Время колокольчиков

01 октября 2001 года, 00:00

Колокольчики во внутренней галерее храма Ват Пра Тхат Дойсутеп

В Таиланде все кошки сиамские. Впрочем, так же как и собаки, слоны, петухи, змеи и прочая живность, во множестве обитающая в центре Юго-Восточной Азии. И все они просто не могут быть другими, потому что их «исторической родиной» является Сиам, только после отречения от престола последнего абсолютного монарха, короля Рамы VII, ставший Таиландом. Случилось это 24 июня 1939 года. Происхождение слова «сиам» теряется в веках. Вероятнее всего, оно произошло от кхмерского «сьяма» — коричневый или золотой. Еще в Средние века, во времена расцвета империи Ангкор, сиамцы были известны как отважные воины, но вот только почему их прозвали коричневыми — по цвету одежды, золотистому загару или еще по каким причинам, так до сих пор неясно.

Происхождение названия Таиланд гораздо более очевидно. «Ленд» — значит страна, а «таи» на местном наречии — свободный. Получается «свободная страна» или «страна свободных людей». Да, собственно, так оно и было, поскольку Сиам — Таиланд оказался единственным государством в Юго-Восточной Азии, которое никогда и никем не было колонизировано. Сиам располагался на самом стыке интересов многих государств, но главным образом Англии и Франции. Англичане продвигались сюда со стороны Бирмы, а французы — Камбоджи. Аннексия же Сиама одной из этих сторон означала открытую внутриевропейскую конфронтацию, что было крайне нежелательно для самих европейцев. И тайские короли пользовались этой ситуацией крайне разумно, заключая всевозможные торговые договоры буквально со всеми, а кроме того, шли на серьезные территориальные уступки. Так что до открытого вторжения так и не дошло.
Последняя попытка фактической колонизации страны была предпринята в 1946 году англичанами. Предлогом для этого стало участие Таиланда во второй мировой войне на стороне Японии. Однако тогда Таиланд отстояли американцы и, как оказалось, не зря. Это государство стало основной базой, плацдармом и одновременно местом отдыха американской армии во время вьетнамской войны.

Тайский буддизм в наше время перестал быть просто религией. Он превратился в некий морально-этический комплекс, в соответствии с которым человеку и следует строить свою жизнь. Одна из главных его задач — приобретение религиозных заслуг, или пун. Все они, естественно, учитываются в следующей жизни. Существует также и условная кармическая копилка добрых и злых дел. В зависимости от ее «содержимого» в своей следующей жизни человек может переродиться в более или, наоборот, менее выгодном социальном статусе.

Создание изваяния Будды — это тоже пуна, правда, не всем она по плечу. Сооружение гигантской статуи Будды — это королевская пуна, люди же попроще приобретают заслуги, ставя свечи и лотосы или покрывая эту статую сусальным золотом. Наиболее ценно, когда пуна делается всеми членами семьи. Здесь очень важно количество — в этом случае учение Будды воспримет большее количество человек. Причем именно воспримет, а не поверит. Ведь Будда — это не божество. Будда — это учитель. А значит, конечная цель южного буддизма — стать просветленным, то есть Буддой. Правда, цель эта очень далекая. А вот монашество — гораздо ближе и является своеобразной ступенью на этом долгом пути.

В Таиланде каждый мужчина должен быть монахом, конечно, не всю жизнь, а лишь ее часть. Сроки бывают разные — от одного дня до нескольких десятков лет. Есть и те, кто остается в монастырских стенах всю свою жизнь. Практически до конца XX века пострижение в монахи рано или поздно касалось всех без исключения — будь то крестьянин или банкир, нищий или король. Причем монах в Таиланде — личность священная. Даже сегодня к ним нельзя прикасаться. Правда, триста лет назад сиамскому королю Таксину это все же не помогло. Он, уже будучи монахом, был убит. Возможно, произошло это потому, что Таксин принял сан буквально за пару часов до своей гибели. В обычной жизни без прохождения через монашество мальчик никогда не мог стать мужчиной. Конечно, не в физическом плане.

Все это касается сугубо ментальной области. Но именно она играет в Таиланде наиболее важную роль. Помимо буддизма, сохраненного, как считают тайцы, в своем первозданном естестве, основополагающим понятием для тайцев остается такое явление, как «санук». Это слово весьма приблизительно можно перевести как «удовольствие». Смысл его состоит в том, что все в жизни должно приносить радость — работа, отдых, развлечения, деловые беседы, еда, монашеская инициация и так далее.

Тайца невозможно заставить сделать то, что ему не нравится. Ответ на это будет один — «майсанук», говоря современным русским языком — «не в кайф». Причем превратить «майсанук» в «санук» невозможно ни уговорами, ни большими деньгами. Удивительно, что даже европейцы легко заражаются этой болезнью. Первопричину столь странного на первый взгляд поведения тайцев нужно искать в особенностях их веры. Хотя тайцы одновременно с буддизмом остаются и анимистами, то есть верят во власть нематериальных духов, обитающих в материальном мире.

У каждого духа должно быть свое жилище. Именно поэтому почти у любого здания в Таиланде можно увидеть маленькие домики, напоминающие богато разукрашенные скворечники: это и есть жилище для духов. Хозяева отелей, банков, самых разных контор, не говоря уж о простых обывателях, — все считают своим долгом обзавестись столь необходимым предметом.

У каждого человека тоже есть свой дух — кхуан. Его «домиком» является голова. Поэтому к чужой голове ни в коем случае нельзя прикасаться, даже если это знакомый, приятель или ребенок. Этим проявляется неуважение к духу, а человеку наносится смертельное оскорбление.

Изваяние Будды в Ват По — самое большое из «лежащих» в миреВат По

Храм Ват По был построен по приказу Рамы I в 1789 году. Знаменит он прежде всего гигантской статуей лежащего Будды. Традиционно Будду принято изображать в нескольких наиболее часто встречающихся позах, каждой из которых
соответствует определенное состояние и день недели. В храме Ват По Будда изображен в момент перехода в нирвану. Как известно, прожив 500 жизней, Будда смог достичь совершенства, прервав цепь перерождений, то есть цепь страданий, и в последний из них — 500-й, достиг просветления и перешел в нирвану.

Лик Будды обычно не соответствует реальному облику человека, воплощая собой каноническую условность, — крючковатый нос, блуждающая полуулыбка, длинные мочки ушей, непропорциональные руки, слегка выпуклые груди, волосы, заплетенные улитками для облегчения процесса медитации. Всего у Будды насчитывают более 20 черт.

Ступни фигуры Будды уникальны, поскольку тончайшим образом вырезаны из перламутра, причем для человека, знающего орнамент, нанесенный на них, — это открытая книга. Резьба содержит 108 специальных знаков, по которым однозначно можно судить о том, что это Будда.

В платформе, на которой установлено изваяние Будды, замурована часть праха короля Рамы I. И в этом нет ничего удивительного. Захоронения на территориях буддийских храмов — вещь вполне естественная. В случае же с Рамой это тем более объяснимо, потому что именно здесь он провозгласил себя королем, и здесь же по его приказу была возведена гигантская статуя Будды.

Ракшасы охраняют вход в Ват ПракэоВат Пракэо

В бангкокском монастыре Ват Пракэо с 1782 года хранится главная национальная святыня государства — статуя изумрудного Будды. История ее появления туманна. Это святилище специально для изумрудного Будды было построено при основателе ныне правящей на Таиланде королевской династии Чакри — Раме I. По внутреннему периметру монастыря образуется галерея, расписанная сценами из тайского переложения Рамаяны — Рамакиен. Ват Пракэо, пожалуй, самый классический из всех храмов Таиланда: правильность, декоративность, красочность, смешение буддистской и индуистской символик, витражи, керамика и черты многих стилевых направлений, на пересечении которых в свое время оказался Сиам.

В тайской традиции монастырь и храм — практически полные синонимы. Между этими двумя понятиями нет никакой разницы. Монахи живут при каждом храме, а это значит, что он одновременно является и монастырем. Ват Пракэо — единственное исключение в этой системе. И то, наверное, потому, что раньше здесь, а вернее, рядом жил король. Разные источники сообщают разные даты нахождения изумрудного Будды. Вероятнее всего, это изваяние было найдено в 20-х годах XV века. По легенде, в одну из ступ на севере Таиланда в Чиангмае попала молния.

Ступа раскололась, а внутри оказалась замурованная прекраснейшая статуя Будды из зеленого камня. Долгое время она находилась в Чиангмае, пока один из лаосских принцев, женатый на сиамской принцессе, не вывез после ее смерти в 1552 году реликвию во Вьентьян. Позже он собирался вернуться, но сделать этого так никогда и не смог. Именно поэтому более 200 лет статуя изумрудного Будды находилась в Лаосе.

В 1778 году во время правления короля Таксина будущий сиамский монарх, а тогда генерал Чакри, чтобы вернуть святыню обратно, предпринял поход в Лаос, увенчавшийся успехом. И с момента коронации генерала Чакри, то есть с 1782 года, главная святыня нынешнего Таиланда навечно заняла свое место в Бангкоке, в Ват Пракэо.

Сухотай

В середине 50-х годов XX века при раскопках, проводимых в центральной части Таиланда, была обнаружена странная каменная стела, испещренная множеством надписей. Когда археологи расшифровали иероглифы, то стало понятно, что это послание потомкам, которое еще в XIII веке отправили в будущее ученые первого тайского королевства Сухотай. На этом камне в одических тонах описывается время правления великого короля Рамакамхенга.

В том, что речь идет о правлении только этого короля, нет ничего странного, ведь именно Рамакамхенг является создателем тайской письменности. По всей видимости, он взял кхмерский алфавит, приспособив его к нуждам собственного языка. Ну а кхмеры, судя по всему, позаимствовали свой где-то в Индии, на Шри-Ланке. Так что, как только появилась письменность, видимо, сразу возникла и историография.

Из древнего послания стало известно, что при Рамакамхенге в стране сохранялись пережитки первобытной демократии. Перед дворцом висел большой колокол, в который мог позвонить любой гражданин королевства. Это значило, что нарушена справедливость и подданный просит помощи у монарха. В таких случаях король лично решал спорные вопросы.

Надо сказать, что Рамакамхенг не был первым королем Сухотая. Дело в том, что до XIII века эти земли были вассальными территориями кхмерской империи Ангкор. Ангкорские императоры сами назначали правителей и королей своих владений. В 1220 году таким назначенным в Сухотае королем оказался сиамский князь Кхун Пха Муанг. Однако со временем его перестало устраивать такое подчиненное положение, и он изменил данной им клятве. Но через 18 лет для обеспечения в будущем легитимности и суверенитета первого самостоятельного сиамского королевства Кхун Пха Муанг с соблюдением всего ангкорского протокола и вручением королевских регалий передал власть своему другу Банг Клангхао.

В 1279 году на престол взошел младший сын Банг Клангхао, 19-летний Рамакамхенг. Его имя буквально означало Рама Смелый. Новый король оказался очень искусным политиком, удачливым военачальником и активным человеком. Две успешные военные кампании, проведенные им в Камбодже, окончательно позволили разрешить все проблемы с претензиями Ангкора. Более того, Рамакамхенг сумел подчинить своему влиянию большую часть бывших кхмерских территорий, создав мощнейшее тайское государство.

Даже Китай, считавший себя единственным достойным государством на земле — срединной империей, был обеспокоен действиями Рамакамхенга. Особое недовольство китайского правителя вызвал захват тайцами Малакки (южная часть Индокитая). После этого Рамакамхенгу даже пришлось отправиться в Пекин, чтобы лично уладить все разногласия с императором Поднебесной. Судя по всему, талант политика помог и на этот раз, так как все разногласия были разрешены миром.

Энергичному королю удалось так хорошо организовать жизнь в своем королевстве, что он не сталкивался ни с какими внутренними проблемами. Народ не голодал. Все граждане Сухотая были свободными. Первое тайское королевство не знало рабства. Помимо высоких крепостных стен столицу окружали прекрасные и обильные фруктовые сады. Рамакамхенг был страстным поклонником искусства. Его жена Нанг Нобамас, дочь брахманского астролога, была одной из выдающихся поэтесс того времени.

Век Сухотая был прекрасен, но недолог. Когда Рамакамхенг неожиданно умер (по разным данным, в промежуток между 1317 и 1324 годами), начался медленный, но неуклонный закат государства, историческое значение Сухотая стало неудержимо снижаться. Историки считают, что тому были и объективные причины. Главным образом, это касалось неудобного международного положения первого тайского королевства. Центр и север нынешнего Таиланда представляли собой аграрные районы, а вот юг страны, оказавшийся на перекрестке мировых интересов, был гораздо более развит.

Развалины храмов АютаиАютая

Сегодня маленький провинциальный городок Аютая находится в 70 километрах к северу от Бангкока. Каждый оказывающийся здесь поражается огромному количеству красно-кирпичных развалин, ступ, дворцов, храмов, остатков крепостных стен — все это говорит о том, что когда-то здесь существовала великая цивилизация.

...Под новый 1768 год бирманские войска неожиданно осадили город и разрушили практически до основания столицу тайского королевства Аютая. 800 000 тысяч жителей были убиты или угнаны в рабство. Разграбленными оказались более 400 храмов и монастырей. Все сколько-нибудь ценное было вывезено в Бирму. Король Аютаи пал в сражении. После этого удара столице уже не удалось возродиться.

...А за 400 лет до этого, в 1351 году, коронованный недавно под именем Раматхибоди I чиангсенский князь У Тонг основал столицу нового королевства. Старая же была поражена эпидемией холеры. У Тонг долго разъезжал в поисках подходящего места и в конце концов решил заложить город у слияния двух рек — Чаопраи и Лопбури. Место оказалось настолько удачным, что Аютая, именно так был назван город, начала стремительно развиваться на пересечении торговый путей Индии, Китая и Японии. А это означало приток денег, товаров и иностранцев. В XV веке здесь появились первые европейцы — португальцы и голландцы. Пик европейского влияния на Сиам пришелся на годы правления короля Нарая, который считался другом французского монарха Людовика XIV.

Город тем временем развивался и богател. И довольно быстро стал красивой, многоликой и самобытной столицей королевства, заслужив даже прозвище Восточной Венеции. Дело в том, что еще раньше в целях обороны на севере был прорыт канал, и город оказался на острове, что стало для него большой удачей, так как очень скоро начался период практически непрерывных войн с Бирмой. В середине XVI века центральная и южная Бирма объединились под властью короля Добершведхе. А при его преемнике, великом полководце Байнауне, воинственным бирманцам удалось дойти до северного Вьетнама и Лаоса. Немного позже они предприняли поход на Аютаю и со второй попытки в 1569 году взяли город. Правда, в тот раз Аютае удалось уцелеть. На трон бирманцами был посажен король Камарача, что в переводе значит «король кармы».

Под предлогом защиты от постоянных набегов воинственных кхмеров Камарача стал постепенно укреплять город и модернизировать армию. В течение 15 лет политика Камарачи была направлена на восстановление былого могущества страны. Правда, предпринимать активные действия против Бирмы он не мог, поскольку в ее столице, городе Рангуне, на положении почетного пленника находился его сын Нарасуан — будущий национальный герой Сиама. По прошествии 8 лет плена Нарасуан был отпущен на родину, где стал выдающимся военачальником. Позже его даже неоднократно призывали в Бирму для совместных военных операций Бирмы и Сиама против мятежников.

Со временем Нарасуан сменил на троне своего отца. Считается, что именно он вернул утраченную свободу Аютае, бывшей столицей Сиама в общей сложности 416 лет и видевшей более 30 королей.

Чиангмай

На севере нынешнего Таиланда находилось еще одно древнее королевство — Ланна, что означает «миллион рисовых полей», видимо, потому что долина реки Пинг являлась идеальным местом для выращивания риса.

Столицей Ланны был город Чиангмай. Сегодня — это небольшой провинциальный городок на севере страны. Но слово «Ланна» не исчезло из употребления, теперь это — термин, обозначающий художественный стиль той эпохи. Хотя осталось с тех времен не так уж и много, в основном — храмы и монастыри. Всего их в Чиангмае 121. Надо сказать, что стиль, в котором они построены, существенно отличается от того, что можно увидеть в остальной части Таиланда. Железная дорога в столицу была проложена только в 20-е годы XX века. И поэтому Ланна испытывала сильное влияние соседних лаосской и бирманской культур.

В двенадцати километрах от Чиангмая находится священная гора Дойсутеп, а на ее вершине возвышается храм Ват Пра Тхат Дойсутеп — главная святыня северного Таиланда, совершить паломничество к которой считает своим долгом всякий уважающий себя буддист. История его возникновения очень необычна.

В середине XIV века при короле Кунай было решено построить главный храм. Частицу праха Будды, принесенную монахом Суманой из Сухотая, было решено поместить на месте основания храма. А вот место для него было выбрано… белым слоном — животным, священным для жителей Таиланда. Слон, на спине которого был помещен саркофаг с прахом Будды, побродив по окрестностям города, взошел на вершину самой высокой горы, потом три раза обошел вокруг этого места, протрубил и стал на колени. На этом месте и решено было основать храм. Частицу праха Будды захоронили на том месте, где слон стал на колени, на глубине трех метров, а немного позже здесь была возведена ступа. Тот вариант, который существует сегодня, ученые относят к 1385 году. Ее стены покрыты настоящим золотом.

Многих удивляет, что при входе в Ват Пра Тхат Дойсутеп помещено изображение петуха. Оказывается, эта птица клевала всех, кто забывал снять обувь, входя в святилище.

Ват Пра Тхат Дойсутеп находится на высоте 1 600 метров, к нему ведет лестница, насчитывающая более 300 ступеней. Но настоящие верующие преодолевают ее без труда. Ведь это тоже пуна — религиозная заслуга, которая идет в кармическую копилку добрых дел.

Дмитрий Воздвиженский | Фото Андрея Семашко

Просмотров: 8767