Видимые ошибки

Видимые ошибки

Панораме «Бородинская битва» уже век, а промахи, допущенные ее создателями, до сих пор не исправлены

Эпическое полотно Бородинской панорамы было создано художником Францем Алексеевичем Рубо и его многочисленными помощниками в 1912 году к юбилею Отечественной войны. Грандиозную работу выставили в специальном павильоне на Чистых прудах, но в 1918-м демонтировали. Вспомнили о творении Рубо лишь в 1948-м. Необходимая реставрация заняла два года. Затем 10 лет холст лежал в Музее им. А.С. Пушкина. В 1962-м, когда готовилось празднование 150-летия Бородина, его достали из запасников. Но через пять лет сильный пожар уничтожил 70% панорамы, и ее вновь пришлось восстанавливать.

На полотне Рубо изображен тот момент сражения, когда французы начали атаку на деревню Семёновское, а русские ответили контратаками. Это дало возможность создателям панорамы, не умаляя доблести французов, убедить зрителя в конечной непобедимости русского войска. Здесь явно чувствуется героическая патетика фразы, ложно приписываемой Наполеону: «В битве под Москвой было выказано наиболее доблести и одержан наименьший успех. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские заслужили право быть непобедимыми ». Хороший путеводитель по Бородинской панораме пока отсутствует.

Из существующих можно выделить издание 1962 года (автор С. Клавдиев), оно самое подробное. Книжка 1964 года уже менее информативна. Примерно таковы же брошюры 1980-х годов, да и те, что увидели свет через 10 и 20 лет. Поэтому информацию для сопоставления официально принятого толкования сюжета панорамы с истинным положением дел во время битвы мы черпали именно в первом издании 1962 года.


Нажмите для увеличения

1. Обзор панорамы принято начинать с фигуры генерала от инфантерии Д.С. Дохтурова, который принял командование войсками в районе деревни Семёновское после ранения П.И. Багратиона. Однако Дохтуров изображен в самой деревне, тогда как к его прибытию на левый фланг она уже была занята французами.
2. Командный пункт Дохтурова изображен рядом с загоревшейся избой. Количество неразобранных изб в деревне Семёновское слишком велико. На самом деле накануне боя все они (за исключением двух или трех) были раскатаны солдатами и ополченцами на строительство укреплений и во избежание пожаров в тылу русских позиций.
3, 4. Через деревню Семёновское проходят Московский и Астраханский гренадерские полки. Их легко опознать по расцветке знамен. Рядом с Дохтуровым проносят так называемое «цветное» знамя Московского полка (с черным крестом и красно- малиновыми углами). Справа по ходу движения солдат на фоне разрушенных изб — «белое», то есть полковое знамя Астраханского гренадерского полка (белый крест с абрикосовыми углами). Судя по желтым репейкам (знакам различия, крепившимся у верхнего края тульи кивера), слева от Дохтурова идут стрелки 1-й гренадерской роты Московского полка. А вот репейки солдат, оказавшихся справа от генерала (то ли зеленые, то ли светлосиние с белым центром), не соответствуют ни одной из расцветок, существовавших в гренадерских полках.
5. Кивера русских солдат больше напоминают образец, принятый как раз в 1812 году. Но на момент Бородинского сражения почти вся армия на них перейти не успела, все носили кивера старого образца — они были выше и «без развала», то есть ýже.
6. Два офицера одного из гренадерских полков, проходящие рядом с Дохтуровым, отдают ему честь: обер-офицер — приложив правую руку (обычно прикладывали левую) к козырьку, штаб-офицер — шпагой. Изображенные штабофицеры гренадерских полков — в пешем строю, хотя должны были быть на лошадях.
7. Остатки дивизий, оборонявших Багратионовы «флеши»: 27-й пехотной, 2-й сводно-гренадерской и 3-й пехотной (по версии путеводителя). Правда, расцветку развевающихся над пехотинцами знамен невозможно соотнести с имевшимися у них на самом деле. Впереди всадник на белом коне, по-видимому, генерал П.П. Коновницын, временно принявший командование на этом участке фронта после ранения Багратиона.
8. Спешенные драгуны Черниговского и Харьковского полков (по версии путеводителя). Авторы панорамы, видимо, действительно изобразили драгун бригады И.Д. Панчулидзева 1-го, но они изображены явно не в пешем, как пишет путеводитель, а в конном строю. Далее от них и вправо — Екатеринославский и Орденский кирасирские полки бригады генерал-майора Н.В. Кретова. 


Нажмите для увеличения

9. Огонь через овраг ведет русская артиллерия. Путеводители пишут, что это гвардейская пешая артиллерия. Однако на воротниках и обшлажных клапанах ни у кого из артиллерийской прислуги не видны желтые петлицы, которые были отличием гвардейских артиллеристов от армейских. Кроме того, у 12-фунтовых пушек средней пропорции в расчетах изображено не девять, как полагалось, а всего по пять, а иногда и по четыре артиллериста, при этом убитых рядом не видно.
10. На Семеновских высотах отбивают атаку кирасиров Нансути построенные в батальонные каре лейб-гвардии полки Измайловский, Литовский и Финляндский (по версии путеводителя). Действительно, «белое» знамя лейб-гвардии Измайловского полка просматривается в цент ре заднего каре, но что касается прочих знамен, то только полотнище, которое видно в рядах третьего от зрителя каре первой линии, может быть соотнесено с «белым» знаменем лейб-гвардии Литовского полка (белый крест с желто-черными углами). Два знамени в ближайших к зрителю каре не могут быть соотнесены с реально существовавшими в Измайловском и Литовском полках (лейбгвардии Финляндский полк в 1812 году знамен не имел). Если следовать имеющимся историческим свидетельствам, ближе к зрителю должно было бы находиться каре Измайловского полка (2-й и 3-й батальоны — в первой линии, 1-й батальон — во второй), а за ним — Литовского, построенного так же.
11. Контратакует сводно-гренадерская дивизия. В путеводителе речь  идет о сводной гренадерской дивизии под командованием генерал-майора М.С. Воронцова 2-й Западной армии. Однако судя по мельканию остроконечных гренадерских шапок Павловского гренадерского полка, речь должна идти о 1-й сводной гренадерской бригаде 1-й Западной армии. Именно в ее составе был 2-й сводный гренадерский батальон 1-й гренадерской дивизии, куда и попали павловцы из 2-й гренадерской роты запасного батальона Павловского полка. Не соответствует действительности и боевой порядок, в котором бригада контр атакует неприятеля — нестройными кучками сбившихся рот и даже взводов (как можно судить по разбросанности павловских шапок, иногда возникающих среди киверов).


Нажмите для увеличения

12, 13. Батарея генерала Ж.Б. Сорбье поддерживает атаку дивизии Л. Фриана и прикрывает отход пехоты генерала Ж.Г. Маршана (по версии путеводителя). Но гвардейская батарея генерала Сорбье не могла находиться здесь в указанное время. Это может быть батарея генерала Ж.М. Пернети. Кроме того, отходящая французская пехота (в центре фрагмента ) не может быть 25-й вюртембергской дивизией генерала Маршана, ибо она не принимала участия в бою за деревню Семёновское, да и мундиры солдат не вюртембергские (у последних они были белыми ).
14. Завязка рукопашной схватки с тиральерами генерала Фриана (по версии путеводителя). Изображение наступающей пехоты 2-й пехотной дивизии генерала Фриана также вызывает воп росы. Если впереди идут «роты центра», то у солдат должны быть не красные эполеты, а синие погоны с красной выпушкой, а на мундирах — белые лацканы. Если же это гренадеры (о чем свидетельствуют красные эполеты), то их кивера должны выглядеть иначе. В 1-м армейском корпусе кивера гренадеров имели по верху и низу полосы красной кожи, а с боков — v-образный шеврон. Кроме того, на них могли быть красные султаны и этишкеты — плетеные шнуры, украшающие кивер. И в этом случае у них тоже должны быть белые лацканы. Вероятно, это солдаты 15-го полка легкой пехоты, которые опознаются по белым рейтузам. Прочая экипировка не дает возможности идентифицировать их ни с карабинерами, ни с другими подразделениями легкой пехоты. И только небольшая группа солдат на втором плане может иметь некоторое сходство с гренадерами полка линейной пехоты.

Как было на самом деле

Начало штурма Семёновского французами выглядело так. Генерал Ф.М. Дюфур во главе трех батальонов 15-го легкого полка двинулся на саму деревню, намереваясь взять также и укрепление, сооруженное к северо-западу от Семёновского (кстати, на полотне это укрепление не просматривается вовсе, если не считать одного орудия, оставшегося без прислуги). Правее Дюфура наступал 48-й полк линейной пехоты, имея в резерве два батальона испанского полка Жозефа Наполеона. В общем резерве дивизии был 33-й линейный полк, находившийся на крайнем правом фланге, у лесной поросли. Очевидно, что панорамная интерпретация не согласуется с историческими свидетельствами.


Нажмите для увеличения

15. Французская конногвардейская артиллерия выезжает на огневую позицию (по версии путеводителя). Действительно, судя по мундирам и калибру орудий, это гвардейская конная артиллерия. Только в дело она была введена значительно позже, уже после взятия Семёновского и даже батареи Раевского.
16. Наполеон (на белом коне) возле Семёновского оврага. Далее — Шевардинский редут, по обеим сторонам которого — императорская гвардия. Однако большинство источников свидетельствует, что император до четырех часов дня из района Шевардинского редута не отлучался, к берегу Семё новского ручья не подъезжал и даже не садился на лошадь.
17. Как верно говорится в путеводителях, эта сцена изображает дивизионного генерала Ж.Т. Лоржа, командира 7-й дивизии тяжелой кавалерии, который наблюдает за вступлением в бой вестфальских кирасиров. В первой линии идет 1-й вестфальский кирасирский полк. Художники точно изобразили чинов этого полка в белых колетах (куртках с небольшими фалдами). Однако в Бородинской битве кирасы, вопреки панораме, носили только офицеры и, возможно, кирасиры 1-го эскадрона. Остальные чины полка обходились в день Бородина только скатками плаща через плечо. За 1-м вестфальским кирасирским полком следует 2-й вестфальский кирасирский, солдаты которого отличались синими колетами. В путеводителях этот полк нередко называют польским кирасирским. Однако, судя по каскам, это именно вестфальцы. Но в этом случае неизбежно возникает другой вопрос: куда художники дели 14-й польский кирасирский полк С. Наленч-Малаховского?
18 Командующий французской резервной кавалерией король Неаполя И. Мюрат со своим начальником штаба О.Д. Бельяром. Справа от Мюрата во главе своего штаба мчится командир 4-го кавалерийского корпуса генерал В.Н. Латур -Мобур.


Нажмите для увеличения

19. «Бой во ржи» — так называют схватку между русским и саксонскими кирасирами. На переднем плане саксонец из полка Гар-дю-Кор. Кирасиры Гар-дю-Кор, отличавшиеся желтыми колетами, действительно были в ходе кампании 1812 года без кирас, которые они оставили в Варшаве. В день Бородина заменителем кирас могли быть только скатки плащей, надетые через плечо. На белых лошадях — офицеры.
20. В самой гуще саксонцев выделяется фигура раненого русского кирасира, чья участь, видимо, уже решена. Судя по перевязи, ружью (или штуцеру), чепраку (подстилке под седло) и чушкам (суконным лопастям, прикрывающим седельные кобуры), это нижний чин кирасирского Его Императорского Величества полка.

На самом деле

Подлинные события, реконструированные в наше время историком А.И. Поповым, нашли на холсте только слабое отражение. Саксонские полки Гар-дю-Кор и Цастрова сначала атаковали русскую пехоту (вероятно, это были остатки 27-й пехотной дивизии, построенные в каре) севернее деревни Семёновское, затем столкнулись с русскими драгунами и кирасирами (возможно, это был Орденский кирасирский полк). Наконец, после этого на фланге у саксонцев появились русские кирасирские Его и Ее Величеств и Астраханский полки, а также Киевский и Новороссийский драгунские, а чуть позже и гусарский полк (возможно, Ахтырский).
21. Противники саксонской конницы — русские кирасиры 2-й бригады 1-й кирасирской дивизии генерал-майора Н.М. Бороздина 2-го. Впереди атакует кирасирский Его Величества полк, имевший светлосиний цвет воротников, обшлагов, погон, чепраков и чушек.


Нажмите для увеличения

 22. Вслед за всадниками кирасирского Его Величества полка скачут воины кирасирского полка Ее Величества, носившие светло-малиновый отличительный цвет.
23. Далее, развертывая эскадроны, построенные во взводных колоннах, начинают движение астраханские кирасиры. Они выделяются желтыми воротниками , погонами, чепраками и чушками.
24. Сразу за схваткой кирасир происходит столкновение польских улан и, как пишут в путеводителях, русских драгун Киевского и Новороссийского полков. Подобно тому как польские уланы изображены в обобщенном виде, так же раскрашены и русские драгуны. Два полка оказались «растворены» в одном, Киевском, имевшем светло-малиновые воротники и обшлага.
25 Вдалеке различается церковь села Бородино. Значительно правее ее и ближе к зрителю — Курганная высота, подступы к которой со стороны французов отмечены изображением жертв первого штурма. На самой батарее видна русская артиллерия, которая ведет огонь по неприятелю.
26. Справа от батареи — приближающиеся к ней колонны русской пехоты. Возможно, это 4-я пехотная дивизия Е. Вюртембергского, которая действительно в ходе начавшейся борьбы за Семёновское  оказалась в пространстве между этой деревней и батареей Раевского. Но, может быть, здесь художники изобразили приближающуюся пехоту 4-го пехотного корпуса А.И. Остерман-Толстого. Однако изображенные колонны явно превосходят по численности дивизию, которой командовал Е. Вюртембергский. Кроме того, подход 4-го пехотного корпуса к Курганной высоте состоялся позже представленных на полотне событий. Конечно, можно предположить и третий вариант: изображенная пехота — это остатки тех частей, которые ранее контр атаковали захваченную французской дивизией генерала Ш. Морана Курганную высоту, а движущиеся перед пехотными массами два генерала — это не кто иные, как А.П. Ермолов и чудом воскресший А.И. Кутайсов.
27. На втором плане за идущими в атаку Ее Императорского Величества кирасирским полком выделяется группа всадников. До пожара 1967 года эта группа состояла из трех фигур, которые обычно идентифицировались как М.Б. Барклайде-Толли, Н.Н. Раевский и К.Ф. Толь. Однако после восстановления панорамы ударными темпами к ноябрю 1967 года силами художников студии им. М.Б. Грекова количество фигур в этой группе заметно возросло.


Нажмите для увеличения

28. На ближнем плане видны несколько убитых русских кавалеристов. Двое из них в белых колетах — это кирасиры, двое других — драгуны. Убитых лошадей — пять. По-видимому, пятый кавалерист был только ранен (его драгунский мундир, патронная сума и рубаха остались лежать на земле), и его унесли на перевязочный пункт. И все же, несмотря на ясность прочтения предложенной зрителю сцены, не может не возникнуть по крайней мере пара вопросов. Во-первых, три драгуна и два кирасира не могли перемешаться и оказаться в одной группе убитых. Во-вторых, невозможно определить, к какому полку принадлежали кирасиры. Хорошо видная зрителю расцветка чепраков и чушек упряжи их лошадей ответа на этот вопрос не дает. Что же касается драгун, то их условно можно причислить к Киевскому полку, у солдат которого были светло-малиновые обшлага и воротники.
29. Заключительная сцена панорамы: полки приветствуют тяжелораненого Багратиона, которого увозят на перевязочный пункт у деревни Князьково. До 1962 года этот фрагмент выглядел иначе: фигура Багратиона отсутствовала вовсе. Ее воспроизвели во время восстановления панорамы в 1967 году.

 
# Вопрос-Ответ