Сан-Сити или Поиски затерянных городов

01 февраля 1996 года, 00:00

Сан-Сити или Поиски затерянных городов

Предуведомление, без которого невозможно начать рассказ

Она захватила меня полностью, эта Южная Африка, страна моей детской мечты, которую я наконец увидел. Мне хочется провести вас по следам моих любимых героев — маленьких буров Майн Рида, буссенаровского капитана Сорви-Головы, ведь я побывал там, где разворачивались события известных романов.

Охотничьими тропами Аллана Куотермэна я прошел в заповедниках и национальных парках — «Крюгере» и Хлухлуве-Умфолози. Любимый герой Хаггарда снился мне в бунгало на реке Сави посреди Драконовых гор. Героя фильма «Барабаны судьбы» я встретил в другом национальном парке, звали его Луи, и он подвез нас на джипе прямо под рога двум белым носорогам-гигантам, мирно жевавшим пожухлую зимнюю акацию.

Гляжу на карту Восточного Трансвааля и Наталя и вижу бурские фургоны, переваливающие через Дракенсберге в далеком 1838-м... Может, пойти и за ними и рассказать полную драматизма историю Великого трека — похода на север? А Кап? Сколько увлекательных приключений в пространстве и времени предложит этот южный уголок континента! Как связать прошлое Южной Африки с днем сегодняшним? Если бы у меня была машина времени, я бы отправился не куда-нибудь к динозаврам или в далекое будущее, а сюда, в век восемнадцатый или девятнадцатый, не раньше и не позже. А что, если...

Как вы сами понимаете, попасть в Южную Африку у нас может не всякий. Такую поездку нужно заработать. Алексей Козлов, читатель нашего журнала, победитель конкурса «Блицтур по ЮАР», заработал путешествие. Ну а мне посчастливилось сопровождать его и быть как бы личным хронистом призера, записывая все, что приключилось на нашем длинном пути.

А путь был действительно довольно протяженный. Из Йоханнесбурга, куда прилетели самолетом Аэрофлота, мы съездили в Преторию (недалеко, всего 60 км), побывали в Сан-Сити и, вернувшись в «Джобург» (так местные зовут свой город), сели на «дальнобойный» автобус компании «Спрингбок Атлас» — он и повез нас в неведомое. (О самых интересных местах, где мы побывали, будут отдельные рассказы, сейчас лишь обозначу пунктиром весь маршрут.)

Итак, путь наш лежал к Индийскому океану. Через Восточный Трансвааль мы добрались до Драконовых гор, перевалили через них и въехали в королевство Свазиленд. Пронзив эту волшебную страну с севера на юг, оказались в провинции Наталь, на родине зулусов.

Погостив у них, двинулись к Дурбану (там как раз открылся «блошиный рынок») и надолго там задержались. Из Дурбана на самолете добрались до другого города на побережье Индийского океана — Порт-Элизабета. Из него на машине вдоль побережья, с заездами в заповедники, медленно поехали на юг, в город Джордж (правда, в одном месте были оштрафованы за превышение скорости: нас засекла телекамера, спрятанная в ветвях ближайшего эвкалипта). Там нас ждал самолет до Кейптауна. Дни в этом жизнерадостном городе промелькнули как один миг, особенно если учесть, что большей частью мы собирали материалы о виноделии в Капской провинции с принудительной дегустацией капских же вин. Полупустой А-300 доставил нас в «Джобург» за час до отлета Ил-62 в Москву...

Искусственный Зимбабве лишь отдаленно напоминает о своем настоящем собрате

Страница первая, открывая которую, мы оказываемся на дороге из Претории в Сан-Сити

Машина знатока Трансвааля, ведущего сотрудника компании «Сатур» Эрика ван Зила, несется по саванне, а Эрик готовит нас морально к тому, что предстоит увидеть. Я слушаю вполуха, не в силах оторвать глаз от зимнего южноафриканского ландшафта. Неяркие краски — смесь желтого, зеленого и коричневого цветов — травы и редких деревьев, черепичные крыши ферм и краали, краали... Мы в самой что ни на есть Южной Африке! В укромном ее уголке, когда-то называвшемся труднопроизносимым для нас словом Бопутатсвана, а теперь столь манящим — Сан-Сити. Пятизвездочная Мекка манит искусственным прибоем посреди саванны и умопомрачительными будуарами Лост-Сити — Затерянного города с аттракционами и Монте-Карло, и Лас-Вегасом одновременно.

Последний шлагбаум — и мы в Сан-Сити, где почти все самое-самое. Побросав вещи в номерах (мимолетный взгляд сразу отмечает алую орхидею на подушке и корзинку фруктов на столике — они будут меняться каждые несколько часов), мы с головой окунаемся в феерию города Солнца. Эрик все же пытается заставить нас усвоить хоть минимальную информацию: курорт был открыт в 1992 году, строился 28 месяцев и обошелся в 280 миллионов долларов. — Теперь о самом-самом. Возьмите хотя бы вот эти фотографии, они расскажут все лучше всяких слов, я добавлю к ним всего несколько слов. Бивни слонов, которые вы видите, сделаны из индонезийского дерева «сквара», более тяжелого, чем сама слоновая кость, они 5,6 метра длины каждый, весят по две тонны. Здесь же самый большой в мире рукотворный водопад -11,5 метра. Для поддержания постоянного напора воды правительство Бопутатсваны подвело сюда канал от Ваалькопского водохранилища 10 миллионов литров воды в день! Самые крупные баобабы Южной Африки — специально искали — были вывезены сюда и высажены в открытый грунт. Весят более 75 тонн каждый, обхват ствола — 6 метров. Семена других растений доставляли с Мадагаскара, из Мозамбика, Австралии, Зимбабве, с Коморских островов. В искусственных джунглях Сан-Сити 1 600 000 растений 3600 видов, и 70 процентов из них больше нигде не растут!

К Сан-Сити примыкает национальный парк Пиланесберг, туда можно поехать с опытным егерем на джипе. Можно и верхом. А еще лучше — на воздушном шаре. Правда, удовольствие это не из дешевых.

...Меня хватило часа на два. Кататься на искусственных волнах было холодно, игровые автоматы меня не волновали, и я через Мост Времени отправился в Затерянный город.

Увидав впервые это название, вздрогнул: как все знакомо! Правда, то были не искусственные постройки, только что возведенные в цивилизованном уголке Южной Африки, а настоящие, древние. Стоя на дрожащем Мосту Времени, имитирующем извержение вулкана (мост сдвигается с места на два миллиметра, трясется и дымится, за всем следят компьютеры), я сам как бы переместился туда, к южноафриканским за терянным городам, и первый из них, довольно похоже воспроизведенный здесь, в Сан-Сити, только в сильно уменьшенном виде, — Большой Зимбабве.

Мост Времени, ведущий из настоящего в прошлое Южной Африки

Страница вторая, загадочная, или Размышления на Мосту Времени

Стою на верхней площадке самой высокой башни Сан-Сити, отсюда отлично виден Лжезимбабве, спрятавшийся между густых кустов, недалеко от искусственного пруда с настоящими крокодилами. Думаю, Райдер Хаггард одобрил бы работу американских и местных строителей. Храм царя Соломона (так считал писатель до конца дней) вышел на славу. Наш Эрик ван Зил, большой знаток отелей и дорог, ровным счетом ничего не ведает о затерянных городах, и искренне удивляется, когда я рассказываю ему о тайне Большого Зимбабве.

Николай, нашим туристам вполне хватает нарисованных древностей Лост-сити и огнедышащих львов, леопардов, слонов... А древняя история... Нужно ли все это?

— Эрик, ты не прав. Вот ты по происхождению кто?
— Бур, африканер.

— Правильно. По-английски ты говоришь неохотно, хотя владеешь языком в совершенстве. К чистокровным англосаксам тоже относишься настороженно. Понятно — у англичан и буров были сложные отношения на долгом совместном пути к многонациональной стране. Это ли не свидетельство того, как история вмешивается в сегодняшний день? То же и с африканцами. Зулусов недолюбливают многие местные племена. А идет все с начала прошлого века, когда Чака, Дингаан и другие правители зулу устраивали «мфекане» — геноцид — против соседей. Были среди них и розви, создатели настоящего Зимбабве...

— Ладно, убедил. Рассказывай.
— Тогда пошли на Мост Времени, по нему легче уйти в прошлое. К тому же скоро очередное извержение с дымом.

Розви... Это племя неразрывно связано с тайной затерянного города Зимбабве. Он находится километрах в тридцати от Масвинго (в колониальную эпоху — Форт-Виктория) и на языке шона означает «огромный каменный дом». То был обширный комплекс каменных стен, возведенных без фундамента и скрепляющего раствора. Охватывал он 24 гектара.

— Совсем как Сан-Сити!
— Да, только строили его подольше. И точно неизвестно — кто.

Сами развалины можно условно разделить на три части: Акрополь, или руины на Холме, Большой эллиптический дом и Долина развалин. Акрополь — самое интересное из того, что осталось, расположен на вершине гранитного холма высотой более ста метров, и одно время считали, что он служил и цитаделью, и святилищем. Он возведен из гранитных булыжников, сложенных, как уже было сказано, без раствора.

Эти стены, выросшие на больших природных валунах, образуют несколько ограждений, и внутри по крайней мере одного из них плавили золото. Есть там и пещера с уникальными акустическими свойствами, и предполагают, что Мвари, бог племени каранга-розви, через жрецов разговаривал из этой пещеры со своим народом. Глас его разносился по всей долине.

— Совсем как в романе Хаггарда «Хей-хей, или Чудовище»! У нас дети проходят творчество писателя в школах.

Хаггард интересовался историей Южной Африки и вообще был склонен считать постройки Зимбабве делом рук финикийцев. Помнишь, в «Копях царя Соломона» трое друзей отправляются за сокровищами этого легендарного библейского правителя? Они находят величественные руины, заброшенные древними много поколений назад. Увидев три колоссальные статуи — кукуаны (они же зулусы) называли их Молчальниками, — Аллан Куотермэн предположил, что, возможно, колоссы были поставлены по распоряжению какого-то финикийского чиновника, управлявшего копями, и, таким образом, Хаггард дал ход мифу, что финикийцы основали на юге континента мощную колонию.

— Ты знаешь, недавно в нашей газете «Кейп аргус» была статья об археологических находках на Капе — там вроде бы обнаружили останки средиземноморских судов...

— Да я вовсе не хочу бросить тень на способности финикийцев-мореходов, они неоспоримы. Просто Зимбабве — слишком африканское явление, и его строительство датируется сравнительно поздними годами, когда финикийцев уже в помине не было, а угас он к 1500 году. Создан был не для оборонительных целей, а как торговый центр. Внутри каждого комплекса каменных построек ютились хижины обычных крестьян и ремесленников.
 
Но тайна по-прежнему окружает этот заброшенный город. Как возникло государство с центром в Большом Зимбабве? Какова его социальная структура? И самый главный вопрос — почему он угас? Отчего его покинули жители? Известно лишь, что уже в начале прошлого века сюда добрались импи (летучие отряды) зулусов, а вернее, одного их клана — ндванде, и разрушили то, что еще оставалось от когда-то мощного города-государства Мономотапа.

— И все же, Николай, я помню еще по университетскому курсу истории, что среди развалин Зимбабве находили множество монет, предметов искусства, осколков посуды, явно не африканского происхождения, причем довольно древних...
— Это говорит лишь о развитых контактах народов, живших по берегам Индийского океана — прежде всего малайцев, индонезийцев, арабов — с племенами Восточной и Южной Африки. Ага, начинается...

Мост под нами задрожал, во все стороны булыжной мостовой побежали — как нам показалось — глубокие трещины. Запахло серой. Из пастей барельефов на скале пошел густой дым. Мы, словно герои Хаггарда, стояли у входа в сокровищницу царя Соломона и ждали, когда вождь Твала пригласит нас увидеть то, чего не видел еще глаз европейца — сказочное богатство кукуанов.

— Да какое у них было богатство, словно прочитал мои мысли Эрик, возвращая меня к реальности.
— у кукуанов, зулусов то есть, были только быки да навоз...

Так, по предположению современных художников, выглядел Затерянный город КалахариСтраница третья, не менее таинственная

Нет, сама планировка Затерянного города в Сан-Сити явно навевала мысли о том, что его строители руководствовались какими-то слухами, старинными историями и легендами. Иначе откуда здесь так много элементов как древнеегипетского искусства, так и более поздней, мусульманской арабской архитектуры, соседствующих с чисто африканскими декоративными чертами?

Роскошь дворцов магараджей на фоне желтой травы и колючих алоэ... Нет, эти валуны, разбросанные тут и там, мне определенно что-то напоминают... Мы остановились перед огромной площадкой, заполненной самыми разными глыбами. Стоп! Я вспомнил, где я видел нечто похожее. Рисунок в книге Фарини «Через пустыню Калахари». Тот самый затерянный город, что будоражил фантазию искателей сокровищ на протяжении вот уже столетия...

— Эрик, ты знаешь что-нибудь о Фарини?
— Лишь то, что написал о нем и его открытии Лоуренс Грин, наш знаменитый журналист и собиратель загадочных случаев и происшествий. — Эрик ван Зил, уютно опершийся о валун, уже надкусил свой «хот-дог». — И еще в детстве, году в 1964-м, помню, видел телепередачу о каком-то археологе, который отправился искать затерянный город. А что было дальше — не знаю.

— Сначала о том, что было перед этим. Только давай я тоже присяду и перекушу, потому что рассказ предстоит обстоятельный.
— Африканское Эльдорадо?
— Да уж никак не скучнее.

В начале января 1885 года Джиларми А.Фарини в сопровождении сына Лулу и компаньона, Герта Керта Лоува, на пароходе «Рослин Касл» отправился из Лондона в Южную Африку. То была первая поездка Фарини на Черный континент, рассказы о котором давно воспламеняли его воображение.

Путешественники высадились в Кейптауне, и в начале февраля отправились на север, в Калахари. В Хоуптауне, в те времена ближайшей железнодорожной станции от недавно открытых алмазных копей Кимберли, они наняли легкий фургон, несколько мулов и двинулись в глубь континента. По возвращении в Европу несколько месяцев спустя Фарини сообщил, что вместе с компаньонами обнаружил на бескрайних просторах пустыни руины города, существовавшего, по его предположению, тысячи лет назад.

С тех пор история о затерянном городе стала одной из самых популярных в Южной Африке легенд...

— Но, как я помню, Фарини — вроде бы не настоящее его имя?
— Да, его звали Уильям Леонард Хант, и он был яркой личностью. Он был вторым, кто пересек Ниагарский водопад по натянутому канату, потом прошел над более опасным водным потоком Шодриер в Канаде... В восьмидесятые годы он арендовал знаменитый Вестминстерский аквариум в Лондоне и устроил множество выставок экзотических животных. В 1883 году он послал своего секретаря У.Хили в пустыню Калахари, чтобы тот привез живых бушменов и их изделия.

Фарини—«первооткрыватель» Затерянного городаПриехавшие бушмены и тот самый Лоув, «старый охотник-полукровка», рассказали о покрытых травой плодородных долинах, рае для охотников, и Фарини, решивший поправить свое пошатнувшееся здоровье, отправился в Южную Африку.

Они поехали на фургоне на запад вдоль северного берега Оранжевой реки и примерно в 50 милях от Апингтона повернули на северо-восток, в Уилкерхаутский проход. У Техепо, что на двести миль дальше, снова изменили направление  — на этот раз взяли строго на север.

Перейдя через сухое русло реки Молопо, они проникли в настоящую Калахари. Там достигли озера Нгами, отклонились на восток, а потом снова пошли на юг к Капской колонии.

Обратный маршрут путешественников пролег по границе Дамараленда, пересек реку Нособ, и вскоре они добрались до небольшого поселения Миер (Ритфонтейн).

И вот — внимание! — сейчас будет самое важное. Вместе с местными охотниками они направились на восток и... у подножия горы Ки-Ки, как утверждает Фарини уже в другой своей книге «Недавнее путешествие по Калахари», набрели на руины затерянного города. (Забавно, но дальше в этой же книге Фарини, противореча сам себе, заявляет, что группа добралась до горы Ки-Ки через три дня после открытия руин.)

— Что же за развалины нашел американец?
— Судя по его описанию, они разбили лагерь возле ряда камней, похожего на Великую Китайскую стену после землетрясения. Они с милю следовали вдоль развалин — обтесанных камней, между которыми тут и там виднелись следы затвердевшего раствора. Некоторые из камней походили на столики на одной короткой ножке.

Некоторое время группа занималась раскопками, хотя охотники не больно-то хотели работать лопатами. В результате наткнулись на мостовую шириной примерно в 20 футов, сложенную из огромных камней. Эту мостовую пересекала под прямым углом подобная ей вторая, и они образовывали мальтийский крест, а центре было видно основание какого-то монумента. Может, алтаря?

Потом исследователи вернулись в Миер и продолжили путешествие на юг, прибыв в Кейптаун 21 июля 1885 года. Самое удивительное то, что Фарини на обратном пути никому не сказал о своем открытии.

— Что-то здесь не стыкуется. Если бы он открыл город, то тут же организовал бы новую экспедицию, лучше оснащенную, и вернулся бы на место раскопок. Его слава упрочилась бы. Да что там личная слава, он открыл бы новую страницу в мировой истории...

— И, тем не менее, он уезжает в Лондон, и только там случившееся всплывает на поверхность. Там Фарини выступает с лекцией о своем путешествии по Калахари перед членами Географического общества и рассказывает об открытии «затерянного города циклопических размеров». Потом началась дискуссия, и удивительно, что даже вопроса о достоверности сообщения Фарини не возникло, а все принялись обсуждать проблему водоснабжения, которую должны были решать жители города в столь засушливом районе...

Но после выхода книги ученые стали ее критиковать.
— Помню, в фильме шла речь о географах, знатоках Калахари, которые нашли нестыковки в рассказе Фарини...
— Именно так оно и было. Уже в 1887 году его подверг резкой критике в  «Geographische Mitteilungen» доктор Ганс Шинц, авторитетный ученый и путешественник. Если Фарини отправился в странствия 2 июня 1885 года и вернулся 22 июля, то, выходит, он преодолел 3 тысячи миль меньше чем за 50 дней — и это в фургоне, да по пескам пустыни?
 
Преодолеть 400 миль в неделю в запряженном волами фургоне просто невозможно, тем более, что сам Фарини в лекции сообщил, что экспедиция проезжала 20-25 миль в день.

Правда, есть предположение, что он уехал из Кейптауна 2 января, а не 2 июня, но почему он скрыл эту дату в лекции и книге, остается загадкой.

Загадочно и то, что Фарини не упомянул об открытии в интервью газете «Кейп аргус». И еще: его сын Лулу привез из экспедиции превосходные фотографии водопада Аугра-бис, но — ни одного снимка затерянного города, хотя в книге «Через пустыню Калахари» имеются тщательные зарисовки того места.

С тех пор было предпринято по меньшей мере 25 экспедиций, включая и предприятие «Аутомобайла», участники которого пытались, помимо прочего, установить происхождение фарфоровой статуэтки Будды, найденной в шахте Кимберли. Существовала версия, что ее принесли туда рабочие-бушмены из Калахари...

И вот настал 1964 год. Именно тогда знаток Калахари А.Клемент посетил тот район, где, судя по всему, должен был находиться затерянный город. Именно его экспедиции была посвящена та передача, которую ты смотрел в детстве, Эрик.

Так вот: Клемент сделал вывод, что не существовало источников воды, годных для обеспечения поселения такого масштаба, как описал Фарини, поскольку климат не менялся там на протяжении тысячелетий.

Клемент рассчитал, что затерянный город мог находиться у Эйрдопкоппиз, в нескольких милях к юго-востоку от Ритфонтейна или около дороги, связывающей этот город с Апингтоном. Воздействие погодных условий на долеритовые скалы привело к их выветриванию, и неопытному глазу это могло показаться результатом деятельности человека. Клемент писал: чтобы спутать отдельные валуны с прямоугольными блоками зданий, требовалось совсем немного воображения. Попалось также несколько образчиков прямоугольных плит, лежащих на скальных выступах, похожих на ножку стола, и одна из конструкций словно повторяла изображенную в книге Фарини...

И еще один немаловажный факт: когда Клемент приехал в Ритфон-тейн и показал рисунки из книжки Фарини старейшему жителю города, тот сразу заявил: «Я знаю это место!» и направил его к Эйрдопкоппизу...
 
— Так значит, затерянный город Фарини — всего лишь плод воображения артиста?

— Думается, рано ставить точку во всей этой истории. Калахари и Намиб до сих пор остаются «белыми пятнами» на карте Южной Африки. Там ученые до сих пор обнаруживают все новые виды животных и растений, делают интересные археологические открытия. Кто знает, что преподнесет исследователям и путешественникам завтрашний день.

Мы выбрались из нагромождения валунов и двинулись к главному дворцу Лост-Сити, восемь башен которого украшали гигантские слоновьи бивни. Вообще «слоновий элемент» здесь преобладает. В одном из залов стоит Шаву — бронзовая статуя слона из парка Крюгера, он прославился своими огромными клыками. В истории парка таких замечательных животных было всего семь. Все они умерли от старости.

Вдруг Эрик ван Зил, в который уже раз осматривая красоты внутреннего убранства палаццо, хлопнул себя по лбу:
— Вспомнил! Недавно прочитал в «Старе» — там, в Калахари — или в Намибе? — летчики видели с воздуха каких-то гигантских слонов. Снизились, потому что животные показались им уж очень крупными. И действительно, метров по пять ростом, целое стало, резво трусили по барханам, и ноги какие-то непохожие на слоновьи — уж очень широкие ступни! Особые пустынные слоны? Может, они приведут исследователей к затерянному городу Фарини?

На обратном двухчасовом пути в Йоханнесбург мы говорили мало. Жевали мандарины, купленные на перекрестке двух шоссе у чернокожих мальчишек. Эрик давал советы по предстоящей 11-дневной поездке на автобусе, а я все думал о том, сколько же неразгаданных тайн хранит еще эта благодатная земля на юге Африки!

Мы двигались навстречу новым героям с их историями и приключениями.

Сан-Сити, ЮАР
Н. Непомнящий

Просмотров: 8221