Ботаника: прекрасные мошенницы

Ботаника: прекрасные мошенницы

Орхидеи — куртизанки растительного мира. Миллионы лет эти цветы оттачивали мастерство соблазнения и обмана. Очередной жертвой их коварного обаяния пали люди.

01231278.jpg

В непроходимых джунглях на севере Колумбии британский ботаник-любитель Том Дайк едва не погиб, проведя в плену у местных боевиков больше девяти месяцев. Но уже вскоре после освобождения Том отправился в новую экспедицию: страсть оказалась сильнее страха. Дайк — один из современных продолжателей почтенной традиции охотников за орхидеями, авантюристов, которые уже 200 лет прочесывают дикие уголки планеты в поиске бесценных цветов.

Орхидных известно больше 28 тысяч видов, и многие из них специализируются к жизни в строго определенной экологической нише. Некоторые могут расти лишь в единственной горной долине, другие опыляются всего одним видом насекомых, ради привлечения которых раскрывают цветы самых необычных форм, оттенков и ароматов. «Один выглядит как немецкая овчарка с высунутым языком, — говорит специалист по орхидеям Сьюзан Орлин. — Еще один — как луковица. Как осьминожка. Этот похож на Микки-Мауса. Этот притворяется мертвым».

СПРАВКА
Орхидеи
Orchidaceae

iStock-473759352.jpg

Отдел — цветковые
Класс — однодольные
Семейство — орхидные

Второе по многообразию семейство высших растений — более 760 родов, распространенных по всем континентам, кроме Антарктиды. Как правило, многолетние травы, реже кусты или лианы. Размеры колеблются в пределах от миллиметров до метров. Характерны двусторонне-симметричные цветки, один лепесток которых заметно отличается от остальных, а тычинки срастаются. Плоды — коробочки с огромным количеством мелких семян.

Разнообразие орхидей вкупе с их уникальностью питает одну из самых сильных человеческих страстей — страсть коллекционирования. Современные технологии позволяют выращивать отдельные виды в промышленных количествах, и годовой оборот этой индустрии оценивается примерно в полмиллиарда долларов. Но некоторые орхидеи и сейчас доступны лишь в штучных экземплярах, не давая покоя коллекционерам. Цены на такие цветы достигают сотен тысяч долларов, развита нелегальная торговля, а ради обнаружения еще неизвестных видов фанатики, такие как Том Дайк, забираются в опасную глушь, куда не ступала нога ботаника.

Массовое помутнение

В самом деле, большинство доступных районов были пройдены еще джентльменами викторианской Англии, которые первыми из европейцев «распробовали» орхидеи. Считается, что все началось с Уильяма Суэйнсона, приславшего на родину образцы бразильской флоры. В Лондоне хрупкие стебли — натуралист счел их невзрачными растениями-паразитами — внезапно расцвели. Раскрылись цветы такие необычные, что посмотреть на них выстраивались очереди. Англию накрыло «орхидное помутнение» — в англоязычной литературе orchidelirium.

C2MCMW.jpg
Тепличные орхидеи Берлина отлично чувствуют себя в большом городе

Крайне капризные растения плохо росли «в неволе», и единственным источником новых цветов оставались постоянные экспедиции. Поэтому уже вскоре за ними отправились отряды охотников — вдохновенных ботаников, увлеченных коллекционеров и просто авантюристов. Считается, что жертвами этой страсти пали десятки, если не сотни, человек. Так, из восьмерых охотников, высадившихся на Филиппинах в 1901 году, вернулся лишь один, зато он привез с собой тысячи уникальных орхидей-фаленопсисов и стал легендой.

Искатели орхидей гибли в лапах диких животных, тонули и сгорали в лихорадке. Некоторые доходили до убийства и уничтожения уникальных мест обитания растений, дабы конкурентам не достались редчайшие образцы и цена на них выросла. Но дело не только в наживе. Историк «орхидного помутнения» Норман Макдональд писал: «Когда человек влюблен в орхидеи, он готов на все, чтобы обладать желанным цветком. Это как зеленоглазая незнакомка или кокаин, нечто вроде безумия».

И люди — далеко не единственные, кому кружат голову эти коварные красавицы. По большому счету все существование орхидей зависит от мошенничества. Притвориться и обмануть, соблазнить и бросить — тут им мало равных.

EC2YPT.jpg
Ручное опыление орхидеи лелии в Калифорнии

ПРОГНОЗЫ
Хобот как улика

Связь между разнообразием орхидей и их узкой специализацией к опылителям описал еще Чарлз Дарвин, автор труда «О приспособлениях орхидных к оплодотворению насекомыми». Изучая присланные с Мадагаскара цветки Angraecum с беспрецедентно длинными выростами, ученый предположил, что такие орхидеи должны опыляться неизвестными насекомыми с хоботками не короче 20 см. И действительно, уже после его смерти на острове обнаружили соответствующий подвид бабочек-бражниц, название которого получило подходящее окончание praedicta — «предсказанный».

Ложь ради жизни

Взять хотя бы союз между цветковыми растениями и насекомыми — один из самых успешных и взаимовыгодных в истории жизни на Земле. Первые могут перекрестно опыляться, перенося свою пыльцу точно на пестик другого растения, вторые кормятся питательным нектаром. Однако орхидеи относятся к этим осененным древностью отношениям чисто мошеннически. Большинство из них никакого нектара не вырабатывают, направляя все усилия на то, чтобы стать невероятно привлекательными для опылителей. Соблазненное насекомое садится на цветок и рано или поздно оказывается плотно облепленным тысячами частиц пыльцы, которую уносит с собой, к следующей бессердечной куртизанке.

00511636_HR.jpg
Колибри — давние союзники и помощники орхидей. Или еще одни из их послушных марионеток?..

Одни орхидеи выдают себя за обычные щедрые цветы, такие как розы или нарциссы. Другие издают запах разлагающейся плоти, прикидываясь источником пищи или удачным местом для откладывания яиц. Наиболее бессовестные выделяют феромоны и сами выглядят словно потенциальный половой партнер насекомого, да такой, перед которым невозможно устоять. Этот эротизм удивительным образом ощущают и люди. Даже название семейства происходит от греческого слова, обозначающего тестикулы. «Орхидеи не просто красивы. На самом деле многие из них совсем не красивы, — говорит Сьюзан Орлин. — Но они сексуальны, и это одно из главных их отличий от других цветов». Впрочем, отличие далеко не единственное.

Все «честные» растения отправляют семена в путь, снабдив их пищей для первых шагов роста. У орхидей они лишены питательного эндосперма и образуют коробочку, куда набиваются порой несколько миллионов микроскопических семян. Их выживание сразу зависит от способности изворачиваться: попав в подходящее место, будущая орхидея должна найти почвенные грибы-базидиомицеты и получать от них питание по крайней мере до тех пор, пока не сможет фотосинтезировать самостоятельно. В симбиотический союз с грибами вступают едва ли не все высшие растения, но и его орхидеи умудряются эксплуатировать самым бессовестным образом. Некоторые виды со временем полностью «садятся на шею» своих партнеров-грибов, воруя у них все необходимые вещества и вовсе отказываясь от фотосинтеза. Нескольким орхидеям это позволило адаптироваться даже к жизни под землей.

01574781.jpg
Орхидеи-башмачки распространены в Северной Америке и использовались в традиционной медицине индейцев

D8E6MG.jpg
Продукты скрещивания орхидей двух и более разных видов называются грексами. Как этот гибрид гибридов Vanda и Ascocenda

rgo_logo_rus_bluewhite.pngЭКСПЕДИЦИИ
Ты из Вологды, я из Костромы

Поиску и исследованию орхидей России посвящены многие экспедиции, организованные при поддержке Русского географического общества. Так, в 2016 году ряд редчайших цветов удалось обнаружить под Костромой, на знаменитом Исуповском болоте, куда, по легенде, завел поляков Иван Сусанин. А в 2018-м в вологодском ботаническом саду «Ботаника» открылся Музей орхидей — по словам его создателя Антона Никитина, единственный в стране. За полтора года подготовки здесь удалось собрать больше тысячи видов из Евразии, Австралии, Африки, Северной и Южной Америки, а также сотни книг, исторических экспонатов и произведений искусства, связанных с орхидеями.

Специалисты соблазнения

Все эти хитрости позволяют орхидеям процветать в экологических нишах, на которые остальные растения обратили бы внимание разве что от безысходности. Разные виды орхидей способны произрастать на голых камнях, в кислых болотах и на ветках деревьев. Ареал представителей этого семейства охватывает все континенты и климатические зоны, за исключением самых экстремальных областей Арктики и Антарктики. И если самые широко распространенные группы растений и животных, как правило, универсалы, готовые к переменчивым условиям жизни и источникам пищи, то орхидеи добились того же крайне узкой специализацией и бесконечным разнообразием. Они появились почти 100 миллионов лет назад, пережили динозавров, и сегодня, даже на фоне нарастающего глобального потепления, вымирание семейству не грозит.

01302228.jpg
Вид Phalaenopsis pantherina встречается только на Борнео и соседних островах

«Вся штука в том, что орхидеи как будто разумны, — говорит Сьюзан Орлин. — То, как они опыляются, заставляя насекомое думать, что оно видит перед собой прекраснейшего партнера в мире... ведь это невероятно. И в определенном смысле то же орхидеи проделывают с людьми». В самом деле, наиболее успешными на сегодняшней Земле видами животных и растений оказались те, что сумели адаптироваться к человеку или стать ему полезными. Орхидеи же эксплуатируют нас самым беспардонным образом: ни Том Дайк, ни тысячи его единомышленников не получают от своей страсти никакой прямой выгоды.

Ванилин, который добывали из семян южноамериканской ванили, — пожалуй, единственный пример практической пользы орхидных. А уже начиная с 1930-х, когда был найден простой метод его химического синтеза, наша страсть к орхидеям стала почти бескорыстной. Возможно, это и есть настоящая любовь.

Фото: NATURE PL (X3) / LEGION-MEDIA, ALAMY (X3) / LEGION-MEDIA, ISTOCK (X2), MINDEN / FOTODOM. RU

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 3, март 2019

Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ