства этому. Так, в 1653 году П.Алеппский писал, что в Печерском монастыре есть прекрасное книгохранилище с бесчисленным количеством дорогих книг, в том числе пергаментных грамот, которым не менее 500 лет. Казалось, самое страшное уже позади, и величайшее книжное собрание вместе с манускриптами Ярослава может дойти до нашего времени целым и невредимым. Но 22 апреля 1718 года в лавре вспыхнул грандиозный пожар. Сгорели не только деревянные постройки, серьезно пострадали каменные здания, в пепел превратилась лаврская библиотека, «от неприятелей иноками в пещерах (выделено мной — С.Х.) сбереженная. Множество рукописей, некоторые неизвестные даже ученейшим мужам того времени, подлинные грамоты великих князей и государей российских, несколько тысяч печатных книг — все истреблено огнем. Потеря невозвратная!» — свидетельствовали историки. Неужели книги, благополучно пережившие ужасные времена, в кои подобные пожары случались раз в десять лет, а то и чаще, утрачены навсегда? Может быть, часть священных книг сохранилась в лаврских подземельях? Монахи всегда прятали церковные реликвии в своих пещерах. У меня есть информация, что последний раз это было в 1665 году, когда монастырские книги, документы и грамоты были укрыты под землей. Прятали действительно часто, а вот возвращалось на свое место спрятанное далеко не всегда. Причина этого проста и ужасна — жестокие захватчики-иноверцы убивали всех живых свидетелей этих событий.

Из самых надежных мест для тайников старинных книг — лабиринты Ближних и Дальних лаврских катакомб. Они существовали еще во времена правления Ярослава Мудрого, в них были кельи монахов, которые переписывали книги. Но самое главное — здесь прятали от иноверцев ценнейшие церковные реликвии, в том числе и книги. Вспомните — «книги, иноками в пещерах сбереженные»!

Мне посчастливилось несколько лет подряд работать в этих подземельях, составляя их современные карты. Общая длина только исследованных пещерных лабиринтов — более одного километра, но не следует забывать, что длина неизведанных подземелий — гораздо больше. По преданиям, они тянутся под Днепром и идут до Чернигова, Смоленска, Пскова, Новгорода и Москвы.

Немало замечательных историй о библиотеке Ярослава Мудрого могут рассказать сотрудники Печерского заповедника. Время от времени среди экскурсантов лаврских пещер появляются люди, которые выдают себя за прямых наследников великих киевских князей. «Потомки» обычно располагают «надежной» информацией о точном местоположении библиотеки в пещерах, но указать это место наотрез отказываются под благовидным предлогом — мол, «еще не пришло время». Не редкость здесь и люди, увидевшие древние книги «в вещих снах». Они довольно легко ориентируются в подземных лабиринтах и возможные тайники показывают с большой охотой. Только — увы! — каждый раз в ином месте...

Подземелья Успенского собора, которые чудом уцелели от страшного взрыва 1941 года, превратившего громадный собор в кучу жалких обломков, тоже возможное место для спрятанной библиотеки. Монастырское книжное собрание долгое время хранилось в главном лаврском храме, и, возможно, в обширных подземельях собора манускрипты нашли свое последнее пристанище. Где-то глубоко под землей, в подвалах Успенского собора хранится драгоценный гроб одного из основателей монастыря — Феодосия. На его украшение пошло 50 гривен золота и 500 гривен серебра. Эту священную реликвию вместе с другими святынями спрятали от варваров в 1240 году. Кто знает, может, рядом с ними лежат книги Ярослава? Специфические условия лаврских подземелий — сухость воздуха, ровная температура — позволяют надеяться, что книжные сокровища сохранились в первозданном виде.

Возникает вопрос, вполне естественный: как можно было забыть о таких сокровищах? Отвечу вопросом — а как могли забыть о монастырской казне, которую случайно нашли в 1898 году? Действительно, при очередном ремонте Успенского собора на его хорах обнаружили большой деревянный бочонок и 4 оловянных сосуда, доверху наполненных золотыми и серебряными монетами. Золото весило 1 пуд 22 фунта 47 золотников, серебро — 18 пудов. Оказалось, что казну умышленно припрятали после пожара 1718 года: собирались получить более богатые пожертвования от российского царя и украинского гетмана. Последний раз деньги из потайной казны брали на нужды монастыря в 1753 году. После этого ужасная эпидемия чумы 1769-1771 годов истребила всех людей, которые знали об успенском сокровище. Подобное могло произойти и с книгами Ярослава.
Но есть и еще версии — и, согласно им, другие места, захоронения книжного клада.

Выдубицкий монастырь

Недалеко от Киево-Печерской лавры находится не менее знаменитый Выдубицкий монастырь. Название его связано с давними событиями. Согласно легенде, князь Владимир, крестивший киевлян, всех славянских языческих идолов приказал сбросить в Днепр. Деревянное изваяние Перуна поплыло вниз по течению, а «неверные, идучи берегом, плакали и звали, глаголя: «Выдубай, наш господаре Боже, выдубай!» Идол выдубал (выплыл) на берег в том месте, где сейчас стоит Выдубицкий монастырь.

В стенах этого монастыря в XII - XIII веках продолжалось древнерусское летописание. К началу XIII века в монастырской библиотеке собралось весьма значительное количество книг, необходимых для создания летописей. Очевидно, вместе с рукописным списком «Повести временных лет» сюда попали и другие книги из собраний Печерского монастыря и Софийского собора. Древние княжеские грамоты и рукописные книги могли быть спрятаны монахами от врагов, которые с 1096 года регулярно нападали на монастырь, расположенный на самой окраине стольного Киева. А спрятать было где.

Вблизи Выдубицкого монастыря существует комплекс пещерных галерей. Открыли их в 1862 году, случайно. Тогда киевский художник обнаружил провал на склоне холма и решил на свой страх и риск исследовать его. В дрожащем свете восковой свечи взору открылась ужасная картина — человеческие черепа, кости, остатки монашеской одежды. Слух о находке быстро распространился по округе, святое место стали посещать монахи, паломники и просто любопытные. Учитывая аварийное состояние подземных ходов, инженерное ведомство запретило проведение археологических раскопок. Вход в пещеру постепенно обрушился, и о ней забыли. Через 30 лет, в результате оползня открылись два новых входа в пещеры. К тому времени за ними прочно закрепилось название «Зверинецкие» (по названию урочища). В древности эти места были излюбленным местом охоты киевских князей, оттого и имя «Зверинец». В 1912 году в атмосфере строгой секретности начались раскопки подземных ходов. Исследователи всячески пытались избежать широкой огласки археологических работ, но, несмотря на все меры предосторожности, информация просочилась-таки в прессу. К Зверинецким пещерам хлынули тысячи зевак и богомольцев. За два месяца кропотливого труда были расчищены две длинные галереи, по обеим сторонам которых находились кельи и захоронения катакомбного типа. Во время раскопок археологи обнаружили скелеты людей, застывших в неестественных позах. Страшная трагедия разыгралась некогда глубоко под землей. Очевидно, во время нападения на монастырь здесь спрятались монахи и жители киевской столицы. Враги засыпали единственный вход в подземелье, и люди оказались заживо погребенными. От недостатка свежего воздуха, лишенные пищи и воды, они умерли в ужасных муках. Вероятно, погибли все, кто знал о существовании пещер — иначе монахи расчистили бы подземные ходы и похоронили своих собратьев. Случилось это в 1240 году. Тогда татаро-монголы дотла сожгли Киев, уничтожили окрестные селения. Огненный смерч пронесся над киевской землей, сея смерть и разрушения. И лишь через 600 лет люди узнали о трагедии в Зверинецких пещерах. Были ли здесь книги Ярослава? Возможно и это. Ведь не все подземные галереи были расчищены от завалов, остались еще многие ходы, хранящие тайны минувших эпох.

Тайна Межигорья

Читатели со стажем, должно быть, помнят, как несколько лет назад, в славные годы начала перестройки, средства массовой информации наперебой сообщали о новой версии местонахождения библиотеки Ярослава. В Межигорском Спасо-Преображенском монастыре. Тогда всем хотелось верить, что находка древних книг — вопрос ближайшего времени. Но прошли годы... Межигорская версия, к сожалению, не подтвердилась, а ее сторонники потерпели фиаско и приутихли. Публикации в прессе по этой теме из бурного потока превратились в постоянно пересыхающий ручеек. Теперь, когда страсти по библиотеке улеглись, попробуем без суеты, спокойно и взвешенно разобраться в этом вопросе.

Данная версия — одна из самых современных, она напрямую связана с новыми веяниями «свежего ветра перестройки», гласностью и прочими атрибутами «нового мышления». Свято уверовав в непогрешимость курса реформ, одновременно и не сговариваясь, откликнулись живые свидетели великой тайны библиотеки Ярослава. До этого в течение полувека они упорно хранили молчание. Отыскались люди, видевшие и даже державшие в руках старинные великокняжеские фолианты. Оказалось, что в 1934 году при строительстве правительственной дачи для первого секретаря Киевского обкома партии тов. П.П.Постышева на территории бывшего Межигорского монастыря рабочие обнаружили подвальное помещение, доверху заполненное древними книгами. Книги были рукописные, большого формата, в массивных кожаных переплетах. Неужели книжный клад Ярослава?

Предложение сообщить о ценной находке в Академию наук почему-то не вызвало у представителей строительной организации особого энтузиазма, напротив, они категорически этому воспротивились. Стройка была очень срочная, объект — правительственный, государственной важности. Таинственный подвал засыпали землей, а всех очевидцев вежливо попросили помалкивать о книжном кладе. С этой нелегкой задачей они успешно справлялись полсотни лет, после чего оставшиеся в живых внезапно разговорились. По сведениям, которые практически невозможно проверить, аналогичный случай на том же месте, но с другими действующими лицами произошел в 80-е годы нашего века. При рытье траншеи строители опять наткнулись на многострадальное подземелье, заполненное деревянными стеллажами с почерневшими от времени старинными книгами. Начальник строительства, опасаясь срыва сроков работ, вновь приказал наглухо закрыть злосчастный тайник. Вот такая безрадостная получалась картина: строители все время находят древние книги, ученые бьют тревогу, а бесчувственные прорабы снова и снова замуровывают уникальные фолианты. Насколько реальны и правдивы эти истории, сразу ответить трудно. Попытаемся разобраться. Как могли книги Ярослава оказаться в Межигорском монастыре? Что занесло их сюда, так далеко от места первоначального хранения?

Живописная местность Межигорья расположена в 20 километрах от Киева вверх по течению Днепра. Не случайно оно было выбрано в качестве загородной резиденции членов правительства Радяньськой Украины. Еще Ярослав Мудрый построил неподалеку отсюда, в Вышгороде, свой княжеский дворец. Последние два года жизни великий князь провел здесь, вдали от столичной суеты. Ярослав трудился над составлением первого юридического свода — «Русской правдой». В этой кропотливой работе он не мог обойтись без изучения литературы по данному вопросу, следовательно, какая-то часть библиотеки должна была находиться при нем. Эти книги после смерти князя в 1054 году и могли попасть в Межигорский монастырь. По разным сведениям, основание этой обители приписывают греческим монахам (988 год) или князю Андрею Боголюбскому (1161 год). Безусловно, у Межигорского монастыря древняя история, во времена Киевской Руси он мог быть крупным духовным центром и — значит — располагал значительным книжным собранием. «Золотое время» Межигорского монастыря пришлось на XVII столетие, когда с 1653 года он стал центральным монастырем славного запорожского казачества. Здесь был открыт приют для старых рубак, которые уже не могли боронить родную землю. В монастырскую казну рекой потекло золото от благодарного казачества, библиотека значительно пополнилась подаренными книгами. В 1683 году монастырю завещал свое громадное книжное собрание украинский просветитель И.Гизель. В том же XVII веке московский патриарх Иоаким, отсылая монастырю в подарок книги, написал: «В прирощение к наследию Ярослава!» (Не является ли эта строка путеводной в наших поисках? Возможно, она указывает на сохранение древних княжеских манускриптов в Межигорье.)

Всего лишь сто с небольшим лет длился звездный час Межигорского монастыря. Высочайшим указом от августа 3 дня 1775 года Екатерина II ликвидировала Запорожскую Сечь. «Сочли МЫ СЕБЯ ныне обязанными пред Богом, пред Империею НАШЕЮ и пред самим вообще человечеством разрушить сечу Запорожскую и имя казаков от оной взаимствованное». В 1787 году Екатерина II во время остановки в Киеве пожелала посетить некогда прославленный запорожский монастырь. Об августейшем желании немедленно уведомили монастырскую братию. В самый канун высочайшего визита монастырь выгорел дотла. Считают, что это было намеренное деяние непокорных монахов-запорожцев в знак протеста против ликвидации Сечи.

В последнее время, как дань моде и в доказательство постоянных притеснений многострадальной Украины от «москалей», кое-кто стал усиленно муссировать гипотезу о том, что пожары в Печерской лавре 1718 года и Межигорском монастыре 1787 года — звенья одной цепи. Оказывается, гордые украинские монахи не пожелали отдавать свои бесценные книжные сокровища российским самодержцам. Они предпочли надежно поховать их в подземельях, а грандиозные пожары устроить для прикрытия. Так это или нет, но данная гипотеза объясняет, по крайней мере, возможность находки книжных кладов в Межигорье и Печерской лавре.

Поскольку автор этих строк задался целью побывать во всех возможных местах хранения библиотеки Ярослава, то Межигорье мне было не миновать. До села с аналогичным названием меня быстро домчал рейсовый пригородный автобус, найти место правительственных дач тоже не составило большого труда. Загвоздка приключилась при попытке пересечения линии охранной зоны со знаменитым шлагбаумом. На суровых часовых державного объекта не подействовали никакие уговоры. В ход пошли мои удостоверения старшего научного сотрудника Института истории Украины Национальной Академии наук и действительного члена Географического общества — результат нулевой! Пришлось удалиться несолоно хлебавши. Ничего, я — не первый и не последний, уходящий оттуда с чувством горького разочарования. Свои настойчивые попытки приблизиться к разгадке тайны Межигорья я не оставил, а просто перенес поиски в другое место — решил встретиться с человеком, который с 1990 года возглавляет специальную археологическую экспедицию по розыску библиотеки в этом районе.

Известный ученый, лауреат Государственной премии Украины В.А.Харламов был приветлив и разговорчив. К сожалению, похвастаться и ему было особо нечем. За три года поисков сделано очень мало. Но вина в этом не археологов, которые прямо-таки горят желанием продолжить работу по поиску библиотеки. Правда, удивительно, что при таком обилии живых свидетелей поиски вожделенного подвала с книгами продолжаются годы?

Оказалось, ничего удивительного в этом нет. Свидетелей всего несколько человек, да и то преклонного возраста. Главный свидетель умер еще во время Великой Отечественной войны. Некоторые, очень смелые граждане, страстно желающие помочь поиску, сообщали, что непременно покажут точное место подвала. При этом почему-то вместо обратного адреса отправителя на конверте стояла какая-нибудь закорючка либо просто незатейливо было выведено корявым почерком — «город Киев». Кроме того, за 50 лет территория правительственных дач несказанно изменилась, исследователи не смогли даже точно определить место дачи Постышева. Официальные власти практически не помогли никакими документами. Ученым не передали ни планы застройки, ни схемы подземных коммуникаций; археологи испытывали постоянные трудности при получении пропусков на территорию дач.

В 1990 году, как водится в таких случаях, создали правительственную комиссию по изучению межигорской версии. Как и следовало ожидать, эта представительная комиссия никакой помощи археологам не оказала, а позднее и вообще самораспустилась. Сейчас в правительстве на поиск библиотеки Ярослава смотрят как на поиски мифического клада гетмана Полуботка, следовательно, нет поддержки научным изысканиям, нет денег. Несмотря ни на что Харламов, однако, не теряет надежды, онполон оптимизма и считает:
— Следует продолжить поиск, так как есть все основания полагать, что он закончится успешно — библиотека Ярослава Мудрого в Межигорье будет найдена.

Фантомы и призраки

Рассказ о поисках книжного клада, особенно в наше время, был бы неполон без экстрасенсов. Где загадка, туда они и слетаются.
Группа московских подвижников-экстрасенсов постигла (по их же словам) все тайны выхода из физического тела человека его энергетической субстанции. А поскольку в Москве ищут столь же таинственную библиотеку Ивана Грозного, то они приложили свои силы. Отважные экспериментаторы послали своих «фантомов-двойников» в гости к самому Ивану Грозному. Прибыли те к царю целой группой, в строго заданное ими же время — 10 июня 1570 года в 7 часов утра. Если бы путешественники во времени потрудились заглянуть в школьный учебник по российской истории, то они увидели бы, что выбрали не самое удачное время для визита — шла ужасная эпоха мучительства и казней на Руси. Тем не менее венценосный убийца, славившийся крутым и вздорным нравом, не приказал отрубить голову фантомам, потревожившим его в столь ранний час. Может быть, по причине их бестелесности. Хлебосольный государь был настолько любезен, что показал незваным гостям коллекцию своих сокровищ и библиотеку. Указать точное местоположение книг на карте царь наотрез отказался, а сами экскурсанты в подземельях ориентировались слабо — уж больно темно там было! Посмотреть на это место сверху фантомистам царь также не позволил. Будь они чуточку сообразительнее, то наверняка поняли бы, что это ничего не даст, так как за последние четыре столетия Москва, мягко говоря, несколько изменила свой внешний облик, и сейчас ее не узнал бы даже сам царь Иоанн. Благодаря экспериментаторам с собственными душами мы имели счастье узнать, что до находки библиотеки Грозного осталось всего... 400 лет! Оказывается, она была заколдована ровно на 800 лет, и половина этого срока уже прошла.

Не сидели сложа руки и киевские собратья-единомышленники московских фантомистов. Аналогичные поиски библиотеки Ярослава в Киеве провели лозоходцы-рамочники. Злые языки утверждают, что лозоходцы были известны издавна, только раньше они искали при помощи виноградной ветки-лозы подземные воды. Официальная церковь всегда запрещала подобные опыты, а лозоходцев объявляла прямыми пособниками дьявола.

Сейчас вместо лозы используют легкую проволочную рамку, а вместо воды ищут сокровища. Другие времена — иные нравы! Меркантильный наш век — все хотят быстрой славы и денег... Экстрасенсы-рамочники уверяют, что могут работать не только на местности, но и не выходя из собственного дома, по географической карте. Используя взаимодействие биополя оператора-рамочника и энергетических полей замурованных подземелий, киевские экстрасенсы составили занятную карту. На ней нанесены неизвестные пещеры Киево-Печерской лавры с сокрытыми в них несметными сокровищами и самой библиотекой Ярослава, которую не дано увидеть глазами простых смертных...
Что же касается кропотливых поисков на научной основе — они продолжаются.

Киев
Сергей Хведченя, кандидат географических наук

Просмотров: 23949