Центр управления собой

Центр управления собой

Нам кажется, что мы управляем своим телом и самостоятельно принимаем решения. Не стоит обольщаться: часто это результат напряженной борьбы между конфликтующими частями нашего «я», и он бывает довольно неожиданным. Это отлично иллюстрирует вышедший на днях в прокат анимационный фильм «Головоломка».


Так авторы фильма «Головоломка» (Inside Out) представляют себе процесс принятия решений — за пультом управления пять эмоций: Гнев, Брезгливость, Радость, Страх и Печаль. Это представление сильно упрощенное, но в целом оно недалеко от истины

Справляться с эмоциями непросто. Девочке Райли из нового пиксаровского мультфильма «Головоломка» (Inside Out) довелось испытать всю «прелесть» хаоса в голове. Радость, Печаль, Страх, Гнев и Брезгливость — каждая из эмоций имеет свое мнение о том, как поступить и что сказать. И когда те не могут договориться (или кто-то из них отсутствует), Райли приходится тяжело. Из этой задумки получилась увлекательная история. Но «Головоломка» презентует нечто большее, чем интересный сюжет. Это первый фильм, который так явно показывает «кухню» принятия решений и строится на важной идее о том, как работает мозг.

Сама идея знакома нам по опыту. Мы знаем, что такое внутренняя борьба — когда и хочется, и колется. Мысли соперничают за внимание и мешают сосредоточиться. Вот и сейчас, пока вы читаете, внутренний голос, возможно, подбивает вас бросить это дело и заняться чем-то другим. Но часто подобные споры не слышны: они идут незаметно для сознания, и оттого кажется, будто там и спорить некому. Есть лишь тот, кто принимает решение, и он не будет перечить сам себе. Но здравый смысл здесь подводит. Принимающий решение (то самое «я») состоит из частей, и они могут конфликтовать. Эту идею и взяли на вооружение создатели фильма. У них были хорошие консультанты, знавшие, что это не беспочвенная фантазия.

Мысль о немонолитности сознания не нова, еще пару столетий назад австрийский врач Франц Галль (1758–1828) нарисовал такую карту мозга, исходя из наблюдений за больными: голова у Галля делилась на сектора — любовь, агрессия, остроумие, счет и так далее. Его представления были наивными, но двигался Галль в правильном направлении. Можно вспомнить и австрийского психоаналитика Зигмунда Фрейда (1856–1939), который предложил анатомию личности, разделив ее на три взаимодействующие структуры: Ид, Эго и Супер-Эго. Его теории были столь же умозрительными, что и у Галля. Однако все подобные подходы были верны в одном: мышление человека — это сложение разнонаправленных сил. Это оркестр без дирижера, где музыканты могут играть вальс, марш и джаз, а порой выдавать какофонию, если не согласны или если один или больше инструментов расстроены.

В чужих руках: кто победит во внутренней борьбе?

Аналогия с оркестром глобальна и годится не только для описания видимых эмоций. Ссориться могут и те музыканты, что играют мелодию управления телом. Вы уверены, что ваши руки подчиняются именно вам? Если да, вы счастливчик. У некоторых людей одна или обе руки ведут себя как попало, независимо от желаний владельца. Расстройство известно как синдром чужой руки, или болезнь доктора Стрейнджлава. Второе название дано в честь героя фильма Кубрика «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу» (1964). Рука доктора сама вскидывалась в нацистском приветствии и даже порой пыталась задушить хозяина.

Сказка ложь, но тут почти правда. Немецкий невролог Курт Гольдштейн (1878–1965) первым наблюдал пациентку, левая рука которой, по утверждению женщины, во сне схватила ее за горло и стала душить. Часто «чужие руки» могут шлепать, щипать и бить своего «владельца». Они не просто не слушаются, они конфликтуют. Например, одна рука завязывает шнурки, а другая тут же пытается их развязать. Расстройство возникает из-за повреждения связи между полушариями. Когда в середине ХХ века врачи лечили эпилепсию, рассекая эту связь в мозге, эпилепсия пропадала, но у пациентов часто случался эффект чужих рук. Такие руки словно подчинены иному центру управления, имеющему свои, недоступные сознанию, мотивы.

Синдром связывают с правой верхней теменной долей — в этой области хранится полный внутренний образ тела. В редких случаях он расходится с реальностью. Человек чувствует, например, что одна рука (или нога) его тяготит. И хочет от нее избавиться. Такие люди не встречают понимания у психологов и годами страдают, пока не найдут доктора, который согласится провести незаконную ампутацию. После этого такой человек с облегчением признается: «Впервые за много лет у меня все как надо». Нет, психика и ум таких людей не повреждены. Желание избавиться от части тела возникает из-за врожденного дефекта в схеме тела, которую строит мозг. В этой схеме рука отсутствует либо, наоборот, занимает слишком много места, что причиняет страдания.

«Расхождения в схеме» бывают и более серьезными. Когда мужчина рождается с телом женщины и наоборот, анатомия и самоощущение вступают в конфликт со всей схемой (трансгендерная женщина даже может испытывать эрекции мнимого пениса). Конфликт переживается тяжело, и снять его, бывает, помогает лишь процедура по смене пола.

Если же синдром чужой руки довести до предела, то может случиться диссоциативное расстройство идентичности. Его еще в конце ХIХ века описал Роберт Стивенсон в повести «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда». Человек словно переключается между «личностями», каждая из которых обладает своим характером, знаниями и набором эмоций. Такие личности бывают разного пола и возраста. И могут враждовать. Тогда это трагичная ситуация — одна личность вредит другой, ломает вещи и пытается причинить физический вред. Не может ли быть так, что «чужая рука» — это рука личности, не сумевшей получить контроль над всем телом?

Незаметный паралич: как договориться с собой?

Неврология знает массу примеров, когда целостность «я» ставится под вопрос. Например, выходит из строя одна из систем, и больные ведут себя странно, но характерно. Это дает врачам право говорить о частях «я», каждая из которых может изучаться отдельно. Например, если инсульт затронул теменную долю в правом полушарии, у человека наступает паралич левой стороны тела. Большинство таких людей сообщают, что не могут пошевелить рукой. Однако малая часть пациентов не признает паралич. У них все в порядке со зрением, они видят, что рука не двигается, а тесты показывают, что их рассудок в норме. И все же, когда речь заходит о больной руке, они его словно… теряют.

Таких пациентов изучал американский невролог Вилейанур Рамачандран, ныне директор Исследовательского центра высшей нервной деятельности в Сан-Диего (США). В ответ на просьбу подвигать рукой пациенты приводят веские доводы, почему это невозможно. Один генерал почти возмущался: «Я привык отдавать приказы, а не выполнять их». Некоторые говорят, что рука принадлежит другому человеку, например их родственнику (в этом случае их сознательное «я» не распространяется на левую часть тела). Рамачандран приводит в пример случай разумно изъясняющейся женщины: она утверждала, что не парализована, а безжизненная рука на ее коленях принадлежит отцу, который прячется под столом. Когда же доктор попросил пациентку коснуться левой рукой носа, она поднесла к нему парализованную руку при помощи здоровой, использовав последнюю как инструмент. Рамачандран делает вывод: «Очевидно, что кто-то внутри нее знал, что левая рука парализована и что рука, лежащая на коленях, ее собственная, но «она» — та, с которой я разговаривал, — этого не знала».

Открыть «ей» правду помогает на удивление простая процедура — нужно промыть левый слуховой канал пациента холодной водой. На несколько минут больной преображается: узнает руку и признает наличие паралича. Это называется калорической пробой, врачи используют ее для диагностики вестибулярного аппарата. При этом холод раздражает не только рецепторы внутреннего уха — от них сигнал идет дальше, в глубокие зоны мозга. Так проба превращается в простой и безопасный способ стимуляции и даже может наладить диалог между разными частями «я». А им всегда есть о чем договариваться.

Я, которого нет: куда вы дели мою маму?

Например, стоит договориться о том, где кончается человек и начинается внешний мир. Мы ощущаем границы своего «я» благодаря слаженной работе разных систем — чаще они дают один ответ. Когда ответы разнятся, возникают парадоксальные ситуации. И если больные, отрицая паралич, сужают свой внутренний мир, то возможна и обратная история: «я» выходит за пределы тела, в том числе у совершенно здоровых людей. Простым опытом можно развлечь компанию друзей. Человек садится за стол так, чтобы не видеть свою руку. Вместо нее он смотрит на лежащий на столе резиновый муляж руки. Задача в том, чтобы другой участник опыта синхронно постукивал по муляжу и по руке испытуемого в одних и тех же местах. Спустя минуту у человека возникнет ощущение, что он чувствует постукивания по резиновой руке. Он знает, что рука не его, но система, связанная с тактильными ощущениями, имеет другое мнение. Если замахнуться молотком, угрожая ударить по муляжу, человек резко попытается отдернуть руку. У него учащается пульс. Организм действует так, словно резиновая рука — его часть, хотя испытуемый умом понимает, что это не так. В эксперимент можно включить предметы, ничем не напоминающие конечность: стол, стул и вообще что угодно, при указанных условиях испытуемый будет воспринимать их как часть своего тела.

Здесь конфликтуют разум и чувства, причем разум проигрывает. Однако это не значит, что без чувств восприятие будет надежнее. В психиатрии известен синдром Капгра, когда больной убежден, что его родственника подменили. Он согласен, что та женщина выглядит и говорит в точности, как его мать, но это ее двойник. Хотя когда такой больной беседует с матерью по телефону, бред про двойника не возникает. В чем же дело?

Неврологи показали, что проблема проявляется на уровне связей между визуальной и эмоциональной областями мозга. Когда пациент видит мать, он узнает ее и активирует связанные с ней воспоминания. Но это не вызывает у человека никаких чувств, потому что сигнал из эмоциональной области не приходит. Возникает конфликт восприятия: зрение сообщает про мать, а чувства не подтверждают гипотезу. Разум ищет логичное объяснение этой невероятной ситуации и приходит к выводу о двойнике. Часто такие пациенты психически нормальны в прочих отношениях.

Известны случаи, когда эмоции не доходят не только до зрительных центров, но и до всех сенсорных систем. Это похоже на синдром Капгра, только повреждения более обширные. Больной настаивает, что он умер и осталась лишь неживая оболочка. Причина такого бреда может быть связана с нарушением связей в мозге, получившем название «синдром Котара». Человек перестает чувствовать что-либо в отношении любого объекта или события в реальном мире, и мозг вынужден считать, что все вокруг подложное. А если при этом еще и нарушена работа систем, устанавливающих границы «я», теряется ощущение себя как обособленной сущности. Человек не чувствует мира и не чувствует себя в этом мире — и скажите теперь, что его вывод нелогичен.

Ученые из Льежского университета (Бельгия) и Эксетерского университета (Великобритания) в 2013 году просканировали мозг пациента с синдромом Котара методом позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ): активность в лобной и теменной области была настолько низка, что напоминала мозг человека, находящегося в вегетативном состоянии. Один из авторов, Стивен Лориз, признался: «Я занимаюсь ПЭТ уже 15 лет и ни разу не встречал человека, который был бы на ногах, мог общаться, но при этом обладал подобной аномалией. Мозг больного работал так, словно человек находится под наркозом или спит».

Конфликт чувств и разума: съесть ли еще кусочек?

Может показаться, что конфликты ощущений и восприятий — следствие лишь редких расстройств. Это не так. Болезни часто помогают увидеть причину, но внутренние конфликты сопровождают каждого из нас постоянно. Все мы сталкиваемся с выбором между приятным и полезным, между удовольствием сейчас и здоровьем на долгие годы. Таким типом решений занимается нейроэкономика, наука, делающая ставку на изучение работы мозга в ситуации выбора.

Нейроэкономисты вооружены сканирующими приборами. Человеку предлагается решить: что для него лучше — 100 долларов сейчас или 110 долларов через месяц? Испытуемый думает и нажимает одну из двух кнопок, а ученые измеряют активность разных зон его мозга. В таких опытах важно выяснить, как люди ценят немедленную награду по сравнению с более значимой, но отсроченной во времени. Оказалось, что выбор сводится к борьбе двух структур. Одна из них (прилежащее ядро, или центр удовольствия) связана с эмоциональной оценкой. Другая — префронтальная кора — действует рационально. Выбор человека можно предсказать по тому, какая из систем более активна при принятии решения.


Разрыв между восприятием и эмоциями — не такой уж редкий случай

Это прямой конфликт двух базовых установок, который выходит далеко за пределы лабораторных тестов и знаком нам по басне «Стрекоза и муравей». Людям свойственно дисконтировать будущее — немедленное удовольствие мы ценим выше. Но жизнь требует обратного: чтобы быть здоровым и успешным, нужно отказываться от соблазнов и больше работать, нежели отдыхать. Дети четырех лет, которые за 20 минут опыта смогли устоять и не съесть зефир, и во взрослой жизни были куда более успешны, нежели те, кто слопал зефир и получил мимолетное наслаждение.

В российском Центре нейроэкономики при ВШЭ ученые не только измеряют активность мозга испытуемых, но и воздействуют на него магнитным полем. Если временно снизить активность рациональной системы, человек чаще выбирает меньшее, но немедленное вознаграждение. Если, наоборот, усилить работу префронтальной коры, решения становятся более взвешенными и менее рисковыми. В США все больше людей увлечены микрополяризацией: они стимулируют префронтальные области слабым постоянным током от обычной батарейки. Это помогает успокоиться и справиться с умственной нагрузкой, например при подготовке к экзаменам.

В нейроэкономике применяют и уже упоминавшееся промывание ушного канала. Ученые из Бернского университета (Швейцария) провели эксперимент, где женщины отмечали в каталоге те товары, которые они желают купить. После калорической пробы, вот сюрприз, мнение женщин менялось: товары уже не выглядели столь привлекательными, и число покупок заметно снизилось. Для импульсивных людей это отличная новость — возможно, им стоит прибегать к этой процедуре перед каждым походом в магазин. Но если возиться с водой не очень удобно, то подождите немного: уже создан гибкий электрод в виде тончайшей пленки, накладываемой на ухо и уходящей во внутренние части ушной раковины. Пока это устройство умеет считывать электрические сигналы, но вскоре будет их и отправлять.

За такими системами будущее. Легкое напыление на ухо — и человек получает инструмент самоконтроля! Он сможет избавиться от чрезмерных эмоций в момент принятия важного решения, трезво взглянуть на плюсы и минусы. Нейрогаджеты помогут найти баланс между главными целями жизни и сиюминутной выгодой. Нужно лишь помнить, что разум делает человека рациональным, а эмоции — живым.

Фото: WDSSPR, Getty Images / Fotobank.com

Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ