Самый «Зеленый ад» в мире: как русские гонщики победили в гонке «24 часа Нюрбургринга»

Самый «Зеленый ад» в мире: как русские гонщики победили в гонке «24 часа Нюрбургринга»

Обычная ночь неподалеку от германского поселка Нюрбург: темно, вата рваного тумана и чернеющий лес вокруг. Прохладно, как будто и не лето. Но главное — это тишина, в которой любой звук слышен за несколько километров, и луна, пробивающаяся сквозь облачность и освещающая часть пустой парковки и вираж под названием Brünnchen. Через неделю это место будет буквально разрываться от людей и машин: тут пройдет одна из самых знаменитых гонок планеты — «24 часа Нюрбургринга».

2.jpeg

Раз в году на Северной петле Нюрбургринга происходит событие, собирающее по полмиллиона зрителей. Огромная территория, прилегающая к 25 километрам гоночной трассы, позволяет с комфортом разместиться всем: приехавшим на машинах, мотоциклах, кемперах с прицепами, палатками, тентами, раскладными стульчиками, столами, мангалами и даже с холодильниками и телевизорами. Места на парковках занимают заранее, еще в понедельник-вторник, когда ждут первых тренировок, квалификаций, гонок поддержки, а затем, после субботнего старта, уходят в ночь: жгут костры, пьют пиво, водку, шнапс, едят жареное мясо и сосиски и уезжают еще до финиша, чтобы не попасть в адские пробки на выезде. С пригорков вокруг трассы очень удобно смотреть на трек, ждать тех, кто мчится, обгоняет, сталкивается, попадает в аварии, вылетает, разбивает машины или возвращается триумфатором. А кто-то сидит на трибунах, заходит в боксы команд по большому блату, занимается гоночным шопингом в невероятном количестве магазинчиков и киосков вокруг автодрома, ест традиционную картошку фри с майонезом и кетчупом. И смотрит, смотрит, смотрит. Это зрители.

3.jpeg

Другие берут в руки камеры и фотоаппараты, надевают жилеты с номерами и выходят на трассу в ожидании гонки. Они утверждают, что автоспорт должен быть безопасным, но на самом деле с вожделением ждут каждой аварии. И тут же строчат новости. Это журналисты.

Третьи надевают омологированное белье, носки, комбинезоны, обувь, подшлемники, шлемы и перчатки, садятся за руль своих машин и мчат по сумасшедшей, невероятно опасной и столь же захватывающей трассе, чтобы продемонстрировать тем, кто сидит на трибунах, парковках и находится у барьеров с камерами, свое мужество и скорость, доказать, что они лучшие. Или ошибиться, разбить машину и заставить своих механиков собирать ее заново, если это еще возможно. Они — белая кость, они «рулят балом», только ради них и происходит все, что происходит. Это гонщики.

4.jpg

Четвертые — люди подневольные. Они меняют шины, заправляют бензином «мерседесы», «порше», «бээмвэ», «ауди», «феррари», «астон мартины», «тойоты», «лексусы», «фольксвагены» и «рено», клеют скотчем бамперы и капоты, оттирают стекла и фары от прилипшей мошкары. И все время находятся в ожидании и боятся, что что-то произойдет, машина вернется в боксы, и хорошо, если ее придется ее чинить, а ведь не дай бог сход... Тогда им придется опускать ворота бокса, выходящие на питлейн, а в гонке нет ничего хуже таких замкнутых наглухо ворот, ведь это значит «всё, приехали». Эти люди — механики.

Да, есть еще пятые. Они носят оранжевые комбинезоны и сутки напролет дежурят на трассе: днем и ночью, под солнцем и в ливень, сменяя друг друга и орлиным взглядом оценивая ситуацию на доверенном им отрезке трассы. У них в руках флаги, на головах каски, к поясам или карманам прицеплены рации, они четко знают, что можно или нельзя, следят за соблюдением правил, но в случае чего готовы рискнуть жизнью и вытащить гонщика из горящей машины. Это маршалы.

5.jpeg

И все это — гоночный марафон «24 часа Нюрбургринга», который проходит с 1970-го года. Может быть, не так долго как «24 часа Ле-Мана», но точно не менее впечатляюще. Тем более что сама уже почти вековая история трассы вместила в себя такое количество взлетов и падений, трагедий и триумфов, смертей и спасений, что это накладывает неизгладимый след на все, что здесь происходит.

В этом году произошло кое-что особенное и очень важное. Двое русских спортсменов, Александр Акименков и Василий Селиванов, одержали победу впервые за всю историю гонки «24 часа Нюрбургринга».

6.jpg

Эйфелевы горы и строительство Нюрбургринга

Нет-нет, ничего общего с Парижем и Эйфелевой башней у них нет, кроме схожего названия. Нагорье Эйфель, или Айфель, как его чаще называют местные, расположено на западе Германии, более чем в 500 км от Парижа. Это территория площадью около 110 квадратных километров состоит из горных цепей и даже одного действующего вулкана, но нас интересует совсем другая ее сторона.

Именно здесь в 1920-е годы появилось то, что впоследствии станет одним из знаменитейших мест в истории автоспорта и Меккой автогонок для всех, кто не может представить свою жизнь без асфальта и скорости.

В конце 1910-х — начале 1920-х годов Айфельские гонки (Eifelrennen) проводились на обычных дорогах, но уже собирали огромное количество как зрителей, так и участников. Чтобы систематизировать эти заезды, администрация земли Рейнланд-Пфальц приняла решение создать здесь полноценный гоночный автодром. Трасса была построена за два года (с 1925-го по 1927-й), в ее строительстве принимало участие порядка 2000 человек. В своем первом варианте длина трека составляла 28 265 км и включала в себя 174 поворота, а трасса проходила мимо нескольких небольших городков! Благодаря гористой местности маршрут усложнялся спусками и подъемами, а перепад высот составлял почти 300 метров. Но что самое важное — трасса проходила через густые хвойные леса Аденау, и часто деревья стояли практически вплотную к асфальту.

  • Трасса была построена за два года

Здесь почти всегда царил полумрак и туман, а это значит, что асфальт, как правило, был не только холодным, но и влажным, а сцепление с трассой — минимальным. Многочисленные слепые повороты, во многом повторяющие горные серпантины, только добавляли невероятной сложности этому треку. Покалечиться и разбиться здесь ровным счетом ничего не стоило. Количество фатальных исходов на Северной петле многократно превышало такую же печальную статистику на других трассах. Но именно это и привлекало гонщиков: погибнуть или победить. Ну а внутри кольца возвышался замок Айфель — сердце Нюрбургринга. Монументальный и полуразрушенный, он напоминал о преходящности всего сущего.

Первая гонка на новой трассе состоялась 18 мая 1927 года. Это были соревнования Всеобщего немецкого автомобильного клуба, гораздо лучше знакомого любителям автоспорта по аббревиатуре ADAC. Интересно, что клуб не просто сохранился до наших дней, но и до сих пор является главным организатором всех автомобильных и автоспортивных событий в Германии.

Полная конфигурация трассы автодрома состояла из двух частей — Северной петли (22 810 метров) и Южной петли (7747 метров) — и использовалась для проведения Гран-при вплоть до 1939 года. Затем функции двух колец были разделены: Нордшляйфе отошла под Гран-при, а Зюдшляйфе — под мотогонки и младшие серии, в том числе и под те самые Айфельские гонки. Было и еще одно кольцо, Betonschleife, протяженностью чуть более двух километров, которое использовалось для разогрева перед стартом.

GettyImages-567807231.jpg
Карта Нюрбургринга 1960 года

За более чем 90 лет своего существования конфигурация трека Нюрбургринга неоднократно претерпевала изменения, а в 1984 году была построена новая трасса для Гран-при.

Властелины кольца

После Второй мировой войны Гран-при Германии вернулся на Нюрбургринг. Сколько же имен вновь засияло на этой трассе: Альберто Аскари, Хуан Мануэль Фанхио, Джим Кларк, Стирлинг Мосс, Джеки Стюарт. Впрочем, они лишь добавили блеска месту, где до этого отличались Рудольф Карачиола, Бернд Розмайер и другие великие пилоты.

GettyImages-1088942770.jpg
Хуан Мануэль Фанхио

RingMeister — Властелин кольца — так зрители и журналисты нарекали гонщиков, одержавших на Нюрбургринге несколько побед. И этот народный титул стоил не меньше, чем полученные официально титулы, ведь он зарабатывался потом и кровью. За долгую историю трассы здесь погибло несколько десятков гонщиков, а сколько из них было ранено и травмировано! Под «раздачу» попадали и зрители. Но, конечно, самым страшным случаем, запомнившимся на долгие годы, стала авария Ники Лауды.

Первого августа 1976 года стартовал Гран-при Германии «Формулы-1», где лидером чемпионата на тот момент был австрийский пилот Ники Лауда. В тот день над Нюрбургрингом начался дождь, старт дали с задержкой. Несмотря на мокрую трассу, лишь один пилот предусмотрительно переобулся в дождевую резину, все остальные в погоне за секундами остались на сликах. Впрочем, после первого круга, когда Клей Регаццони чуть не попал в аварию, переобуваться отправились все, в том числе и Ники Лауда. Но это не помогло.

GettyImages-88899368.jpg

В повороте Bergwerk после моста Аденау на отметке 10,56 км Ferrari Лауды теряет контроль, врезается в отбойник и отскакивает обратно на трассу, уже объятый пламенем. В него врезаются еще две машины и отлетают дальше по трассе. Их пилоты выскакивают и бегут к Лауде, прибывают спасатели, австрийца в очень тяжелом состоянии все же извлекают из болида и отправляют в госпиталь, где начинается борьба за его жизнь, а затем и сам пилот борется за возвращение в Большие призы. Два этапа спустя страшный и обгоревший, но не сломленный он возвращается в гонки.

Случаи подобные аварии Лауды и стали причиной, по которой великий автогонщик Джеки Стюарт, не раз выступавший на Нюрбургринге, назвал трассу «зеленым адом».

Рождение Серебряных стрел

Есть у Нюрбургринга и красивые истории. Одна из них — то ли легенда, то ли реальность — связана с рождением Серебряных стрел. А дело было так...

Недалеко от современного въезда на Северную петлю на улице Хауптштрассе стоит небольшой дом с белыми стенами и темной черепичной крышей, а рядом с ним несколько пристроек — Altes Forsthaus. Сейчас там размещается домашний пансион, да и раньше здесь находились небольшая гостиница и гаражи, которые в далеком 1934 году арендовала команда Mercedes. В тот год производитель заявил новые, очень технологичные и быстрые Mercedes W25, показывавшие на треке умопомрачительное время. Но их дебют на гонке в Берлине не состоялся из-за проблем с карбюраторами, которые все же сумели решить, и неделю спустя в Берлине с этими прекрасными белыми автомобилями случилась другая беда: их вес на килограмм (всего один килограмм!) превышал допустимые регламентом 750 кг, из-за чего команду не допустили к старту. Никто из инженеров не мог придумать, как решить эту задачу, пока руководителя команды Альфреда Нойбауэра не осенило: снять краску!

GettyImages-622365062.jpg

Всю ночь накануне гонки в гаражах Альтес-Форстхаус вся команда соскребала с автомобилей краску и полировала кузова, а к утру на старт вышли новые и блестящие серебряные автомобили!

В 1970 году на Северной петле был впервые проведен марафон «24 часа Нюрбургринга». С тех пор только трижды эта гонка уходила на каникулы: два раза из-за энергетического кризиса и один раз по причине реконструкции трассы.

Интересно, что Ники Лауда также принимал участие в этом марафоне, и в 1973 году выиграл его, вновь покорив трассу. Но вообще, не так уж много звезд мирового автоспорта значатся в победителях этой гонки. И это не потому, что они по какой-то причине не могли или не хотели выйти на старт. Дело в другом: Нюрбургринг никому не покоряется просто так. Чтобы победить на нем, к этому нужно быть хорошо готовым.

Заложники кольца

В начале 2000-х Нюрбургринг стал очень популярен у российских спортсменов. В России тогда не хватало автодромов, а Северная петля во время так называемых туристических дней была открыта для всех желающих, и проехать один круг по ее многокилометровой конфигурации стоило всего около 20 евро. Конечно же, все кто мог, приезжали сюда тренироваться и набираться опыта: через «зеленый ад» прошло огромное число наших соотечественников, но кто-то проезжал пару кругов и не возвращался, а для кого-то это становилось началом новой жизни.

Были и те, кто оставался здесь надолго, а кто-то даже открывал свой бизнес. Тем временем среди участников проходящих здесь чемпионатов все чаще стали появляться российские имена, а некоторые наши пилоты и вовсе стали завсегдатаями на стартовой решетке. Удача улыбалась им в той или иной степени, некоторые из них даже оказывались на подиуме, в том числе и в главной гонке года «24 часа Нюрбургринга». Но ни один из них так и не смог отпраздновать в ней победу. До тех пор, пока в этом году российские гонщики Александр Акименков и Василий Селиванов не разорвали этот замкнутый круг и впервые за всю историю «24 часов Нюрбургринга» не поднялись на высшую ступеньку пьедестала.

10.jpg

Александр Акименков еще в начале 2000-х выступал в Национальной гоночной серии Lada и не был новичком в автоспорте, когда в 2010-м впервые оказался на Нюрбургринге. История его отношений с этой гоночной трассой проста и красива: увидел, прокатился, полюбил. Его друг Василий Селиванов приехал сюда поболеть за друга на гонке, а оказался на пассажирском сиденье боевой машины в шоу-заезде. И понял, что пропал. Очень скоро и Василий оказался за рулем.

Так эти два человека стали «заложниками» кольца.

Александр и Василий за несколько лет вместе откатали все уровни соревнований на Нордшляйфе, начиная с заездов тайм-аттак чемпионата RCN и заканчивая крупным и полноценным Чемпионатом по длинным гонкам VLN, в котором постоянно участвует порядка 200 экипажей по 4 пилота в каждом. Но их целью и мечтой была гонка «24 часа Нюрбургринга».

И вот этот момент настал.

Суббота начинается в понедельник

Несмотря на то что старт гонки дается в субботу, уже в понедельник большинство зрителей приезжает с кемперами на трассу, чтобы занять лучшие места в специальных парковочных зонах. В этом году, по официальным данным, общее число зрителей во время марафона «24 часа Нюрбургринга» составило 400–450 тысяч человек. Это количество сопоставимо с населением обычного европейского города.

  • Старт гонки дается в субботу, но уже в понедельник большинство зрителей приезжает с кемперами на трассу, чтобы занять лучшие места

В среду начинаются официальные мероприятия: парад пилотов, автограф-сессия, технические и медицинские проверки, первые тесты и практики, а затем и квалификации, которые занимают почти все время до официального старта. В четверг после заката проходит ночная квалификация, а в пятницу — дневная. Все эти дни на трассе и вокруг нее царит возбуждение: зрители, пилоты и команды пребывают в ожидании старта.

В этом году на стартовой решетке соревнования разместилось 155 машин. Такое количество даже сложно представить: ни одна гонка в мире не собирает столько участников! Марафон проходит по конфигурации, сочетающей в себе как Северную петлю, так и трассу Гран-при. Маршрут составляет более 25 км. Стартовая решетка располагается на главной прямой трассы Гран-при напротив боксов, и вся эта прямая заставлена автомобилями участников от начала до конца. Их разбивают на три группы и дают отмашку по очереди, чтобы хоть как-то исключить возможность массового завала на старте.

  • В этом году на стартовой решетке соревнования разместилось 155 машин

Александр и Василий вот уже несколько лет выступают за одну из самых сильных немецких команд: Black Falcon на Porsche 991 Carrera. В этом сезоне их напарниками стали немецкий пилот Ронни Летмейт и люксембуржец Карлос Ривас.

— Пройти 24-часовой марафон — это совсем не то, что проехать обычный этап, — рассказывает Александр Акименков. — В такой гонке важно, чтобы твои напарники были не только быстрыми, но и психологически устойчивыми, могли справиться с эмоциями и были готовы к любым неожиданностям. Здесь нужно быть крайне внимательным в трафике, беречь машину, будто это хрустальная ваза, и не гнаться за секундами, чтобы потом не расплачиваться минутами, а то и часами. Нюрбургринг легко рассмешить, но трудно удивить.

Гонка стартует в субботу в 15:30 по местному времени и заканчивается в 15:30 в воскресенье — ровно через сутки. Экипажи уходят в ночь, и это самая красивая, сложная и опасная часть марафона, а часы заката и рассвета считаются самыми трудными для пилотирования: концентрация ослабевает, организм переключается на другой режим функционирования, вдобавок низкое солнце бьет прямо в глаза и грозит ослепить. Ночью же все кошки серы...

— Ночью трасса совершенно преображается, — говорит Василий Селиванов. — Пилоты всегда размечают трассу какими-то собственными ориентирами, будь то дерево, пятно на асфальте или какой-то знак. Но ночью большая часть этих ориентиров не читается, и приходится заново ставить метки. Объем, геометрия — ночью все меняется, воспринимается совершенно иначе. Так, например, в темноте зрению нужно устояться в течение пары кругов, чтобы пилот мог вернуться к дневному темпу.

  • Ночью трасса преображается

Если Александр стартовал в марафоне, то на долю Василия выпало финишировать, и эти пять кругов он запомнит навсегда, настолько большое давление и ответственность он испытал на себе в те минуты. Ведь вся команда, весь экипаж работал все это время на общий результат, и теперь единственной задачей гонщика за рулем было привести машину на финиш. К тому же за сутки непрерывного гоночного темпа автомобиль невероятно устает, так что это в буквальном смысле гонка на выживание не только людей, но и техники.

Пилоты рассказали, что последние три часа машина вела себя беспокойно: были проблемы с электроникой, двигателем, состояние тормозов тоже уже было непригодным. Но все закончилось благополучно: люди выдержали. Porsche тоже.

— Пересечение финишного флага — это как будто сбросить с себя две тонны веса. Мне кажется, я кричал в машине. Я даже сразу открыл все окна, так как понял, что мне очень тяжело дышать, — делится эмоциями Василий. — Осознание победы пришло лишь через несколько дней. А тогда мы радовались, как дети, но еще не могли осмыслить всей невероятности случившегося!

  • Российские пилоты впервые победили в гонке «24 часа Нюрбургринга»

Российские пилоты впервые победили в гонке «24 часа Нюрбургринга». Они стали первыми не только в своем классе V6, но и во всей категории Production. Теперь их задача на следующий год — перейти в старшие классы и, возможно, побороться за победу в «Абсолюте».

Но есть и ближайшая цель: выиграть в этом году титул в чемпионате VLN. Впереди еще шесть этапов, и каждый — это борьба за очень важные очки с большим количеством опытных и подготовленных соперников.

Фото: Black Falcon Team, Getty Images

Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ