Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Улугбек: астроном и шахид

Внуку Тимура не удалось совместить научную деятельность и управление государством. Пока он изучал звездное небо, его сверг с трона родной сын

  
Улугбек, в отличие от своего деда, Тимура, прославился любовью к астрономии. Достижения школы Улугбека оказали огромное влияние на развитие науки Востока и Запада

…В октябре 1449 года караван совершающего паломничество в Мекку свергнутого правителя Мавераннахра (арабское наименование территорий между Амударьей и Сырдарьей) догнал джигит. От имени нового правителя он предложил сделать остановку: пополнить запасы и получше снарядить караван, дабы тот соответствовал статусу паломника.

Но привал оказался недолгим. На пятидесятишестилетнего старика набросились его спутники, связали, вытащили во двор и усадили на берегу речки около горевшего фонаря. Некий Аббас одним ударом меча отсек ему голову.

Так погиб знаменитый астроном и математик Мухаммад-Тарагай, которого все называли Улугбеком — Великим князем.

Мухаммад-Тарагай родился 22 марта 1394 года у семнадцатилетнего сына великого Тимура Шахруха и его жены Гаухарх-Шад. По заведенному обычаю, двор везде сопровождал властителя, а Железный Хромец был в это время в своем втором походе в Иран и Переднюю Азию. Так и случилось, что будущий великий ученый родился в городе Султания в Иранском Азербайджане.

Похоже, как и Екатерина II не доверяла Павлу I воспитание внуков, так и Тимур решил взять руководство судьбой внука в свои руки. Следующие 11 лет своей жизни Улугбека станет воспитывать старшая жена Тимура Сарай Мульк-ханым — та самая, с которой связана легенда о строительстве знаменитой мечети Биби-Ханым в Самарканде.

По легенде, во время одного из походов Тимура его любимая жена, красавица Биби-Ханым, решила сделать супругу подарок и выстроить красивую мечеть. Строительство поручили лучшему в стране зодчему, который безумно и безнадежно влюбился в жену Тимура. Правителя ждали со дня на день, однако зодчий поставил условием завершения строительства право на один поцелуй. Биби-Ханым согласилась, но закрыла щеку подушкой. Однако поцелуй оказался таким страстным, что и через подушку остался след. Взбешенный Тимур повелел казнить архитектора, но тот сделал себе крылья и улетел.

  
Главный инструмент обсерватории Улугбека. Фото: Евгений Гнесин
Реальность оказалась несколько иной. Сама мечеть построена по приказу Тимура, а его старшая жена — Сарай Мульк-ханым, к тому времени уже старуха, строила медресе рядом с мечетью. Вернувшись из похода, Тимур увидел, что медресе построена лучше, чем мечеть, поэтому казни все же состоялись — но казнили нескольких сановников, оставленных для наблюдения за строительством мечети.

Однако и сам Тимур не остается в стороне: с младенчества Улугбек сопровождает деда в его походах. В 1397–1398 годах внук Тимура вместе с ним в Индии, в 1399–1404 — в Малой Азии и Сирии. Как предполагают историки, именно во втором походе восьмилетний Улугбек попал в покоренный Тимуром анатолийский город Эрзерум. В 1402 году ребенок, третьеклассник по нашим меркам, увидел руины знаменитой обсерватории в городе Марага (ныне Мераге, город в иранской провинции Восточный Азербайджан).

Это была крупнейшая обсерватория средневековья, в ней хранилось более 400 тысяч рукописей. Ее построил во второй половине XIIII века Насиреддин Туси (1201–1274). Здесь работали более 100 астрономов. Комплекс занимал большую территорию — 347 на 137 м. Составленный в этой обсерватории астрономический каталог «Зидж Эльхани» содержит самые точные для своего времени таблицы движения планет, положений звёзд, шестизначные таблицы тригонометрических функций, перечень географических координат 256 городов мира. Марагинская обсерватория перестала существовать в середине XIV века. Но в начале XV века Мухаммад-Тарагай успел увидеть то, что от нее осталось. Астроном XIV–XV веков Киясаддин Каши писал, что на проект обсерватории в Самарканде безусловно оказала влияние архитектура Марагинской обсерватории.

В наше время дети могут просто «заболеть» звездным небом, но в Средневековье взрослели значительно раньше. В 10 лет, еще до смерти деда, Улугбек начинает свою карьеру властителя: он становится правителем Ташкента и Могулистана (Семиречье и Восточный Туркестан). В том же возрасте его женят.

В 1409 году, в ходе войн за наследство Тимура, отец Улугбека, Шахрух (по нашим меркам, кстати, тоже весьма нестарый человек — ему 32 года) берет Самарканд. С этих пор Улугбек становится правителем — сначала Самарканда, а два года спустя (в 1411 году) — и всего Мавераннахра.

С тех пор Мухаммад-Тарагай начинает превращать Самарканд в интеллектуальный центр ханства. Он сам был образованным человеком: знал языки, хорошо разбирался в теории музыки и поэзии, обладал потрясающей памятью. Описан случай, когда список многочисленных охотничьих трофеев за всю его жизнь оказался утерянным. Улугбек восстановил его по памяти — и, когда потом список все-таки нашелся, расхождения оказались невелики.

  
Мавзолей Гур-Эмир, где похоронены Тимур, его сыновья и внуки, в том числе Улугбек. Фото: Снежана Шабанова
Молодой правитель еще не уладил волнения в стране, но уже начал повсеместное строительство.

Символом архитектуры Узбекистана является площадь Регистан. На ней стоят три медресе — средневековых исламских вуза, которые поставлены буквой «П». Правая вертикальная палочка (медресе Шир-Дор) и перекладина (медресе Тилля-Кари) — построены в XVII веке, а вот слева — медресе Улугбека.

Здесь следует пояснить, что означает слово «построил» в средневековой архитектуре. В те времена — будь то исламский мир или средневековая Русь — у здания было два «автора». Первый — это заказчик (или заказчики), имена которых и оставались в письменных источниках. А второй — это, собственно говоря, строительная артель во главе с зодчим — архитектором. При этом влияние первого и второго авторов на внешний облик здания могли быть разными. Тот же Тимур постоянно вмешивался в работу зодчих и постоянно требовал от них увеличения размеров. В итоге строения получались величественные и красивые, но, увы, непрочные. Ни дворец Ак-Сарай в Шахрисабзе, ни мечеть Биби-Ханым, ни сам мавзолей Гур-Эмир (кстати, последние два сооружения завершены Улугбеком) до наших дней целиком не дошли. Неграмотный Тимур не имел представления о сопромате, однако спорить с ним зодчие не могли.

Улугбек оказался более талантливым автором. Умный и образованный, он активно сотрудничал с зодчим, и результат получался великолепный: в Самарканде сохранились медресе Улугбека и прекрасный мавзолей Кази-заде ар-Руми у входа в Шахи-Зинду, в Бухаре стоит медресе Великого князя. При Улугбеке строятся прекрасные бани — важный элемент общественной жизни того времени.

А сам Улугбек отдается своей страсти — астрономии. А для этого, как посоветовал ему, в частности, известный ученый Кази-заде ар-Руми (около 1360 — около 1437), необходимы зиджи — звездные таблицы, качество которых астрономов уже не устраивало. Значит, надо строить новую, самую лучшую обсерваторию. Говорят, также повлияло на решение строить обсерваторию то, что составленный для Улугбека гороскоп предрекал ему гибель, а насколько точно он составлен, можно было сказать, только улучшив результаты астрономических наблюдений.

Следует заметить, что, конечно, случай Улугбека — это редкий случай использования того, что сейчас называется «административным ресурсом», во благо науки и просвещения. По крайней мере, со «спонсорами» строительства проблем не возникло — кто же из богатых людей осмелится отказать в пожертвовании внуку Тимура!

В 1417 году в Самарканде собирается «ученый совет». 24-летний правитель собирает около ста ученых из разных мест и обсуждает с ними, как строить обсерваторию, какие инструменты должны быть в ней и какие наблюдения проводить.

  
В 1964 году рядом с местом, где находилась обсерватория, был открыт мемориальный музей Улугбека. Здесь выставлены отрывки из знаменитых таблиц со сведениями о звёздах, вычисленных Улугбеком и его соратниками, фотографии раскопок, коллекция древних астрономических инструментов, фрески, изображающие эпизоды жизни астронома

Сроки строительства обсерватории в разных источниках расходятся. Скорее всего, работы начались в 1417–1419 годах и закончились в 1419–1420 году. Скорее всего, завершение строительства произошло в 1419 году, потому что свою главную книгу — «Зидж», сборник астрономических и тригонометрических таблиц — Улугбек с коллегами закончил в год своей смерти, а построены эти таблицы были как раз на основании заранее запланированного тридцатилетнего цикла наблюдений.

В итоге астрономы всего мира получили удивительно точные значения координат 1018 неподвижных звезд. С не меньшей точностью в «Зидже Улугбека» представлены и тригонометрические таблицы. Улугбеку удалось вычислить значение синуса одного градуса — важной астрономической постоянной — с точностью до восемнадцатого знака после запятой! (разумеется, после перевода в десятеричную систему. Улугбек представлял значения функций в шестидесятиричных дробях).

Вычисленная Улугбеком длина астрономического года оказалась равной 365 дням, 6 часам, 10 минутам, 8 секундам. Погрешность (по сравнению с современными данными) составила всего 58 секунд!

Что ж, уже избитая фраза, что астрономия Улугбека достигла возможного для астрономии без телескопов максимума, адекватно отражает действительность. Если бы он мог заниматься только наукой — но, увы!..

Великого ученого называли Великим Князем, однако как раз администратором и правителем в те времена Улугбек оказался не очень хорошим. Увлечение науками позволило обвинить его в ереси, а мечтающий о троне сын Улугбека Абд ал-Латиф воспользовался потерей доверия к отцу у войска и пошел на него войной.

Под Самаркандом войско Улугбека оказалось разбито, а сам он сдался на милость победителя. Сын предложил отцу паломничество в Мекку, на которое тот согласился, а параллельно устроил шариатский суд. Нашелся человек, некто Аббас, отца которого якобы убили по приказу Улугбека. Суд выдал фетву (вердикт) на убийство ученого. Только один казий — Шемс-ад-дин Мухаммед Мискин — отказался ее подписать…

  
Памятник Улугбеку в Самарканде скульптора М. Мусабаева был открыт в 1970 году. Фото: Снежана Шабанова
…В начале мая 1450 года отцеубийца Абд ал-Латиф (убивший и своего брата) увидел во сне собственную голову, поднесенную ему на блюде. Пробудившись, ал-Латиф стал гадать по книге стихов Низами. Ему открылись строки: «Отцеубийце не может достаться царство, а если достанется — то не более, чем на шесть месяцев». 8 мая Абд ал-Латиф оказался убит в результате заговора.

Прах Улугбека перенесли в Гур-Эмир. Многие знают, что за день до войны археологи вскрыли гробницу Тимура, однако тогда же вскрывали и гробницу Улугбека. Антропологи обнаружили, что голова ученого лежала в могиле отдельно от тела, а третий шейный позвонок вместе с нижней челюстью оказались рассечены острым, как бритва, мечом.

Бывшего правителя Самарканда похоронили в тех же одеждах, в которых он и погиб — как полагается исламскому мученику, павшему не на войне. Кстати, их называли словом, для нашего уха звучащим совсем зловеще: вот уже более полутысячелетия ислам считает Улугбека шахидом.

После гибели Улугбека обсерватория действовала еще в течение двадцати лет. Затем она некоторое время стояла пустой. Как минимум до 1511 года она сохраняет свой облик… Но постепенно местное население растаскивает ее на кирпич, изразцы и мраморные плиты. В конце XVII века на поверхности ничего не осталось. К счастью, главный инструмент к тому времени уже засыпали землей, и он сохранился до наших дней.

В 1908 году археолог Василий Лаврентьевич Вяткин (1869–1932), используя найденные им документы, сумел обнаружить в Самарканде руины знаменитой обсерватории. Раскопки велись и в 1940-е годы, однако до сих пор идут споры — как выглядела обсерватория Улугбека? Дискуссионным остается и вопрос о том, остатки какого гигантского инструмента обнаружены в ней. Сначала он безоговорочно считался квадрантом — астрономическим инструментом для определения возвышения светил. Сейчас же появились мнения, что это был секстант, который также определяет возвышение на основе вычисления угла между двумя объектами.

Сейчас там музей, а рядом стоит памятник — Улугбек изображен стоящим в задумчивости, а вокруг него, у ног, вращаются девять кружков: Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун и Плутон. Хоть последнего и исключили из числа планет, переделывать памятник никто не собирается: Улугбек в этом не виноват. Увековечили память «коронованного ученого» и на небе. В 1830 году немецкий астроном Иоганн Генрих фон Медлер (Johann Heinrich von Madler, 1794-1874) открыл на Луне кратер и назвал его именем Улугбека.

Алексей Паевский, 16.06.2007

 

Новости партнёров