Хронограф
181522
291623
3101724
4111825
5121926
6132027
7142128

<февраль>

Путеводители

Больничный лист для серийного убийцы

Подозрительных граждан с нездоровыми аллелями изловят и вылечат

Под «серийными преступлениями» подразумевают многоэпизодные (не менее трёх) преступные деяния, которые совершаются по неочевидным мотивам. Жертвой оказывается человек, ранее не знакомый преступнику, а время между эпизодами убийств превышает интервал, необходимый для эмоционального охлаждения после совершения деяния. Фото (Creative Commons license): Abnel Gonzalez

Феномен серийных убийц активно изучается психиатрами-криминалистами. Обычно они помогают следствию, когда маньяк уже пойман. Но, исходя из накопленного опыта, психиатры могут предугадывать действия убийцы, давать консультации сыщикам, направлять их поиск. Ведь на некоторых этапах расследования серийных преступлений правоохранительные органы заходят в тупик. Так, сбить с толку могут «маски нормальности» преступника — притворное поведение, направленное на соответствие принятым в обществе нормативам. Известный психолог-криминалист доктор медицинских наук Михаил Виноградов подчёркивал в беседе с корреспондентом «Московской правды»: «Как правило, это внешне милые, спокойные люди, благопристойные отцы семейств, любящие мужья и сыновья. Обычно они неконфликтны и умеют расположить к себе жертву, особенно маленьких детей».

Действительно, как можно заподозрить в убийствах человека, который абсолютно всеми окружающими воспринимается положительно. Но если бы во время расследования к консультациям психиатров-криминалистов прибегали повсеместно, многие кровавые фантазии маньяков остались бы невоплощёнными.

Родом из детства

Специалисты из разных стран приходят к сходным выводам относительно людей, имеющих склонности к маниакальному поведению и мотивов их поступков. Прежде всего, выяснилось, что серийных убийц объединяет тяжёлое детство. Например, детство Андрея Чикатило пришлось на голодные военные годы. Мальчик опасался, что его могут украсть и съесть. Очень часто серийные убийцы выходят из неполных семей или из окружения, в котором унижают, используют физическое насилие. Дети в скором времени начинают вымещать обиду, например, на беззащитных животных. Так, воспитанный деспотичной матерью-одиночкой серийный убийца Владимир Муханкин в юном возрасте живьём разрывал кошек на части. 

С возрастом у обиженных, униженных, недополучивших родительской ласки и любви детей развивается антисоциальное расстройство личности. Такие люди не способны к состраданию, часто лгут, не чувствуют ответственности за свои действия, подвержены депрессии.

Интересно, что большинство серийных убийц — мужчины, а вот их жертвами чаще всего становятся представительницы слабого пола. В жизни серийного убийцы огромная роль отводится взаимоотношениям с матерью. Многие из них в детстве испытали на себе гнев матери или подверглись унижениям с её стороны. Убийца-людоед Кэролл Эдвард Коул (Caroll Edward Cole) не скрывал, что всю жизнь фактически «убивал свою мать». Многие серийные убийцы признают, что их жертвы в чём-то напоминали того, кто когда-то обижал или унижал их.

Как правило, первые признаки агрессивного поведения серийных убийц проявляются ещё в детстве. Они отличаются необыкновенной жестокостью по отношению к ровесникам и младшим детям, часто издеваются над животными. Фото (Creative Commons license): daniel zimmel

Непознанный мозг

Однако обиды в детстве, насмешки со стороны сверстников переживают многие. Но далеко не каждый вымещает свои обиды, прибегая к насилию. Чтобы понять, что же лежит в основе криминального поведения, физиологи обратили внимание на мозг преступника и попытались, зафиксировав с помощью ядерно-магнитной томографии типичные отклонения, найти медицинское обоснование феномена серийных убийц.

Особое внимание в исследованиях отводится изменениям лобной доли мозга. Элхонон Гольдберг (Elkhonon Goldberg), профессор неврологии Нью-Йоркского университета (New York University), выступая в телепередаче «Очевидное — невероятное», отмечал, что серьёзные нарушения функций лобных долей, возникающие в результате неврологического заболевания, генетических отклонений или повреждения мозга, зачастую приводят к трагическим последствиям, психическим заболеваниям и асоциальному поведению. На префронтальную кору лобных долей возложены сложнейшие функции управления. Лобные доли регулируют поведение высшего порядка — определение цели, постановку задачи и поиски путей её решения, оценку результатов, принятие сложных решений, целеустремленность, лидерство, самоидентификацию.

Значительное число серийных убийц пережили в детстве мозговую травму. Эту идею активно развивают португальские неврологи из Университета штата Айова (University of Iowa) Антониу Дамазиу (António Rosa Damásio) и Анна Дамазиу (Anna Damásio). Они предполагают, что после повреждений лобной доли мозга люди становятся склонными к неконтролируемому агрессивному поведению. Например, серийный убийца Альберт Фиш (Albert Fish, 1870–1936), известный как «бруклинский вампир», в детстве упал с вишневого дерева и повредил голову. Сразу же после травмы мальчик стал испытывать изнуряющие головные боли, а в его поведении появились первые садистские тенденции. Привести к неконтролируемой агрессии могут и врождённые нарушения функции лобной доли, например, очаги эпилептической активности в этой зоне.

Ещё известный итальянский криминалист Чезаре Ломброзо (Cesare Lombroso, 1835–1909) утверждал, что морфологические и физиологические характеристики мозга серийных убийц накладывают отпечаток на их внешность. Проанализировав сотни криминальных дел, он пришёл к выводу, что по внешним признакам можно предсказать криминальные наклонности человека. В интервью газете «Версия» доктор медицинских наук заведующий кафедрой психиатрии Ростовского государственного медицинского университета профессор Александр Бухановский сказал, что нарушение функции лобной доли мозга действительно сопровождается увеличением лобной кости и надбровных дуг. Но такими чертами обладает значительное количество людей, в большинстве случаев — добропорядочных граждан, отмечает профессор.

Не менее значимое место в формировании преступных наклонностей отводят гипоталамусу мозга. В гипоталамусе расположены важнейшие регуляторные центры, в том числе и центр удовольствия. Люди с повреждённым гипоталамусом не могут испытывать удовольствие от очевидных вещей. Гипоталамус — одна из немногих областей человеческого мозга, которые не поддаются контролю со стороны лобной доли, поэтому импульсы, возникающие в гипоталамусе, сразу отражаются на поведении. Важную роль играет близкое расположение в гипоталамусе центров агрессии и сексуального удовлетворения. Возможно, именно поэтому часто бесконтрольная агрессия ведёт к сексуально окрашенным преступлениям.

Не следует сбрасывать со счетов и всевозможные опухоли мозга. Развившись в зонах, «ответственных» за азарт, импульсивность, сексуальное влечение, опухоль может сыграть злую шутку, обеспечивая необычайно бурные эмоции её обладателю, в погоне за которыми он не остановится даже перед убийством.

У серийных убийц часто прослеживаются и аномалии височной доли, «ответственной» за следование нормам этики и морали, а также лимбической системы. В этой области мозга формируются эмоции человека и важнейшие реакции, такие, как страх. Серийным убийцам нужен более высокий уровень стимуляции, чтобы достичь возбуждения или ощутимого волнения. Причем речь идёт не только о негативных эмоциях, но и о положительном опыте.

Недостающий элемент

Для социопатов характерна также устойчивость к естественным веществам удовольствия — эндорфинам. Согласно предположению доктора Деборы Шурман-Кауфлин (Deborah Schurman-Kauflin) из Института по изучению насильственных преступлений (Violent Crimes Institute), серийные убийцы могут страдать от недостатка эндорфинов. Когда уровень эндорфинов и их рецепторов в норме, удовольствие получаешь от простых вещей: похода в кино, долгожданной покупки, романтического ужина. Интересно, что выработка эндорфинов увеличивается во время дружеских или романтических объятий, а чувствительность к эндорфинам закладывается с раннего детства. Так, было доказано, что детёныши шимпанзе, мамы которых не были щедры на ласку и объятия, вырастают отрешёнными и чаще атакуют своих товарищей.

По мнению ряда исследователей, серийные убийцы страдают из-за нарушения выработки эндорфинов, «гормонов удовольствия», в организме. Это заставляет их искать более яркие впечатления. Фото (Creative Commons license): Mohd Fahmi Mohd Azmi

Когда выработка эндорфинов нарушена или снижена чувствительность рецепторов к эндорфинам,  человеку приходится искать необычные пути получения удовольствия. По наблюдениям Александра Бухановского, обычно серии убийств предшествует один эпизод, яркое впечатление, которое вызывает незабываемые эмоции. Например, в одном случае таким впечатлением стали петушиные бои, во время которых бушующая толпа буквально жаждала больше крови. Впоследствии у свидетеля этих боёв развилась мания вампиризма, настоящий культ крови. В другом случае толчком к некрофилии послужил пожар во время заупокойной мессы. Такие впечатления у большинства людей вызывают неприязнь, но в силу морфологической и физиологической предрасположенности мозга потенциальные серийные убийцы испытывают во время подобных событий некий экстаз, который впоследствии воплощают в своих преступлениях.

Окись азота (NO), вырабатываемая в организме млекопитающих, оказывает не только сосудорасширяющее действие, но и сдерживает агрессию. Так, «нокаутные» мыши с «выключенным» геном фермента, вырабатывающего окись азота — мыши, в генетическом коде которых исследователи заменили ген NO-синтазы на бессмысленную последовательность ДНК — очень агрессивны и предпринимают больше попыток к половому сношению с незаинтересованным партнёром. Другая «мышиная» модель позволила выяснить, что дефект в ферменте моноаминооксидаза А, расщепляющего нейромедиаторы серотонин и дофамин, тоже ведёт к повышенной агрессивности.

Генетические дефекты — излюбленная почва для новых теорий. Некоторые физиологические отклонения преступников, предположительно ведущие к агрессивности, уже удалось найти, но много открытий ещё ждут своих авторов. Так, недавно было выдвинуто предположение, что мания убийства может быть не чем иным, как генетическим заболеванием. В настоящее время известно много отклонений (например, дальтонизм), которые хранятся в генотипе матери в виде одного рецессивного аллеля. В ходе жизни они никак себя не проявляют, поскольку за них работает парный доминантный аллель. Если рецессивный аллель достается оплодотворенной яйцеклетке, то болезнь проявит себя только у мальчиков. В этом случае заболевание называют «сцепленными с полом». Не исключено, что маниакальное поведение наследуется именно по такому принципу. Правда, остается непонятным, как объяснить поведение серийных убийц-женщин, ведь у них «маниакальный» ген не должен проявлять себя.

«Битцевский маньяк» Александр Пичушкин планировал совершить всего 64 убийства, по количеству клеток на шахматной доске. Фото (SXC license): Ryan Heaney

Как ни велики успехи биохимических исследований мозговых функций, как ни многочисленны публикации по психологии серийных убийц, до сих пор нет чёткого критерия, по которому можно было бы с достаточной достоверностью выявить склонность личности к маниакальному поведению. Не исключено, что в будущем генетический или биохимический профиль серийного убийцы будет создан. Тогда с помощью анализа крови или простого генетического теста можно будет попытаться избежать беды: например, уделять больше внимания воспитанию детей, склонных к неоправданной агрессии. Пока же предсказание криминального поведения, равно как и познание мозга одержимого манией убийства, остается трудновыполнимой задачей.

Виола Брик, 02.09.2008

 

Новости партнёров