Как животные друг другу помогают

01 апреля 1962 года, 00:00

Неразлучные друзья

Когда речь заходит о взаимопомощи в природе, обычно сразу вспоминают о симбиозе и, конечно, о классическом его образце — «дружбе» рака-отшельника и актинии. Еще «отец зоологии» — великий Аристотель две с лишним тысячи лет назад обратил внимание на «странных» раков.

Партнеры раков-отшельников — актинии, или морские анемоны, живут в море всюду: от полярных широт до тропиков, в прибрежных скалах и в бездонных глубинах. В море многие животные похожи на растения. Древовидные колонии кораллов образуют здесь непроходимые леса. Гидроидные полипы и мшанки напоминают кустики трав и кустарники. Губки — моховые кочки, а актинии — цветы в сумрачных садах Нептуна. Но мирный вид актиний обманчив: «цветы» эти хищны и ядовиты. Похожие на лепестки щупальца морских анемонов усажены стрекающими, как крапива, клетками, а изо рта, из многочисленных пор своего тела они выбрасывают длинные нити с отравленными «стрелами» на конце. Яд их по эффективности близок к кураре, ничтожная капля которого, как известно, может свалить ягуара. Поэтому все обитатели океана стараются держаться подальше от актиний, и это с большой выгодой для себя используют раки-отшельники.

Они тоже встречаются в море на любой глубине. Отшельниками, или Диогенами, раки прозваны за необычный образ жизни: подобно древнему мудрецу Диогену, который сделал своим домом бочку, они поселяются в раковинах улиток. Брюшко у них мягкое, не защищенное панцирем. Вот они и прячут его в пустые раковины морских улиток.

Если нет свободной раковины, рак атакует улитку, вытаскивает ее по частям из дома и поселяется в нем. Вход в раковину он затыкает большой клешней.

Но в море есть хищники, которые не боятся рачьих клешней. Осьминоги, например. Сильными щупальцами ежи легко взламывают клешню-дверь и вытаскивают морского отшельника из перламутровой кельи.

Чтобы спастись от разбойников, рак обзаводится оружием. Он находит на дне моря ядовитый «цветок» — актинию, »и друзья начинают совместную жизнь.

Науке известно более четырехсот видов раков-отшельников, по-разному складываются у них взаимоотношения с актиниями.

Некоторые из них поселяются в уже готовых, «вооруженных» актиниями раковинах. Когда, подрастая, рак меняет квартиру, он не забирает с собой актинию. Просто бросает ее вместе с раковиной и ищет новый дом, желательно с актинией на крыше. Очевидно, здесь мы наблюдаем начальные стадии формирования симбиоза.

Иначе ведут себя при встрече рак арросор и паразитическая актиния.

Почувствовав запах будущей соседки, рак торопливо приближается к камню, на котором сидит актиния, и обхватывает ее ножками. Против обыкновения актиния не выбрасывает свои нити и не жалит пришельца, а лишь слегка сокращает щупальца. Рак поглаживает ее, как наездник любимого коня (правда, не рак поедет на актинии, а она на нем). В ответ на дружеские прикосновения рачьих лап актиния отделяется от камня и медленно переползает к раку. Там она прочно усаживается на раковину, и рак, обремененный тяжелой ношей, но явно довольный своим приобретением, бесстрашно устремляется на поиски пищи.

Следующий, еще более высокий этап в развитии симбиоза представляет «дружба» рака придо и актинии адамсии. Они не могут жить друг без друга. Адамсия, если ее отделить от рака, умирает месяца через два-три, а рак придо погибнет еще быстрее — в первые же дни он падет жертвой алчности хищных рыб и осьминогов. Поэтому мало кому приходилось видеть рака придо без актинии. Актиния тоже лишь в юном возрасте живет самостоятельно. Крупных адамсий никто в море не встречал иначе, как на раковинах придо.

Почувствовав, что адамсия где-то поблизости, рак придо сейчас же начинает ее искать. Он никогда не спутает адамсию-паллиату с другим, даже очень похожим на нее видом. Если даже завернуть ее в тряпку, он и тогда не ошибется: отличит свою актинию от чужой.

Рак придо сажает актинию не на «крышу» своего дома, как делают многие другие раки-отшельники, а на «порог»: снизу близ отверстия раковины. Она присасывается к раковине под раком, позади его рта. Это тонкий стратегический ход: сидя здесь, актиния может ведь расти только вбок и вверх. Вскоре она охватывает широким кольцом, словно муфтой, всю раковину рака (за исключением ее острого конца).

Рот актинии помещается сразу же позади рта рака, и когда он ест, актиния тоже принимает участие в трапезе: хватает щупальцами оброненные раком куски пищи.

Но рак растет, и его рот вместе с удлиняющимся телом удаляется от края раковины и от рта актинии. Чтобы не отстать, актиния строит «висячий мост»: она выделяет за край раковины слизь, которая быстро твердеет и тонкой, но прочной роговой перепонкой покрывает вытянувшееся вперед тело рака. Надстраивая таким способом раковину, актиния переползает с прежнего места на эту надстройку, ближе к своей кормушке.

Подрастающему раку придо нет необходимости часто менять квартиру. Большую часть жизни он проводит в одной «самонадстраивающейся» раковине. Это выгодно и актинии: ей тоже не приходится переселяться.

Когда рак придо, поймав рыбешку, устраивается поудобнее, чтобы съесть ее с аппетитом, из раковины за лакомыми кусочками тянутся не только щупальца актинии. Еще один жилец общего дома заявляет свои права на добычу. Из двери высовывается морской червь нереис и хватает куски побольше. Он живет в раковине вместе с раком. Рак об этом «знает» и не трогает квартиранта.

Какая ему польза от жильца? Ученые думают, что червь помогает раку, очищая его спрятанное в раковине брюшко от паразитов. Ведь некоторые раки придо так прочно обрастают актиниями, что не могут выбраться из раковины и проводят весь остаток жизни «под домашним арестом».

Игорь Акимушкин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 9803