Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Лев Лехистана против Черного Мустафы

Последний триумф польской армии возвещал грядущее падение Речи Посполитой

«Освобождение Вены 1683» Франц Геффельс. Осаждая Вену, турки сосредоточили основные силы напротив Львиного и Замкового бастионов. Их саперы вели подкопы, стараясь заложить мины под фундамент этих укреплений. Сверху прокладывались траншеи, по которым штурмующие могли без больших потерь подходить к стенам. В ответ осажденные рыли контр-подкопы под минные галереи врага и взрывали их. Кроме того, им часто приходилось делать вылазки, чтобы дать возможность заделывать бреши в стенах

325 лет назад, 12 сентября 1683 года, союзными польско-австрийскими войсками была одержана победа под Веной, положившая предел трехвековой турецкой агрессии в Центральной и Восточной Европе.

«Турецкий марш» на Европу

Во второй половине XVII века на Европу обрушилась последняя волна турецкой экспансии, начавшейся ещё в конце XIV века. В это время Османская империя достигла наибольших размеров, занимая огромные территории в трех частях света (Европе, Азии и Африке). Её военная мощь вызывала страх у соседей. Основу турецкого войска составляли профессиональная пехота (корпус янычар) и конница (сипахи), усиливавшиеся на время войны ополчениями с различных земель, подвластных султану.

В 1672 году Турция объявила войну Польше. Поводом для нее послужил переход в турецкое подданство гетмана Правобережной Украины Петра Дорошенко (1627–1698). Поляки проиграли и по заключенному в тот же год Бучацкому договору отказались от украинских земель на правом берегу Днепра (позже их отвоевали). Затем агрессия Порты (так называли турецкое правительство) обратилась против России. Упорная оборона русскими войсками и украинскими казаками Чигирина в 1677 и 1678 годах помешала туркам овладеть всей Украиной, но не устранила турецкой угрозы, нависшей над украинскими и южнорусскими землями.

Другим направлением турецкой экспансии в Европе была Венгрия, поделенная между империей австрийских Габсбургов и Турцией. Турция стремилась подчинить себе всю Венгрию, оказывая помощь венгерским повстанцам (куруцам) во главе с Имре Текели (Thököly Imre, 1657–1705), воевавшим с австрийцами. В 1682 году Текели признал себя ленником султана и обратился к нему за помощью.

Султан Мехмед IV Охотник (1642–1693). Свое прозвание он получил за то, что вместо государственных дел любил провести время в лесу, гоняя лис и кабанов. Пользуясь его безвольностью, фактическую власть в стране взяли визири из рода Кёпрюлю, одним из которых был Кара-Мустафа. В 1687 году против Мехмеда IV был организован заговор. Он был низложен и умер в тюрьме

Враг у ворот!

Султан Мехмед IV (Dördüncü Mehmet, Avcı Sultan Mehmet, 1642–1693) собрал для войны с Австрией огромную армию, во главе которой был поставлен великий визирь Кара-Мустафа (Merzifonlu Kara Mustafa Paşa, 1634–1683. Её максимальная численность достигала 175 тыс. человек — около 50 тыс. профессиональной турецкой армии, 15–20 тыс. крымских татар хана Мурад-Гирея (1629–1696) и 110 тыс. войск с подвластных земель. Это была самая большая армия в истории Османской империи. Султан торжественно вручил Кара-Мустафе священное знамя Пророка и ключ от Каабы, которые должны были обеспечить исламскому войску победу над «гяурами».

Первоначальным намерением турецкого командования было взятие сильной австрийской крепости Яварин и овладение подвластной Габсбургам частью Венгрии, которая должна была быть передана вассалу Османской империи Текели. Однако увидев, насколько турецкие силы превосходят австрийцев, Кара-Мустафа принял решение идти прямо на Вену. При этом он скрыл от султана свои намерения, полагая поставить его перед свершившимся фактом. Великий визирь был уверен в легкой победе и мечтал о несметных богатствах и славе, которые его ожидают в покоренной Вене. А что до того, что он самовольно ослушался султана, то, как известно, победителей не судят.

28 июня 1683 года турецкая армия двинулась в сторону австрийской границы. Впереди шла мобильная татарская конница, разорявшая все на своем пути.

При известии о приближении к Вене турок в городе началась паника. Первым бежал император Леопольд I (Leopold I, 1640–1705) со всем двором, бросив столицу на произвол судьбы.

Татарские разъезды появились под австрийской столицей 10 июля 1683 года, а 14 июля подошли главные силы Кара-Мустафы. Спустя полтора века после осады Вены войсками султана Сулеймана Великолепного (Birinci Süleyman, Kanuni Sultan Süleyman, 1494–1566) в 1529  году, знамена с полумесяцем снова развевались у стен города.

Кара-Мустафа предъявил осажденным ультиматум:

Мы пришли к Вене с такими его (султана) победоносными войсками, что земля не сможет их вместить, с намерением взять этот город и высоко поднять слово Аллаха … Если станете мусульманами, то уцелеете. Если, не став ими, сдадите крепость без боя, мы выполним волю Аллаха: никому не будет причинено ни малейшего вреда, все будете жить в безопасности и мире… Если же будете сопротивляться, тогда по милости Всевышнего Вена будет могущественной силой падишаха завоевана и взята, а тогда никому не будет пощады и никто не спасется … вы будете вырезаны, ваши дома будут разграблены, а ваши дети пойдут в полон.

Ответа не последовало. Защитники города были готовы стоять насмерть.

Ян III Собеский (картина 1668 года). Собеский происходил из старинного дворянского рода. Он получил образование в Ягеллонской академии в Кракове — одном из лучших учебных заведений Европы того времени. После учебы Собеский два года путешествовал по Европе, изучая языки. В результате он владел латынью, немецким, французским и итальянским. В 1666 году он стал коронным гетманом, а в 1668 — великим гетманом. 11 ноября 1673 года Собеский наголову разбил турок под Хотином. После этой победы польский Сейм избрал его королем

На помощь осажденной Вене

Стремительное наступление турок застало австрийцев врасплох. Австрийская полевая армия под командованием герцога Карла Лотарингского (Charles Léopold Nicolas Sixte, 1643–1690) была гораздо слабее турецкой. Поэтому австрийский главнокомандующий отвел большую часть войск на левый берег Дуная, чтобы дождаться подкреплений. Вену остались защищать 11 тыс. солдат гарнизона и 5 тыс. добровольцев во главе с комендантом — графом Эрнстом Рюдигером фон Штарембергом
(Graf Ernst Rüdiger von Starhemberg, 1638–1701). Из-за огромного превосходства турецких сил защитники города не имели шансов на успех. Все понимали, что только сильная армия может помочь Вене. Но откуда ждать помощи? Кроме незначительных подкреплений со стороны немецких княжеств, австрийцам не на что было рассчитывать. Правда, оставалась надежда на Польшу, где правил король Ян III Собеский (Jan III Sobieski, 1629–1696). В 1673 году Собеский наголову разбил турецкую армию под Хотином, заслужив у турок почетное прозвище «Лев Лехистана» (Польши). Австрийский посол на коленях умолял Собеского как можно скорее прийти на помощь Вене.

Польский король энергично взялся за мобилизацию войска. К 8 августа в Краков прибыли все участвовавшие в походе коронные войска: 25 хоругвей (рот) тяжеловооруженных гусар, 77 панцирных хоругвей, 31 хоругвь легкой кавалерии, пехота, драгуны, а также 250 артиллеристов с 28 орудиями и около 150 запорожских казаков (ещё несколько сот запорожцев присоединились позже). Всего около 26 тыс. человек. На подходе было и почти 10 тыс. человек литовского войска, но его решили не ждать.

Гордостью и красой польской армии были гусары: на отличных конях, в латах и шлемах, вооруженные саблями и палашами, а также пиками в пять метров длиною, на которых развевались длинные разноцветные флажки (прапорцы). У многих за спиной были декоративные крылья. Гусары предназначались для нанесения таранного удара по пехоте или коннице противника.

Пройдя через Силезию и Моравию, поляки соединились с имперскими войсками Карла Лотарингского (20 тыс. австрийцев и 30 тыс. саксонцев и баварцев). На военном совете 3 сентября был принят план, предложенный Яном Собеским. В первую очередь, войска должны были переправиться на другой берег Дуная. Затем они разделялись: войска Карла Лотарингского должны были двигаться по дороге вдоль реки, а польские — через Венский Лес, охватывающий полукругом австрийскую столицу. Овладев господствующими высотами на подступах к Вене, оба отряда должны были нанести удар по главным силам Кара-Мустафы.

Операции союзников могли помешать крымские татары — именно они были посланы Кара-Мустафой, чтобы блокировать дунайские переправы. Но крымский хан Мурад-Гирей был во вражде с великим визирем и безучастно наблюдал за строительством мостов и переправой христианской армии. «Нечего нам этих турок и этого черного Мустафы бояться, потому что неприятель, который нам без помех дает строить мост на Дунае, на самом деле не страшен», — критически оценил Собеский своего противника.

Тем временем положение осажденной Вены ухудшалось с каждым днем. Турки методично обстреливали укрепления города из тяжелых орудий. Турецкие мины проделывали огромные бреши в фортификациях, а атаки янычар, отражаемые с большим трудом, стоили многих жертв. Гарнизон города сократился до одной трети. Но и турки несли большие потери. В их лагере скопилось много больных и раненых. Длительная осада спровоцировала упадок духа в турецкой армии, а защитники города, ободренные надеждой на скорое прибытие подкреплений, стойко держались.

Турки пытались взять Вену два раза. Первая попытка была предпринята Сулейманом Великолепным (1494–1566) в 1529 году. Город блокировала 120-тысячная турецкая армия. Город обороняло 16-тысячный гарнизон под командованием графа де Сальмы. Осада длилась с 27 сентября до 14 октября. Защитников спасло то, что осада пришлась на период, когда летний урожай привозили в город на продажу. Поэтому нехватки продовольствия не было. После неудачного генерального штурма, султан отвел свои войска

А помощь была уже близка. 11 сентября польские и имперские войска вышли на подступы к Вене и заняли горные массивы Каленберг и Леопольдсберг, возвышающиеся над долиной, где располагались турецкие позиции. Глазам союзников открылся лес турецких шатров. Завтрашний день должен был решить судьбу Вены.

Битва

Готовясь к битве, Кара-Мустафа совершил роковую ошибку. Он оставил в окопах вокруг осажденной Вены лучшие войска, в том числе более 10 тыс. янычар, приказав им продолжать осаду города, который, казалось, должен был вот-вот пасть. Остальную часть своих войск великий визирь вывел в поле перед лагерем, надеясь отразить наступление союзников.

Численность турецкой армии в день битвы, вероятно, не превышала 55–60 тыс. человек. Тысячи людей погибли в ходе длительной осады или умерли от болезней и эпидемий, неизбежных спутников войны в то время. В турецком лагере оставались 10 тыс. больных и раненых. К тому же многие солдаты дезертировали в ночь перед битвой.

Союзники имели небольшое численное превосходство. Всего их войска насчитывали около 74 тыс. человек. Рассвет 12 сентября 1683 года они встретили в боевом построении. В центре встали имперские войска под командованием герцога Лотарингского, усиленные несколькими хоругвями польских гусар. Правый фланг держали поляки под командованием гетмана Станислава Яблоновского (Stanisław Jan Jabłonowski, 1634-1702). На левом фланге находились баварцы и саксонцы. Общее командование осуществлял король Ян III Собеский.

Коронный гетман Жолковский со своими гусарами, начало XVII века (1936, Войцех Коссак). Скорее всего, в то время у гусар еще не было таких крыльев — крылья меньших размеров крепились к луке седла. Считается, что во время скачки они издавали неприятный звук, пугающий необученных лошадей противника; кроме того, они частично защищали всадника. «Подросли» крылья к концу XVII века

Сражение началось рано утром с наступления в центре и на левом фланге союзных войск, которые постепенно выдавливали турок с их позиций. Поляки вступили в дело позже, около полудня. Решающий удар, по замыслу Собеского, должен был быть нанесен на правом фланге на следующий день (король предполагал, что битва продлится два дня). Однако успешный для союзников ход сражения заставил его изменить свое решение. Сначала Собеский послал на разведку несколько гусарских и панцирных хоругвей, которые были опрокинуты турецкой конницей. Турки бросились в погоню, но были остановлены немецкой и польской пехотой. Шло время, обе стороны заметно устали. В пять часов вечера Ян Собеский отдал приказ о наступлении коннице, стоявшей в резерве на холмах на правом фланге. На турок покатилась двадцатитысячная железная лавина польских гусар и немецкой конницы. Это была одна из крупнейших кавалерийских атак за всю историю войн.

«Хоругви пустились вскачь и понеслись как птицы … под шелест прапорцев, под железный скрежет брони и свист крыльев. Гусары с копьями наперевес врезались в стену неприятеля, все на своем пути круша и сминая … Красная огненная лента взметнулась над всеми сторонами четвероугольника, засвистали у конников в ушах пули, и вот уже где-то послышался стон, где-то упала лошадь, ровная линия сломалась, но гусары не останавливаясь, мчатся дальше; они уже совсем близко, уже янычары слышат храп и сиплое дыхание лошадей, ряды смыкаются еще плотнее, и лес пик, сжимаемых жилистыми руками, обращается бешеным скакунам навстречу», — так описывает атаку польских крылатых гусар писатель Генрик Сенкевич (Sienkiewicz Henryk, 1846–1916).

Под натиском кавалерии союзников турецкие ряды рассыпались, и тысячи мусульманских воинов бросились бежать. Лишь в центре великий визирь, собрав при священном знамени Пророка пять-шесть тысяч защитников, продолжал мужественно обороняться, давая возможность войску спастись бегством. Ещё раньше ушли с поля боя татары, оставив турок на произвол судьбы.

Поздним вечером войска левого фланга союзников вошли в Вену, заняв турецкие окопы. Остальные ворвались в турецкий лагерь, где оставались лишь 10 тыс. больных и раненых, которых «в одно мгновение посекли саблями». Таковы были методы ведения войны в XVII веке. Потери турок составили 15 тыс. человек убитыми. Из них лишь треть погибла с оружием в руках, остальные стали жертвами резни. Потери союзных войск были сравнительно невелики — не более 4 тыс. убитыми и ранеными.

Триумф союзников был полный. В турецком лагере была захвачена палатка визиря с огромными богатствами, в том числе зеленое знамя, которое было ошибочно принято за знамя Пророка (его туркам удалось спасти), и множество других трофеев.

Эпилог

Битва под Веной имела огромное значение в истории. Мусульманская экспансия Турции в Европе, продолжавшаяся три века, была решительно пресечена, и слабеющая Османская империя была вынуждена перейти к обороне. В 1684 году была создана антитурецкая коалиция — «Священная лига», в которую вошли Австрия, Польша, Венеция и, в 1686 году, Россия. В тот же год объединенная армия христианских государств освободила Буду и за несколько лет полностью изгнала турок с территории Венгрии. В 1693 году Османская империя вернула Польше Подолье. В начале XVIII века Турция ещё временами одерживала победы над европейскими армиями, но звезда её была на закате. Правда, и Речи Посполитой оставалось недолго до кризиса, который приведет ее к потере государственности в XVIII веке. Битва под Веной стала её последним триумфом.

«Собеский под Веной» Юлиуш Козак (1882). В битве под Веной турки потеряли минимум 15 тыс. убитыми. 5 тыс. было взято в плен. Потери христиан составили 4, 5 тыс. человек. Из письма Яна Собеского жене: «Мы захватили неслыханные богатства... палатки, овец, скот и немалое число верблюдов … Это победа, равной которой еще не было, враг полностью уничтожен и всего лишился. Им остается только бежать, спасая свои жизни»

Как это обычно бывает, союзники оспаривали друг у друга решающую роль в победе. Папа римский короновал лавровым венком только имперские войска. На ежегодном крестном ходе в честь спасения Вены в Австрии, Венгрии и Германии выносят хоругвь, на которой изображен только один Леопольд I. Но в памяти венцев подлинным героями битвы и освободителями остались Ян III Собеский и его доблестное рыцарство. В 1690 году имя Яна III было увековечено на небе. «Щит Собеского» — так назвал одно из созвездий Млечного Пути астроном Ян Гевелий (Hevelius Johannes, 1611–1687).

Великий визирь Кара-Мустафа поплатился за свою самонадеянность. Султан не простил ему самовольное решение о походе на столицу Австрии, приведшее к катастрофе. 25 декабря 1683 года, когда Кара-Мустафа собирался приступить к полуденной молитве, раздался стук в ворота. В покои великого визиря вошел начальник янычар с вооруженной стражей. Великий визирь все понял. «На все воля Аллаха!» — промолвил он. Палачи принесли шелковый шнурок, и вскоре все было кончено.

Павел Кузнецов, 12.09.2008

 

Новости партнёров