Красный занавес: 6 историй о корриде

Красный занавес: 6 историй о корриде

«Испания — единственная страна, где смерть — национальное зрелище», — говорил Лорка. Для поклонников корриды это еще больше — торжественное событие и праздник. Встреча с лысой, как испанцы называют смерть, не должна быть унылой

Если матадору не удается одним, легким на вид, движением повергнуть соперника на песок, значит, он не смог хорошо сделать свою работу. Фото: EFE/LEGION MEDIA

Начало мая. Пестрая толпа осаждает кассы мадридской арены для боя быков «Лас-Вентас». Трибуны наполняются шумным народом. Но вот соперники выходят на арену, публика замирает — и взрывается аплодисментами, когда тореро особенно изящно пропускает быка под ярким розово-желтым плащом капоте. До поздней осени во всех городах и селах Испании, имеющих арену, будет происходить примерно то же самое.

Фото: DANIEL OCHOA DE OLZA/AP/EAST NEWS
Памятка путешественнику
ПАМЯТКА ПУТЕШЕСТВЕННИКУ
Испания. Мадрид
РАССТОЯНИЕ от Москвы — 3400 км (5 часов в полете)
ВРЕМЯ отстает от московского на 3 часа зимой, на 2 часа летом
ВИЗА «шенген»
ВАЛЮТА евро (1 EUR ~ 49 руб.)

К этого рода увеселениям очень по-разному относится и мировая общественность, и сами испанцы. Одни считают, что «варварский пережиток» позорит нацию, другие — что «благородный поединок человека и животного» — наилучшее отражение сути этой самой нации.

ЛЫСАЯ

«Уберите из корриды смерть, и она превратится в цирк», — отвечают апологеты традиции тем, кто требует сделать ее хотя бы бескровной. Для поклонников боев с быками португальская коррида, где животное не убивают на площади, — всего лишь демонстрация  мастерства наездников. Испанская — экзистенциальное испытание смертью.

«В других странах смерть — это все. Она приходит, и занавес падает. В Испании иначе. В Испании он поднимается», — Федерико Гарсия Лорка был убежден, что лишь под немигающим взглядом лысой испанец может проявить лучшие качества — смелость, презрение к опасности и благородство.

Фото: REUTERS/VOSTOCK PHOTO

Поэтому с начала XVIII века и до наших дней спектакль с почти неизбежной кровавой развязкой остается частью повседневной жизни Испании. И поэтому опасная профессия тореро до сих пор страшно притягательна для жителей страны, даже карта которой напоминает растянутую шкуру быка.

БЕДОВЫЙ

«Если человек рискует жизнью, это не значит, что он хочет поскорее с ней расстаться, — говорит Хосе Луис Боте, бывший тореро, а ныне директор Школы тавромахии имени Марсьяла Лаланды (знаменитого испанского тореро XX века) — первого в Мадриде государственного учебного заведения по подготовке матадоров. — Любой тореро, выходя на бой, знает, что смерть все время рядом, но он никогда не думает о ней. Такая работа».

Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK.COM

Всего полвека назад бедовые пареньки, готовые поставить на карту жизнь и проснуться богатыми и знаменитыми, тренировались на бычках из чужого стада по ночам, тайком. В 1976 году в Мадриде открылась первая школа тавромахии, и с тех пор на матадора можно выучиться официально.

ДРУГОЙ ВЗГЛЯД
Против варварства

Альваро Мyнера, тореро из Колумбии, мечтал выступать в Испании. Его двадцать вторая коррида в 1984 году в испанском поселке с названием, по иронии судьбы похожим на его фамилию — Мунeра, стала последней для восемнадцатилетнего парня. Травма шейных позвонков оказалась роковой, его полностью парализовало. После многолетнего лечения Альваро начал передвигаться на инвалидной коляске и стал яростным противником корриды. «Когда бык сломал мне шею, я понял, что он чувствует, когда ему втыкают шпагу между третьим и четвертым позвонками, — говорит Мунера. — Защитники корриды утверждают, что боевой бык выращен специально для участия в этом зрелище. Но выращивать живое существо с такой же центральной нервной системой, как у человека, чтобы подвергнуть его мучениям на потеху публике, — это аморально и не должно существовать в цивилизованном обществе».

Бывший тореро не считает поединок человека и быка равным, замечая, что животные ежегодно гибнут тысячами, в то время как за три века пешей корриды в Испании погибли 300 человек.

«Традиция? Да, но с точки зрения этики немыслимо защищать кровавый обычай, — говорит колумбиец. — У древних майя и ацтеков была традиция приносить людей в жертву, ее тоже нужно было сохранить? Я уверен: скоро о корриде будут вспоминать как о черной странице в истории человечества».

Фото: FELIPE CAPARRES /EASTNEWS

Что нужно сделать в Мадриде

УВИДЕТЬ Пласа-Майор — одну из центральных и красивейших мадридских площадей, которая использовалась как арена для корриды вплоть до 1737 года.

СЪЕСТЬ Cocido madrileno («мадридское варево») — густой суп из турецкого гороха с овощами, мясом и копченостями — в знаменитом ресторане Casa Lucio (средний счет 50 евро с вином).

ВЫПИТЬ разливного вермута в Casa Labra, старинном заведении в центре Мадрида (1,5 евро).

ЖИТЬ в Ada Palace, с террасы которого открывается лучший вид на знаменитую панораму Мадрида: слияние улиц Гран-Виа и Алькала (от 140 евро).

ПЕРЕМЕЩАТЬСЯ на метро (от 1,5 евро).

КУПИТЬ в подарок фигурку Дон Кихота (от 3 евро), для себя — вяленую ногу иберийской свиньи, или хамон (от 70 евро), и подставку для ее резки (от 15 евро).

Фото: AP/EASTNEWS, SHUTTERSTOCK, © УЧАСТНИКИ OPENSTREETMAP

«Когда я рос, каждый мальчишка мечтал пережить рискованное приключение и стать звездой. И наверное, это продолжает привлекать молодежь, хотя и слава у тореро уже не та, что раньше, и жизненной необходимости в зарабатывании денег таким способом больше нет», — говорит Боте. Для него самого когда-то стать матадором означало выбраться из нищеты. В конце 1960-х такой выбор никому не казался экстравагантным — успешные бойцы с быками зарабатывали колоссальные деньги и были такими же кумирами, как сегодня футболисты. Гонорары их теперь тоже сравнимы (раньше футболистам платили значительно меньше): за вечер на арене тореро получает от 35 000 до 350 000 евро. В год активный матадор может провести до семи десятков боев. «Это выглядит очень заманчиво. Риск, адреналин, бешеные гонорары, популярность…

ГЛОССАРИЙ

КОРРИДА (полное название «коррида-де-торос» от исп. correr — «бежать», «гнать», и toro — «бык»; дословный перевод — «гон быков») — бой человека и быка на специальной арене. Проходит в три этапа (терции). Во время первой конный тореро (пикадор) пикой наносит удары в загривок быка, чтобы его разозлить. Во второй терции пешие тореро (бандерильеро) втыкают в холку быка заостренные дротики — бандерильи. Третий этап — терция смерти. Тореро должен убить быка одним ударом шпаги, предварительно продемонстрировав умение манипулировать противником.

Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK.COM

МАТАДОР (полное название «матадор-деторос», дословный перевод — «убивающий быка») — главное действующее лицо корриды. В его функции входит на каждом этапе готовить животное к происходящему, а в последней час ти — убить быка, оставшись с ним на арене один на один. Пикадоры и бандерильеро считаются помощниками матадора и под его началом вместе с оруженосцем составляют команду — квадрилью. Члены квадрильи, в отличие от матадора, получают фиксированную зарплату, которую матадор выплачивает из своего гонорара. В одной корриде участвуют три квадрильи и шесть быков (по два на каждую).

ТАВРОМАХИЯ (дословный перевод с греческого — «бой быков») — все виды состязаний человека с быком и между быками. Коррида — одна из форм тавромахии.

ТОРЕРО, он же тореадор (последнее слово в Испании устарело и вышло из обихода), в широком смысле — любой участник корриды, в узком — матадор.

Кто думает о том, каким потом и кровью это дается?» — Боте задирает рубаху. Его торс исполосован шрамами. Трижды за 25-летнюю карьеру матадора он смотрел в лицо лысой. Первый раз — в семнадцать лет, когда бык пронзил ему бедренную вену. «При таком ранении человек умирает от острой кровопотери за несколько минут. Меня зашивали прямо на площади. В следующий раз бык пропорол мне живот. 48 часов никто не давал ломаного гроша за мою жизнь: рог прошел через толстую кишку, печень, поджелудочную. Полтора года по больницам, но я выкарабкался. Третий удар пришелся в позвоночник, парализовало всю нижнюю часть тела. Врачи говорили, что остаток жизни я проведу в инвалидной коляске…»

Но вышло иначе. Он поднялся. Осталась хромота, поэтому пришлось придумывать собственную технику боя. Хосе Луис в третий раз вернулся на арену. «У нас есть примета — ни в коем случае не надевать костюм, в котором получил рану. Я нарочно надел, чтобы переломить себя, преодолеть страх, — говорит тореро. — Зачем? Чувствовал, что не могу вот так уйти, что еще не было у меня главного боя».

Главный бой случился 5 мая 1996 года, через год после третьего возвращения, в мексиканском городе Агуаскальентес. Боте сразился с двумя быками и завоевал максимум возможных трофеев (четыре бычьих уха и два хвоста). Он стал первым матадором, показавшим такие результаты в Мексике. Публика вынесла героя с площади на плечах. Имя Боте гремело еще 10 лет и в Латинской Америке, и в Испании, и в соседних странах.

Травма спины не прошла бесследно, боли усиливались, и Хосе Луису все же пришлось уйти. В школе тавромахии бывший тореро чувствует себя нужным. Он никогда не показывает шрамы ученикам. Он учит их самодисциплине, умению концентрироваться, уважению к противнику.

«Бык для тореро не враг, он его часть, — говорит маэстро. — Если ты ощущаешь единство с животным, то это хороший бой. Если нет… Бывали дни, когда мне хотелось убежать с арены, хотелось, чтобы все поскорее закончилось. Бык такое чувствует, и даже если не поднимет тебя на рога, ты не сможешь красиво выступить. И это позор».

ОТВАЖНЫЙ

Позор для тореро — почет для заводчика. Если бык, которого он вырастил, «переиграл» человека, проявил исключительные бойцовские качества, значит, свою работу скотовод выполнил безупречно. Подобное бывает нечасто, но тогда бык уходит с арены живым, чтобы стать производителем и плодить агрессивное потомство.

Фото: AP/EASTNEWS

Такая завидная участь выпала в 2011 году на долю быка по кличке Отважный. Его счастливый хозяин, андалузский заводчик Альваро Нуньес, совершил круг почета по арене вместе с питомцем. Скотоводческое хозяйство Нуньеса поставляет свой «продукт» на корриды по всей стране по 13 000 евро за особь, хотя быка поплоше можно купить за треть этой суммы. «Наше клеймо котируется, потому что животные показывают отличные результаты, не уходят от боя, атакуют, — объясняет Альваро. — Мы тщательно отбираем производителей. Отважный — теперь один из них, проверенный экземпляр».

ПОРОДА
Дикие сердцем

Тур (Bos Taurus primigenius), родоначальник всех современных пород крупного рогатого скота, обитал на территории Евразии до начала XV века. Его подвид послужил основой для выведения породы испанских боевых быков: их выращивают начиная с XV века. Благодаря селекции (для размножения отбирают наиболее агрессивных особей) и условиям содержания, приближенным к естественным, представители породы сохранили поведенческие характеристики, свойственные диким быкам: образуют стада с вожаком, обладают злым нравом, не боятся человека и сами нападают на него. Средняя высота в холке взрослой особи — 155 см, масса самцов — 500 кг, самок — 350 кг. В корриде участвуют быки в возрасте 4–6 лет весом 410–460 кг.

Отбор самых боевитых быков для скрещивания — залог сохранения особой породы парнокопытных, выведенной в Испании. Потомок дикого тура — единственный родственник домашней коровы, который нападает на человека без причины. Но для того чтобы бык не «одомашнился», условия его содержания должны быть максимально приближены к естественным.

Четыре года животные свободно гуляют по пастбищам, на которых законом запрещена другая хозяйственная деятельность. Людей они видят редко, корм им оставляют в специальных местах, лишний раз не беспокоят. «Быки часто дерутся между собой, поэтому вожакам мы надеваем на рога специальные чехлы, иначе они друг друга поубивают», — говорит Нуньес. Отправляя заботливо выращенных быков на корриду, он не жалеет о потраченных деньгах (вырастить одного стоит около четырех тысяч евро) и силах. Напротив, радуется тому, что наконец-то животные смогут проявить свою дикую сущность, и признается: «Из-за кризиса мы не в состоянии содержать стадо, приходится посылать часть животных на бойню. И вот их мне жаль. А на арене боевой бык атакует и защищается. Какому еще животному позволено убить человека? Он умирает в бою, разве может быть смерть более благородной?»

Если бык «переиграл» человека, он уходит с арены живым, чтобы стать производителем и плодить агрессивное потомство. Фото: AP/EASTNEWS

Регламент корриды предписывает матадору убить животное, вонзив шпагу до самого основания между третьим и четвертым позвонками. Это трудно, потому что в момент нанесения смертельного удара человек имеет максимум шансов быть поднятым на рога. И если матадору не удается одним, легким на вид, движением повергнуть соперника к своим ногам, если он причиняет ненужные мучения животному или прибегает к помощи ассистентов, значит, он не смог хорошо сделать свою работу и вместо аплодисментов заслуживает свист.

ПОЧТЕННАЯ

Майским днем в самом начале прошлого сезона португальский тореро Жуан Мора стоял на желтом песке мадридской арены «Лас-Вентас» и плакал. Это было его последнее выступление после почти 40 лет звездной карьеры. Мора не сумел убить быка одним ударом шпаги. Ему было стыдно. И «почтенная» его освистала. Именно так — «почтенная» — принято называть публику в тавромахических кругах.

Тореро не может себе позволить обмануть ожидания публики — «почтенная» будет к нему беспощадна. Но когда ожидания оправдываются, на ликующих трибунах взмывают руки с белыми платками, требуя награды для смельчака. Фото: AFP/EASTNEWS

«Почтенная» ведет себя будто бы без должного трепета по отношению к смертельному поединку — едят, пьют, лузгают семечки и курят, поскольку арена для боя быков — одно из немногих общественных мест, где можно зажечь сигарету, а потом еще и затушить ее о каменную ступень амфитеатра. На эти ступени кладут подушечки, чтобы сидеть было не так жестко. Их-то разъяренная публика, вопреки запрету, швыряет на арену, если, по ее уважаемому мнению, тореро недостаточно храбро сражается.

РАСПИСАНИЕ
Коррида: сезон-2014

В Испании коррида является частью народных гуляний по случаю праздников в честь святых покровителей города или деревни. Всего в год проходит до 2000 коррид, на которых убивают более 10 000 быков. В двух (из 17) автономных областях страны коррида запрещена местным законодательством — на Канарских островах (1991) и в Каталонии (2012).

СЕВИЛЬЯ
Апрельская ярмарка (20 апреля, 1–11 мая), арена «Маэс транса», билеты от 13 до 155 евро.
МАДРИД
Праздники в честь покровителя города святого Исидора (1–31 мая), арена «Лас-Вентас», от 14 до 160 евро.
КОРДОВА
Праздники в честь покровительницы города Бого матери Здоровья (25 мая — 1 июня), арена «Косо-де-лос-Калифас», от 25 до 140 евро, скидки пенсионерам, безработным, молодежи (12–25 лет).
ПАМПЛОНА
Праздники в честь покровителя Наварры святого Фермина (5–14 июля), городская арена, от 11 до 128 евро.
ВАЛЕНСИЯ
Июльская ярмарка в честь святого Хайме (21–27 июля), городская арена, от 21 до 154 евро.
БИЛЬБАО
Праздники в честь Вознесения Девы Марии (17–25 августа), арена «Виста Алегре», от 14 до 170 евро.

Жуан Мора не возмущался неблагодарностью тех, кто кричал ему с трибун, что он, если перевести деликатно, «не мужик». Эта сцена была бы возмутительна в театре, опере, кино. Но на корриде она в порядке вещей, потому что публика здесь не пассивный зритель, а действующее лицо, примерно как хор в древнегреческой трагедии.

На корриду в Испании не заходят случайно, от нечего делать. На нее либо ходят, либо не ходят. Для тех, кто ходит, тореро — кумир, воплощающий веру в то, что перед лицом смерти можно быть мужественным, элегантным и гордым. Он не может себе позволить обмануть эти ожидания — «почтенная» будет к нему беспощадна. Но когда ожидания оправдываются, когда их герой, затянутый в расшитый блестками и позументом костюм, изящно пропускает мощную рогатую голову под красным полотнищем рядом с сердцем, на ликующих трибунах взмывают руки с белыми платками, требуя награды для смельчака. Высшая награда — уши и хвост, срезанные с поверженного животного. Когда-то это означало, что бык становится собственностью тореро.

Фото: AFP/EASTNEWS

Сегодня многие испанцы этого не знают. Времена меняются, дети уже не играют с утра до вечера в «тореро и быка», молодежь переключилась на экстремальные виды спорта. Под давлением общественных движений, выступающих за запрет кровопролития на арене, смертоносный ритуал теряет актуальность. Но если сказать об этом поклонникам корриды, многие из них с усмешкой процитируют политика и публициста Энрике Тьерно Гальвана, который 30 лет назад писал: «Когда испанцы будут ходить на корриду не как на встречу со смертью, а как в кино, у подножия Пиренеев следовало бы написать эпитафию: «Здесь покоится Испания, страна, где сражались с быками».

ПОКАЗАТЬ КОММЕНТАРИИ
# Вопрос-Ответ