Смертельные кости шаманов

01 апреля 1996 года, 00:00

На протяжении всей письменно зафиксированной истории человечества одно суеверие остается универсальным — для всех рас и цивилизаций нашей планеты. Согласно этому верованию, некоторые люди обладают уникальной способностью причинять вред другим — либо просто силой своей воли, либо используя некий магический инвентарь. В некоторых районах мира, включая Гаити, Австралию, Африку и ряд областей Восточной Европы, вера в проклятия и наговор сегодня сильна так же, как и прежде. И хотя большинство просвещенных людей Запада и выказывают свое пренебрежение к подобным «росказням», сообщения очевидцев дают основания полагать, что, действительно, иногда совершенно здоровые люди вдруг заболевают и умирают безо всяких видимых разумных причин.

Среди хорошо известных методов сверхъестественного убийства — ритуал указывания костью, практикуемый аборигенами Австралии. Первые белые поселенцы этого континента были весьма удивлены той быстротой, с какой смерть поражала человека после подобных магических ритуалов колдунов-аборигенов, называемых «мулунгава». Такая необычная форма казни существует уже несколько тысячелетий и продолжает существовать доныне. Ритуальные кости-убийцы, или «кундела», обычно делают из бедер крупных ящериц, кенгуру или страусов эму, но некоторые вырезают из дерева. Обычно кундела невелики размером, от шести до девяти дюймов длиной, заострены на одном конце и отскоблены до гладкой круглизны на другом. Их прокаливают огнем, разведенном на древесном угле, и тупой конец оборачивают человеческими волосами, а затем заряжают психической энергией мунугува. Как только оружие было готово, его передавали «курдайтча», ритуальным племенным палачам. Эти зловещие фигуры украшали себя шерстью кенгуру, которую крепили к коже человечьей кровью, для большего устрашения могли еще прибавить маски из перьев эму.

Действуя как бригада мафии по «разборкам», группами по двое-трое, курдайтча рыскали без устали и редко упускали во время своей охоты осужденного. Когда им наконец удавалось загнать свою жертву в угол, они приближались футов на пятнадцать, один держал кость, так чтобы ее было видно приговоренному. Нацелив ее, как пистолет, он выбрасывал руку с кундела вперед, а остальные курдайтча в это время распевали заклятия. Как только мысленный удар достигал жертвы, они удалялись, зная, что смерть будет скорой и неизбежной, как от удара копьем в сердце.

Описание мучений, которые претерпевали те, кого затронуло карающее воздействие «кундела» не слишком приятное чтение. Один из первых исследователей антропологии аборигенов, доктор Герберт Базедов, писал о человеке, который, как он узнал, был обречен проклятием окончить свою жизнь в страданиях: «Его щеки побелели, а глаза остекленели, в то время как черты лица ужасно исказились... когда он пытался кричать, звук застревал у него в горле, и все, что выходило наружу, было пеной на губах. Его тело задрожало и мышцы непроизвольно начали сокращаться... скоро он упал на землю и забился в смертельных судорогах...»

Многие психологи считают, что эти реакции — лишь последствия чрезвычайного страха, который ускоряет выделение адреналина, сокращая подачу крови к мышцам и сжимая малые кровеносные сосуды. Этот глубокий страх может, по мнению врачей-практиков, спровоцировать летальный исход. Итак, когда сама жертва верит в неотвратимость магической смерти и ее собственные соплеменники преисполнены той же уверенности, совсем не сложно добиться столь убийственного результата. Западные специалисты считают, что ритуал с костью на самом деле — психосоматическое самоубийство, а не настоящее убийство с применением таинственных психических сил.

Один-два зафиксированных случая, из происшедших в этом столетии, убеждают, что убийство по методу аборигенов не обязательно неотвратимо, но другие примеры, напротив, убедительно говорят о необычной силе, которой обладают кости. В 1919 году доктор С. М. Ламберт работал в составе международной группы медиков от Рокфеллерского фонда в отдаленной миссии Мона-Мона на севере провинции Квинсленд. В своем отчете, опубликованном через несколько лет, доктор Ламберт делает вывод, что «костяной метод» убийства не оставляет физических следов и смерть наступает по причинам, которые современная медицина установить не способна. Поначалу он сам отмахивался от всех разговоров о невидимом убийстве на расстоянии, пока осенью 1919 года один из местных помощников при миссии, новообращенный христианин по имени Роб, не пал жертвой проклятия, наложенного на него аборигеном-шаманом Небо. Вскоре после того, как на него была направлена кость, Роб серьезно занемог и начал быстро слабеть, несмотря на то, что осмотр Ламберта не выявил никаких признаков лихорадки или симптомов другой известной болезни. Врач попытался убедить аборигена не поддаваться самовнушению. Но видя, как с каждым часом из тела Роба утекает жизнь, Ламберт отправился к самому шаману и пригрозил лишить его племя помощи фонда. С неохотой Небо согласился посетить Роба и наложил новый заговор, освобождающий его от воздействия силы кости. На следующее утро работник совершенно выздоровел, а Ламберту пришлось пересмотреть свое мнение о «костяном методе».

Но не всегда вмешательство белых приводит к успеху. В 1953 году туземца по имени Кинжика, который чем-то прогневил свое племя и был наказан костью, доставили самолетом из местечка Арнхемленд в Дарвин. Кинжика не был ранен или отравлен и, как оказалось, не страдал ни от одной из известных болезней. Однако доктора быстро поняли, что он умирает, и предположили, что виноват в этом страх перед проклятием. Никто в современной больнице не был в состоянии помочь ему, а психиатрам так и не удалось убедить пациента, что ему осталось жить гораздо больше, чем несколько дней. Туземец прожил всего семьдесят два часа после госпитализации и испустил дух в жутких конвульсиях. Вскрытие тела Кинжика не выявило никаких повреждений или наличия яда.

Три года спустя, в середине апреля 1956-го, снова из Арнхемленда в ту же самую больницу поступил пациент-туземец по имени Лиа Вулуми, пораженный той же неведомой болезнью. Обследования, включая рентгеноскопию, анализы крови и спинномозговой жидкости не выявили ничего, выходящего за пределы нормы, и врачи не смогли отыскать иных причин его состояния, кроме как воздействия ритуала кости. По словам одного специалиста, пытавшегося вылечить Лиа, жизнь просто медленно уходила из его тела, будто песок из песочных часов. Психиатры использовали гипноз, пытаясь насильно убедить пациента, что он сможет перенести проклятие, однако его силы были на исходе, и пришлось перевести пациента на искусственное дыхание. И снова усилия докторов провалились. На третий день Лиа Булуми умер, корчась, сотрясаясь всем телом, страдая от приступов рвоты, — еще одно трагическое подтверждение действенности печально известных костей смерти.

Невосприимчивость к боли по-прежнему остается одним из трудноразрешимых феноменов, тем сюрпризом, который время от времени преподносит нам собственный организм. В Пакистане, где сделаны эти снимки, к таким представлениям давно привыкли, без них не обходится ни одна сельская ярмарка. Аналогичные «упражнения, закаливающие волю и тело», практиковались до недавних пор и у североамериканских алгонкинов, и в Западной Африке, и на островах Фиджи. Сродни им и болгарское нестинарство — искусство хождения по раскаленным углям и камням, и элементы индийской йоги. Разгадать до конца тайну такого безразличия к боли до сих пор никто не смог. «Транс» — единственное объяснение, которое могут предложить психиатры и этнографы.

Подготовил Н.Николаев

Просмотров: 5555