Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<март>

Путеводители

Опасные прелести Южных Курил

На преодоление пролива между Шикотаном и Кунаширом может понадобиться неделя

Мыс Край Света. Фото автора

В восточной части нашей страны, между Охотским морем и бескрайними просторами Тихого океана, почти на 1200 км протянулась цепочка Курильских островов. Большинство из них не имеет постоянного населения: люди живут лишь на двух самых северных (Шумшу и Парамушир) и трех самых южных (Итуруп, Шикотан, Кунашир) островах.

Попасть на Курилы мечтают многие путешественники: это другой мир, не похожий ни на материк, ни на близкий Сахалин. Островная дуга является частью Тихоокеанского огненного кольца, и на многих островах здесь есть вулканы, в том числе действующие. Вулканы оказывают огромное влияние на рельеф и биосферу островов. А под воздействием влажного морского климата на южных островах образовался удивительный ландшафт, имеющий одновременно черты умеренной зоны и субтропиков.

С древних времен на островах жили айны. В XVII–XVIII веках на Курилы пришли русские (с севера) и японцы (с юга). Граница между зонами влияния проходила примерно по проливу между Урупом и Итурупом (из-за отсутствия дипломатических отношений между Россией и Японией провести демаркацию границы смогли только в 1855 году). Через 20 лет в обмен на южную часть Сахалина Россия отдала оставшиеся острова, а после Русско-японской войны отдала и южную часть Сахалина. Потеря была достаточно обидной, и в ходе боевых действий на Дальнем Востоке в августе-сентябре 1945 года Советский Союз не только вернул себе Сахалин, но и все Курильские острова. Знаменитый «Курильский вопрос» (называемый в Японии «проблемой северных территорий») — это спор за Южные Курилы (Итуруп, Шикотан, Кунашир и несколько мелких необитаемых островков), которые по договору 1855 года отводились Японии.

Курильские острова очень разные, и на многих из них есть удивительные уголки. На Шумшу можно увидеть кладбище японских танков, оставшихся там с 1945 года, на Онекотане — многокилометровую кальдеру вулкана Креницына, заполненную водами озера, из которых посередине кольца гор возвышается молодой вулканических конус. Интересен остров Атласова — вырастающий из моря вулкан почти правильной формы, часть конуса которого находится под водой. Но попасть туда очень сложно — даже договорившись с рыбаками, можно несколько месяцев просидеть на том же Онекотане в ожидании прихода судна. Эта статья посвящена наиболее легкодоступным южным островам — Кунашире и Шикотане.

Получив в Южно-Сахалинске предварительно заказанный пропуск в пограничную зону (оформление его — обязательная и довольно непростая операция), путешественник из другого региона России столкнется с тем, что транспорт на Курилы ходит, и вроде даже есть расписание. Однако оно не имеет ничего общего с реальным положением вещей.

В порту Южно-Курильск. Частная лодка и плашкоут. Фото автора

Например, весной (а мы побывали здесь в мае) и осенью на островах часты туманы. Самолет Ан-24, летающий четыре раза в неделю из Южно-Сахалинска в Менделеево (Кунашир), может неделю ждать погоды: полоса в Менделеево находится под склоном вулкана, и аэродром относится к горным. Теплоход «Игорь Фархутдинов», совершающий два раза в неделю рейсы по маршруту Корсаков (Сахалин) — Курильск (Итуруп) — Малокурильское (Шикотан) — Южно-Курильск (Кунашир) — Корсаков не всегда отправляется по расписанию, а самое главное — из-за погодных условий или наличия груза может запросто поменять порядок обхода островов. И если вам надо попасть с Кунашира на Шикотан (80 км через пролив), а по расписанию теплоход в среду днем — то он может сначала зайти на Шикотан, затем в четверг утром прибыть на рейд Южно-Курильска, забрать вас, уйти на Итуруп и оттуда на Сахалин. В итоге 80-километровое путешествие может затянуться дней на пять. Так что если собираетесь на Курилы — планируйте неделю запасного времени. Лишним не будет.

Первая остановка на нашем пути — Кунашир. Теплоход приходит на рейд Южно-Курильска и бросает якорь. Через некоторое время с мостика звучит команда «швартовой команде принять пассажирский плашкоут с левого борта» — дело в том, что ни в Южно-Курильске, ни в Курильске нет закрытой бухты. Большой теплоход останавливается на рейде в километре от берега, а пассажиры с него и на него переправляются на плашкоуте — небольшой самоходной барже. С теплохода на ее палубу опускается трап, который при волнении ездит вперед-назад, норовя задавить зазевавшихся пассажиров. Осуществив посадку-высадку, теплоход выгружает краном на ту же палубу несколько контейнеров с почтой и продуктами, и два судна, дав прощальные гудки, расходятся в разные стороны.

Кунашир — самый южный и один из самых крупных островов Большой Курильской гряды (длина 123 км, ширина — 4 до 30 км). Фактически это несколько отдельных вулканических массивов (Головнина, Менделеева, Тятя), разделенных невысокими перешейками — бывшими морскими проливами. Название острова происходит от айнского «Куна-Сири» — «Черный остров»: в лесах Кунашира преобладает пихта.

Административный центр острова — Южно-Курильск. Когда-то он являлся городом, а теперь его статус снизился до поселка городского типа. Помимо порта, почты и администрации здесь есть две гостиницы, интересный краеведческий музей, магазины и русско-японский культурный центр — с 1992 года делегации Японии и России ездят друг к другу по программе безвизового обмена. Через пару недель после нашего путешествия небольшой плашкоут «Дружба», который обычно доставляет пассажиров и грузы с рейда на причал, повез российскую делегацию в Японию.

 
Бетонный дот с танковой башней охраняет соседнюю c Малокурильской бухту. Фото автора 

Застройка бывшего города в основном двухэтажная: высокая сейсмичность района не позволяет строить многоэтажные дома. Центр рыболовства переместился в Головнино: весь улов попадает туда или сразу в Японию — рыбоперерабатывающей промышленности в Южно-Курильске нет. Кроме пары памятников, музея и деревянной церкви смотреть здесь практически нечего. Можно лишь сходить на оконечность Южно-Курильского мыса — к развалинам маяка и береговым укреплениям. Еще недавно мощные ДОТы с установленными на них танковыми башнями защищали подступы к бухте, но теперь они заброшены, и тут хозяйничают местные ребятишки (интересно, кто выступает противником в их военных играх?). Здесь же недалеко от маяка лежит отслуживший свой срок РИТЭГ — радиоизотопный источник электроэнергии, питавший когда-то лампы маяка. Хочется надеяться, что в пылу игры дети не захотят поближе познакомиться с его содержимым…

От маяка открывается вид на север, на правильный конус вулкана Тятя. Этот символ Кунашира расположен в труднодоступной и безлюдной северной части острова, и добраться туда нелегко. В 1973 году произошло его последнее на данный момент извержение, о котором жители Южно-Курильска могут рассказать много интересного. Если есть время, можно сходить туда, но сейчас наш путь лежит на юг — по 50-километровой грейдерной дороге, соединяющей Южно-Курильск, аэропорт Менделеево и крупный рыбацкий поселок Головнино на южном побережье. На всем протяжении этого «шоссе» установлены километровые столбы.

На 17-м километре дороги направо к Охотскому морю уходит хорошая тропа — это экологический маршрут, поддерживаемый сотрудниками заповедника «Курильский». Вдоль тропы в наиболее интересных местах стоят таблички, рассказывающие о тех или иных представителях флоры и фауны, которых можно здесь увидеть. В кунаширских лесах соседствуют пихта и тис, магнолия и каменная береза.

Вид на мыс Столбчатый с южной стороны. Фото автора 

Через несколько километров спускаемся к горячим источникам Столбовским (местные жители называют их исключительно источниками «17-й километр»). Из трещины в скале вытекает практически кипящая вода, которая чуть ниже смешивается с холодной водой ручья. В этом месте в галечном русле выкопана «ванночка», а несколько крупных камней направляют струи горячей и холодной воды так, что можно регулировать температуру; рядом отличное место для установки палаток и ночевки.

В трех километрах далее расположена одна из главных достопримечательностей Кунашира и визитная карточка всех Курил — мыс Столбчатый. Когда-то базальтовая лава излилась не на поверхность, а в толщу воды. Это обусловило определенный температурный режим ее застывания, и базальтовый массив разделился на пяти- и шестигранные части. Потом поднятие извлекло эти породы на поверхность, а эрозия создала из них высокий мыс на охотском побережье Кунашира. Люди назвали его Столбчатым.

Когда находишься здесь, кажется, что видишь гигантский оргáн. Базальтовые столбы образуют высокие ребристые стены, удивительную природную «брусчатку» там, где скала размыта морем, и необычные каменные завалы под скалами. Можно часами стоять в этом величественном месте, и только приближающаяся темнота заставляет идти обратно. Мыс Столбчатый остается в памяти навсегда…

Возвращаемся на дорогу. На 18-м километре шоссе влево уходит полузаросшая колея. Вскоре она превращается в тропу, а после речки вливается в старую японскую тропу, по которой с вулкана Менделеева возили серу к морской пристани. Этот путь ведет к северо-западному сольфатарному полю (это поле, образованное сольфатарами, — струями сернистого и сероводородного газов с температурой от 90 до 300 °C, выделяющимися из трещин земной коры) вулкана Менделеева.

Вулкан Менделеева расположен в 12 км южнее Южно-Курильска, у его подошвы находится полоса гражданского аэропорта Менделеево. И хотя мы не знаем в точности, когда случались извержения вулкана (есть сведение только о газовых взрывах на сольфатарных полях), такое соседство весьма небезопасно: гора Менделеева относится к особому типу вулканов, дающих извержения пелейского типа. Так называют мощные взрывы с выбросом огромных масс пирокластического материала — раскаленной смеси газа, пара, пепла, камней и глыб, с огромной скоростью перемещающихся по склонам. Именно такая катастрофа произошла 8 мая 1902 года на Мартинике, когда пирокластический поток при извержении вулкана Мон-Пеле достиг расположенного в 8 км города Сен-Пьер, убив все его население (около 30 тысяч человек).

Активность вулкана проявляется не только в виде горячих источников вдоль подножья. Наверху на склоне есть несколько лишенных растительности площадок. Здесь из горы по трещинам проникают наверх горячие газы и водяной пар, образуя фумаролы — столбы раскаленного газа и пара в окружении отложившейся из них серы.

Фумарола — источник раскаленных газов и пара из недр вулкана. Конусовидная постройка состоит из самородной серы, конденсировавшейся из выходящего вещества. Фото автора

Добраться до фумарол непросто. Тропу не поддерживали после изгнания японцев, да и ходят по ней редко. Заросли курильского бамбука плотно сплетаются и сильно затрудняют ходьбу. Под бамбуком скрываются предательские ямы и упавшие стволы деревьев. Местами тропа просто теряется в разросшемся бамбуке, и найти ее мы смогли только метров через 50, передвигаясь зигзагами. Оказывается, в сплошных зарослях бамбука глаза плохо помогают искать дорогу. Главным органом чувств становятся ноги: где легче идти, где бамбук меньше цепляется за одежду — там и тропа. Трехкилометровый путь вверх занимает около трех часов (вниз — часа полтора).

Пройдя через все заросли, поднявшись по камням в русле ручья с сильным запахом кислоты (камни — над водой, да и сам ручей всего лишь по щиколотку), мы добрались до сольфатарного поля. Это удивительное зрелище: беловато-желтая безлесная поляна с редкими камнями, небольшие серные столбики вблизи, а поодаль — бьющие в небо два столба пара; слышно мощное гудение, похожее на звук работающей котельной.

Осторожно (ведь пленка серы под ногами может треснуть, и человек может провалиться в раскаленную трещину) подходим к фумаролам. Серный конус — вулкан в миниатюре! Наверное, примерно такой была наша Земля четыре миллиарда лет назад.

После фумарол вулкана Менделеева мы отправились на самый юг Кунашира — к кальдере вулкана Головнина и лежащему в ней Кипящему озеру. Дорога туда ответвляется на 44-м километре все того же шоссе. Кальдера находится на территории заповедника, и перед посещением надо получить пропуск в конторе в Южно-Курильске.

Вулкан Головнина — самый южный в Курильской гряде. Последнее его извержение произошло около 1848 года. Характерной особенностью этого вулкана является отсутствие четко выраженного конуса — тысячи лет назад произошел гигантский взрыв, сравнимый со взрывом Тамбора или Кракатау. Конус был разрушен, от него осталось лишь кольцо гор — кальдера. При последующих извержениях и усилениях активности на дне кальдеры и около нее стали расти новые конусы, каковых сейчас насчитывается пять или шесть.

Кипящее озеро. Фото автора 

В кальдере лежат два озера — Горячее и Кипящее. Первое занимает северную половину кальдеры и горячим по сути не является (вода в нем обычной для озер Кунашира температуры, лишь вблизи двух его сольфатарных полей наблюдается ее повышение). Второе озеро является де-факто главной достопримечательностью Кунашира и южных Курил вообще — это Кипящее озеро. Оно образовалось в эксплозивной (от лат. explosio — выталкивание) воронке, возникшей во время извержения полтораста лет назад. Тогда же вырос и центральный восточный конус, поднявшийся за это время более чем на 100 метров над дном кальдеры. Кипящее озеро, что примечательно, на большей части своей поверхности тоже не кипит — оно названо так благодаря пару, поднимающемуся над ним в сырую погоду.

Кальдера уникальна происходящей вулканической деятельностью. Со дна Кипящего озера внезапно может ударить струя перегретого пара и кипящей воды — именно поэтому купаться в нем опасно для жизни. Одно из сольфатарных полей озера Горячего извергло однажды поток жидкой серы, излившейся в озеро и застывший там причудливым языком. Пропаренный другими сольфатарами слой кремнистой породы превратился в гель кремниевой кислоты, более известный нам как силикагель. В один прекрасный день сотрудники заповедника, спустившиеся в кальдеру, обнаружили полосу погибшей растительности несколько сот метров шириной и длиной около двух километров — след выброса углекислоты и сернистого газа из одного из конусов.

Несмотря на все эти опасности, кальдера и Кипящее озеро, несомненно, достойны посещения. Лишь очень важно соблюдать там особую осторожность, и не заходить туда, где человеку быть не полагается...

С Кунашира наш путь лежал на соседний остров — Шикотан. В этот раз повезло — дорога заняла всего 4 часа, хотя при других обстоятельствах она могла затянутся дней на пять (как мы шутили уже потом, на вторые сутки ожидания обратного теплохода, на Курилах по транспорту нельзя сверять не только часы, но и календарь).

Развалины цеха консервного завода. Фото автора 

Шикотан разительно отличается от Кунашира. Мягкий сглаженный рельеф вместо конусов и скал вулканов, лесостепь вместо суровой темнохвойной тайги, отсутствие медведей и иных крупных животных. Ранее предполагалось, что горы Шикотана — разрушенные временем вулканы, но сейчас геологи пришли к выводу, что это породы, вытесненные вверх при взаимном движении литосферных плит.

Береговая линия Шикотана очень изрезана: здесь много бухт и бухточек, мысов, островов и просто скал в океане. На острове всего два населенных пункта — сёла Малокурильское и Крабозаводское. Первое больше напоминает свалку: здесь много развалин домов, всех приплывающих встречают стоящие на берегу остатки консервного завода, разрушенного землетрясением 1993 года. Местные жители традиционно ругают поселковую администрацию, ставя в пример расположенное в 8 км Крабозаводское — там все гораздо чище и аккуратнее.

Через весь остров можно сходить в 20-километровый маршрут к красивейшей бухте Церковная, с расположенными на выходе из нее островками Айвазовского и Девятый Вал. Но большинство приезжих направляются совсем в иную точку.

На Шикотане вопрос «как пройти на край света» не вызовет удивления. Всего в 10 километрах от села Малокурильское, за невысоким перевалом находится главная достопримечательность острова — мыс Край Света. Обрываясь в океан 40–50-метровыми скалами, мыс вытянулся от берега узким километровым языком. И хотя это не самая восточная часть острова, за которой до Гавайских островов и Америки уж точно нет никакой земли, мыс оставляет очень сильное впечатление. В моем представлении, край света должен выглядеть именно так — суровый, уходящий в океан скалистый мыс…

Прощальный взгляд на Шикотан. Фото автора

После возвращения в поселок нам предстояли многодневные попытки уплыть на Сахалин. Но и в гостинице, и на плашкоуте, и в уютной каюте «Игоря Фархутдинова», и позже в рейсовом Ил-96, перед глазами стояли скалы на Краю Света, каменный оргáн мыса Столбчатый, дорога в фумаролам и короткое свидание с Кипящим озером. Надеюсь, мы сюда еще вернемся…

Александр Фетисов, 30.06.2008

 

Новости партнёров