Адрес Атлантиды - Кельтский шельф?

01 мая 1996 года, 00:00

Адрес Атлантиды - Кельтский шельф?

Само слово «Атлантида» давно уже стало символом практически неразрешимой загадки. История споров по поводу Атлантиды насчитывает почти две с половиной тысячи лет и восходит к знаменитому аристотелевскому «Платон мне друг, но истина дороже».

Поводом для этих споров были и остаются два труда Платона — диалоги «Тимей» и «Критий». И в том, и в другом диалогах история Атлантиды изложена от лица Крития — прадеда Платона по материнской линии, который как бы дословно передает беседу Солона с египетским жрецом. Объясняет Критий и то, как он сам узнал эту историю. Ему она была рассказана его дедом (которого тоже звали Критием), слышавшим ее от самого Солона, который был близким другом его отца, Дропидеса.

В беседе с Солоном жрец, ссылаясь на священные тексты, рассказывает о могучей стране Атлантиде, лежащей за Геркулесовыми Столпами, о начале войны между атлантами и гражданами Афин и о катастрофе, уничтожившей и тех и других, в результате которой Атлантида погрузилась на дно «в один ужасный день и одну ночь».

Если в «Тимее» тема Атлантиды поднимается наряду со многими другими, то неоконченный «Критий», вероятно, должен был быть посвящен ей полностью. В нем достаточно подробно изложен миф о происхождении властителей Атлантиды, описаны ее география, архитектура и общественное устройство.

Несложный подсчет (годы жизни Платона известны) подводит к дате общения Солона со жрецом — 600 — 575 гг. до н.э. А так как жрец называет срок, прошедший со времени гибели Атлантиды, то получается, по Платону, что погибла она в середине 10-го тысячелетия до н.э.

Загаданная Платоном загадка стала вдвойне интригующей в XIX веке, когда недавно появившаяся наука археология стала превращать историю из легенд и летописей в нечто географически точное и осязаемое. Дело в том, что ни сама страна, описанная в «Тимее» и «Критий», ни дата ее гибели, указанная Платоном, абсолютно не вписываются в круг нынешних представлений об истории человечества, и если верить Платону, стоящему наряду с Сократом и Аристотелем у истоков интеллектуальной традиции Запада, то историю необходимо пересматривать от начала и до конца. Эта идея многим кажется весьма привлекательной в связи с обилием многих других исторических пробелов и противоречий.

В Атлантике или Средиземноморье?

Подсчитано, что со времени выхода в свет в 1882 году книги Игнатиуса Донелли «Допотопный мир», появилось еще несколько тысяч (!) книг на тему Атлантиды. Не претендуя на полноту обзора, приведу лишь самые, на мой взгляд, распространенные точки зрения на проблему.

Одни считают, что Атлантида — вымысел Платона от начала и до конца, который был нужен ему для изложения своих представлений об идеальном устройстве государства.

Другие, не считая сообщение Платона вымыслом, настойчиво пытаются истолковать его применительно к уже освоенным археологией объектам. Так, некоторые пытаются объявить Платоновой Атлантидой остров Крит, утверждая, что Геркулесовыми Столпами, о которых упоминает Платон, греки называли не то, что сейчас называется проливом Гибралтар, а некие скалы, находящиеся на пути из Афин на Крит. При таком толковании становится необходимым привести и дату гибели Атлантиды, указанную Платоном, в соответствие с установленным археологией временем упадка миносской культуры.

Так появляется гипотеза о том, что отрезок времени между гибелью Атлантиды и разговором Солона со жрецом в 10 раз короче, а ошибка появилась либо при переписывании египетскими жрецами священных текстов (дескать, знаки для обозначения 100 и 1000 в египетской иероглифической системе письма похожи), либо вследствие того, что сам Платон, как и его современники, имел не слишком четкие представления о времени и его исчислении. Этот же тезис об ошибке на порядок используется сторонниками критской Атлантиды и применительно к размерам острова, ведь цифры, называемые Платоном в «Критий», мягко говоря, не совсем им подходят. С помощью аналогичной аргументации обосновывается множество гипотез, среди них есть и такие, согласно которым Атлантида находилась даже не в Средиземном море, а в Мраморном или Черном.

Третьи, фанатично веря в достоверность сообщения Платона, бросаются искать Атлантиду в Атлантическом океане. Они уже объявляли остатками Платонова затонувшего острова Азорские, Канарские, Багамские и некоторые другие, более или менее подходящие острова. Они тоже любят играть рассуждениями об ошибках в числительных, говоря о размерах.

Существование такого широкого спектра гипотез по поводу одного источника натолкнуло меня на мысль о том, что необходимо самому обратиться к этому источнику. Я воспользовался двумя (чтобы иметь возможность сравнивать) переводами диалогов Платона «Тимей» и «Критий» на английский язык — Томаса Тейлора, впервые опубликованного в 1804 году и считающегося классическим, и Десмонда Ли, увидевшим свет в 1965 г. («Тимей») и в 1971 г. («Критий»). Я также располагал параллельными текстами диалогов на древнегреческом и латыни. Я очень признателен МА.Гарнцеву, доценту кафедры истории зарубежной философии философского факультета МГУ, за консультацию по поводу некоторых мест в древнегреческом тексте. Приводимые цитаты переведены с английского на русский мною. Там, где это не оговорено особо, цитаты приведены по переводу Десмонда Ли, так как его язык более современен. Пояснения, данные в квадратных скобках, мои.

Итак, позволю себе предложить вашему вниманию свой собственный анализ сообщения Платона об Атлантиде и сопоставление основных его моментов и их толкований с некоторыми достаточно достоверными фактами.

Нет, это, пожалуй, не вымысел

Во-первых, вызывает сомнение, было ли нужно Платону придумывать Атлантиду, чтобы изложить свои представления об идеальном устройстве государства, ведь они изложены им неоднократно в других работах, без каких-либо географических мистификаций.

Во-вторых, в самом «Тимее» уже присутствует (и активно используется Платоном) более чем удобный объект для развития утопических построений — доисторические Афины, так что предположение об измышлении второго, да еще такого экзотического, как Атлантида, представляется довольно натянутым.

В-третьих, логически вполне допустимо — что само по себе говорит в пользу достоверности — само изложение того, каким образом информация об Атлантиде дошла до Платона. Убедительно и то, что такую древнюю историю рассказывает греку Солону именно египетский жрец, и то, как он объясняет утрату греками исторической памяти:
«Вы все [греки] молоды разумом... у вас нет верований, уходящих корнями в давние традиции, и нет знаний, пришедших из глубины веков. А причина этого такова. Много было и много еще будет разнообразных бедствий, которые истребляют род человеческий, причиною величайших из них были огонь и вода, меньших же — бесчисленное множество других стихий...

Но в наших храмах мы сохранили с самых давних времен до нынешних дней письменные свидетельства... обо всех достойных упоминания событиях, слух о которых достигал наших ушей, где бы эти события ни происходили... в то время как у вас и у других народов было так: едва вы успевали создать письменность и другие неотъемлемые атрибуты цивилизации, как наступал очередной катастрофический потоп и не щадил никого, а те, кто оставался в живых, уже больше не владели письменностью и утрачивали все свои прежние достижения, так что вам приходилось начинать все заново, как детям, в полном неведении о том, что происходило в нашей части мира или в вашей в прежние времена...»

Конечно, археологический материал, на котором базируются современные представления о прошлом человечества, обширен. Но история Земли богата природными катаклизмами колоссальных масштабов, и нельзя отбрасывать возможность того, что историческая память человечества и впрямь была ограничена уничтожением материальных свидетельств катастрофой более разрушительной, чем все известные в так называемое «историческое время». (Представьте себе, как выглядела бы воссозданная спустя тысячу лет картина жизни XIX века, если бы Европа и Северная Америка были стерты с лица Земли катастрофой.)

Если было, то когда?

Платон явно имел четкие представления о времени и хронологии. К тому же есть такой естественный приблизительный эталон для оценки больших промежутков времени, как поколение, и маловероятно, что для Платона не была ощутима разница между периодом, за который сменилось несколько десятков, и периодом, за который прошло несколько сотен поколений. (Вряд ли кто-то стал бы утверждать, что Платон смутно представлял себе разницу между десятками и сотнями.)

Еще одной причиной возникновения ошибки удесятерения могло бы быть неправильное понимание Солоном числительных в рассказе жреца, что крайне маловероятно, так как, во-первых, этих числительных несколько, а во-вторых, отрезки времени, к которым относятся эти числительные, в рассказе жреца сопряжены между собой.

«Солон был удивлен тем, что услышал, и настойчиво просил жрецов описать ему подробнейшим образом деяния этих граждан [Древних Афин], живших в давние времена. «Я с радостью сделаю это, Солон, — ответил жрец, — ради тебя и твоего города, но главным образом в знак признательности той богине, которой судьба предназначила взрастить и твою страну, и нашу и дать им свет знаний — сначала твоей, когда она, сменив Гею и Гефеста, взяла на себя заботу о вашем семени, а нашей — на тысячу лет позже. Наши священные книги говорят о том, что нашему государству восемь тысяч лет, а следовательно, граждане государства, чьи законы и величайшие достижения я сейчас опишу вам, жили девять тысяч лет назад; мы рассмотрим их историю подробнейшим образом позднее, на досуге, когда мы сможем обратиться к священным текстам».

Если все-таки предположить, что Солон неправильно понял жреца, то трудно представить себе такого египетского жреца, который около 600 года до н.э. называет 800 лет как возраст цивилизации долины Нила. И уж совсем невозможно предположить, что подобный нонсенс мог содержаться в «священных текстах», а «девять тысяч лет» появились в результате случайной замены иероглифа для сотен иероглифом для тысяч при переписывании.

Еще одним доводом против удесятерения является то, что в источниках, где речь идет о втором тысячелетии до н.э., не найдено никаких пересечений с сообщением Платона об Атлантиде, а следовательно, либо оно — все-таки мистификация, либо действительно речь идет об утраченной и случайно обретенной вновь информации, относящейся к гораздо более раннему времени.

Размеры были внушительными!

В «Критии» говорится, что главный город атлантов окружен равниной размером две на три тысячи стадий (приблизительно 370 х 550 км). Как уже упоминалось, сторонники различных гипотез, требующих подгонки данных Платона к «удобным» объектам, любят использовать тезис об ошибке в числительных в десять раз в сторону увеличения не только применительно ко времени, но и к размерам. Поэтому все сказанное выше по поводу того, что такой метод толкования Платона не выдерживает никакой критики с точки зрения логики, относится и к этим цифрам.

И вообще, если речь заходит о пересмотре практически всех числовых данных как ошибочных, то, на мой взгляд, дело начинает отдавать абсурдом: уж не легче ли полностью перечеркнуть сообщение Платона об Атлантиде и написать свое собственное, приемлемое по всем параметрам?

Есть еще один момент, говорящий в пользу того, что ошибки на порядок в размерах не было. У Платона сказано, что Атлантида была «больше Азии и Ливии вместе взятых».

Даже если считать, что Азия здесь — это небольшая часть Азии, называемая сейчас Ближним Востоком, а Ливия — небольшая часть Северной Африки, то трудно поверить, чтобы территория поперечником в несколько сотен километров называлась Платоном как превосходящая их размерами.

До столпов или за ними?

Имеет смысл поставить все точки над i и в том, что именно Платон называет Геркулесовыми Столпами. Читаем отрывок, где речь идет о наследовании сыновьями Посейдона частей территории:

«Его близнец, которому была отведена самая дальняя часть острова, по направлению к Геркулесовым Столпам, которая была обращена к району, называемому ныне Гадирой (Gadira), звался по-гречески Эумелус, а на его собственном языке — Гадирус».

Древние греки во времена Платона называли Гадиром город, который был расположен там, где находится нынешний Кадис, на Атлантическом побережье Пиренейского полуострова, неподалеку от Гибралтара. Как же надо хотеть подогнать рассказ Платона под критскую гипотезу, чтобы найти на пути из Афин на Крит скалы, которые якобы назывались Геркулесовыми Столпами.

В том же случае, если бы такие скалы все-таки существовали, а Крит был бы Атлантидой, то для египетского жреца его обитатели были бы теми, кто жил «до Столпов», а афиняне — теми, кто жил «за Столпами».

В Атлантике. Но где именно ?

Если мы принимаем как достоверные данные Платона, касающиеся времени существования и размеров Атлантиды, а также отказываемся от соблазна поместить эту загадочную землю где-нибудь в Средиземном море, то встает вопрос о том, где именно в Атлантике она находилась и возможно ли найти какие-нибудь подтверждения ее существования в прошлом.

Согласно данным геологии, не только в последние десятки тысяч, но и миллионы лет в районе Атлантического океана не происходило опусканий или поднятий земной коры, по масштабу соответствующих погружению большого острова или маленького материка.

Это великолепно иллюстрирует сама карта Атлантики: идеально совпадают очертания материковых платформ Африки и Южной Америки, а Северная Америка, Гренландия, Скандинавия и Европа образуют законченную мозаику, в которой просто-таки нет места для якобы пропавшего фрагмента (тем более таких размеров, о каких идет речь у Платона). Все края, обращенные к океану, также совпадают с линией Срединно-Атлантического хребта, который соответствует тому разлому в земной коре, от которого материки «расползаются».

С другой стороны, время гибели Атлантиды, сообщаемое Платоном, очень точно соответствует времени окончания последнего ледникового периода (напомню, что у Платона речь идет о X тысячелетии до н.э.). Между тем установлено, что во время этого ледникового периода уровень Мирового океана был значительно ниже, чем в настоящее время.

По всему видно, что в районах нынешних Азорских и Канарских островов, на которые чаще всего указывают как на остатки затонувшей Атлантиды, не было сколь-нибудь значительных площадей суши.

Видно также, что на западе Европы, на месте нынешнего Северного моря и вокруг Британских островов, во время ледникового периода существовала огромная суша, на которой безо всяких натяжек уместилась бы равнина размерами две на три тысячи стадий.

Остров? Совсем необязательно!

Греческое слово, употребляемое Платоном, в связи с Атлантидой, вполне однозначно переводится как «остров», и латинское insula вроде бы также не допускает разночтений. Так есть ли возможность не отказываться от отождествления этой суши на западе Европы с Платоновой Атлантидой? Можно ли допустить, что при такой многократной передаче, переводе с языка на язык и осмыслении сквозь призму изменившихся географических реалий могла произойти редукция понятий «земля, территория, страна — остров»?

Меня упрекнут в том, что после критики средиземноморских гипотез и утверждений об ошибках в числительных я сам позволяю себе очень вольное допущение в толковании сообщения Платона. Поэтому приведу некоторые доказательства.

Прежде всего в описании местонахождения главного города атлантов абсолютно отсутствуют признаки, указывающие на то, что речь идет об острове.

Интересно и то, что говорит Критий, закончив описание главного города атлантов:
«Я представил вам довольно полную картину того, что мне говорили о городе и его первоначальных строениях. А сейчас я должен попытаться воскресить в памяти природу и организацию всей остальной страны. Начнем с того, что весь этот регион, как говорили, был расположен высоко над уровнем моря, причем спуск к морю был обрывистым; вокруг же города простиралась однообразно плоская равнина, которая, в свою очередь, была окружена горами, которые спускались до самого моря. Эта равнина была прямоугольной формы и насчитывала 3 тысячи стадий в длину и в средней своей части 2 тысячи стадий в ширину, считая от берега. Вся эта часть (острова) была обращена на юг и была укрыта от северных ветров».

Это описание очень точно соответствует суше, существовавшей на западе Европы: горы — нынешние Ирландия, Великобритания и, может быть, северо-западная часть Франции, сама равнина, которая сейчас является шельфом южнее Британских островов (иногда еще именуемым Кельтским), имеет указанные Платоном размеры, а край континентальной платформы обращен на юг юго-запад. Недалеко от этого края расположен весьма замечательный подводный холм, обозначенный на достаточно подробных картах, вершина которого находится от поверхности в 57 м, в то время как его окружают глубины 150-180 м. Этот холм как раз приблизительно в середине означенной равнины. Вполне возможно, что на дне существует и «ступень», соответствующая береговой линии того времени, подобная известняковым скалам современного побережья Англии.

Береговая линия любого острова, разумеется, должна быть замкнутой, и ее длину можно оценить — как, впрочем, и поперечник острова. Критий же у Платона, подробно приводя размеры примыкающей к городу равнины и называя длину опоясывающего ее канала, ничего не говорит о размерах острова как такового, кроме того, что он был «больше Азии и Ливии».

Кроме того, не совсем понятно, чему мы обязаны возникновением стереотипа, согласно которому Атлантида должна была находиться «напротив» Гибралтара или «к западу» от него.

По Тейлору: «Ибо в то время Атлантическое море было пригодно для мореплавания и в нем был (остров) до того пролива, который вы называете Геркулесовыми Столпами».

В переводе Десмонда Ли для описания местонахождения Атлантиды по отношению к проливу употребляется английское opposite, означающее как «напротив», так и «по другую сторону».

«В те времена Атлантика была пригодна для мореплавания. Существовал (остров) по другую сторону пролива, который вы называете (по твоим словам) Геркулесовыми Столпами...»

У Платона в этом месте употреблен предлог, не означающий ничего, кроме того, что остров был расположен «перед» или «до», то есть по другую сторону пролива, нежели Средиземноморье, а смысловое развитие в сторону значений «сразу за», «непосредственно перед» или «напротив» (откуда и возникло традиционное «к западу») — целиком личная инициатива переводчиков.

Атланты у Платона ни разу не названы «жителями острова» — как правило, есть лишь все то же противопоставление, указывающее на то, что они жили не на берегах Средиземного моря:
«...девять тысяч лет прошло с объявления войны между теми, кто жил вне [пролива], и всеми теми, кто жил внутри [до] Геркулесовых Столпов».

Путешествие. Но куда?

Для ответа на вопрос, где находилась Атлантида, особенно интересно то место, где ее местонахождение привязывается к каким-либо другим точкам, кроме Геркулесовых Столпов:
«...оттуда [из Атлантиды] путешественники могли в те дни достичь других островов, а от них — и целого противолежащего континента, который окружает то, что действительно может быть названо океаном».

Можно долго спорить, имеется ли здесь в виду Америка или нет. Но такое представление об окруженном сушей океане как минимум странно для грека Платона или его фантазии, ведь греки не знали о существовании Америки.

Это серьезный аргумент в пользу того, что Платон действительно имел дело с утраченной к его времени информацией и что благодаря ему до нас дошло историческое сообщение уникальной древности.

Сама поэтапность плавания к «противолежащему континенту» наводит на мысль о невысоком уровне развития навигационного искусства, предлагаемый образ действия соответствует скорее путешествию викингов к острову Ньюфаундленд, чем Колумбову поиску западного пути в Индию. Известно, что как египтяне, так и известные нам древние греки совершали путешествия по морю, не теряя из виду берегов. Об этом свидетельствует и вид древних карт, и то, что ни у греков, ни даже у египтян не найдено никаких свидетельств об их знакомстве с принципами навигации, используемыми для плавания в открытом море. Нет оснований считать, что у Платоновых атлантов и древних афинян дело обстояло иначе.

Принимая во внимание эти соображения, мы видим, что в «Тимее» весьма точно описан путь от запада Европы все к тому же острову Ньюфаундленд через Исландию, Гренландию и более мелкие острова, которых при более низком уровне океана должно было быть больше на этом пути.

Катастрофа? Да!

Попытки связать гибель Атлантиды  с  повышением уровня Мирового океана после ледникового периода всегда встречали серьезные возражения. Считается, что это повышение происходило с различной скоростью около двух тысяч лет, и критики утверждали, что это не может соответствовать по катастрофичности описанному Платоном — «в один ужасный день и одну ночь».

Попытаемся разобраться, откуда взялось представление о такой продолжительности этого процесса. Прямых данных о скорости повышения уровня Мирового океана нет. Все заключения на этот счет делаются на основании палеоботанических данных о повышении температур. Но необходимо отдавать себе отчет в том, насколько эти данные косвенны и насколько зависимость уровня океанов от средней температуры может быть нелинейна (вспомним опыт из школьного курса физики, в котором нагревают сосуд со льдом, а температура воды, образующейся при таянии льда, начинает возрастать только после того, как растает весь лед).

Между тем до сих пор мало что известно о причинах начала и окончания ледниковых периодов, очевидно лишь то, что для повышения средней температуры на планете требуется огромное количество энергии. При рассмотрении температурных графиков для разных регионов заметно, что потепление, ознаменовавшее собой окончание последнего ледникового периода, было более сильным, резким и устойчивым, чем предыдущие.

В связи с этим нельзя исключить, что потепление было вызвано неким(и) событием(ями) сейсмического, вулканического, атмосферного порядков:
«Потом [после начала войны между атлантами и афинянами] были землетрясения и потопы необычайной разрушительной силы, и в один ужасный день и одну ночь все ваши воины были поглощены землей, и остров Атлантида тоже был поглощен морем и исчез...»

С этим катаклизмом могло быть связано высвобождение огромного количества энергии. В таком случае скорость таяния ледников и повышения уровня океана была бы существенно выше, чем по распространенным ныне представлениям.

Другим доводом в пользу того, что именно повышение уровня океана было той катастрофой, о которой рассказано у Платона, является следующее: рельеф рассматриваемой равнины на западе Европы был таков, что повышение уровня океана на один метр должно было приводить зачастую к отступлению берега на километры. Уверен, что даже если затопление произошло за несколько лет, то для очевидца (и жертвы), находившегося на плоской равнине, это было очень быстрым уходом под воду всей видимой им суши, от горизонта до горизонта.

А вот и гипотеза

Если подвести краткий итог всему сказанному, то гипотеза будет выглядеть следующим образом.

Во время окончания ледникового периода в результате повышения уровня океана ушла под воду значительная территория на западе Европы, на которой был расположен центр высокоразвитой культуры и могучего государства. Это государство (или союз государств) контролировало все Атлантическое побережье Европы, значительную часть Средиземноморского побережья Европы и Африки, не исключено, что и прибрежные территории Атлантического побережья Северной Африки, Северной и Центральной Америки. Наряду с ним существовали и другие государства в районах с мягким климатом, в частности, Древние Афины, создавшие с другими народами Средиземноморья коалицию для отпора атлантской экспансии.

Все материальные памятники этих культур либо утрачены безвозвратно, либо покоятся на дне морей, поэтому они оказались вне поля зрения современной археологической науки. Письменных свидетельств того времени также не сохранилось, а самое раннее изложение событий того времени было сделано как минимум тысячу лет спустя в Египте на основе сохранявшейся еще в то время памяти, но оно было уже очень общим и неточным. Оно совершенно случайно дошло до Платона и было зафиксировано им в диалогах «Тимей» и «Критий». На протяжении всей цепи передачи этой информации в ней накапливались искажения и неточности, что вместе с неподкрепленностью ее другими источниками и археологическими находками и определило ее нынешний странный статус.

Предложенная гипотеза, как и любая другая — всего лишь предположение и нуждается в подтверждении фактами. Однако фактов, признанных достоверными, пока не найдено. И в этом вся трудность.

Думаю, что наиболее весомые подтверждения существования Платоновой Атлантиды (если таковые есть вообще) могут быть найдены под водой на глубинах приблизительно от 50 до 150 метров. Систематических археологических обследований шельфа на этих глубинах никем никогда не проводилось.

Нынешний уровень развития подводной техники позволяет достигать гораздо больших глубин, чем требуется в данном случае. Чтобы ограничить площадь поиска, надо произвести подробное и точное эхографирование всех представляющих интерес районов шельфа не только южнее Британских островов, но и в тех местах, которые время от времени упоминаются в связи с находками неких подводных каменных руин (у берегов Марокко, Кадиса, Флориды, Юкатана, среди Багамских островов), а там, где глубина и прозрачность воды позволяют, — и аэро- и космическую фотосъемку. И хочется надеяться, что хорошо оснащенная экспедиция подводных археологов скажет последнее слово в тысячелетнем споре.

Вячеслав Кудрявцев

Просмотров: 14185