Там, где жил Заратуштра?

Там, где жил Заратуштра?

Там, где жил Заратуштра?

Это имя было окружено легендой еще во времена Александра Македонского. И поэтому о создателе одной из мировых религий древности, основанной на обожествлении огня, мы, по сути дела, знаем лишь то, что сохранили эти легенды да фрагменты священной книги — Авесты, составленной на основе проповедей Заратуштры. Полностью Авеста до нас не дошла: согласно преданию ее уничтожил Александр Македонский... Когда он во время похода в Индию занял город Истахр, то приказал перевести на греческий язык медицинские, философские и астрологические разделы Авесты, а сами оригинальные тексты Авесты, написанные золотыми буквами на 12 тысячах досок, повелел сжечь.

Оставим поэтические предания о судьбе Авесты и обратимся к строгим фактам исторической науки. А современной науке известно лишь, что около середины первого тысячелетия до нашей эры среди ираноязычного населения появился небогатый, простого происхождения человек по имени Заратуштра (или Зороастр), выступивший с проповедями новой религии. Проповеди эти ценны для мировой науки тем, что в них за поэтической оболочкой религиозных гимнов просматривается реальная жизнь племен и народов, занимавших некогда огромную территорию Средней Азии и Афганистана. И трудно даже представить себе, как много прояснилось бы в истории всей Средней Азии, если бы удалось связать дошедшие до нас письменные источники с археологическими находками. Казалось бы, нужно лишь определить место, где находилась родина Заратуштры, и спроецировать письменные данные Авесты на древнюю историю населения этой страны. Но здесь-то и начинается главная трудность.

Анализ текстов Авесты все больше и больше убеждал многих ученых в том, что родиной Заратуштры была Бактрия — страна, некогда располагавшаяся по обе стороны от Амударьи, в южных областях современных Узбекистана, Таджикистана и северной части Афганистана. Но бытовало мнение, что до походов Александра Македонского Бактрия была населена лишь немногочисленными, к тому же отсталыми даже для того времени племенами. А такая сложная религия, какой предстает перед нами из кратких фрагментов Авесты зороастризм, может появиться только в развитом обществе.

Следовательно, или представления об отсталости бактрийских земель не верны, или зороастризм не мог зародиться в Бактрии.

За ответом на эти вопросы и отправилась в районы Северного Афганистана крупная экспедиция советских и афганских археологов.

...Пустынные области Северного Афганистана, где песчаные барханы перемежаются с выжженными плоскостями потрескавшихся такыров, на первый взгляд не обещали ничего интересного в археологическом отношении. Унылый и однообразный пейзаж вокруг, и нет на горизонте ни величественных руин былых городов, ни башен буддийских монастырей.

Там, где жил Заратуштра?

Но действительность опровергла пессимистические прогнозы. Первые же археологические исследования, предпринятые Советско-Афганской экспедицией несколько лет назад в глубине приамударьинских песков, обнаружили сначала отдельные кремневые отщепы, затем единичные орудия и, наконец, полузасыпанные песками целые стоянки людей каменного века. Постепенно становилось ясно, что Бактрия была заселена человеком еще в глубокой древности, и это само по себе уже было крупным открытием.

Наша экспедиция продолжала поиск. Удача пришла быстро — в первые же два сезона в пустыне была обнаружена совершенно новая, неизвестная ранее цивилизация. Как оказалось, уже в III—I тысячелетиях до нашей эры здесь располагался обширный, густо заселенный оазис с укрепленными крепостями и поселениями древних земледельцев (1 О первых открытиях советских и афганских археологов в Бактрии см. «Вокруг света» № 11 за 1971 год.). Высокая культура существовала на землях Бактрии. по крайней мере, на тысячу лет раньше, чем считалось до сих пор.

Следовательно, высокоразвитое общество, описанное в Авесте, могло быть в Древней Бактрии. Так что, возможно, действительно где-то здесь, на пыльных дорогах Бактрии, вербовал своих первых приверженцев Заратуштра, произнося перед ними длинные проповеди...

Общеизвестно, что культ огня играл едва ли не главную роль в ритуальных обрядах зороастризма, и уже первые влиятельные последователи этой религии, как, например, правитель столичного бактрийского города Балха, сразу же возводят храмы Огня. Подобная религия не могла возникнуть из ничего, в ее основании неизбежно должны лежать устойчивые верования и представления, уходящие в глубину столетий.

И вот недавно наша экспедиция открыла недалеко от города Балха остатки храма, воздвигнутого задолго до жизни Заратуштры. «Дашлы-3» — наименование этого памятника на археологической карте, но по значению он, бесспорно, занимает первое место среди других поселений, исследованных экспедицией.

Это было круглое в плане монументальное здание диаметром 135 метров, причем сооруженное сразу, по единому архитектурному плану — несколько колец широких кирпичных стен, вписанных одно в другое.

Ядро архитектурного комплекса — центральный круг диаметром 35 метров с девятью небольшими башенками по внешнему периметру. Внутри обводной стены располагаются обширные прямоугольные помещения, отделанные с завидной тщательностью, штукатурка стен отполирована чуть ли не до зеркального блеска. Интерьеры центральных комнат сохранили необычные архитектурные детали в виде глубоких ниш и кирпичных возвышений, отгороженных от остальной части помещений специальными стенками и украшенных уступчатыми пилястрами. Словом, общая планировка как всего комплекса, так и его отдельных частей свидетельствовала, что назначение этого храма было необычным для того времени. Но каким? Ответ археологи нашли при дальнейшей расчистке центральной части, где наконец удалось Обнаружить сложные по конструкции алтари-очаги, вознесенные на высокие кирпичные платформы. Тщательное изучение их показало, что на них возжигали огонь, по всей видимости, при определенных ритуальных обрядах. Сомнений не осталось — перед нами был храм Огня. К сожалению, время сохранило лишь остатки фундаментов, но, судя по общей планировке и монументальности всего сооружения, нетрудно представить, как эффектно выглядело оно за тридцать пять веков до нас. Одно кольцо кирпичных стен возвышалось над другим, священнослужители возжигали огни в алтарях, дым от которых поднимался высоко вверх, а благочестивые прихожане тянулись сюда со всего оазиса...

Обнаруженный храм — свидетельство того, что культ огня был широко распространен в Древней Бактрии. Традиции его позднее могли быть включены в религиозную систему Заратуштры. Все это выглядело в высшей степени вероятным; но хотелось найти археологические остатки, которые были бы «поближе» ко времени Авесты.

И такие свидетельства были найдены в самый последний полевой сезон экспедиции...

В 1972 году специальный маршрутный отряд экспедиции, возглавляемый молодым археологом из Ташкента Зафаром Хакимовым, продолжал сплошное обследование территории древней Бактрии. Все ближе в сторону древнего Балха прокладывал он свои маршруты по заброшенным степным дорогам, пока машина не уткнулась во вздыбленные пески могучих барханов. Безликие барханы тянулись до самого горизонта, и казалось — здесь нет и не было места живому. И все-таки глаз археолога заметил, что вершина дальнего бархана слегка отличалась по цвету от соседних: на общем желтоватом фоне намечались красноватые пятна разводов, как это бывает от большого скопления битой посуды. Этого было достаточно, чтобы Зафар изменил свой маршрут... А заодно и наши представления о Бактрии.

Как оказалось, именно здесь располагался огромный оазис, где жизнь существовала в первой половине первого тысячелетия до нашей эры, в то самое время, когда зарождалась новая религия и складывались первые тексты Авесты.

Зафар Хакимов обнаружил здесь еще одно круглое сооружение, еще один храм Огня. Налицо бесспорное свидетельство многовековой преемственности архитектурных традиций культовых сооружений Бактрии, за которыми скрывается и преемственность древних верований.

Открытый уголок забытой цивилизации представляет собой подлинный археологический заповедник с городами, пока еще скрытыми под высокими песчаными дюнами. Особенно эффектен один древний город, высокая многометровая цитадель которого едва видна из-за верхушек окружающих барханов: мощная, тщательно продуманная фортификация оборонительных стен с выносными башнями, построенными в столь древнее время, — настоящий сюрприз для археологов. Будущие раскопки покажут, что таят в себе руины вновь открытых памятников, но уже сейчас ясно, что некоторые тексты Авесты могут быть четко «привязаны» к нашим археологическим находкам. Так, экспедицией была раскопана крепость, современная Заратуштре, которую можно описать словами священной книги: «И сделал Иима так, как велел ему Ахура Мазда: месил он глину ночами, разделял на куски руками... И сделал Иима крепостные стены длиной в лошадиный бег по всем четырем сторонам...»

А на другом памятнике этого же времени мы раскопали уникальное захоронение — со всеми почестями в могилу был опущен... баран. И сразу же вспомнились тексты Авесты, превыше многих других достоинств ставящих добродетельный труд землепашца и особенно скотовода. Например, Заратуштра спрашивает у своего ученика: «Сколько существует договоров между людьми?» И тот отвечает: «Таких договоров шесть... Первый договор — устное поручительство, второй — поручительство, скрепленное рукопожатием, третий — поручительство с овцой...»

Эти и ряд других примеров убеждают в предположении, что цивилизация, открытая на землях Бактрии советскими и афганскими археологами, вполне может соответствовать высокой культуре общества, описанного в Авесте. Конечно же, имеются и частные разночтения, и даже несоответствия между данными Авесты и археологическими раскопками, препятствующее окончательному решению проблемы, но бесспорно, что открыты новые перспективы для изучения Бактрийского государства.

В. Сарианиди, кандидат исторических наук

Ключевые слова: Бактрия
 
# Вопрос-Ответ