В поисках утраченного жемчуга

В поисках утраченного жемчуга

Колония Margaritifera margaritifera на дне реки Наваран, Швеция

Когда-то в России был свой жемчуг, его даже вывозили за границу в больших количествах. Куда же он пропал? Игорь Попов и Андрей Островский расследуют, когда и почему исчезла из российских рек пресноводная жемчужница Margaritifera margaritifera. 

Краеведы в местных музеях русского Севера с гордостью рассказывают о русском речном жемчуге, которым когда-то украшали всё самое дорогое — от царских корон и окладов икон до платьев и кокошников зажиточных крестьянок. Тот же жемчуг в изобилии использовался в ювелирных украшениях — серьгах, кольцах и ожерельях. Неужели весь этот жемчуг был местный?

Жемчужный промысел и жемчужное шитье на северо-западе России когда-то процветали, этим жила немалая часть местных жителей — старателей-жемчугодобытчиков, ювелиров и швей. Жемчужное шитье достоверно известно с Х века, хотя, по-видимому, появилось (вместе с промыслом) значительно раньше. Жемчуг добывали в реках Новгородской, Архангельской и Олонецкой губерний, куда входила часть территории Карелии. Есть данные, что по добыче речного жемчуга Россия многие столетия стояла на первом месте. Достаточно сказать, что герб, пожалованный в 1788 году Екатериной Великой карельскому городу Кемь, включает жемчужный венок на голубом (водяном) поле, а вывоз русского жемчуга за границу в 1860 году оценивался в 182 тыс. рублей. По тем временам — огромные деньги (около миллиарда в нынешних ценах).

Но во второй половине XIX века произошло катастрофическое падение количества добываемых жемчужин, и его сбор стал достоянием отдельных старателей. Процесс этот начался значительно раньше, но ответить на вопрос, почему исчез русский жемчуг, оказалось не так просто. После нескольких лет поисков мы в общих чертах разобрались с этой проблемой и узнали много интересного. Жемчуг сам по себе нас не интересовал, но его носитель, двустворчатый моллюск — европейская (обыкновенная, пресноводная) жемчужница Margaritifera margaritifera, — оказался весьма примечательным во многих отношениях. Изучение этого моллюска затрагивает проблемы зоологии, экологии, ихтиологии. И даже, как ни странно, геронтологии и медицины — поскольку жемчужницы могут жить более ста лет, то с их помощью пытались найти секреты долголетия (правда, последнее к науке имело не больше отношения, чем лечение эректильной дисфункции с помощью толченого рога носорога). 

Фото слева: Ученые-биологи наблюдают за популяцией жемчужниц с помощью ящиков со стеклянным дном
Фото справа: Так выглядит раковина жемчужницы (фото из Музея естественной истории, Рига, Латвия)

Источник русского жемчуга

Обыкновенные жемчужницы обитают в чистых мелких реках с быстрым течением, в которых размножаются лососевые рыбы. В конце лета они выметывают огромное количество маленьких личинок глохидиев. Если личинке повезет встретиться с рыбой, то она прикрепляется к ее жабрам, а если этой рыбой окажется лосось или кумжа, то глохидий «погружается» в ткани хозяина, паразитируя на жабрах в течение нескольких месяцев. Когда из личинки сформируется микроскопический моллюск, он покидает рыбу и падает на дно. Если это произойдет в подходящем месте, маленькая маргаритифера закапывается в грунт. Она скрывается там несколько лет, а затем выходит на поверхность дна, где живет, подобно большинству двустворчатых моллюсков, фильтруя воду, из которой извлекает одноклеточные водоросли и частицы детрита (продукты разложения растений). В Европе, Юго-Восточной Азии, на Дальнем Востоке и в Северной Америке обитают аналогичные виды.

Жемчужница с городской пропиской

В одном из дачных пригородов Санкт-Петербурга в 1996 году был создан заказник с целью охраны лососевых рыб и жемчужницы. Однако сведения о том, сколько там жемчужниц и есть ли они там вообще, были весьма неопределенны. Через 10 лет после создания заказника и вовсе не было известно, сохранился ли в нем моллюск.  В 2006 году руководство охраняемых территорий попросило нас проверить, есть ли там маргаритифера. Мы начали ее искать и в конце концов все-таки нашли. Оказалось, что жемчужниц в тамошних реках очень мало — максимум несколько десятков особей.

После переоткрытия жемчужниц в заказнике мы нашли еще несколько их популяций на территории Ленинградской области, в том числе рядом с Санкт-Петербургом. Любопытно, что некоторые из них действительно живут вблизи города, то есть в условиях сильного антропогенного пресса. В то же время известно, что жемчужницы вымирают на большей части ареала, то есть в европейских странах, где прилагаются большие усилия для сохранения природы. Почему это происходит?

Оказалось, что в аккуратной и хозяйственной Западной Европе жемчужницам живется обычно намного хуже. За поддерживаемыми человеком чистотой и порядком часто кроется полное разрушение естественной среды обитания. Если у берега реки растет лес, то эксплуатируется он так: всё полностью вырубают до самого уреза воды, утилизируют не только стволы, но и ветки с листьями, потом или высаживают хвойные деревья, или же участок оставляют ненадолго для естественного возобновления. Позже выросшие лиственные деревья вырубают, остается монокультура сосны или ели. Кроме того, эта территория перекапывается дренажными каналами. Если к берегу подходит луг, то его регулярно скашивают до самого уреза воды, стоит только траве немного вырасти. В результате в реки смывается крайне мало детрита, необходимого жемчужницам для питания, а вода закисляется от хвои. Не укрепленные корнями берега размываются, в воду попадает много песка и глины, поэтому реки мелеют. Нередко их еще спрямляют и расчищают, превращая в каналы. Давно утвердившаяся частная собственность на землю это позволяет.

В России следы подобной деятельности прослеживаются на Карельском перешейке — на территории, которая в прошлом принадлежала Финляндии. Одна из рек, в которой сохранились жемчужницы, от этого   пострадала — часть русла спрямлена и очищена от валунов. После войны река частично восстановилась, но несколько спрямленных участков до сих пор крайне бедно заселены водными организмами. Тем не менее в целом реки остаются живыми, уцелевшие жемчужницы в них от голода и закисления не страдают, поэтому выживают и размножаются. И хотя европейский порядок начинает входить в моду и у нас, идет всё это пока медленно и местообитания жемчужниц затрагивает мало.

В богатых имениях русских купцов жемчужниц специально разводили. Фото: DIOMEDIA

Утрата новгородского жемчуга

После, как говорят ученые, переоткрытия жемчужниц на территории Ленинградской области мы решили отправиться к соседям, в Новгородскую область. После долгих поисков мы все-таки нашли маргаритиферу всего в одной речке, причем в небольшом количестве. В то же время в архивах указывается не меньше 20 рек, в которых добывали жемчуг в петровское время. К сожалению, в них жемчужниц уже давно нет. Возможно, что именно в петровский период новгородским популяциям жемчужницы был нанесен наибольший урон — ведь жемчуг приказали собирать и сдавать государству. Сначала из рек извлекли всё, что только можно было извлечь, а позже стала портиться их среда обитания, и популяция не восстановилась. Жемчужины попадаются в одной раковине на несколько сотен, а «ювелирные» еще реже. Общая численность новгородских жемчужниц вряд ли превышает тысячу. И эта популяция, по-видимому, вымирает.  Вместо жемчужниц в новгородских реках обнаружены толстые перловицы (Unio crassus) — другой вид двустворчатых моллюсков. Оба вида во многом сходны и изредка сосуществуют. Как раз такой редкий случай и обнаружился в единственной уцелевшей популяции. Похоже, что идет замещение одного вида другим. Дело, конечно же, не в вытеснении (места бы хватило обоим), а в том, что среда изменилась и стала более подходящей для толстых перловиц. Возможно, в сохранившейся популяции этот процесс происходит в настоящее время, а в других реках уже завершился.

Молодые толстые перловицы, в отличие от жемчужниц, живут в грунте не 5–10 лет, а всего 1–2 года. Глубоко они не закапываются, и им не обязателен толстый слой хорошо промываемого и аэрируемого грунта — крупнозернистого песка или мелкого гравия. Они могут обитать и в глинистом грунте. Другое отличие — толстые перловицы живут в воде с большей жесткостью. Это означает, что в реках увеличилось содержание мелких частиц грунта и концентрация солей, то есть большой объем глинистого, богатого солями грунта был смыт с окружающей территории. За сотни лет освоения этих территорий было вырублено много леса, и эксплуатация глинистых и богатых карбонатами почв привела к смыву огромного количества глины в реки, их обмелению и разрушению среды обитания молодых жемчужниц.

После развала Советского Союза хозяйство Новгородской области было разрушено. Множество домов и целых деревень заброшено, если и используются, то лишь как дачи. Реки обычно окружены деревьями и кажутся вполне нормальными. Может быть, когда-нибудь они «промоются обратно», но это очень сомнительно. Даже нетронутые реки сами по себе претерпевают эволюцию и в некотором смысле «стареют», а после такого ускоренного старения, которое им устроила хозяйственная деятельность, вряд ли вернутся в «молодое» состояние.

Правда, в нашей стране есть еще несколько десятков рек, где Margaritifera margaritifera живет и размножается. Более того, в нескольких из них численность популяций этих моллюсков измеряется миллионами особей. Это самые большие из сохранившихся популяций на планете. Но природа хрупка. И единственный способ сохранить моллюска — оставить нетронутыми уникальные реки, в которых живет маргаритифера, хранительница русского жемчуга. 

Фото: DIOMEDIA (X3), JOEL BERGLUND (CC-BY-SA)

 
# Вопрос-Ответ