Живая история бронетехники

01 января 2005 года, 00:00

В мире есть несколько танковых музеев, но ни в одном из них нет такой огромной коллекции бронетехники, как на 64-м километре Минского шоссе в подмосковном поселке Кубинка. Здесь представлены во всей красе не только легендарные Т-34 и уникальные «тигры», но и единственный в мире сверхтяжелый немецкий танк «маус». Не забыты и современные виды отечественной бронетехники, которые находятся на вооружении в армиях многих стран.

Возникновение Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники напрямую связано с историей отечественных танковых войск. Система бронетанкового вооружения начала зарождаться в Красной Армии в конце 20-х — начале 30-х годов XX века. Создание и развитие подобной техники невозможно без испытательной базы, и в апреле 1931 года в Кубинке был организован Научно-испытательный бронетанковый полигон, где и проходили «крещение» все поколения отечественных танков и бронемашин. Испытывали на полигоне и зарубежные образцы, которые попадали в СССР по ленд-лизу, специально закупались для изучения или оказывались в распоряжении наших войск в в результате военных действий. Со временем коллекция полигона, находившаяся в распоряжении НИИ бронетанковой техники (38 НИИБТВТ Министерства обороны), увеличивалась. Чтобы обеспечить ей лучшую сохранность, были возведены вместительные ангары. А 10 сентября 1972 года по инициативе Главного маршала бронетанковых войск А.Х. Бабаджаняна на основе этой коллекции был открыт музей.

Размещенная в павильонах, на открытых площадках и постаментах коллекция уникального музея насчитывает более 300 образцов из 13 стран мира. Большая часть экспонатов — около 130 — отечественного производства. Здесь можно увидеть наиболее значимые в истории бронетехники машины от времен Первой мировой войны (британский Mk V в варианте «гермафродит» и «дедушка» современных танков французский FT-17 «рено») до современного поколения танков семейства Т-64-72-80. От первых отечественных бронированных машин (бронеавтомобиль «Остин Путиловский», макет первого танка типа «Русский Рено», частично восстановленный первый серийный советский танк МС-1) до танков и бронемашин, состоящих сейчас на вооружении Российской армии.

«Танки — война умов», — любил говорить видный деятель отечественного танкостроения Жозеф Яковлевич Котин. И коллекция Музея позволяет в этом убедиться. В экспозиции представлены не только машины, демонстрирующие магистральные пути развития бронетанковой техники, но и образцы поисковых разработок, которые не привели — по тем или иным причинам — к появлению принципиально новых моделей.

Танки и бронемашины расставлены в каждом павильоне в две линейки, строго разделенные по типам и по хронологии, а в «разноязычных» павильонах — и по странам. Экспозиция Музея — живая история танкостроения. Ведь ряд машин находятся на полном боевом ходу и выглядят в точности так, как в период их «действительной» службы в армии. Есть и несколько раритетных экземпляров, которые были восстановлены действующей при Музее поисково-реставрационной группой.

Музей открыли в 1972 году в День танкиста (второе воскресенье сентября), и с тех пор сюда приходит множество людей, интересующихся историей бронетехники. Особенно много посетителей, по традиции, бывает 9 мая и 23 февраля. В эти дни на бывшем полигоне можно увидеть торжественное «прохождение» танков, а энтузиасты из военно-исторических клубов вместе с сотрудниками Музея устраивают инсценировки боевых эпизодов с участием «живых» машин. Поскольку любители приезжают в подобные места на целый день, на территории Музея в дни массовых посещений организуют питание, а на лотках можно приобрести военно-историческую литературу и сборные модели военной техники.

Описывать экспозицию Музея — все равно, что рассказывать всю военную историю последних 90 лет. Поэтому взглянем лишь на некоторые образцы времен Великой Отечественной войны и те машины, вокруг которых сложилось немало легенд. Вторая мировая война — и Великая Отечественная как ее главная составляющая — стала «звездным» часом бронетехники. Ни до, ни после армии не использовали танки в таких масштабах. Полученный в те годы колоссальный опыт до сих пор влияет на развитие этого вида вооружений. На открытой площадке перед входом на территорию Музея как раз и представлены танки и самоходные артиллерийские установки (САУ), созданные в годы Второй мировой войны и применявшиеся Красной Армией.

«Сухопутные линкоры»

В павильоне № 1 стоят серийные и опытные советские тяжелые танки и САУ, созданные в период с 1930-х по 1960-е годы. Недалеко от входа сразу же обращает на себя внимание пятибашенный Т-35. В начале 1930-х годов такие обильно вооруженные «сухопутные линкоры» использовались в армии для усиления танковых соединений и пехоты при штурме подготовленной обороны противника. Это была вполне оригинальная машина, хотя в процессе ее создания конструкторы и использовали отдельные, уже существующие, зарубежные разработки. Т-35 символизировал в то время военную мощь нашей армии, не случайно на медали «За отвагу» выбито именно его изображение. Но наряду с достоинствами у этой машины были и серьезные недостатки. Например, сложности координации стрельбы из пяти пушек; танком было сложно управлять во время движения, а множество башен и большие размеры делали его уязвимым для огня противника. Всего была выпущена 61 машина. Музейный Т-35 — единственный сохранившийся образец. Надо сказать, что вопреки встречающимся иногда утверждениям в Советско-финляндской войне эти танки не участвовали, а к началу Великой Отечественной войны считались полностью устаревшими. Последний раз два Т-35 вышли в бой во время контрнаступления под Москвой в 1941 году.

В конце 1930-х годов началась разработка нового типа тяжелого танка. Главная задача — усиление противоснарядного бронирования. Три разработанных опытных образца — однобашенный КВ и двухбашенные СМК и Т-100 — прошли испытания в ходе Советско-финляндской войны, на одном из шасси Т-100 выполнили стоящую в этом же павильоне музея 130-мм самоходную артиллерийскую установку СУ-100Y. Но на вооружение попал только КВ («Климент Ворошилов»), сконструированный на ленинградском Кировском заводе под руководством Николая Леонидовича Духова и Жозефа Яковлевича Котина.

На начало войны КВ был наиболее защищенным серийным танком и единственным тяжелым танком с торсионной индивидуальной подвеской опорных катков. Однако изначально КВ не отличались высокой технической надежностью, и пришлось приложить немало усилий для их усовершенствования. Эти работы велись уже в Челябинске (куда был эвакуирован Кировский завод). На челябинском Кировском заводе (ЧКЗ), ставшем базой для знаменитого «Танкограда», и был создан более надежный «скоростной» КВ-1С. Но танк по-прежнему был вооружен 76-мм пушкой, которая не могла с требовавшихся в бою дальностей «пробить» появившиеся на фронте тяжелые германские танки. В сентябре–октябре 1943 года выпустили (также представленные в Музее) КВ-85 с 85-мм пушкой в литой башне. Этот самый удачный вариант семейства КВ завершил работу конструкторов над данным семейством танков.

Требования времени диктовали необходимость появления танков с качественно лучшей защитой и большей огневой мощью. При этом важно было не увеличивать их массу, чтобы не снижать подвижность и скорость передвижения, и сохранить способность переходить мосты — особенно временные. Эту задачу решили в Челябинске под руководством Котина и Афанасия Семеновича Ермолаева. Используя литые корпус и башню, в широких пределах меняя углы наклона и толщину брони в зависимости от вероятности попадания снарядов, конструкторы создали тяжелый танк ИС («Иосиф Сталин»), положивший начало новому танковому семейству. Вслед за ИС-1 с 85-мм пушкой в январе 1944 года появился ИС-2 — в его башню удалось установить мощную 122-мм пушку, позволявшую на дальности до 1 000 м бороться даже с «королевским тигром» (при том, что ИС-2 был на 22 тонны легче не намного превосходившего его по боевым качествам «королевского тигра»). Правда, скорострельность и боекомплект пушки все равно оставляли желать лучшего. На открытой площадке Музея посетители могут увидеть уже послевоенную модификацию ИС-2.

Тяжелый танк ИС-2М

Развитие германских противотанковых средств требовало прежде всего увеличения толщины брони. В результате в самом конце войны появился ИС-3, степень его бронирования и огневая мощь оказали значительное влияние на развитие бронетехники в первое послевоенное десятилетие.

«Тридцатьчетверки» и их наследники

С легендарного танка Т-34 и САУ на его шасси логично начинается экспозиция павильона № 2, посвященного самым массовым типам танков — средним и основным. Здесь можно увидеть и наследников «тридцатьчетверки» (средние танки Т-44, Т-54, Т-55, Т-62), и модификации трех советских основных боевых танков (Т-64, Т-72 и Т-80), кроме того — ряд малоизвестных опытных послевоенных машин и стенд с образцами выстрелов из боекомплектов послевоенных танков.

Тяжелый танк КВ, средний Т-34 и легкий Т-40, принятые на вооружение РККА 19 декабря 1939 года, стали основой ее бронетанкового вооружения в годы Великой Отечественной войны. Т-34, разработанный в Харькове коллективом конструкторов под руководством Михаила Ильича Кошкина (Александр Александрович Морозов, Николай Алексеевич Кучеренко, Яков Ионович Барана, Василий Григорьевич Матюхин, Алексей Александрович Молоштанов, Марк Абрамович Набутовский и другие), — самый знаменитый и одновременно самый «неизвестный» танк в истории советской бронетехники, ставший одним из символов Победы над фашистской Германией. Об этой машине с самого начала появилось множество легенд, в первую очередь связанных с его боевыми качествами. Существует, например, распространенная версия, что Т-34 — танк, который невозможно уничтожить, хотя совершенно очевидно, что таких машин просто не существует. Однако в начале войны немецкие противотанковые средства переднего края действительно редко могли поразить Т-34 — благодаря качеству и толщине его брони, а также большим углам ее наклона (рациональная форма бронирования стала общим направлением в советском танкостроении накануне войны).

Средний танк Т-34Превосходство Т-34 над германскими танками 1941 года было бы неоспоримым, если бы не несколько важных «но». Невысокое качество оптики, а самое главное — недостаточная надежность машины. К тому же командир танка, выполняя функции наводчика, обладал очень ограниченным обзором и, следовательно, не мог полностью оценить боевую ситуацию. В германских же средних танках командир был освобожден от обязанностей наводчика и благодаря командирской башенке имел круговой обзор. Вместе с полной радиофикацией это давало германским танковым частям существенные преимущества. Хотя по своему вооружению и качеству броневой защиты они до середины 1942 года сильно уступали «тридцатьчетверкам». Что же касается подвижности Т-34, можно без преувеличений сказать, что средние боевые танки немецкой армии так никогда и не сумели побить «тридцатьчетверки» по этому показателю. Подвижность и проходимость нашему танку обеспечивали дизельный двигатель В-2, разработанный Я.Е. Вихманом и И.Я. Трашутиным, и ходовая часть с широкими гусеницами. Главными преимуществами дизеля были не столько «меньшая пожароопасность», сколько высокая мощность на единицу объема и меньший расход топлива. За годы войны В-2 продемонстрировал свою надежность и неприхотливость — качество топлива не сильно влияло на его работу. Не случайно двигатель В-2 представлен в Музее отдельно на особом стенде.

Танк — боевая машина, а в бою «комфортно» не бывает. Но теснота рабочих мест Т-34 безусловно повышала утомляемость экипажа, особенно на марше. Хотя надо сказать, что танкисты охотно прощали и этот недостаток любимой машине.

Самым массовым танком Красной Армии Т-34 стал лишь в 1943 году. Однако к этому времени на фронте появились более мощные германские танки и противотанковые средства. Выход был только один: модернизация Т-34 (почти на пределе возможностей шасси) с установкой 85-мм пушки. Т-3485 — его можно увидеть перед павильоном № 2 на постаменте и на открытой площадке рядом с Т-34 выпуска 1941 года — появился в войсках весной 1944 года. Новая пушка и прицел значительно повысили результативность стрельбы, позволяя воевать с «тиграми» и «пантерами» на дальностях 500— 1 000 м. Башня на Т-34-85 стала трехместной и получила командирскую башенку. Лобовая броня башни на дальности от 500 м защищала от снарядов наиболее распространенных германских 75-мм танковых и противотанковых пушек.

Танки Т-34-85 освобождали Белоруссию, Украину, Прибалтику, страны Европы и принесли самую большую славу знаменитой «тридцатьчетверке», а после войны долгие годы находились на вооружении в армиях многих стран мира.

«Тридцатьчетверки» отличались и высокой технологичностью производства — в годы войны их строили на 7 заводах. На вооружение поступило 12 модификаций Т-34 и машин, созданных на их базе. Но если учитывать различия производств и изменения конструкции, моделей было намного больше. Т-34 стал первым средним танком, выпуск которого поставили на поток. Литье башен и автоматическая сварка брони под слоем флюса заметно ускорили и удешевили производство. Количество «тридцатьчетверок», выпущенных за время войны, оказалось рекордно большим: 33 805 танков Т-34, 21 046 — Т-34-85 и около 5 780 САУ на их шасси.

Простота машины в эксплуатации позволяла в сжатые сроки готовить боевые экипажи. Любили танк и ремонтники — Т-34 был удивительно «терпим» к ремонту в полевых условиях. В среднем каждый выпущенный в годы войны Т-34 и САУ на его базе восстанавливались по 3-4 раза.

Оптимальное сочетание основных боевых качеств, технологичности производства, простоты освоения, высокой ремонтопригодности обеспечили Т-34 звание лучшего танка Второй мировой войны и одного из шедевров конструкторской работы. Стоит напомнить и об еще одной заслуге Т-34 — его появление положило конец мнению об «отсталости» и «вторичности» советской бронетанковой техники в мире.

Нелегкая участь легких танков

В начале войны основную массу советских танков составляли легкие машины, самыми распространенными среди которых были различные модификации танка сопровождения пехоты Т-26 и маневренные колесно-гусеничные танки серии БТ. Советские легкие танки разных лет, машины на их шасси и послевоенная воздушно-десантная бронетехника расположены в павильоне № 3.

Главной особенностью танков БТ («быстроходный танк»), выпускавшихся на Харьковском заводе им. Коминтерна, была способность двигаться по дорогам на колесном ходу со снятыми гусеницами, а потом за полчаса устанавливать гусеничный ход перед началом боя. Идея такой ходовой части была разработана американцем Уолтером Кристи, поэтому танки БТ назывались еще «танками типа Кристи». Но эти машины не были предназначены для войны «на дорогах» (хотя в последнее время в литературе нередко встречаются подобные утверждения). Колесный ход использовался только при оперативных перебросках — для сохранения ходовой части и дорожного полотна. Развитие колесно-гусеничных танков фактически прекратилось в 1939 году после того, как был создан гусеничный танк А-32 — предшественник Т-34. Индивидуальную подвеску «типа Кристи» конструкторы сохранили, а чуть позже использовали и при разработке гусеничного Т-34.

Большинство БТ было потеряно в первые месяцы войны, но уцелевшие машины продолжали воевать на советско-германском фронте еще в 1944 году, а последний раз БТ участвовали в боях в августе 1945 года — с японскими войсками.

В тяжелых условиях начала войны, когда основные танкостроительные предприятия эвакуировались на восток, а другие заводы еще только осваивали выпуск средних и тяжелых машин, роль легких танков, использующих автомобильные агрегаты, трудно было переоценить. Одним из них был легкий плавающий танк Т-40. Чтобы увеличить выпуск Т-40, его производили и в «сухопутном» варианте. Одновременно под руководством Николая Александровича Астрова на заводе № 37 на его основе разработали танк Т-60 с усиленным бронированием и 20-мм пушкой. Танки, созданные для разведки, вынужденно использовались для поддержки атак пехоты. Вооружение и бронирование Т-60 было недостаточно мощным. Поэтому на легкий танк Т-70, созданный под руководством Астрова уже на Горьковском автозаводе в 1942 году, установили 45-мм пушку, а толщину лобовой брони довели до 40 мм. Т-70 получил также оригинальную силовую установку из последовательно спаренных двигателей. Боевую эффективность Т-70 снижали несколько существенных особенностей: командир в одноместной башне был одновременно и наводчиком, и заряжающим, а карбюраторная силовая установка у правого борта повышала уязвимость и пожароопасность танка. Однако Т-70 выполнил свою задачу — поддерживал боеспособность танковых подразделений до насыщения их танками Т-34 и оказался, таким образом, вторым по массовости советским танком, служившим в действующей армии.

Советские «самоходки»

Хотя в 1930-е годы в СССР разработали несколько комплексов самоходных артиллерийских установок (САУ), к началу войны РККА серийных САУ на вооружении не имела, если не принимать в расчет танки КВ-2 со 152-мм гаубицей в высокой башне. Лишь в начале Великой Отечественной войны необходимость производства САУ стала очевидной.

Сначала выпустили около 100 открытых ЗИС-30 с 57-мм противотанковой пушкой на шасси тягача «Комсомолец». И только в конце 1942 — начале 1943 года на вооружение поступили легкая СУ-76 на удлиненном шасси Т-70 (она стоит в павильоне № 3), средняя СУ-122 на шасси Т-34 (ее можно увидеть в павильоне № 2 рядом с Т-34) и тяжелая СУ-152 на шасси КВ-1С (стоящая, соответственно, в павильоне № 1). Для установки более мощного вооружения, чем на базовых танках, орудия монтировали в неподвижных рубках. Опыт военных действий показал, что самоходная артиллерия незаменима для сопровождения танков и пехоты в атаке и подвижного противотанкового резерва в обороне.

Весьма удачной оказалась средняя СУ-100, разработанная под руководством Л.И. Горлицкого и А.А. Кузимы на шасси Т-34-85. Ее выпускали на «Уралмаше» начиная с середины 1944 года. Благодаря 100-мм пушке, неплохому бронированию и улучшенному обзору она оказалась одной из лучших противотанковых САУ времен Второй мировой войны.

Средняя самоходная установка СУ-100, 1944 год

Наиболее удачными тяжелыми САУ стали самоходные 152-мм гаубицы-пушки — орудия ставили в хорошо защищенную рубку сначала на шасси танка КВ-1С, а затем — на шасси ИС (ИСУ-152). ИСУ-152 с сильными бронебойными и осколочно-фугасными снарядами использовалась для непосредственной поддержки танков, разрушения укреплений и заграждений. За эффективные действия в бою против тяжелых танков противника эти САУ прозвали «зверобоями». Отлично зарекомендовавшие себя ИСУ-152 и СУ-100 продолжали свою службу и после войны.

«Валентайны» по ленд-лизу

Танков, поставленных в СССР по программе ленд-лиза из США, Великобритании и Канады, было значительно меньше количества боевых машин, выпущенных на собственных заводах. Тем не менее они сыграли немаловажную роль в ряде сражений и операций на советско-германском фронте. Первые британские и американские танки поступили в сентябре—декабре 1941 года, существенно пополнив оскудевший к тому времени танковый парк РККА, состоявший по большей части из легких машин. Некоторые модели танков и бронемашин, полученных из Великобритании, Канады и США, выставлены в павильоне № 5 и на открытой площадке.

Великобритания поставляла в СССР пехотные танки, созданные для непосредственной поддержки пехоты и отличавшиеся мощным бронированием и хорошей проходимостью при небольшой скорости хода. Больше всего РККА получила из Англии танков Mk III «валентайн» (эта машина стоит на площадке при входе рядом с советскими танками времен войны). Mk III обладал сравнительно плавным ходом, удобством рабочих мест экипажа, был неплохо бронирован. 40-мм пушка по своему бронебойному действию не уступала советской 45-мм танковой пушке, но не имела в боекомплекте осколочного снаряда. С насыщением РККА танками Т-34 и КВ британские танки, как и легкие американские, уже не играли такой существенной роли в военных действиях. На завершающем периоде войны из британских танков в войсках оставались только «валентайны» с 57-мм пушками, обладавшими неплохими бронебойными характеристиками, но по-прежнему не имевшими эффективного снаряда для борьбы с пехотой и полевыми укреплениями.

Средний танк М-3 "генерал Ли", 1941 годСредние американские танки М3 «генерал Ли» отличались многоярусной установкой вооружения. К началу войны у американцев не было опыта установки в башне пушек среднего калибра, поэтому 75-мм пушку они разместили в спонсоне с правого борта, в башне поставили 37-мм пушку, во вращающейся командирской башенке — пулемет. Стабилизаторы пушек в вертикальной плоскости позволяли вести прицельный огонь с ходу, но ограниченный угол обстрела сильно снижал эффективность 75-мм пушки. К тому же из-за своей компоновки и звездообразного двигателя танк получился слишком высоким и уязвимым, так что наши танкисты даже прозвали эти машины «каланчой» или «братской могилой на шестерых».

Куда эффективнее оказались американские же средние танки М4А2 «генерал Шерман» с 75- или 76-мм пушкой во вращающейся башне с дизельной силовой установкой. По боевым качествам «генерал Шерман» не уступал Т-34 с 76-мм пушкой.

По ту сторону фронта

Павильон № 6, где собрана бронетехника нацистской Германии, вызывает особый интерес, поскольку дает возможность убедиться, с какой мощной военной машиной и совершенной военной промышленностью пришлось столкнуться нашей стране. А заодно вспомнить, что около 75% потерь германской армии в танках и САУ приходятся на Восточный фронт.

В начале войны немцы делали ставку на средние танки — Pz. III с 50-мм пушкой «противотанковых» возможностей и Pz.IV с короткоствольным 75-мм орудием поддержки. Появление новых советских средних и тяжелых танков заставило немцев перевооружать свои боевые машины и усиливать их бронирование. Основным в германской армии стал постоянно модернизируемый Pz.IV. К примеру, уже в начале 1942 года он получил длинноствольную 75-мм пушку. Немецкие танки были оборудованы карбюраторными двигателями, которые работали на синтетическом бензине. Для Германии, не имевшей собственной нефти, такой вариант был наиболее экономичным в условиях войны.

Постепенно в германском танкостроении произошла смена приоритетов — к середине войны главную роль стали отводить сильному бронированию и дальнобойным пушкам с высоким бронебойным действием снаряда. Возобновились закрытые в начале войны работы над тяжелыми танками. Уже в 1942 году появился тяжелый танк Pz.VI «тигр» (созданный, кстати говоря, отнюдь не Фердинандом Порше, как об этом порой пишут, а под руководством Эрвина Андерса на фирме «Хеншель»). Впервые он появился в сентябре 1942 года под Ленинградом, затем под Сталинградом. «Хищник» оказался хоть и медлительный, но с толстой шкурой, длинными зубами и острым зрением. 88-мм пушка, отличная оптика, сильная броня и хорошая управляемость на ходу делали «тигр» чрезвычайно грозным противником вплоть до появления на фронте советского ИС-2. «Тигр» мог поражать все типы советских танков в радиусе 1 000 м. Но и у этой машины были недостатки — например, шахматное расположение опорных катков повышало проходимость танка, зато весной и осенью грязь, набивавшаяся между катками, лишала его подвижности. Для перевозки на железнодорожной платформе этот танк «обували» в узкие «транспортные» гусеницы, «переобувая» потом на широкие «боевые». Но самое главное — у немцев не было возможности производить «тигры» в необходимых количествах. Тем не менее на шасси «тигра» строились САУ (вроде «штурмтигра») и эвакуационные тягачи. Стоящий на Кубинке Pz.VIE «тигр» — один из нескольких сохранившихся в мире.

Серьезную ставку делали немцы и на танк Pz.V «пантера». Характерно, что наклонную установку бронелистов и широкие гусеницы «пантера» получила под явным влиянием Т-34. Чуть позже такие же черты проявились в конструкции самого тяжелого серийного танка Второй мировой — Pz.VI B «тигр» II (или «королевский тигр»).

К началу сражения на Курской дуге летом 1943 года в вермахте кроме «тигра» и «пантеры» появилось и «тяжелое штурмовое орудие» «фердинанд» (известное также под именем «элефант»). Эти САУ с длинноствольной 88-мм пушкой в неподвижной рубке строились как раз на шасси не принятого на вооружение «тигра Порше», а потому и построили «фердинандов» всего 90—92 штуки (хотя, если судить по художественной и мемуарной литературе, их было значительно больше). Поэтому особой роли эта безусловно грозная машина в войне не сыграла. У дальней стены павильона стоят огромная самоходная 600-мм мортира типа «карл» и единственный сохранившийся «в металле» сверхтяжелый танк «маус» — «мышь» (хотя у нас предпочитают более шутливое название — «мышонок»). Сверхтяжелые танки пытались строить и раньше — в том числе в той же Германии, — но именно «маус» окончательно продемонстрировал всю тупиковость этой идеи. Его разработкой руководил Фердинанд Порше, и в конструкции танка немало интересных систем — например, электромеханическая трансмиссия оригинальной схемы, приводы управления, автоматическая система пожаротушения, приспособления для подводного вождения (ведь редкий мост выдержал бы монстра весом 188 тонн). Два опытных экземпляра «мауса» послужили своего рода стендом для проверки ряда конструктивных решений, но в целом были мертворожденными машинами. Рассказы о «маусах», защищавших здание Генштаба в Цоссене и «вход в рейхсканцелярию» в Берлине, — не более чем легенды. Оба «мауса» оставались на испытательном полигоне под Куммерсдорфом и при приближении советских войск были подорваны. Из их останков и сохранившегося задела запчастей советские специалисты собрали один танк и после испытаний на полигоне передали его на хранение.

Рядом с гигантами примостились куда более интересные «карлики» — управляемые по проводам и по радио танкетки «голиаф». Такие танкетки — «сухопутные торпеды» — с электрическим или мотоциклетным двигателем предназначались для прорыва заграждений и подрыва укреплений, но уже летом 1943 года их пытались применять и против танков. Хотя не слишком удачно, так как проходимость низеньких танкеток была приемлемой только на ровной местности без кочек и пеньков. Более солидная танкетканоситель подрывного заряда B-IV «боргвард» на марше управлялась водителем, а к объекту двигалась с помощью радиоуправления (она могла оставить у цели заряд в 500 кг взрывчатого вещества или взорваться вместе с ним). Немцы не были первооткрывателями в создании таких машин. В СССР в 1930-е годы сформировали несколько подразделений «телетанков» с радиоуправлением, хотя в боях их — в отличие от немцев — так и не применили.

В соседнем павильоне № 7 (где собрана бронетехника Венгрии, Италии, Китая, Польши, Франции, Чехословакии, Швеции, Японии) можно увидеть еще две машины, с успехом использовавшиеся вермахтом: легкий танк LT-38 «прага» и САУ «хетцер». После оккупации Чехословакии LT-38 — лучший легкий танк конца 1930-х годов — продолжал выпускаться уже для нужд германской армии, в которой получил обозначение Pz. 38(t). Как и другие танки, он послужил основой для нескольких САУ, и стоит отметить, что с 1943 года САУ стали занимать все большее место в германском танкостроении, а в 1944 году их производство превысило выпуск танков. Агрегаты 38(t) были использованы и при создании легкого истребителя танков «хетцер» с 75-мм пушкой. Приземистый корпус с большими углами наклона бронелистов неплохо защищал от снарядов, 75-мм пушка обеспечивала эффективную борьбу со средними танками — особенно из засад. Маленький, подвижный и сравнительно несложный в производстве, «хетцер» был опасным противником и недаром считается одной из лучших САУ Второй мировой войны. К счастью для Красной Армии, появился он уже на последнем этапе войны.

Упомянутые танки и САУ Второй мировой войны составляют примерно одну двадцатую часть коллекции Музея. У каждого образца бронетехники, находящегося в павильонах Музея, — своя, нередко весьма непростая и драматичная судьба, каждая линейка машин — история развития, поисков, опыта и воплощенных в металле уникальных (а нередко и гениальных) идей конструкторов.

Полезная информация

Военно-исторический музей бронетанкового вооружения и техники
Московская обл., Одинцовский р-н, Кубинка,
тел. (095) 592 24 06,
www.kubinka.ru
www.kubinka-tankinform.ru

www.tankmuseum.ru
ср–вс 10.30–17.00, касса прекращает работу в 16.00.
Внимание! Музей — режимный объект, находящийся на
территории военной части.

Музей может быть закрыт для посещения в любое время без объяснения причин.

Правила допуска к экспозиции Музея

Для граждан РФ: предварительное разрешение на посещение не требуется, по требованию сотрудника Музея или офицера особого отдела посетитель обязан показать паспорт или документ, удостоверяющий личность гражданина РФ.
Взрослый билет 70 руб., детский 30 руб., экскурсия 500 руб., по предварительной заявке.
Для иностранных граждан: необходимо за 2-3 недели подать заявку на посещение Музея, в которой нужно указать паспортные данные и дату посещения. Разрешение действительно в течение 1 месяца.
Для представителей СМИ: заказ через пресс-службу Министерства обороны.
Администрация может отказать в посещении конкретному лицу или в конкретное время без объяснения причин.

Правила посещения Музея

В Музее установлены системы видеонаблюдения для слежения за посетителями, ходят военные патрули.
В случае нарушения правил посещения музея экскурсия может быть остановлена, а нарушитель будет доставлен на гауптвахту для выяснения обстоятельств.
Правила фотосъемки Фотосъемка для граждан РФ бесплатна, для иностранных граждан — за дополнительную плату.
Фотосъемка разрешена только на непрофессиональную фотокамеру и только при съемке посетителя на фоне техники.
Съемка техники без посетителя с разных ракурсов считается технической и требует особой платы за каждый объект.

Правила видеосъемки

Видеосъемка разрешена только на непрофессиональную видеокамеру.
Курение разрешается только в специально отведенных местах.
Запрещено забираться на технику и заходить за ограждения, штраф 500 руб.

Как добраться

Поезд
Ж/д платформа Кубинка.
Электричка с Белорусского вокзала, ежедн., 1—1,5 ч, 36 раз в день. От привокзальной площади ходят маршрутные такси до остановки «Полигон».

Автомобиль
По Минскому шоссе 64 км до первой после г. Одинцова эстакады, на ней развернуться в обратную сторону и через 200 м повернуть направо возле танка на постаменте. Оттуда до автостоянки у входа в Музей остается 500 м.

Рубрика: Арсенал
Просмотров: 16655