Стойкий символ столицы

01 августа 2005 года, 00:00

Стойкий символ столицы

Пожар, случившийся 27 августа 2000 года на главной башне страны, стал настоящей катастрофой не только для москвичей: огонь уничтожал не просто гениальное сооружение, горел символ современной столицы. Непонятное слово «фидер», из-за искры в котором якобы начался пожар, тогда выучили многие. Оно стало восприниматься так же эпохально, как некогда «ваучер» или «дефолт». Тогда по многим прогнозам и новостным сводкам прошли сообщения о том, что телебашня вот-вот должна рухнуть. Но она выстояла, и сегодня, в общем-то, может жить и продолжать обновляться даже за счет туризма. Вот только комиссия по пожарной безопасности не дает разрешения на посещение башни.

Вертолеты ничем не могли помочь в тушении пожараОгненный шторм

27 августа 2000 года было выходным днем. В экскурсионном корпусе Останкинской телебашни к кассам тянулась длинная очередь. Скоростные лифты поднимали людей на смотровую площадку, откуда открывался красивейший вид на Москву. В ресторане «Седьмое небо» официанты разносили заказы, играла музыка. Все шло, как обычно, пока в 15.00 на высоте около 400 метров из башни не вырвались клубы черного дыма. Находящиеся внутри их какое-то время не замечали…

Когда сработала сигнализация, к месту происшествия с разных концов города устремились пожарные машины. В 15.20 пожарные и сотрудники начали выводить из башни посетителей: так быстро и слаженно, что люди даже не успели испугаться. Тем временем огонь, раздуваемый ветром, спускался по полому стволу башни все ниже. В 16.20 один за другим начали прекращать вещание центральные телеканалы. Работал только РТР, в выпуске которого в 17.30 прошла первая информация о пожаре. Потом перестал работать и он. В 18.20 в Останкино прибыл министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу и милиция начала оттеснять толпу любопытных от ограды комплекса. Уже боялись, что башня может рухнуть.

Всего прибыло 40 пожарных машин. Вначале огонь пытались гасить углекислотными огнетушителями — не помогло. Потом в ход пошли порошковые. Тяжелые баллоны по 12 кг пожарные на руках заносили на высоту 300 метров — скоростные лифты к тому времени остановились. Они бегом поднимались по узкой лестнице на внутренней стороне башни под дождем из горящих ошметков пластика и стекловолокна. Горела оболочка фидеров — медных гофрированных труб, подводящих электромагнитную энергию к антеннам. Любой электрический кабель, и в том числе фидер, содержит не только проводящие электрический ток металлические части, но и достаточно много пластмассы, играющей роль изолятора. И когда горели останкинские фидеры, то горели как раз тонны полиэтилена, находившиеся внутри и снаружи электрического коаксиального кабеля, соединявшего усилители с антеннами. Медная часть фидера не горит, но именно она способствовала активному продвижению огня сверху вниз навстречу естественной тяге. Медь хорошо проводит не только ток, но и тепло, поэтому, раскаляясь вверху, она легко поджигала пластик, находящийся ниже линии огня. В 19.00 огонь охватил ресторан и начал вырываться наружу. Жители близлежащих домов высыпали на улицу, в страхе глядя на языки пламени в темнеющем небе. В это время внутри башни произошла трагедия: от жара оборвался трос одного из высотных лифтов и он рухнул вниз с высоты около 300 метров. Погибли командир пожарного расчета Владимир Арсюков, лифтер Светлана Лосева и слесарь-ремонтник Александр Шипилин.

В полночь поступил приказ перерубить кабели на высоте 200 метров и заполнить шахту на этом уровне углекислым газом из огнетушителей. Это тоже не дало результатов. Пожарные, работавшие тогда в башне, говорят о мистическом поведении огня: он не отступал перед людьми, вооруженными современными средствами тушения, а непрерывно наступал на них. К 4 часам утра 28 августа он добрался до отметки 150 метров. К тому времени уже упали все четыре лифта. К 6 часам горело на уровне 70 метров, почти у начала конического «стакана» башни. Там пожарные смогли наконец протянуть по лестницам шланги и включить воду. Но этого оказалось недостаточно. Пришлось вырезать все фидеры, застелить ствол шахты асбестовым полотном и высыпать на него целые горы порошка из огнетушителей. Только тогда огонь начал медленно отступать. В 12.40 пожарные двинулись наверх, но окончательно пожар был потушен только к 17 часам.

Относительно причины пожара на пресс-конференции 30 августа начальник управления московской пожарной охраны Леонид Коротчик заявил, что башня была «рассчитана на значительно меньшую нагрузку, чем та, которой она подвергалась в последние годы». Но журналисты «выяснили», что башня не была оборудована современными средствами пожаротушения. Инспекция, побывавшая там незадолго до пожара, отметила 38 нарушений в технике безопасности и только 16 из них успели устранить. Злополучные фидеры еще в советское время укутали дешевой, но весьма горючей оболочкой, хотя во всем мире давно применялась негорючая. К тому же полая внутренняя шахта создавала все условия для распространения огня.

Но отчего вспыхнул этот пожар? На этот вопрос полтора года пыталась ответить бригада следователей из 30 человек. Обвинение было предъявлено всего одному человеку — главному инженеру Вадиму Орешникову, но и его скоро признали невиновным. Причину так и не удалось выяснить. Возможно, один из фидеров от перегрузки или дефектного соединения начал искрить и поджег изоляцию. Однако в этом случае должна была вступить в действие защита, которая автоматически отключила бы передатчики. Почему-то на Останкинской башне она не сработала, дав огню время разгореться. Правда, по стволу шахты проходят не только фидеры, но и кабели, подающие электричество на верхние этажи. Замыкание в одном из них могло зажечь пластиковую оболочку. Но защита обязана была сработать и там… Похоже, подлинная причина пожара так навсегда и останется одной из многих московских тайн.

Опрос ВЦИОМ, проведенный 31 августа 2000 года, показал: 85% москвичей боятся, что башня вот-вот рухнет, и предлагают снести ее и построить новую. Такая реакция была вызвана паническими комментариями СМИ, которые говорили о растрескивании бетона, о сильном наклоне башни и о том, что из 149 стальных канатов внутри башни уцелело всего 19. Пошла гулять информация, что температура в очаге пожара достигала 1 500 градусов, что неизбежно должно было привести к появлению трещин в бетоне. Специалисты опровергали все эти слухи. По их данным, температура пожара не превышала 500 градусов, а в отсутствии наклона мог убедиться любой желающий. Что касается канатов, то они не удерживали башню, а лишь страховали от образования трещин в бетоне.

Вопреки прогнозам пессимистов за пять лет не нашлось ни одного факта, говорящего об ослаблении устойчивости башни. Недаром в нее заложен незаурядный запас прочности — по проекту она способна выдержать восьмибалльное землетрясение, ураганный ветер со скоростью 160 км/ч и до сорока ударов молнии в час. Прав оказался ее создатель инженер Никитин — когда его в очередной раз спросили, сколько простоит Останкинская телебашня, он ответил: «Гарантирую триста лет. А если не верите, приходите через три столетия и увидите сами!»

В современных фидерах почти нет пластика, который может горетьЭлектрический водопровод
Мощность современных телевизионных передатчиков исчисляется десятками киловатт. Их усилители достаточно громоздки, требуют принудительного охлаждения и регулярной профилактики, поэтому они располагаются на нижних этажах. Телевизионные антенны, излучающие нужный телевизорам сигнал, напротив, стараются поднять как можно выше, чтобы «осветить» самые удаленные уголки Московской области. Радиочастотные фидеры как раз и осуществляют связь наземных передатчиков и воздушных антенн, доставляя всю мощь радиосигнала на останкинскую высоту. Они представляют собой усиленные варианты того самого антенного коаксиального кабеля, который тянется к каждому телевизору от коллективной или частной антенны. Силовые фидеры внешне напоминают толстые медные трубы с медным же сердечником, удерживаемым внутри слоем диэлектрического изолятора. Основное назначение этого экранированного провода — доставить без потерь мощность, выданную передатчиком, до антенны, излучающей радиосигнал в окружающее пространство, насыщенное готовыми к приему телевизорами.

Сотворение чуда

Создатель башни Николай Васильевич Никитин был уже немолод, когда в 1957 году на совещании в Госстрое увидел проект новой московской телебашни, заказанной Министерством связи. Высота башни должна была достигать 500 метров, чтобы сигнал охватывал всю территорию Москвы и области. На эскизе красовалась решетчатая стальная башня с широко расставленными лапами-консолями. Когда коллеги спросили мнение Никитина о проекте, он честно сказал: «Думаю, Белокаменной такое украшение не к лицу. Башня должна быть из железобетона». И тут же пообещал через три дня представить проект.

Профилактические работы на скоростном лифтеЭти слова удивили собравшихся — бетонных башен такой высоты еще никто не строил. Расчеты показывали, что у подобного сооружения мало шансов устоять против сильного ветра. Канадцы, которые собирались строить бетонную башню у себя, подсчитали, что ее фундамент должен иметь толщину не менее сорока метров. Конечно, Никитин знал обо всем этом, но его всегда увлекали трудные задачи. Он говорил: «Только небывалое достойно воплощения», — и не раз доказывал это на практике. Теперь у него родилась ключевая идея — поместить внутри полого ствола башни стальные канаты, стянув ими основание и уходящую ввысь вершину. Художественное решение проекта ему помог найти архитектор Леонид Баталов — он сделал две трети башни свободными от подвесок и только потом поместил первую площадку. Это создавало впечатление легкости, а чтобы его не портил «стакан» основания, Никитин с Баталовым прорезали его четырьмя высокими арками. Нижнюю часть башни предлагалось возвести из напряженного железобетона, а верхнюю — из особо прочной стали.

Десять лет Никитин боролся за то, чтобы отстоять архитектурный образ своей башни. Ее критиков испугала не высота сооружения, а отсутствие привычного для высотных зданий массивного фундамента. Автор проекта предложил заложить в основание бетонную шайбу толщиной 3,5 метра — меньше, чем у обычной заводской трубы. По его расчетам, этого было достаточно для устойчивости. «У человека площадь опоры на ступни еще меньше, — доказывал Никитин, — но он ведь не падает». Дополнительную поддержку сооружению давали четыре опоры, которые вцеплялись в землю, как лапы орла. Эти опоры тоже вызвали возражения, и их число пришлось увеличить до десяти. С этой поправкой проект был утвержден.

Кольцевой подъемный кран в действии на высоте 367 метровОстанкинская башня могла носить имя Черемушкинской — именно в этом районе планировалось построить телевизионный комплекс. Но скоро выяснилось, что там мало свободного места, к тому же башня будет мешать пролетающим самолетам. Стройку перенесли на занятое огородами и пустырями поле в Останкино, недалеко от Шереметевского дворца. В августе 1960 года рабочие стали рыть котлован, а в сентябре заложили в него первые кубометры бетона. Неподалеку начал возводиться будущий телецентр. Неожиданно весной 1961-го пришла команда остановить строительство. Группа конструкторов направила в Минстрой обстоятельный документ, где доказывалось, что башня непременно должна рухнуть. Начались новые проверки и уточнения. Никитина заставили укрепить фундамент башни стенкой из стальных прутьев, а заодно увеличить высоту сооружения до 522 метров. Рекомендовалось отказаться и от строительства высотного ресторана: там, мол, людей будет тошнить, и вообще не нужно пускать на башню посетителей. Этот пункт проектировщики сумели отстоять. Говорят, что им помог сам Хрущев, захотевший сделать из новостройки «витрину социализма». Приехав на стройку, он весело спросил: «Ну что, товарищи, воткнем капиталистам иголочку?» Скоро он был смещен, и «воткнули» башню уже при Брежневе.

Только в марте 1963 года Московский горком принял решение прекратить дискуссии вокруг башни и возобновить прерванное строительство. Много времени ушло на укрепление фундамента, и только через год началось строительство железобетонного ствола. Он был закончен осенью 1966-го, когда над Москвой дули сильные ветры. На внутренней поверхности с громадным натяжением были установлены стальные канаты диаметром 38 миллиметров, смазанные для надежности пушечным салом. Сразу после этого башня, которая прежде ощутимо раскачивалась, замерла, как часовой на посту. Но ее нужно было еще снабдить стальными конструкциями общим весом 2 760 тонн. Вначале оборудовали площадки и перекрытия на десятиэтажной высотной обстройке, где планировалось разместить ресторан. Затем начался монтаж верхушки. В январе 1967 года вверх подняли первую царгу — элемент антенной опоры. После этого башня росла на несколько метров в день. В это время на строительстве произошла единственная серьезная авария — одна из царг сорвалась с крана и упала вниз. Тогда же в основание башни ударила молния, убив одного из рабочих.

И все же уникальное строительство завершилось точно в срок. 27 апреля 1967 года вверх был поднят последний стальной блок, который увенчал красный флаг. В октябре были пущены четыре скоростных лифта, изготовленных немецкой фирмой «Тиссен». Вскоре башня начала регулярную трансляцию четырех телевизионных и трех радиоканалов. Однако работы на башне продолжались — отделывали внутренние помещения, строили ресторан и смотровую площадку. Через год первые посетители смогли полюбоваться Москвой с высоты птичьего полета. Среди них были и иностранные конструкторы, которые интересовались опытом Никитина. Его советами воспользовались канадцы, которые в 1975 году все-таки построили свою башню в Торонто, лишив Останкинскую звания высочайшего сооружения в мире. А японцы предложили советскому инженеру построить у них здание высотой ни много ни мало четыре километра! Правда, потом испугались и уменьшили высоту ровно в десять раз. Никитин отказался — ему было уже неинтересно.

Создатель проекта Останкинской башни Николай Васильевич Никитин родился в 1907 году в Тобольске. Его отец, типографский инженер, был уволен со службы за участие в революции и перебивался заработками судебного писаря. Коля с детства помогал родителям. В 12 лет он сконструировал печь для изготовления патоки из мерзлой картошки, что позволило семье прокормиться в голодные годы. В 17, когда мальчик собирал ягоды в лесу, его укусила гадюка. Врачебная помощь запоздала, и дефект ноги остался у Никитина на всю жизнь. Увечье не сломило Николая — он засел за книги, поступил в Томский технологический институт и окончил его с отличием. Еще в годы учебы он увлекся новым для того времени материалом — железобетоном. В 25 лет Никитин спроектировал вокзал в Новосибирске — самый большой на востоке страны. Он подружился с гениальным изобретателем, одним из пионеров космонавтики Юрием Кондратюком и вместе с ним разработал проект ветровой электростанции в Крыму. В 30-е годы ему поручили расчеты котлована для гигантского здания Дворца Советов на месте взорванного храма Христа Спасителя. Проект не был осуществлен в связи с началом войны.

В 1951-м Никитин получил Сталинскую премию за разработку монолитных конструкций для восстановления разрушенных заводов. Его новой работой стал проект фундамента Московского университета, жесткая коробка которого как бы «плавает» на непрочном грунте. Затем он спроектировал Дворец науки и культуры в Варшаве, квадратный корпус которого опирается на четыре угловых пилона (именно таким был первоначальный проект телебашни). В 1957 году Никитина назначили главным конструктором Моспроекта. На этом посту его основным делом стало возведение Останкинской башни, проект которой не раз пересматривался. Однако Никитину удалось отстоять главное — железобетонную конструкцию сооружения, его уникальный фундамент глубиной всего 3,5 метра и воздушную конструкцию основания, напоминающую перевернутую чашку цветка. Отстаивая свое мнение в партийных инстанциях, спокойный молчаливый человек проявил незаурядную твердость. Это позволило украсить Москву одним из ее самых заметных зданий, но подорвало и без того слабое здоровье инженера. В 1967 году Государственная комиссия подписала акт о приемке телебашни, а три года спустя Никитин и его соратники получили Ленинскую премию.

Когда строительство башни подходило к концу, скульптор Евгений Вучетич попросил Никитина разработать конструкторское решение монумента «Родина-мать» на волгоградском Мамаевом кургане. Монумент был открыт в том же 1967 году, когда Николай Васильевич работал заместителем директора Управления строительства спортивных и зрелищных сооружений (ныне ЦНИИЭП имени Б.С. Мезенцева). Несмотря на всемирную известность, Никитин никогда не пытался извлечь выгоду из своих заслуг. Долго ютился с женой и сыном в коммуналке, на работу ездил на метро. Он умер в Москве 3 марта 1973 года.

Этажи за этажами

Башня — большой и сложный организм, который сегодня работает далеко не в полную силу. Лучше представить, каким он был до пожара, когда на всех этажах и вокруг него трудилось до 500 человек. Если театр начинался с вешалки, то Останкинская башня — с экскурсионного корпуса. Здесь продавались билеты, стояли киоски с сувенирами и снедью, работал буфет. На втором и третьем этажах размещались службы Главного центра радиовещания и телевидения — так сегодня называется комплекс башни. В 2001 году он вошел в состав Российской телерадио-службы (РТРС), объединившей все теле- и радиоцентры нашей страны.

От корпуса посетители организованно направлялись к башне по крытому переходу. Иначе нельзя — даже гайка, упавшая с такой высоты, легко пробивает толстую доску. После проверки билетов и документов они попадали в вестибюль — нижнюю часть 63-метрового «стакана» башни, окруженного десятью опорами-ногами. Три скоростных лифта всего за 57 секунд поднимали их на смотровую площадку на высоте 337 метров. Оттуда по винтовой лестнице можно было спуститься на этажи ресторана «Седьмое небо». Сверху вниз располагались Бронзовый, Золотой и Серебряный залы, каждый из которых вмещал до 80 человек. Участок пола со столиками вращался, и за час посетители могли совершить полный оборот, любуясь видами Москвы. Ресторан был отделан мрамором, медной чеканкой и алюминиевыми панелями — скромный советский шик. Продукты и готовые блюда для него поднимались на четвертом техническом лифте с кухни, которая находилась на 8, 9 и 10-м этажах башни. Кухня уцелела, но сегодня там пусто — ресторан еще предстоит восстанавливать.

Всего в железобетонной части башни 44 этажа, включая два подвальных. На первых этажах расположено вентиляционное оборудование, а на пятом — четыре мощных телепередатчика и столько же передатчиков звукового сопровождения. На шестом этаже находятся передатчики программ шести радиовещательных УКВ-станций. Седьмой — отдан под всевозможные аппаратные, включая оборудование высотной метеостанции. На 11—34-м — размещаются оборудование и антенны множества телевизионных станций. Ниже большой надстройки с рестораном можно разглядеть две поменьше — в нижней на высоте 147 метров находится аппаратура радиорелейных линий, которые связывают Останкино с телевизионными спутниками. В верхней — на 243 метрах — оборудование радиотелефонной системы «Алтай», которая обеспечивает связь с автомобилями милиции и других госслужб. На 31-м «секретном» этаже размещены системы спецсвязи, которой пользуются руководители страны.

Новые интерьеры смотровой площадкиЖелезобетонная часть башни завершается десятью этажами надстройки, где кроме ресторана находились технические службы и автономная электростанция. Тело башни опоясывают 15 балконов, на которых установлены приемно-передающие антенны, прожекторы подсветки и красные сигнальные огни. Сооружение венчает стальная конструкция высотой 155 метров, где установлены радиотелевизионные антенны разного назначения. На самом верху находятся флагшток (пока без флага) и массивный металлический громоотвод.

Трансляция радио- и телепередач была далеко не единственной функцией башни. Здесь на высоте была построена метеорологическая станция, позволявшая предсказывать погоду во всем регионе без помощи зондов и специальных вертолетов. Системы грозового оповещения сообщали о приближении грозы за четыре часа, чтобы люди вокруг башни успели укрыться в безопасном месте. Дело в том, что Останкинская притягивает к себе все окрестные молнии — по нескольку сотен в год. Благодаря тройному контуру заземления они мгновенно «стекают» с башни в землю, но поблизости в это время лучше не находиться. Много лет на башне работала лаборатория по исследованию молний Института имени Кржижановского, сделавшая немало научных открытий. За состоянием башни внимательно следили и следят специалисты из десятка других институтов, включая ее разработчика — ЦНИИЭП имени Б.С. Мезенцева. С его стороны надзором руководит заместитель директора Владимир Ильич Травуш — один из тех, кто много лет назад проектировал башню. Услышав о пожаре, он срочно вернулся из командировки в Москву и почти сутки провел в Останкино. Травуш одним из первых заявил, что башня достойно перенесла выпавшее на ее долю испытание и никакой опасности ее падения или крена нет. Он и другие сотрудники института сделали многое, чтобы восстановить пошатнувшееся доверие москвичей к своей «иголочке».

Проект самого высокого в мире жилого здания Бурдж-ДубайВсе выше и выше
Строительство Останкинской башни преследовало не только утилитарные цели. С давних пор высотные здания и сооружения укрепляли престиж города или государства, где они находились. К таким зданиям принадлежали египетские пирамиды и легендарная Вавилонская башня — зиккурат бога Мардука высотой около 100 метров. Первой из высотных стальных конструкций стала Эйфелева башня в Париже высотой 300 метров, возведенная в 1889 году. В те же годы изобретение железобетона и электрических пассажирских лифтов начало эпоху строительства небоскребов в США. В 1913 году в Нью-Йорке был построен Вулворт-Билдинг (241 м), а в 1931-м — Эмпайр Стейт Билдинг (380 м), надолго ставший самым высоким зданием мира. Советский Союз пытался ответить на вызов американцев строительством Дворца Советов высотой 415 метров, но помешала война. Долгое время американцы лидировали в строительстве высоток — в 1973 году в Нью-Йорке были воздвигнуты две башни ВТЦ высотой 415 и 417 метров, разрушенные террористами в сентябре 2001-го. Их рекорд уже в 1973 году был побит чикагским небоскребом Сирс Тауэр высотой 443 метра.

Однако вскоре национальной гордости американцев был нанесен чувствительный удар. Инициатива в строительстве высотных зданий перешла к динамично развивающимся странам Восточной и Юго-Восточной Азии. В 1996-м в столице Малайзии Куала-Лумпуре вознеслись к небу два офисных здания Петронас Тауэр высотой 452 метра каждое. Но и это был не предел. В 2004-м на Тайване введен в эксплуатацию 508-метровый небоскреб под лаконичным названием Тайбэй-101. На это тут же отреагировали соседние страны — Южная Корея объявила о намерении возвести международный бизнес-центр высотой 520 метров, а Китай замахнулся на строительство жилого дома-гиганта высотой 650 метров. Индия к 2008 году планирует возвести 224-этажную пирамиду Центр Индии высотой 677 метров. Но всех перещеголяли власти Объединенных Арабских Эмиратов, уже строящие здание Бурдж ад-Дубаи, высота которого может достигнуть 800 метров!

Современные технологии и материалы делают возможным возведение зданий практически любой высоты. Однако это порождает новые проблемы. Проживание на большой высоте тяжело отражается на психике людей из-за постоянной вибрации и колебаний, вызванных ветром. Техническое обслуживание высоток обходится дорого — им требуются скоростные лифты, особые системы сбора мусора, автономное энергоснабжение. В результате квартиры в этих зданиях будут стоить так дорого, что рискуют остаться непроданными. Офисы на большой высоте тоже не пользуются популярностью. И все же строительство зданий-гигантов будет продолжаться — хотя бы из соображений престижа.

Дела послепожарные

Восстановление башни началось буквально на второй день после пожара. Все телеканалы лишились эфира и несли громадные убытки, а население осталось без привычных голубых экранов, что ввергло многих в настоящую депрессию. Сгоревшее трансляционное оборудование удалось заменить через два месяца, и телевидение заработало. Но были задачи и посложнее. Предстояло снова натянуть стальные канаты, лопнувшие или ослабленные в результате пожара. С этой задачей справились за год. Были восстановлены фидеры с оболочкой, не поддерживающей горение. Огнеустойчивости башни теперь уделяется чрезмерное внимание. Все используемые материалы должны быть негорючими, а приборы, хотя бы теоретически способные загореться, окружаются защитными кожухами. Башню оборудуют автоматической системой пожаротушения — водяного и газового.

Вид со смотровой площадкиЗа пять лет на восстановление башни затрачено около миллиарда рублей, и планируется потратить еще три. Пользуясь случаем, работники ГЦРТ меняют устаревшее оборудование на современное. Во время пожара на высоте 340 м была повреждена подстанция, снабжавшая электричеством верхнюю часть башни. Поднять новый трансформатор на такую высоту почти невозможно, поэтому была применена французская технология — шинопровод в металлическом кожухе. Он передает электричество на всю высоту башни почти без потерь. Внутреннюю и внешнюю поверхности бетонного ствола очистили от копоти и заново покрасили, причем снаружи применен особый состав, отталкивающий воду. Идет замена теле- и радиотрансляционного оборудования для постепенного перехода на цифровой стандарт вещания. Но на этом преобразования не закончатся — решено к 2008 году увеличить высоту башни. В 90е годы Останкинскую уже нарастили с 533 до 540 м, теперь же она должна достичь 560 м и перегнать свою канадскую соперницу. Но это не гонка за лидерством, а простой расчет — на новых метрах можно установить дополнительные антенны и сдать их в аренду телекомпаниям. Однако в мире подобные башни получают от передачи телесигналов лишь 20% своих доходов, а остальное — дают туристы. Для Останкинской — этот источник прибыли пока закрыт. Главная причина — отсутствие скоростных лифтов, рухнувших во время пожара. С тех пор работники башни добирались на техническом лифте до 11-го этажа, а дальше шли пешком, каждый день преодолевая 1 706 ступенек. Многие уволились, не выдержав подобной «гимнастики». Только недавно были смонтированы два из четырех лифтов, изготовленные той же фирмой «Тиссен». Старые лифты снабжались током от аккумуляторов под полом, что требовало их периодических остановок для подзарядки. Новые заряжаются индукционным способом с помощью специального оборудования внутри башни. В лифтах установлены кондиционеры и цветные мониторы, которые будут показывать видеофильмы для пассажиров. Но даже после установки лифтов туристы на башне не появятся. До сих пор не восстановлены ресторан и смотровая площадка, да и лифтам предстоит множество проверок. Комиссия по пожарной безопасности отказывается открывать башню для посещения до установки новейшего комплекса противопожарного оборудования. А это произойдет не раньше конца 2006 года. Когда реконструкция завершится полностью, не берется сказать никто. На это нужны деньги, а смета, которую руководство РТРС предъявляет правительству, каждый год урезается вдвое. Из-за недостатка финансирования свернуто строительство развлекательно-делового центра вблизи башни. Предполагалось, что там разместятся ресторан, конференц-зал и музей истории телевидения и самой башни. Против этой стройки выступили и архитекторы — возведение большого здания могло нарушить привычный силуэт башни и изменить режим грунтовых вод, что привело бы к смещению слоев почвы. Пока что решено построить только технический центр для коммутации теле- и радиопрограмм. В остальном — 13 га вокруг башни останутся девственно чистыми.

Сейчас башня закрыта для посетителей и ее облюбовали любители странного спорта — бэйс-джамперы. Международный чемпионат по бэйс-джампингу проводится на башне Петронас Тауэр в Малайзии, но у него есть шанс переехать в Останкино. Первый шаг — организация летом 2003 года фестиваля прыжков, в котором участвовало около 40 человек из разных стран. Джамперам понравилось обилие пустого места вокруг башни и удобные воздушные потоки. А москвичи, любуясь разноцветными парашютами, ощутили подзабытую уже гордость за то, что именно в их городе возвышается это уникальное сооружение.

Си-Эн Тауэр в Торонто — самая высокая телебашня в миреТелевидение и телебашни
Радио и телевидение прочно вошли в нашу жизнь, несмотря на свой небольшой по историческим меркам возраст. Первый радиопередатчик был изобретен Александром Поповым в 1895 году, хотя патент на эту новинку первым получил 2 года спустя итальянец Гульельмо Маркони. Передачу изображения на расстояние впервые осуществил англичанин Джон Бэйрд в 1925 году. Но возникновение телевидения стало возможным только после появления серийной передающей трубки — иконоскопа, разработанного в 1931-м русским эмигрантом Владимиром Зворыкиным. В 30-е годы в нескольких странах, включая СССР, начались регулярные телепередачи. Трансляция теле- и радиосигналов на дальние расстояния требовала поднятия передающих антенн на большую высоту и строительства телебашен. В России первая такая башня была построена в 1922 году в Москве по проекту знаменитого инженера Владимира Шухова. Он планировал возвести башню высотой 350 метров в виде ажурной стальной конструкции — гиперболоида. Из-за нехватки материалов высоту башни понизили до 150 метров, но и в таком виде она успешно выполняла свои задачи. В 1950-е годы, когда в нашей стране началось бурное развитие телевидения, Шуховская башня уже не справлялась с передачей телесигналов. В 1967 году была возведена новая телебашня в Останкино, восемь лет бывшая самая высокой в мире. В 1975-м эта роль перешла к башне Си-Эн Тауэр в канадском городе Торонто высотой 553 метра. Она во многом напоминает Останкинскую — тот же неглубокий фундамент, тот же высотный ресторан, те же скоростные лифты. Правда, здесь они вынесены наружу, и экскурсанты могут любоваться панорамой города во время подъема. Третьей по высоте является построенная в 1994 году башня Жемчужина Востока в Шанхае высотой 468 метров. В строительстве телебашен давно идет спор между железобетоном и сталью. Возводить стальные конструкции гораздо дешевле и проще, но они отличаются меньшей прочностью. Одно время самой высокой в мире считалась радио-башня в городе Константинове под Варшавой — ее высота достигала 646 метров. Сильного порыва ветра оказалось достаточно, чтобы в 1991 году это сооружение рухнуло. В 2002-м та же судьба постигла телебашню в американском штате Небраска. Специалисты считают, что башни большой высоты должны комбинироваться из железобетона и стали, как Останкинская. Но нужны ли они вообще? Ведь начиная с 1975 года многие телеканалы ведут вещание через спутники, что позволяет принимать их в любой точке мира через антенны-«тарелки». В больших городах развивается кабельное телевидение, которое также не нуждается в башнях. Однако «башенное» телевещание остается самым дешевым и надежным (хотя и не самым качественным). А в нашей стране, у многих жителей которой нет средств оплачивать «тарелки», без него еще долго не удастся обойтись.

Факты

Останкинская телебашня — второе по высоте сооружение в мире после Си-Эн Тауэр в Торонто. Ее высота — 540 м. Вес башни вместе с фундаментом — 51 400 т.

Она имеет самый маленький в мире фундамент в соотношении с размерами  сооружения. Его глубина не превышает 4,6 м.

Башня может выдержать землетрясение 8 баллов по шкале Рихтера, ураганный ветер со скоростью 44 м/с.

Полезная площадь помещений башни — 15 тыс. м2.

Сооружение обеспечивает уверенный прием телесигнала на расстояние до 120 км.

На башне установлены самые быстрые в России лифты, которые поднимаются на высоту 337 м со скоростью 7 м/с.

Лестница — самая длинная в Европе. В ней 1 706 ступенек, а длина достигает 300 м.

В железобетонной части башни 44 этажа, включая два подвальных.

Ее обслуживанием и наблюдением за ней постоянно занимаются около 300 человек.

Удерживать конструкцию в вертикальном положении помогают 149 стальных канатов, общее натяжение которых составляет 11 тыс. т. После пожара уцелело всего 19, но сейчас все канаты восстановлены.

В скором будущем Останкинская башня должна увеличить высоту до 560 м и снова стать самым высоким сооружением в мире.

Рубрика: Досье
Просмотров: 13234