Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<май>

Путеводители

Легионеры из Алжирской пустыни

Созданный для войны с кочевниками Северной Африки Иностранный легион со временем превратился в одну из самых боеспособных армейских частей Франции

Всего во Французском Иностранном легионе со дня его основания по конец 1990-х отслужило более семисот тысяч человек, из которых тридцать пять тысяч пали в бою на разных континентах. Фото (Creative Commons license): jean-louis Zimmermann

Прославившийся на весь мир Французский Иностранный легион (La Légion étrangère) был создан в 1831 году. Одни считают его сборищем головорезов, другие — объединением отважных воинов и искателей приключений. На самом деле он был и тем, и другим, и относиться к нему действительно можно по-разному. Очевидно одно: на протяжении более ста лет Легион был одной из главных сил, с помощью которых Франция решала свои внешнеполитические задачи.

Потери не считать

Вторая четверть XIX века — начало активного проникновения Франции на Африканский континент. Ее первым крупным владением в этом регионе стал Алжир. Однако многочисленные воинственные племена кочевников, обитавшие среди его песков, отказывались мириться с новой властью и регулярно поднимали восстания. Для их усмирения метрополии постоянно требовались все новые и новые солдаты. К счастью, их в то время на территории Франции находилось великое множество. Это были как ветераны армии Наполеона (Napoléon Bonaparte, 1769–1821), так и эмигранты, в частности участники политических волнений 1830–1831 годов из Бельгии и Польши. Правда, скоро обнаружился и серьезный минус: наличие в стране большого числа решительных, отважных и закаленных в сражениях людей, к тому же не привыкших сидеть без дела, было опасно для государства. Поэтому, отправляя их на север Африки, Франция решала не одну, а сразу две проблемы.

9 марта 1831 года король Луи-Филипп (Louis-Philippe, 1773–1850) издал указ о формировании нового воинского подразделения, состоявшего как из французов, так и из иностранцев. Предполагалось, что его бойцы будут нести воинскую службу за пределами Франции. Вскоре после создания Иностранный легион, состоявший из семи батальонов по тысяче человек в каждом, был переброшен в мятежный Алжир, где в небольшом городке Сиди-Бель-Аббес разместились его казармы.

С первых дней своего пребывания на знойной земле Африки голландцы, бельгийцы, поляки, испанцы, итальянцы, немцы и швейцарцы, составлявшие костяк формирования, вступили в кровопролитные бои с повстанцами, унесшие немало жизней. Но с потерями в Легионе никто не считался, ведь число желающих вступить в него только росло. Бурные события в Европе первой половины XIX века оставили после себя тысячи отважных авантюристов, романтиков и преступников, искавших пристанище в рядах легионеров.

Французы в Легионе занимали, как правило, офицерские должности. Рядовыми становились те, кто был не в ладах с законом. Здесь им давали новое имя, и после службы в колониях государство прощало их прежнюю вину. Со временем в подразделении сложился крепкий корпоративный дух, отличавший его от других полков. Тем не менее дезертирство даже из этой части было делом вполне обычным. Не всем по нраву приходилась жесткая, а местами жестокая дисциплина и суровые климатические условия, в которых приходилось служить. Выполнив пятилетний контракт и получив полагающееся за службу французское гражданство, легионеры редко оставались служить дальше.

В 1835 году Луи-Филипп перебросил Легион из Алжира в Испанию, на помощь регентше Марии Кристине де Бурбон (María Cristina de Borbón, 1806–1878), ведущей войну со своим дядей доном Карлосом (Don Carlos, 1788–1855). Пять тысяч солдат отправились на север страны, где на протяжении почти четырех лет воевали против испанского инфанта, претендовавшего на трон в Мадриде. Однако на чужой территории Легион оказался предоставлен сам себе. Жалования и обмундирования из Франции солдатам не поступало. Мария Кристина к нуждам соединения тоже никакого внимания не проявляла. В результате, потеряв большую часть своего состава, 8 декабря 1838 года отряд был распущен. Уцелевшие солдаты либо разбрелись по охваченной гражданской войной Испании, либо вернулись во Францию, где присоединились к новонабранному Легиону.

Французский офицер из подразделения африканских стрелков. В Крымской войне принимала участие только пехота Иностранного легиона. Подразделение легкой кавалерии, «африканских стрелков», обеспечивало ей фланговую защиту. Фото: Roger Fenton из архива Библиотеки Конгресса США

Спустя два года новая часть вступила в бои в Алжире, где отлично себя зарекомендовала. Следующие двадцать лет Легион провел в постоянных стычках с кочевниками. Бесконечные походы и кровопролитные сражения, невыносимая жара и опасные болезни со временем закалили его солдат — тех, конечно, кому удалось выжить. Они превратились в лучших воинов Франции, на которых она всегда могла положиться.

Россия, Италия, Мексика

О доблести Легиона, проявленной в Африке, ходили легенды, и неудивительно, что в 1854 году, после того как Наполеон III (Napoléon III Bonaparte, 1808–1873) объявил войну России, большая часть легионеров была погружена на суда и отправлена в Крым. На новом театре боевых действий «кожаные животы» (так прозвали русские солдаты своих противников за их большие подсумки для боеприпасов, укрепленные спереди) провели почти два года. Война в Крыму дорого обошлась элитному подразделению. Холера и ожесточенные бои унесли сотни жизней его солдат.

После прекращения огня в начале 1856 года Легион был отправлен обратно в Алжир. Впрочем, спустя три года его солдаты вновь оказались в Европе. На этот раз — в солнечной Италии, где приняли участие в самых жестоких сражениях войны итальянцев с австрийцами, удерживавшими Венецию и Ломбардию. Победа, доставшаяся франко-итальянской коалиции, имела для Парижа большое значение. Австрия была значительно ослаблена, а благодарные итальянцы по условиям Туринского договора передали Наполеону III Ниццу и Савойю. Бесспорно, в столь удачном исходе кампании была немалая заслуга и солдат Иностранного Легиона.

Вернувшись в Африку, легионеры продолжили усмирять мятежные племена. А еще через три года, в 1862-м, их направили за океан. Новым полем боя для Легиона стала Мексика. Наполеон III, считавший себя великим политиком и стратегом, намеревался создать на месте этой страны империю, которая могла бы стать центром силы Нового Света. Однако его авантюра закончилась полным провалом. Между тем, именно здесь, в Мезоамерике, произошло событие, которое в Легионе до сих пор считают величайшим подвигом его солдат, проявивших беспримерную отвагу и мужество.

Это случилось 30 апреля 1863 года на востоке Мексики. Гасиенду (ферму) Камерон (Hacienda Camarón), в которой укрылись шестьдесят два рядовых легионера и два младших офицера из 1-й роты 1-го батальона под командованием капитана Данжу (Jean Danjou, 1828–1863), осадил двухтысячный отряд мексиканцев. Неравный бой длился в течение целого дня. Солдаты Данжу уничтожили девяносто и ранили около трехсот наступавших. Когда все боеприпасы закончились, несколько оставшихся в живых легионеров попытались вырваться из окружения и устремились в заранее обреченную на провал штыковую атаку. Кто-то был ранен, кто-то убит, но добровольно в плен не сдался ни один солдат. «Это не люди, а демоны», — сказал командир мексиканцев после сражения. Спустя день на место битвы прибыли свежие французские части. Среди мертвых тел санитары обнаружили труп Данжу — вместо одной из его рук, потерянных в алжирской кампании, у него был деревянный протез. По приказу командира деревянную руку Данжу было решено забрать с собой в качестве реликвии. Ныне она хранится в музее Легиона (Le Musée de la Légion étrangère) в городке Обань неподалеку от Марселя. В 1892 году на месте битвы был установлен монумент с латинской надписью: «Их было здесь меньше шестидесяти, противостоявших целой армии. Ее масса их раздавила. Жизнь скорее, чем храбрость, покинула этих французских солдат 30 апреля 1863 года». С тех пор эта дата считается Днем славы Иностранного легиона.

Камеронское сражение. Из 65 человек, принявших бой на стороне французов, все 3 офицера и 22 легионера были убиты на поле боя, еще 8 умерли от ран, 16 раненых были доставлены в мексиканский военный госпиталь. Из двух тысяч человек, участвовавших в бою на стороне Мексики, погибли 90, ранения получили более трехсот

После камеронской битвы безуспешная война в Мексике длилась еще четыре года. Наконец, весной 1867-го пребывание легионеров в Америке завершилось, и они вернулись на место постоянной дислокации. Но через несколько лет их боевой опыт вновь потребовался Франции. В 1870–1871 годах Легион участвовал в войне с Пруссией. Однако привыкший к борьбе против партизан прославленный отряд ничего не сумел противопоставить германской военной машине. Его маршевый полк, как и вся французская армия, был разбит. Тем не менее в мае 1871 года оставшиеся в строю легионеры приняли участие в жестоком разгроме Парижской коммуны.

Из джунглей и пустынь в окопы Первой мировой

Потерпев жестокое поражение в Европе, Франция не собиралась отказываться от своих планов по расширению колониальных владений. Уже вскоре на юге Алжира возобновились бои, и французские маршевые колонны день ото дня все глубже проникали в сердце Черного континента. Весь конец XIX века Легион провел в походах и боях. Его штыками были покорены Дагомея (современный Бенин), Судан и многие другие африканские страны. Несмотря на жару, тяжелые болезни, отчаянное сопротивление противника и значительные жертвы, Легион неумолимо продолжал идти вперед, только вперед.

Вскоре помимо Африки Франция обратила внимание и на Индокитай с его богатыми плантациями и выгодным стратегическим положением. В середине 1880-х Легион расстался с частью своих бойцов, направленных на завоевание новых земель в Юго-Восточной Азии. И наемники хорошо выполнили порученное им дело. Вскоре ими также был покорен и Мадагаскар. Захват острова прошел не так удачно, как кампания в Азии. Ожесточенное сопротивление воинственных местных жителей и болезни унесли сотни жизней легионеров. Тем не менее вожди местных племен все же признали власть Франции. Покорившие его части покинули новую колонию лишь в начале ХХ века. К тому времени французская колониальная империя стала второй по величине в мире. Однако спокойно наслаждаться своим величием ей было суждено недолго. 28 июля 1914 года началась Первая мировая война.

С началом боевых действий Легион был переброшен в метрополию. Воинское соединение, насчитывавшее к лету 1914-го около десяти тысяч человек, за четыре года боев пропустило через свои ряды более сорока тысяч иностранцев. Многие из них добровольно изъявили желание драться против немцев, но было много и тех, кто был мобилизован в него под угрозой тюремного заключения. Служили в Легионе также и уроженцы России. Они составляли вторую по численности группу добровольцев. Среди бойцов остались также и некоторые граждане Германии и Австро-Венгрии, по разным причинам готовые сражаться с соотечественниками. Как и ранее, легионеры находились на самых ответственных и опасных участках фронта. Им довелось принять участие и в битве на Сомме, и под Верденом. Но даже после подписания Компьенского перемирия 11 ноября 1918 года война для них не закончилась. Несколько подразделений Легиона были отправлены в Архангельск, где приняли участие в боях против Красной Армии. Осенью 1919 года их эвакуировали домой.

Кавалеристы Иностранного легиона, Марокко, 1920-е. В это время в рядах легионеров служило много русских офицеров, эмигрировавших после поражения в Гражданской войне. Фото (Creative Commons license): из архива Markus Kolb 

Время жить и время умирать

После поражения Германии — главного врага Франции, Париж мог вновь сосредоточить свои силы на покорении Африки. В первую очередь речь шла о Марокко. Проникновение французов в эту страну началось еще в XIX веке, однако свой протекторат над ней Парижу удалось установить только в 1912 году. Тем не менее легионеры продолжали участвовать в постоянных стычках с берберами, и столкновения эти год от года все более походили на полномасштабную войну, которая длилась до середины 1930-х годов.

В конце концов, ценой невероятных усилий, европейцы сумели сломить и покорить неспокойный регион. Теперь легионеры могли заняться созидательным трудом — они строили стратегические дороги и форты, прокладывали тоннели, рыли колодцы и оросительные каналы. Многое из того, что было ими построено, сохранилось в Африке и по сей день.

Помимо боев с берберами, легионеры приняли участие и в подавлении восстания друзов в Сирии и Ливане. Здесь проявили себя несколько кавалерийских эскадронов Легиона. Они состояли преимущественно из российских белоэмигрантов — опытных военных, прошедших немало войн и походов. После окончания гражданской войны в России (1918–1922) в Легион вступили сотни ее бывших подданных. В него также влилось немало немцев, венгров и австрийцев. Теперь бывшие противники стали братьями по оружию. Однако не стоит идеализировать отношения между легионерами. Издевательства со стороны старослужащих и офицеров способствовали тому, что ежегодно из Легиона бежали десятки солдат.

И все же два послевоенных десятилетия по праву можно назвать золотым временем для Легиона. Его штат был значительно расширен, а базы размещались во многих французских колониях. Это действительно была самая боеспособная часть французских войск. В 1931 году легионеры помпезно отметили столетие соединения. Казалось, что грядущий век лишь еще более укрепит его славу. Ничто не предвещало испытаний, уготованных Легиону.

К войне с Третьим рейхом Франция оказалась совершенно не готова. Стремительное наступление Вермахта в мае–июне 1940 года быстро уничтожило ее армию. На территории метрополии соединения Легиона были разбиты. Тысячи его солдат оказались в нацистском плену. Не принявшие участия в боях подразделения подчинились новому пронемецкому правительству Виши и продолжили нести службу в колониях вдали от основного театра боевых действий.

Вьетнам, 1954 год. Красный партизан, задержанный легионерами. Со временем вьетнамская кампания обернулась для Иностранного Легона значительными потерями. Фото из коллекции NARA 

Однако не все бойцы согласились сложить оружие. Например, 13-я полубригада примкнула к «Сражающейся Франции» генерала Де Голля (Charles de Gaulle, 1890–1970). Любопытно, что эта часть была сформирована для боев против СССР в Финляндии. Однако советско-финская война 1939–1940 годов закончилась раньше, чем союзники сумели отправить помощь в Скандинавию. Тем не менее они все же прибыли в Заполярье. Там легионеры совместно с польскими и английскими солдатами вели упорные бои против немцев, оккупировавших Норвегию. В июне 1940-го 13-я полубригада вернулась во Францию, где ей было суждено испить всю горечь поражения. Но, в отличие от других частей Легиона, она сумела эвакуироваться в Англию. Ее обратный путь затянулся на долгие четыре года. Прежде чем приступить к освобождению метрополии, легионеры с боями прошли по Западной Африке, Сирии, Египту, Ливии и Тунису, где оказались по разные стороны линии фронта со своими бывшими однополчанами.

Позже, в ноябре 1942 года, после высадки в Северной Африке англичан, на сторону антигитлеровской коалиции перешли и другие части Легиона, дислоцировавшиеся на южном побережье Средиземного моря. Впереди у них были бои под Эль-Аламейном, в Италии и Эльзасе. Победу они встретили на территории Германии и Австрии. Впрочем, окончание боевых действий в Европе не означало прекращения мировой войны. Императорская Япония по-прежнему контролировала обширные районы Азии. Весной 1945 года после пяти лет нейтралитета она внезапно атаковала части Легиона во Вьетнаме. Понеся серьезные потери, легионеры с боями отошли на территорию Китая.

Новый порядок, новые функции

После окончания Второй мировой войны в колониях Франции стали набирать силу национально-освободительные движения. Противостоять им, как и прежде, пришлось Легиону. Первыми, с кем он столкнулся в борьбе за сохранение французского величия, были вьетнамские партизаны Хо Ши Мина (Hồ Chí Minh, 1890–1969).

Изгнав японцев из своей страны, они не горели желанием вновь оказаться под властью Франции. Началась упорная и кровопролитная война. Для Легиона она стала самым печальным периодом в его истории. С 1945 по 1954 годы через его ряды прошли более семидесяти тысяч человек, десять тысяч из которых навсегда остались лежать в тропических джунглях Вьетнама. Самые тяжелые потери Легион понес в битве под городом Дьенбьенфу весной 1954 года. Многие тогда были убиты или попали в плен. Остальные — уставшие и деморализованные — вернулись залечивать раны в Сиди-Бель-Аббес.

Однако сидеть долго без дела элитному формированию было не суждено. В конце 1954 года оно вступило в борьбу с алжирскими патриотами. Боевые действия, сопровождавшиеся обоюдным насилием, пытками и прочими ужасами жесткого противостояния, шли восемь лет. Легионеры вновь проявили свои высокие боевые качества, однако вместе с ними они завоевали и печальную славу карателей. Тем не менее, их сила и жестокость не сумели сохранить Алжир в составе Франции. Он получил независимость, а Легион должен был навсегда покинуть свою «родину» и перебраться в метрополию, в город Обань.

На рубеже 1950–1960 годов Французская колониальная империя стала рушиться, как карточный домик. Независимость получили почти все ее владения, и нужда в существовании Легиона отпала. Защищать и захватывать было уже некого и нечего. Тем не менее Легион все же было решено сохранить. С тех пор он считается отрядом быстрого реагирования вооруженных сил Французской Республики. За последние 50 лет его солдаты приняли участие во всех без исключения военных операциях Франции: Заир (Демократическая республика Конго, 1978), Ливан (1982–1983), Ирак (1991), Сомали (1992–1996), Босния (1992–1996), Косово (1999).

1992 год, французские легионеры в Сомали. Несмотря на то что время колониальных войн прошло, у Легиона по-прежнему есть что предложить искателем военного счастья. Фото (Creative Commons license): John Martinez Pavliga

Сегодня число легионеров составляет около восьми тысяч человек. Примерно столько же, сколько в XIX веке. Бойцы Легиона  выполняют миссии под эгидой ООН или НАТО. В их компетенцию входят предотвращение боевых действий, эвакуация мирного населения, гуманитарная помощь и восстановление инфраструктуры в местах военных или природных катастроф, как это было в 2004-ом после цунами в Юго-Восточной Азии. Но новобранец, подписывая контракт, до сих пор слышит слова, сходные с теми, которые приводит в своей книге «Красавчик Жест» («Beau Geste») Персиваль Рен (Percival Christopher Wren, 1875–1941):

Помни, тотчас после того, как подпишешь [договор], ты станешь солдатом Франции, полностью подсудным военному суду, и без всякой апелляции. Твои друзья не смогут тебя выкупить, и твой консул не сможет помочь тебе все пять лет. Ничто кроме смерти не сможет уволить тебя из Легиона.

Михаил Вовк, 19.02.2010

 

Новости партнёров