Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Гравитационные «пушки» средневековья

Требюше, онагры, скорпионы и прочая боевая машинерия серьезно портила жизнь осажденным

  
Пик моды на строительство точных копий средневековых образцов осадной и противоосадной техники прошел в конце ХХ века. Наиболее удачные из них выставлены в музеях. Прекрасная коллеция средневекового оружия находитсяво французскогом замке Кастельно. Тут можно увидеть и требюше (на переднем плане), и онагр (в центре), и перьер (на заднем плане). Фото (Creative Commons license): Luc Viatour

Пока одни люди строили первые города и крепости, чтобы спокойно спать по ночам, другие тут же начали придумывать различные приспособления, чтобы их разрушить. Самый простой, но в тоже время и самый надежный способ, чтобы пробить стену или ворота и затем начать убивать и грабить мирных горожан — таран. По сути, это обычное бревно, на рабочий конец которого насаживалась металлическая болванка. Так как держать на весу его было крайне неудобно, таран ставили на колеса или подвешивали к специальным рамам. Однако осажденные не смотрели молча, как супостат долбит их городские ворота, а лили сверху кипяток и смолу, швыряли увесистые камни. Поэтому тараны стали закрывать защитными крышами из досок, а чтобы их не подожгли, покрывали шкурами или тканью, перед штурмом обильно смоченными водой. Порою такое сооружение было настоящей передвижной избой, с бойницами, иногда даже лавками для отдыха запасной смены «забойщиков», поскольку раскачивать таран — дело весьма утомительное.

Если штурм предполагался серьезным, осаждающие часто использовали осадные башни гелеполы — многоэтажные сооружения, задача которых состояла в том, чтобы защитить пехоту во время продвижения к стенам и помочь ей взобраться на них.

Но и осаждаемые были не лыком шиты — они тоже проявляли находчивость. Например, перед тараном они спускали со стены связку мешков с шерстью или соломой; понятно, что бить бревном в эту подушку было бесполезно. Кое-где со стен внезапно спускались механические крюки или «клещи» (бревна-рычаги с различными захватами), которые цепляли и переворачивали осадную технику противника. Самым известным мастером античной военной техники, как осадной, так и противоосадной, был знаменитый Архимед, один из самых известных «воспитанников» александрийского Мусейона. Его манипуляторы в Сиракузах, как повествуют легенды, приподнимали даже громадные штурмовые корабли римского флота. Впрочем, легенды часто преувеличивают.

Грандиозные мясорубки, в которые превращались сражения древности, уже тогда поддерживались выстрелами из всевозможных метательных орудий. Их использовали для того, чтобы запустить на голову укрывшегося в крепости врага камень или горшок с горящей смесью, разрушить ударами массивных снарядов стены или башни, уничтожить корабль или поразить закованную в доспехи тяжелую пехоту противника.

По конструктивному принципу метательные машины делились на три основных типа. К первому относились тенсионные — использующие энергию упругого согнутого плеча. Прародителем этого типа машин был ассирийский гастрафет («брюшной лук»), представлявший собой примитивный арбалет. Для превращения в настоящую метательную машину его поставили на специальную станину и добавили механизм заряжания.

Основой одноплечевых тенсионных машин, таких, как средневековый стреломет спрингалд (Springald), была вертикально укрепленная упругая доска (или пакет досок, скрепленных наподобие автомобильных рессор), которые оттягивались, отпускались и били по хвосту уложенной стреле (их могло быть несколько), запуская их в полет. При всей простоте конструкции хороший спрингалд мог метать тяжелые стрелы на несколько сотен метров.

Но в античном мире более популярными были торсионные машины, использующие энергию скрученного жгута волос или жил. Причем наиболее эффективным считались женские волосы. В Древнем Риме добычей и поставкой этого сырья занималась целая отрасль — разумеется, косы срезали не у римлянок, а у рабынь и пленниц. Масштабы производства осадной и метательной технике в Риме были грандиозными.

  
Принято считать, что арбалеты также изобрели в Китае в VI веке до н.э. Там же появились и станковый вариант этого оружия, который, по понятным причинам, удобнее было использовать при обороне, чем при наступлении.  Фото (Creative Commons license): Steve Jurvetson

Торсионные машины могли быть двухплечевыми горизонтальными, наподобие станкового арбалета, только вместо согнутых дуг тетиву натягивали два пружинных блока с рычагами. Такими были римские баллисты, метавшие небольшие каменные ядра, а также скорпионы, стрелявшие специальными большими стрелами или, иногда, маленькими свинцовыми ядрышками. Благодаря своим небольшим размерам они применялись римлянами в полевых сражениях и устанавливались на боевых кораблях.

Кстати, на поле боя метательные машины применял еще Александр Македонский во время войны с Персией, когда выстрелами из них прикрывал переправу своей армии через реку. Со своими катапультами македонцы однажды заявились и в Скифию. Правда, это им не помогло, и наши предки весьма успешно прогнали великого завоевателя.

Вертикальные одноплечевые торсионные машины, такие, как, например, римский онагр, представляли собою раму с мощной пружиной в нижней части, в которой был закреплен один длинный рычаг с чашей или петлей-пращей на конце. В них закладывали камень весом в несколько килограммов или горшок с зажигательной смесью, отпускали рычаг, тот стремительно взмывал вверх, пока не упирался в поперечную перекладину — а снаряд по инерции летел дальше.

Римская армия и флот времен империи были просто невозможны без своих скорпионов, баллист и онагров. Однако с падением Рима все эти машины исчезли и сохранились, в основном, лишь в древних чертежах. Экономические и технологические возможности европейских государств эпохи раннего средневековья были более чем скромны. На смену римской армии с огромным парком механической артиллерии пришли феодальные дружины в сотни (в лучшем случае, в тысячи) «штыков», для которых и одна метательная машина была роскошью. Да и большой необходимости поначалу в них не было: укрепления эпохи Меровингов и Каролингов, как правило, были деревянно-земляными и легко уничтожались градом зажигательных стрел. Лишь к началу второго тысячелетия от унылого ожидания конца света христианская Европа перешла к воздвижению огромных каменных храмов, замков и крепостей.

Вот тут уже дружинников с топорами и лестницами для взятия вражеской твердыни стало маловато. Короли, графы и герцоги срочно освобождали из темниц собственных механиков-кулибиных и приглашали чужих, требуя от них создания чудо-оружия.

  
Принципиально устройство требюше предельно просто: рама, ассиметричный рычаг, противовес и праща. Однако технические воплощения принципов бывают более чем изощеренными. Гравюра Э. Гийомо по рисунку Э. Вьоле-ле-Дюка из «Dictionnaire raisonné de l'architecture française du XIe au XVe siècle»
Воссоздать технику античности удавалось только в виде опытных и не очень удачных единичных экземпляров. Римская военная техника массово строилась за счет огромных ресурсов и, будучи принятой на вооружение в регулярной армии империи, имела определенные стандарты. В Средние же века собрать достаточно ресурсов было проблематично даже королям, поэтому создатели военной техники придерживались принципа строжайшей экономии и простоты. Но, как известно, от простоты до гениальности — один шаг.

Так появились метательные машины гравитационного типа, известные под французским именем «trebuchet» (требюше). Такую вы могли видеть в фильме Люка Бессона «Жанна д’Арк».

Они действительно настолько просты, что при желании вы сможете изготовить их у себя в домашней мастерской, используя деревянные брусья, гвозди и веревки. Главная часть требюше — рычаг-коромысло, наподобие колодезного «журавля», на короткое плечо которого навешивали груз — земная гравитация тянула его вниз, а противоположное длинное плечо, соответственно, вверх. Так и происходил «выстрел».

Прообраз требюше появился в древнем Китае, и оттуда в VI веке пришел на границы Византийской империи. Это была очень простая конструкция: рычаг-коромысло на деревянной раме, к короткому плечу которого привязаны веревки, за которые дружно дергали несколько солдат. В 709 году подобное орудие под именем «манджаник» использовали при осаде Дайбула (современный Карачи) арабы. Во Франции, где оно появилось примерно к началу Х века, орудие получило название ручного требюше, а также «perriere» (перьер), то есть «камнемет».

Современная реконструкция перьера умеет метать камни весом в несколько килограммов на 40-60 метров. Это мало даже для cредневековья. Надо полагать, что в те времена строились более мощные перьеры, однако в этом орудии дальность выстрела зависит во многом от силы, с которой обслуга дергает за веревку. Больше обслуги — больше силы, однако существует предел численности коллектива, который может дружно и весело потянуть за канаты, не мешая друг другу.

Поэтому, хотя перьер имел большой плюс (его не нужно было взводить перед выстрелом, натягивая метающий рычаг), его постепенно вытеснила конструкция с противовесом — собственно требюше. Хотя «атавизмы» перьера в конструкциях некоторых требюше сохранялись еще довольно долго — к их противовесам привязывались канаты, с помощью которых обслуга рывком придавала дополнительный импульс при выстреле.

На длинном конце рычага требюше крепилась праща — веревка с кожаным или сетчатым карманом посередине. Она увеличивала дальность полета снаряда при выстреле. Один конец веревки неподвижно крепился к концу балки-рычага, другой заканчивался петлей, которая надевалась на специальный металлический зубец, расположенный на рычаге. Длина пращи составляла примерно 70% длины балки-рычага. При выстреле длинное плечо рычага стремительно поднималось вверх, увлекая за собой пращу с вложенным в нее снарядом. При достижении вертикального положения балка останавливала движение, а праща, по инерции, делала захлест, ее петля срывалась с зубца, праща развертывалась и выпускала снаряд.

Это был очень важный момент: в зависимости от того, когда именно развернется праща, снаряд вылетал по более пологой или крутой траектории, летел дальше или ближе. Все это регулировалось с помощью формы и размеров зубца, который часто был сменным.

Взвод (натяжение) требюше производился с помощью ручных воротов, а в больших машинах — с помощью огромных «беличьих колес», внутри которых вместо белок шли, вращая колесо своей массой, несколько человек. Процесс этот занимал от 5 минут до четверти часа — ведь на коротком конце рычага находился груз массой в несколько тонн! Требюше делились на машины с фиксированным и подвижным противовесом. Первые, с жестко закрепленным грузом, имели два недостатка: после выстрела балка-рычаг либо превращалась в долго качающийся маятник, либо, если коротким концом ударялась и стопорилась об землю или раму, быстро изнашивалась. Поэтому более удачными были конструкции с подвижным, свободно подвешенным противовесом.

Итак, требюше взведен. Далее в пращу закладывается каменное ядро, которое могло достигать весьма впечатляющего калибра. Во время Столетней войны использовались требюше, метавшие 300-фунтовые (123 кг) и 400-фунтовые (164 кг) каменные ядра. В 1374 году при осаде Кирении (Кипр) генуэзцы изготовили гигантский требюше, якобы метавший тысячекилограммовые снаряды. Впрочем, верится в это с трудом. Но это были немногочисленные рекордсмены. В основном, применялись требюше несколько более умеренных размеров, с противовесами до 10 тонн, стреляли каменными ядрами весом в десятки килограммов в среднем на дистанцию 200-250 метров.

Кроме каменных ядер в качестве снарядов иногда использовали трупы погибших людей и животных, горшки с нечистотами, которые забрасывали в осажденный город или замок, чтобы вызвать там эпидемии или, как минимум, дискомфорт. Особенно увлекался этим литовский князь Корибут, который в 1422 году забросил в замок Каролштейн 2000 телег навоза и экскрементов! Можно посочувствовать не только осажденным, но и солдатам самого князя...

После каждой военной кампании, если требюше не разваливался, его аккуратно разбирали и отправляли на хранение — под ответственность назначенных лиц. К сожалению, до наших дней ни один раритет не дожил: два последних средневековых требюше погибли в 1830 году во время пожара в городе Аррас.

Эффективность такого оружия неуклонно падала: в ответ на более мощные метательные машины начали строить более крепкие стены, из-за которых порою велась стрельба из таких же требюше (как это было при осаде города Турне в 1340 году). Появление пороховых орудий ускорило полную отставку требюше и других метательных машин. Последнее применение их в Западной Европе отмечено в конце XV века в Гранаде, а в 1521 году покоряющий Мексику Эрнан Кортес применил наспех сколоченные требюше для осады Теночтитлана. А вот арабские манджаники (перьеры, ручные требюше) использовались в Азии еще довольно долго. В 1810 году кокандские войска обстреливали из них стену занятого бухарцами города Ура-Тюбе.

Однако требюше не были забыты любителями истории средневековья. Еще французский император Наполеон III приказал построить модель требюше, несколько деталей которого он проектировал лично. В наши дни интерес к старинным метательным машинам проявляют отдельные энтузиасты и целые исторические клубы, которые воссоздают их по древним рукописям или рисункам.

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

 

Сергей Кутовой, 26.11.2006

 

Новости партнёров