Рисунки на деньгах: как беженцы из Венесуэлы выживают на улицах городов Южной Америки

Рисунки на деньгах: как беженцы из Венесуэлы выживают на улицах городов Южной Америки

Беженцы из Венесуэлы продают в центре колумбийской столицы Боготы картинки, нарисованные на боливарах — билетах национального банка Венесуэлы, — которые из-за гиперинфляции у них на родине стали дешевле бумаги. Рядом молодая семья с маленьким ребенком на руках просит милостыню: «Мы только приехали из Каракаса, и нам нечего есть». В городском транспорте венесуэльцы продают конфетки или попрошайничают и рассказывают примерно одну и ту же грустную историю. Местные к этому уже привыкли: вся Южная Америка давным-давно наводнена бегущими из дома венесуэльцами.

картинки.jpg
Картинки на боливарах, которые в качестве сувениров продают туристам беженцы из Венесуэлы в колумбийской Боготе. Надпись (на английском) гласит: «Венесуэльские рисунки на ничего не стоящих купюрах»

По информации Агентства ООН по делам беженцев, в ноябре прошлого года количество мигрантов и беженцев из Венесуэлы превысило три миллиона человек, или более 9% от общей численности населения страны (около 32 миллионов). Практически каждый десятый гражданин Венесуэлы покинул родину.

Активная миграция из Венесуэлы началась еще в конце правления Уго Чавеса. С начала 2016 года она превратилась в массовый исход, представляющий серьезную проблему для всей Латинской Америки. Одна только Колумбия приняла более миллиона венесуэльцев. В центре Кали, третьего по величине колумбийского города, за последние полтора года вырос нелегальный лагерь беженцев из Венесуэлы. Они пришли сюда пешком и живут возле автовокзала, по окраинам грязной речки, в самодельных палатках из подручных материалов — картонных коробок и полиэтиленовых тентов. Некоторые местные жители дарят им билеты на автобус, чтобы они уехали в какую-нибудь другую страну.

Те, кто побогаче, переходят границу с Колумбией возле города Кукута и едут на автобусах без остановок вплоть до своего места назначения в Эквадоре, Перу, Чили или Аргентине. Этот путь в среднем занимает от 4 до 10 дней.

В результате «исхода» более полумиллиона венесуэльцев осели в Перу, более 220 тысяч — в Эквадоре. В Аргентине поселилось 130 тысяч венесуэльцев, в Чили — более 100 тысяч, в Панаме оказалось 94 тысячи венесуэльцев, в Бразилии — 85 тысяч. Еще около полумиллиона уехали в США и Испанию.

Шестидесятидвухлетняя Лилиана Эхеа, навещавшая в Австралии своих дочерей, не смогла вернуться на родину, потому что авиакомпания просто закрыла рейсы в Венесуэлу. Ей пришлось оставить квартиру в Каракасе, прилететь к сыну Дарнелу в бразильский город Фос-ду-Игуасу и начать жизнь с чистого листа.

Дарнел и Лилиана.jpeg
Лилиана Эхеа и Дарнел Руис в Игуасу. Бразилия

Лилиана самостоятельно выучила португальский язык и несколько месяцев назад наконец смогла получить бразильский вид на жительство. Ее сын, Дарнел Руис, который прекрасно владеет тремя языками, работает консьержем в одном из местных хостелов и подрабатывает продажей гранолы собственного приготовления. Он снимает маленький дом с одной комнатой почти без мебели, Лилиана спит на матрасе в коридоре, а на полу маленькой кухни время от времени располагаются путешественники, которым Дарнел бесплатно предлагает ночлег, матрас и завтрак. В комфортную квартиру в Каракасе ни Лилиана, ни Дарнел возвращаться не собираются.

Впрочем, они не единственные венесуэльцы, попавшие в подобную ловушку. Многие мигранты мечтают вернуться в свою страну хотя бы ненадолго, чтобы повидать оставшихся там родных, но не могут. Они уверены, что их ограбят, или боятся, что потом не смогут вновь выехать из Венесуэлы. На материковую территорию страны уже практически не летают самолеты, постоянно отменяются рейсы, время от времени закрываются границы с Колумбией и Бразилией.

— Я сама из Тачиры, моя семья живет на границе с Колумбией, — говорит двадцатилетняя Мишель Мартинес. — Моя семья живет за счет контрабанды, как и большинство людей в приграничных районах: они пытаются выжить как могут. И то моя мама жалуется, что денег хватает только на еду.

Мишель Мартинес.jpg
Мишель Мартинес. Арекипа, Перу

Между тем, по словам Мишель, людям, которые живут в центре страны, например в Каракасе, месячной зарплаты на еду совсем не хватает.

— Я выехала из Венесуэлы полтора года назад, когда мне было 19, — рассказывает свою историю Даниэла Алдана, подруга Мишель по эмиграции. — Тогда все было чуть проще: не так дорого.

Даниэла Алдана1jpg.jpg
Даниэла Алдана. Арекипа, Перу

Даниэла доехала на автобусах до столицы Перу Лимы в сопровождении гидов из турагентства, весь путь от Каракаса до Лимы занял у нее шесть дней. Сейчас уехать из Венесуэлы так просто не получится, многие идут из Каракаса пешком.

— Я училась на факультете фармацевтической химии в Центральном университете Венесуэлы, одном из старейших университетов Америки. Пришлось бросить учебу из-за проблем с деньгами, — продолжает рассказ Даниэла. — Добравшись до Лимы, я решила поехать в Арекипу (второй по величине город в Перу. — Прим. автора). Я была совсем одна и ничего не знала про город, но посмотрела фотографии в интернете, и мне понравилось. Никогда не думала, что мне придется выживать. В первые дни пришлось буквально заставлять себя не сдаваться, продолжать ради семьи. У меня в Венесуэле остались мама и сестра, и я должна обеспечить их завтраком, обедом и ужином. Это непросто. Если кто-то заболевает, то мне приходится искать дополнительные деньги, чтобы моя семья могла купить лекарства. Слава богу, удалось быстро найти работу. Уже больше года я продавец в магазине электроники. Я очень благодарна Перу, у меня здесь никогда не было проблем с работой. Жаловаться не на что!

К сожалению, не все мигранты из Венесуэлы встречают в других странах Латинской Америки такой радушный прием. Время от времени то тут, то там возникают вспышки ксенофобии. Последний скандал разгорелся в городе Ибарра в Эквадоре. Примерно в середине января 2019 года гражданин Венесуэлы убил свою беременную сожительницу из Эквадора прямо на улице. Видео попало в социальные сети и стало причиной массовых протестов и агрессии в отношении всех беженцев. В результате разъяренные эквадорцы начали ночью врываться в дома, в которых жили ни в чем не повинные семьи из Венесуэлы, оскорблять беженцев, поджигать их вещи и выгонять людей на улицу. В ситуацию пришлось вмешаться президенту и правительству страны, и четыре человека были арестованы за проявление насилия по отношению к эмигрантам.

«Надо уметь отличать тех, кто приехал к нам ради сохранения своей жизни и с целью честно зарабатывать деньги, от преступников, которые должны находиться за решеткой», — заявил пресс-секретарь президента Эквадора Хуан Ролдан. Он пообещал, что государство начнет требовать от мигрантов справки о несудимости, а также будет охранять право иностранцев пребывать в Эквадоре.

«Мы создадим бригады, которые будут следить за тем, чтобы нечестные работодатели не наживались на отчаянии венесуэльцев, которые сейчас оказались в той же ситуации, что и эквадорцы много лет назад в других странах (в начале 2000-х из-за серьезного экономического кризиса многим эквадорцам пришлось уехать из страны. — Прим. автора)», — подчеркнул Ролдан.

Впрочем, страдают не только венесуэльцы, бегущие от нищеты и неопределенности дома в другие страны Южной Америки: несладко приходится и иностранцам в самой Венесуэле.

— У меня родители живут в Венесуэле уже более девяти лет, — рассказывает колумбиец Деннис Родригес. Мой отец — зубной техник, у них с мамой свой бизнес. Шесть лет назад им удалось скопить достаточное количество боливаров, чтобы купить квартиру в городе Баркисимето, где они живут. За те несколько недель, пока оформлялись документы в банке, покупательная способность денег упала так, что их уже не хватало на покупку автомобиля, еще через пару недель на эту сумму уже нельзя было купить и телевизор. Забрать деньги из банка было невозможно, потому что правительство ограничило возможность снятия денег со счетов. Мои пожилые родители просто сидели в своей съемной квартире и наблюдали за тем, как таяли их многолетние сбережения.

Альбаро и Марсела.jpg
Родители Денниса, Альваро Родригес и Марсела Кантор, за работой. Баркисимето, Венесуэла

Четыре года назад Деннис поехал навестить родителей, и в приграничной Кукуте выяснил, что правительство Венесуэлы решило закрыть границу. Пришлось найти тех, кто готов был провести его через границу нелегально. Это был непростой пеший путь по проселочным дорогам по колено в воде в большой группе людей, как колумбийцев, так и венесуэльцев.

— Самое забавное, что когда мы дошли до нормальной дороги, то нас начали постоянно останавливать полицейские кордоны, — говорит Деннис. — Полицейские по акценту определяли, что мы из Колумбии, и требовали денег. В результате, когда я добрался до родительского дома, у меня в кошельке осталась только половина отложенной на отпуск суммы. В тот раз я сказал себе, что больше в Венесуэлу не поеду. Все стало значительно дороже (по сравнению с ситуацией шестилетней давности), уже был заметен дефицит, нас с родителями пытались ограбить на улице, а главное — по венесуэльцам было сильно заметно, как они устали. Вымотанные, отчаявшиеся, это были уже не те веселые и беззаботные люди, с которыми мы весело проводили время в предыдущие поездки.

Кризис в Венесуэле и массовая эмиграция из этой страны уже давно накаляют ситуацию в регионе. Южноамериканские страны просто не могут вместить такое количество беженцев и дать им достойные условия для существования. Большинство людей, с одной стороны, сочувствуют венесуэльцам, а с другой — хотят, чтобы ситуация в Венесуэле, наконец, улучшилась. Все латиноамериканцы устали от бесконечного потока мигрантов, который не способствует стабильности и безопасности в их странах.

* * *

Еще больше историй из Южной Америки в блоге автора.

Фото: автора (1), предоставлены героями (2–5)

Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ