Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<январь>

Путеводители

Искусство провокации

Музей-изгнанник покинет центр Лондона по решению суда

  
Выселение из County Hall, как заявляют представители Галереи Саатчи, только ускорит переезд музея в более удобное помещение – дворец герцога Йоркского на Kings Road в Челси. Фото (Creative Commons license): Yuichi Shiraishi

Чарльза Саатчи называют величайшим коллекционером Великобритании, самым успешным арт-дилером нашего времени и королём рекламы. Ему прощают дерзкие выходки, неприязнь к журналистам, и считают провидцем XXI века. Более 30 лет назад Саатчи занялся коллекционированием, и в его художественной галерее один скандал сменяет другой.

Если кого и можно отнести к «selfmade» персонам, так это Чарльза Саатчи. История его успеха удивительна. Саатчи не жалует журналистов и прячется от фоторепортёров, поэтому о подробностях его биографии известно немногое. Рождённый в 1943 году в Багдаде в еврейской семье и выросший в Лондоне, Чарльз со своим младшим братом Морисом основал в 1970 году рекламное агентство «Saatchi & Saatchi».

Бизнес как искусство

Начав работать с нуля, братья построили настоящую рекламную империю. Их рекламные ходы были вызовом обществу и времени, а креативные решения переворачивали представления обывателя с ног на голову. Так в 1970 году, работая по заказу Совета медицинского просвещения Великобритании в рамках кампании по пропаганде контрацепции, Саатчи изобразили на плакате мужчину с большим животом, а ниже — надпись: «Ты был бы осторожнее, если бы беременел сам?».

  
Лейбористы в 1979 году проиграли выборы. Их лозунг «Создадим государство всеобщего благоденствия» был слишком банален. А Саатчи попали точно в цель: в то время в Великобритании безработица была самой злободневной темой.
Неудивительно, что в 1979 году предвыборная кампания Маргарет Тэтчер была доверена именно братьям Саатчи, ставшим к тому времени признанными умельцами в манипулировании сознанием толпы. И им действительно удалось привести к власти «железную леди» Туманного Альбиона. Чарльз Саатчи задумал сыграть на массовой безработице, которая возникла к тому времени в Великобритании в результате политики лейбористов. И изобразил на рекламных постерах огромную очередь безработных людей под лозунгом Labour isn't Working, построенном на игре слов: «рабочая сила / лейборизм не работает». Этот продуманный ход стал классическим примером грамотной политической рекламы.

Созданный в октябре 1989 года Саатчи рекламный ролик «Face» (для «British Airways») вошёл в Книгу рекордов Гиннеса. В нем участвовала самая многочисленная рекламная массовка: 6 300 человек в разноцветных спортивных костюмах, снятые с высоты птичьего полета, перестраивались, чтобы составить гигантское изображение земного шара и лица человека.

Одним словом, в 1970–80-е годы о преуспевающих братьях говорили только в превосходной степени, они стали олицетворением успеха.

Между тем, аппетиты Саатчи, привыкших делать всё с имперским размахом, росли в геометрической прогрессии, и братья стали жадно скупать рекламные агентства, консалтинговые фирмы, PR-компании и агентства по подбору персонала. Такая политика в начале 1990-х привела ведущую рекламную компанию мира к миллионным убыткам. Морис и Чарльз были вынуждены продать свою долю в деле, чтобы уже совсем скоро, в 1995 году, организовать новую рекламную компанию — «M&C Saatchi».

Но к этому времени Чарльза Саатчи интересовали вещи, далёкие от бизнеса. Впрочем, даже свою деятельность коллекционера современного искусства и владельца галереи Чарльз сумел поставить на деловые рельсы.

  
Рядом с County Hall находится Dali Universe — крупнейшее в Европе собрание работ Сальвадора Дали. Фото (Creative Commons license): Tracy Ducasse

Искусство как бизнес

Чарльз Саатчи занялся коллекционированием более 30 лет назад, привлекали его тогда преимущественно работы американских минималистов и абстрактных экспрессионистов. В 1985 году Саатчи удалось открыть собственный музей в здании бывшей фабрики по производству красок в северном районе Лондона Saint Johne’s Wood. Впервые в Англии в галерее Саатчи были широко представлены произведения Ричарда Серра (Richard Serra), Франка Стеллы (Frank Stella), Брюса Наумана (Bruce Nauman) и Джефа Кунса (Jeff Koons). Были в коллекции и весьма занимательные работы короля поп-арта Энди Уорхола (Andy Warhol, 1928–1987) и одного из самых значительных современных художников-реалистов Люсьена Фрейда (Lucian Freud, внук Зигмунда Фрейда). Учитывая, что особенной чертой коллекционера Саатчи является «подвижность» его коллекции, неудивительно, что даже работы таких мастеров в результате были им проданы. Ведь это пройденный этап, а у Саатчи страсть открывать новые таланты!

Именно поэтому после 1990 года известный коллекционер обращает своё внимание на молодых и неизвестных британских художников. В поисках новых имён Чарльз Саатчи скупал целые мастерские, устраивал показы и вершил судьбы: из кого-то творил кумира, а кого-то обрекал на участь непризнанного гения. Именно с благословления Саатчи человечество узнало о таком явлении как Young British Artists (YBA) — эпатажные дерзкие и молодые британские художники по взмаху волшебной палочки кудесника Саатчи стали настоящим феноменом современного искусства. Впрочем, злые языки и по сей день утверждают, что так называемый феномен брит-арта — это всего лишь очередной удачный ход гениального пиарщика, очередная его мистификация.

Апофеозом брит-арта стала выставка «Сенсация», организованная Саатчи в 1997 году в залах Королевской Академии художеств. Замаринованные в формальдегиде распиленные свиньи, коровы и акулы Демиана Хёрста (Damien Hirst), постель Трейси Эмин (Tracey Emin) с грязным бельём и пустыми бутылками и обнажённый силиконовый труп «Мёртвого папы» Рона Мьюика (Ron Mueck) мало кого из посетителей оставили равнодушным и вызвали бурные споры об этике в искусстве.

Но сенсация действительно произошла: художники, которых «открыл» Саатчи, теперь — титулованные деятели современного искусства. Как только Чарльз Саатчи проявляет интерес к тому или иному художнику и приобретает его работы, тут же происходит скачок цен на его картины, критика и именитые коллекционеры поворачиваются к нему лицом. Неудивительно, что Саатчи обвиняют в спекуляциях на арт-рынке.

В апреле 2003 года в Лондоне случилась маленькая культурная революция — новая галерея Саатчи распахнула свои двери после перерыва продолжительностью в полтора года. В самом сердце столицы — в County Hall на берегу Темзы напротив Парламента и Биг-Бена. Здание, которое избрал Саатчи для своей галереи, было построено в начале XX века и предназначалось для Городского Совета Лондона. Интересно, что строительство его растянулось на десятилетие, и, вероятно, поэтому здесь столкнулись несколько архитектурных стилей: элементы модерна и ар деко, неоампир и черты английской усадьбы. Несмотря на эклектичность, здание Городского Совета очень гармонично вписалось в облик исторического центра города.

Саатчи же в 2002 году удалось подписать договор об аренде залов бельэтажа с правом бессрочного продления при условии сохранить интерьер здания в нетронутом виде.

  
Не надо думать, что это просто акула в аквариуме. Это инсталляция Демиана Хёрста «The Physical Impossibility of Death in the Mind of Someone Living». Тема плавающих рыб, очевидно, особенно дорога для этого художника. Фото (Creative Commons license): mad paul

Искусство ли это?

Признаться, в галерею я забрела случайно. Я делала снимки Биг-Бена с берега Темзы, и моё внимание привлекла броская вывеска. Я решила побродить по прохладным залам музея. Но как только я оказалась возле первых экспонатов, тут же поняла, что это — ТА САМАЯ галерея ТОГО САМОГО Саатчи. И уже через минуту я пристально всматривалась в экспонируемые артефакты, стараясь разглядеть в них то, что увидел Чарльз Саатчи, когда дерзко объявил миру, что и это тоже искусство.

Самое больше впечатление на меня произвела работа Ричарда Уилсона (Richard Wilson). Дверь в зал была чуть приоткрыта. Я спросила у консультанта, стоявшего рядом, можно ли мне войти, на что он лукаво улыбнулся и впустил меня. Уже через несколько шагов меня охватило чувство паники. Я оказалась в огромной комнате, на мостике со стеклянными бортами высотою по пояс, внизу подо мной была ещё одна комната, перекрытий между этажами не было. Какая необычная акустика! Подошла к самому краю моста, чуть наклонилась, чтобы рассмотреть предметы мебели на самом дне помещения. И тут меня осенило! Эти два этажа были залиты водой, и казалось, что ещё одна капля жидкости и всё перельётся через хрупкий борт и хлынет на тебя. Ощущения были самые невероятные, страх и обескураженность, болезненное очарование и физическое ощущение давления некой стихии. Позже мне рассказали, что это сюрреалистическое озеро придумал Ричард Уилсон, и что комната заполнена не водой, а отработанным машинным маслом.

  
Заглавная страница виртуального музея Саатчи
Ещё меня поразил тот факт, что в такой огромной галерее представлено относительно мало работ — менее ста, в то время как коллекция Саатчи насчитывает тысячи произведений искусства. Такая избирательность делает каждую инсталляцию, каждую работу ещё более экспрессивной. Посетители не бегают от одного экспоната к другому, пытаясь быстренько всё просмотреть, а акцентируют внимание на внутреннем содержании каждой работы. И порой вещи, которые с первого взгляда кажутся нелепыми, брутальными, а иногда и издёвкой над зрителем, приобретают совсем иной смысл. Скульптурный автопортрет Марка Куина (Marc Quinn) «Я сам» выполнен из крови художника и выставляется в стеклянной морозильной камере. Интересно, сколько литров крови Куина понадобилось для этой скульптуры? И разве это не метафора творчества художника, создающего свои произведения из себя самого: своих страхов, воспоминаний, идеалов и своих жизненных сил, наконец? А вот работа Демиана Хёрста «Изолированные элементы, плавающие в одном направлении с целью понимания» — рыбы в стеклянном контейнере, плавающие среди офисного оборудования, — так и мы перемещаемся во времени и пространстве «с целью понимания».

В октябре 2005 года Британский Верховный суд принял решение выселить галерею Чарльза Саатчи из County Hall. Причиной судебного разбирательства стали жалобы домовладельцев на нарушение условий аренды Чарльзом Саатчи и на огромный наплыв посетителей. Теперь Галерея Саатчи переедет в Челси, западный район Лондона.

Саатчи не был бы Великим, если бы не искал новых решений. В 2006 году очередным изобретением арт-магната стал сайт Your Gallery, на котором художники имеют возможность бесплатно представить свои работы. Через Your Gallery коллекционеры и сотрудники галерей могут получить контакты заинтересовавших их художников. Чарльз Саатчи уверен, что этот сайт поможет коллекционерам и художникам напрямую общаться, не прибегая к услугам арт-дилеров, и сделать тем самым арт-рынок более доступным.

Интересно, что сами лондонцы к Чарльзу Саатчи относятся настороженно. Часто его обвиняют в том, что каждый его жест, слово, поступок — это результат продуманной PR-кампании. Он постоянно подогревает интерес к себе и своей коллекции, он творит миф и он творит жизнь.

И конечно, главный вопрос, который мучает миллионы людей: а искусство ли это?

На ум приходит аналогия из прошлого: Иван Абрамович Морозов (1871–1921), Сергей Иванович Щукин (1854–1936), и Сергей Михайлович Третьяков (1834–1892) частенько приобретали работы мастеров, которых не признавали современники и не принимала всерьёз критика. Зато сейчас французская живопись второй половины XIX века — жемчужина любой коллекции.

Так какая же судьба ждёт произведения коллекции Саатчи? И кто он сам: мистификатор или арт-провидец? На этот вопрос ответит только время. Ведь большое видится на расстоянии!

Читайте также в журнале «Вокруг Света»

Элла Бикмурзина, 07.11.2006

 

Новости партнёров