Далекое дно Воклюза

01 ноября 1986 года, 00:00

Владимир Киселев

В одном из живописных уголков Прованса, под высокой отвесной скалой, прячется на дне грота темное неподвижное озерцо. Холодом веет от водной глади. Но неподвижность ее обманчива. В семи метрах ниже уровня озера из-под навала глыб вырывается на поверхность речка Сорг.

Подобных источников, питаемых подземными карстовыми водами, в Провансе немало. Но это озеро уникально. Ведь речь идет о Воклюзе. Такое название носит не только сам источник, но и горное плато, где он расположен, и весь департамент. Слово давно стало нарицательным и перешагнуло границы Франции. Во всем мире воклюзами называют напорные выходы карстовых вод. Не случайно источник приобрел столь широкую популярность. Вот уже второй век он привлекает внимание ученых, разгадывающих секреты таинственной подземной реки. В отличие от большинства карстовых источников, резко увеличивающих расход воды после продолжительных или бурных дождей и в период активного снеготаяния, Воклюз проявляет поразительную стабильность. Лишь раз в году, в марте, река Сорг грозным потоком вырывается из каменного плена. В течение пяти недель уровень озера столь высок, что вода переливается через край и низвергается эффектными водопадами с огромных глыб. В это время расход воды в реке увеличивается более чем в 50 раз! Со времен средневековья Воклюз служит источником вдохновения поэтов. В четырнадцатом веке великий Петрарка писал здесь сонеты Лауре. А вот какое поэтичное объяснение секрету Воклюза дал провансальский поэт Фредерик Мистраль: «Однажды фея фонтана приняла образ прекрасной девы. Она взяла за руку бродячего старика менестреля и провела его сквозь воды Воклюза к подземному лугу, на котором было семь отверстий, закрытых семью огромными алмазами. «Видишь ли ты эти алмазы? — спросила фея.— Когда я поднимаю седьмой алмаз, источник поднимается до корней фигового дерева, пьющего воду один раз в году». И в самом деле, корни приютившегося на отвесной скале столетнего инжира лишь в марте смачиваются холодной водой.

Столь простое объяснение феномена Воклюза не вполне устраивает гидрологов и спелеологов. Их гипотезы имеют более прозаичную основу. Многочисленные пещеры и пропасти плато, возвышающегося над источником,— это ветви одной гигантской гидросистемы. Просачиваясь с поверхности, вода подпитывает подземные ручейки, которые сливаются затем в подземную реку. Эта река уходит по промытому ею каналу глубоко вниз и там, оттолкнувшись от водонепроницаемых пород, начинает подниматься, выискивая кратчайший путь на поверхность. Все это напоминает систему сообщающихся сосудов.

Самым простым путем к решению загадки изменения расхода подземной реки виделось погружение подводника в сифонное озеро Воклюза. Там, за перегибом свода, исследователя, казалось, должна была ждать огромная галерея, дно которой наполняют воды таинственной подземной реки. Но первые же погружения показали, что источник не намерен так легко расстаться со своими секретами.

Хроника изучения Воклюза насчитывает тринадцать попыток спуска на дно озера, и каждая из них была для своего времени рекордной.

Погружения в пещерах представляют собой особую опасность. Спелеологические подводные исследования, как и любая работа в экстремальных условиях, требуют надежного снаряжения, исключительного здоровья, долгой подготовки, опыта и немалого мужества. Ведь в сифонах любая ошибка может стать последней.

Начало погружениям в Воклюзе было положено в 1878 году; тогда бесстрашный водолаз Оттонелли в тяжелом скафандре опустился до глубины 23 метра. Для того времени это был подвиг!

Следующая попытка была предпринята лишь 60 лет спустя. 24 сентября 1938 года водолаз Негри в аналогичном скафандре достиг глубины 30 метров, но перегиба свода-сифона и он не обнаружил.

27 августа 1946 года на источнике была испробована новинка — акваланги. В погружении участвовал и сам изобретатель «водных легких» — Жак Ив Кусто. Отважные аквалангисты опустились до отметки 46 метров. Но воздух в баллонах содержал незначительную примесь угарного газа, что на глубине вызвало отравление аквалангистов, и только благодаря мужеству штурмовая двойка все же сумела вернуться на поверхность.

В августе 1955 года французские подводники, вновь возглавляемые Кусто, достигли глубины 74 метра. Но крутонаклонный затопленный ход уходил все ниже, не вселяя надежд на успех.

Выйти к загадочной подземной реке спелеологи рассчитывали не только снизу, через Воклюз. Еще за девять лет до первого погружения ученые начали обследование пещер на плато Воклюз, но наиболее интересные результаты были получены уже в наше время.

Далекое дно Воклюза

Проведенные экспедиции позволили достоверно установить связь исследованных пропастей с источником. Шесть раз в подземных ручьях различных пещер ученые растворяли безвредные органические красители — и вода в реке Сорг неизменно окрашивалась.

Параллельно с исследованиями пещер продолжался и штурм подводных глубин Воклюза. В 1967 году французские исследователи осуществили очередную попытку. Ставка была сделана на управляемый по кабелю робот «Теленот». Дальновидность этого шага тогда еще трудно было оценить. Громоздкий аппарат удалось спустить на 106 метров. До глубины 90 метров его сопровождал подводник Фалько. Камера «Теленота» запечатлела уходящий вниз колодец, в глубине которого тонул яркий свет фар. Достигнутая точка была на 25 метров ниже уровня моря. Шансы увидеть дно Воклюза угасали вместе с энтузиазмом исследователей.

Работа возобновилась лишь через 14 лет. Серию новых погружений подстегнуло неожиданно возникшее соперничество. Незыблемая монополия французов в изучении Воклюза вдруг оказалась под угрозой. Их вековой приоритет в исследованиях решился нарушить знаменитый спелеоподводник из ФРГ Йохан Хазенмайер. Зная, что стиль его работы не понравится французам, он никому не сообщил о своих намерениях. Поздно вечером 20 сентября 1981 года Хазенмайер вместе с женой прибыл к Воклюзу. В час ночи, не привлекая внимания местных властей, Йохан начал спуск. Вот как он сам описывает этот рискованный и вместе с тем тщательно подготовленный эксперимент:

«...Глубина 18 метров. С этого уровня начинаются прозрачные воды подземной реки Сорг; видимость увеличивается до 25—30 метров. Глубина 30 метров. Меняю газовую смесь — перехожу от кислородно-азотной на гелиево-кислородно-азотную. Глубина 85 метров. Я у конца последнего протянутого шнура. Минус 100—105 метров. Наклонный ход, засыпанный упавшими с поверхности глыбами, расширяется. Минус 105—110 метров. Наклонный ход обрывается широким вертикальным разломом. Отверстие, которое было осмотрено с помощью «Теленота», — верх этого разлома. Его сечение — 10 на 30 метров. Не видно ни одной полки. Свет галогенного фонаря теряется в глубине; никаких признаков дна. Продолжаю спуск.

Глубина 125 метров. Продолжаю скользить вдоль коричневато-оливковых стен. Внизу угадывается что-то вроде узкой и светлой полоски. Планирую в этом направлении. Начинаю ощущать наркотическое воздействие вдыхаемой смеси, связанное с огромным давлением.

Минус 145 метров. Достигаю маленькой полочки на отвесной стене. Глубиномеры, отрегулированные в соленой воде, показывают 140—141 метр. Это означает, что я на глубине 145 метров (65 метров ниже уровня моря). Обрываю свой тонкий нейлоновый шнур и привязываю к нему небольшой камень — единственную имеющуюся точку крепления. Узел хороший, но сама точка слабовата. С полочки видно, что отвесный участок продолжается, не меняя направления, формы и размеров, до глубины 170—175 метров. Не видно ни террас, ни полок.

...Через 50 минут после начала погружения я вернулся на осыпь, на глубину 100 метров, и начал декомпрессию. Через два с половиной часа я поднялся до отметки минус 40 метров и здесь связал свой шнур со старым, протянутым до отметки минус 35 метров. Через 5 часов 25 минут после начала погружения я вышел на поверхность, где меня ждала жена Барбара».

Далекое дно Воклюза

Спустя три недели к Воклюзу прибыла представительная экспедиция СОИВ — спелеологического общества источника Воклюз. Известие о рекордном спуске Хазенмайера задело французов. Было решено любой ценой превзойти достигнутую немцем отметку. На поверхности озера был смонтирован большой понтон с декомпрессионной камерой. Трехтонная груда специального оборудования — контрольный пульт, фонари, телефоны, компрессоры и баллоны с дыхательными смесями — должна была обеспечить рекордное и в то же время безопасное погружение самого опытного спелеоподводника экспедиции — Клода Тулумджана. Длительная подготовка и хорошая физическая форма Клода должны были гарантировать успех трудоемкого и дорогостоящего мероприятия.

Тактика погружения строилась на поэтапном переключении подводника от одного шлангового аппарата к другому, а с глубины 90 метров начинался автономный спуск с баллонами на спине. На отметке минус 50 метров была установлена специальная декомпрессионная каска «Комекс» с водолазным звонком.

Однако первая же попытка нарушила все тщательно разработанные планы. На глубине 50 метров Тулумджан попытался надеть каску «Комекс». Эта попытка затянулась на 15 минут и едва не привела к удушению подводника. После подъема Клода было решено отказаться от переключений и весь спуск осуществить с одним шланговым аппаратом «Наргиле». Двухсотпятидесятиметровый запас шланга, через который к подводнику с поверхности поступает дыхательная газовая смесь, давал шанс на рекорд.

Вновь участники экспедиции проводили Клода Тулумджана, нашедшего в себе силы на вторую попытку. С поверхности спуск контролировался по высокоточному табло. Клод быстро достиг глубины 126 метров. Исчезли затруднения в дыхании. С поверхности по телефону сообщают о необходимости четырнадцатиминутной адаптации. Глубина 153 метра. Яркий луч фонаря бессилен высветить не только дно, но и противоположные стены колодца...

На обратном пути подводнику приходится совершать сложные маневры, чтобы не запутаться в паутине шнура, оставленного Хазенмайером. Снова 50-метровая отметка. Тулумджан звонит наверх. Теперь вместо газовой смеси сверху начинают подачу воздуха. Длительное пребывание в холодной воде парализует силы и волю подводника. Прямо в неопреновый костюм по другому шлангу вливается горячая вода. Следуют долгие часы декомпрессии. На последних этапах подъема — один час на отметке минус 12 метров и два часа на отметке минус девять — Клод дышит чистым кислородом.

Годы подготовки, вылившиеся в семь с половиной часов тяжелейшей, на грани, риска, подводной работы,— такова цена спуска на глубину в полтораста метров. Несмотря на огромные усилия, каждая новая попытка, казалось, лишь удаляла конечную цель погружений — дно сифона или хотя бы перегиб его свода.

Через два года заочное соперничество было продолжено. 9 сентября 1983 года Хазенмайер вновь тайно посетил Воклюз. Оснащенный сложными газовыми смесями и работая по специальным таблицам декомпрессии, Йохан совершил новое рекордное погружение, занявшее девять долгих часов. Обернутый обоймой из девяти баллонов и умело меняя дыхательные смеси, он сумел опуститься до глубины 200 метров! (Заметим, что в сифонах других карстовых источников мира и по сей день не удалось опуститься глубже 115 метров.)

17 сентября к Воклюзу прибыла новая экспедиция СОИВ. Результаты погружений 1981 года убедили исследователей Воклюза в том, что современное снаряжение вряд ли позволит человеку опуститься глубже, не подвергаясь чрезмерному риску. Новая информация об источнике могла бы быть получена лишь с применением управляемого аппарата типа «Теленот», но более приспособленного к размерам сифона. По инициативе Жана Пьера Виара спелеологи СОИВ сделали такой аппарат. Названный в честь подземной реки «Соргонот», он представлял собой относительно небольшой модуль с двумя герметичными трубами-контейнерами. В одном из них помещалась телекамера, в другой — измерительные приборы. Изображение передавалось по кабелю на поверхность, где выводилось на монитор и записывалось на видеомагнитофон. Передвижение аппарата обеспечивали три двигателя. Вся связь с поверхностью шла через четыре кабеля, скрученных в тяжелый жгут. Аппарату и четыремстам метрам жгута общим весом в одну тонну была придана нулевая плавучесть. Для этого к ним прикрепили полые металлические поплавки, в которые под давлением был закачан воздух.

Погружение проходило на редкость удачно. Аппарат быстро достиг отметки 200 метров. С этой глубины его мощные фары высвечивали лишь одну из стен гигантского колодца. На глубине 245 метров был включен двигатель горизонтального перемещения. «Соргонот» прошел несколько десятков метров, но увидеть противоположную стену ему так и не удалось. Один из кабелей оказался поврежденным, и это вынудило исследователей прервать эксперимент. Вся процедура спуска-подъема заняла лишь три с половиной часа и сберегла ученым немало нервных клеток.

Окрыленные успехом, спелеологи через год вновь опускают «Соргонот» в Воклюз. Двенадцатая попытка штурма закончилась для их детища трагически: обрыв тяжелого кабеля, недостаточно уравновешенного поплавками, привел к потере аппарата на глубине 235 метров. И тогда был заказан новый подводный аппарат, аналог «Соргонота» — телеробот «Модекса-350», рассчитанный на погружение до глубины 350 метров.

Ночь 2 августа 1985 года. Один час сорок девять минут. Начинается спуск «Модексы-350». До глубины 53 метра аппарат пилотирует подводник Ален Флукс. Длинный, более чем полукилометровый, кабель свободно разматывается вслед за уходящим все глубже прибором. Через час он уже на отметке минус 160 метров. Проходит еще полчаса, и объектив телекамеры находит обломки лежащего на выступе «Соргонота». Спустя три минуты «Модекса» достигает глубины 245 метров. Диаметр колодца здесь 50 метров.

Глубина 300 метров. Диаметр колодца уменьшается, появляются покрытые щебнем выступы. Минус 310 метров. Сильные фары высвечивают уходящие на юго-восток горизонтальные галереи. Удастся ли когда-нибудь человеку проникнуть по этим каналам к источникам Воклюза? «Модекса» ненадолго задерживается на развилке и продолжает спуск. Хватит ли радиуса действия аппарата для спуска на дно? Ведь критический предел уже близок.

3 часа 48 минут. «Модекса» опускается на занесенную песком осыпь. Это и есть долгожданное дно. Аппарат, послушный командам оператора, осматривает стены. Они как оспинами изрыты небольшими характерными выступами. Эти фасетки свидетельствуют о постоянной напорной работе подземных вод. Сильное течение увлекает за собой песчинки. Датчики фиксируют глубину 315 метров от уровня озера — это на 235 метров ниже уровня моря. Переданное наверх и записанное на пленку изображение стало достоянием гидрологов и геоморфологов.

Современная техника, помноженная на самоотверженность и целеустремленность спелеологов, позволила всего за два часа совершить то, к чему исследователи Воклюза шли долгие 116 лет. Глубочайший в мире карстовый источник приоткрыл завесу над одной из своих многочисленных тайн.

Владимир Киселев

Просмотров: 6421