Серебрянные копи тамплиеров

01 апреля 1993 года, 00:00

Серебрянные копи тамплиеров

Орден рыцарей Храма

Мы в XII веке, в центре христианского мира. Церковь уже мало чем похожа на маленькую иудейскую секту, которой она была при возникновении. Ее влияние распространяется на все области жизни в Западной Европе, но еще далеко до времени того мрачного мракобесия, которое будут ставить в упрек средним векам просвещенные поколения века восемнадцатого.

Над умами в те годы властвовал аббат Бернар Клервосский, который еще при жизни был канонизирован. Писатель-мистик, великолепный оратор, он был вдохновителем второго крестового похода. К его мнению прислушивались папы, а феодалы его боялись. В этот период вся политическая активность проходила под знаком соперничества между духовенством католической церкви и императорами Священной Римской империи за влияние на сеньоров.

В этих условиях Бернар и основал в 1128 году военно-монашеский орден рыцарей Храма — тамплиеров (храмовников). Ядром ордена стали рыцари, вернувшиеся из Палестины. Становление его было стремительным. В ряды тамплиеров вливались все новые и новые добровольцы, или, скорее, послушники. С самого начала орден прочно обосновался на землях Западной Европы, разделенной в то время на девять провинций: Францию, Португалию, Кастилию, Арагон, Майорку, Германию, Италию, Сицилию и Англию с Ирландией. К началу XIV века храмовники располагали по всей Западной Европе почти десятью тысячами резиденций, из которых около тысячи находились во Франции. Резиденции, а также военные посты и укрепления, подчиненные им, покрыли Европу густой сетью.

Три категории братьев составляли сам орден: рыцари — все благородного происхождения или, очень редко, пожалованные в дворянство, из их числа избирались руководители резиденций; духовники-монахи, находившиеся при магистрах или служившие в церквях; сержанты, из числа которых рыцари набирали оруженосцев и пехоту для военных походов и которые вели хозяйство и управляли имуществом ордена, среди них были и свободные крестьяне, и ремесленники. Еще была категория гостей храма, оказавших ордену временные услуги. Орден брал под свое покровительство и тех, кто примыкал к нему: сеньоров, выказывающих ему верноподданнические чувства, торговцев, пользовавшихся его коммерческими услугами, ремесленников, обосновавшихся на его землях, и многих других. Внизу этой иерархической пирамиды мы видим зависимых крестьян, прикрепленных к земле феодальной зависимостью, и темнокожих рабов, вывезенных из Палестины. На вершине царит Великий Магистр, выбранный собранием представителей девяти провинций Западной Европы.

Тамплиеры не признавали над собой никакой другой власти. Орден Храма пользовался правом экстерриториальности и не подпадал под юрисдикцию властей тех земель, на территории которых находился. У него были своя полиция и свой трибунал.

Кроме того, орден создал флот и добился монополии плавания по Средиземному морю между Европой и Ближним Востоком. Его корабли перевозили войска крестоносцев, паломников, среди которых были богатые, щедро платившие за услуги принцы.

Тамплиеры создали свой банк. Золото сразу пускали в оборот. Среди заемщиков были епископаты и коммуны, которые, начиная с 1140 года, принялись за строительство церквей в готическом стиле. В то время большинство французских городов имели весьма ограниченные средства. Если появлялись свободные деньги, их в первую очередь тратили на укрепление городских стен.

Тем более удивительно, что в течение нескольких лет во Франции нашлись деньги для строительства огромных готических соборов. Единственная организация, которая была способна дать их,— орден тамплиеров. Менее чем за сто лет было построено восемьдесят огромных соборов и семьдесят храмов поменьше.

Строительство требовало привлечения большого числа людей. Но рабочим нельзя платить векселями. Однако мы знаем, что деньги, особенно металлические, были редкостью. Серебряных же почти совсем не было. Того серебра, всего около тонны, что тамплиеры вывезли из Палестины, было явно недостаточно. Добыча драгоценных металлов в Европе практически не велась. А месторождения в Германии, Чехии и России еще не были открыты. Золота также было недостаточно.

И тем не менее тамплиеры чеканили свою монету, серебряную, а не золотую. В течение XII — XIII веков было произведено такое количество серебряных денег, что они стали обычным платежным средством. На эти деньги и была развернута кампания по строительству храмов.

Но откуда появился металл? Никто этого не знал, вернее, те, кто знал, молчали. Тамплиеры вообще о многом молчали. Так, устав ордена был известен только рыцарям, но и те не могли его хранить у себя, чтобы он не попал в руки непосвященных, даже из числа членов ордена. Магистры принимали решения в глубокой тайне. Архивы ордена таинственно исчезли.

Ла-Рошель

Существует еще множество необъясненных, а иногда и необъяснимых, фактов в истории ордена. Один из них касается флота тамплиеров. Для контактов с Англией у них имелись порты на побережье Ла-Манша и Северного моря. Но был еще один порт на берегу Атлантического океана, расположение которого нельзя логически объяснить, исходя из потребностей тамплиеров в Европе. Это Ла-Рошель. Расположенный в 150 километрах к югу от Нанта и на 70 — севернее Руана в устье реки Жиронды, на берегах глубокой бухты, он был хорошо укреплен и неприступен как с моря, так и с суши. (В чем убедился позднее кардинал Ришелье.) С этой точки зрения выбор тамплиеров нас не удивляет. Непонятно другое — зачем нужен был ордену порт, находящийся далеко к югу от Англии и к северу от Португалии, дорога в которую была более безопасна и удобна по суше? Однако Ла-Рошель отнюдь не был для тамплиеров второстепенным пунктом. Резиденция, находившаяся там, контролировала обширный район, а со всех сторон Франции к нему сходились семь «дорог тамплиеров».

Могущество ордена росло, увеличивалось его влияние во многих странах Западной Европы. В течение 200 лет тамплиеры не боялись никого и ничего. Так продолжалось до 12 октября 1307 года — того дня, когда король Франции Филипп Красивый, убоявшись этой силы, начал внезапную и хорошо подготовленную полицейскую операцию против ордена. Тамплиеры были обвинены в ереси, их резиденции разгромлены, братья арестованы, имущество конфисковано. Папа римский издал указ о роспуске ордена.

Арестованные были переданы в руки инквизиции. Среди множества признаний для нас особенно интересно одно. Перед нами протокол показаний рыцаря Жана де Шалона, где он утверждает, что в ночь перед арестами из Парижа вышли три крытые повозки, нагруженные сундуками с сокровищами Храма. Повозки сопровождал конвой из сорока двух рыцарей во главе с магистром Гуго де Шалоном и Жераром де Вилье. Рыцари и груз должны были прибыть в один из портов, где их ждали семнадцать кораблей ордена. Бросается в глаза непропорциональность количества кораблей и содержимого трех повозок. Но, возможно, существовали и другие обозы, направлявшиеся в этот порт? Мы не знаем, что было в сундуках. Слово «сокровища» в средние века применяли и для обозначения тайных архивов королей и коммун. Мы не сомневаемся, что сокровища Храма, вывезенные из Парижа, — это секретные архивы ордена, которые надо было спрятать в надежном месте.

В какой порт могли направиться рыцари в ту тревожную ночь? Конечно, в порт, принадлежавший тамплиерам. Другие были ненадежны, и там не было кораблей ордена. Порты Средиземного моря были далеко, и, не зная, как поведут себя власти Прованса и Барселоны, можно было попасть в ловушку. Порты Ла-Манша и Северного моря находились ближе. Но король Англии, который был благосклонен к тамплиерам, не смог бы противостоять папе. Остается Ла-Рошель. Надежно укрепленный, он мог бы выдержать осаду жандармов короля. К нему вела охраняемая тамплиерами дорога, на которой можно было найти сменных лошадей. Мы не знаем, достиг ли груз пункта назначения. Известно только, что архивы ордена не значатся в списках захваченного людьми короля имущества, а имена рыцарей, сопровождавших груз, названы вместе с теми, кто скрылся от ареста. Среди кораблей, нашедших убежище в Португалии, не было кораблей из Ла-Рошеля. Они исчезли навсегда.

Перед исследователями встают три вопроса:
1. Откуда тамплиеры брали серебро — металл, не найденный к тому времени на территории Европы и которым они буквально наводнили страны Священной Римской империи? 2. Зачем им был нужен порт Ла-Рошель?

3. Куда ушли корабли, груженные сокровищами ордена, которые удалось спасти в 1307 году?

Жан де ля Варанд, историк из Нормандии, говорит устами персонажа одной из своих исторических книг, что тамплиеры вывезли много этого металла из Мексики, и приводит выражение «avoir d'argent» — быть богатым, где слово «argent» — «серебро» — является синонимом слова «богатство», в то время как было бы естественнее говорить так о золоте! К сожалению, Варанд не указывает источника своих сведений. Поэтому попытаемся сами найти подтверждение этой гипотезе.

Одно из свидетельств мы можем найти, внимательно рассмотрев роспись фронтона храма тамплиеров в городе Верелай в Бургони, которая датируется XII веком. Среди людей, окружающих Христа, на изображении можно увидеть мужчину, женщину и ребенка с непропорционально большими ушами. Мужчина — в убранстве из перьев, похожем на одежду североамериканских индейцев, а на голове у него — шлем викинга. Женщина — с обнаженной грудью и в длинной юбке. Это так называемые panotii. Похоже, средневековые живописцы слышали о людях с большими ушами... Теперь нам известно, что инки и их предшественники, которым они подражали, имели обычай оттягивать уши, вставляя в мочки тяжелые кольца из золота, меди или камня, так называемые ringri (от древнескандинавского ring — серьга). Такое трудно выдумать. Средневековые живописцы знали и о викингах, на что указывает шлем на голове мужчины. Смешав эти два понятия, они нарисовали «индеализированного» викинга, если можно так сказать.

Еще одно доказательство того, что тамплиеры знали о существовании континента, который мы теперь называем Америкой: недавно в Национальном архиве Франции были найдены печати ордена, захваченные людьми Филиппа Красивого в 1307 году. На одной из них, приложенных к документу, относящемуся к ведению Великого Магистра, видна надпись «Secretum Templi» — Тайна Храма. В центре расположена фигура человека, который может быть только американским индейцем. Одет он в набедренную повязку, на голове у него убор из перьев, такой же, какой носили индейцы Северной Америки, Мексики и Бразилии или, по крайней мере, некоторые из них. В правой руке он держит лук, внизу, под луком, изображена свастика — крест с изогнутыми концами, распространенный символ в Скандинавии эпохи викингов.

Варанд прав, по крайней мере, в одном. Тамплиеры знали о существовании Нового Света. И это была их большая тайна. Тайна настолько важная, что ее сохранение поручили высшим иерархам ордена и самому Великому Магистру. Но действительно ли из американских копей тамплиеры добывали свое серебро?

Все серебро Перу

В области металлургии Перу была более развита, чем Центральная Америка. Это логично. С одной стороны, она получила важный культурный толчок китайского и индокитайского происхождения, как это со всей определенностью показал австрийский ученый Х.Гейне-Гельдерн: культура Чавин родилась внезапно, без местных предшественников за много веков до нашей эры. Она обладала высоким уровнем технических знаний, включая и выплавку металла. С другой стороны, викинги, которые пробыли в Мексике всего лишь двадцать лет (конец X века), правили в Перу основанной ими империей Тиауанако около трехсот лет, а их последователи инки — еще двести пятьдесят лет.

В Перу обрабатывали золото, серебро, медь шампи — сплав золота и меди, бронзу и даже платину. Умели плавить, ковать, сваривать металлы, отливать их в формы. Изготавливали биметаллические изделия, а также знали способы покрывать серебро золотом и медью — так, что современные ученые металлурги могут это сделать только с применением электролиза.

Золотое и серебряное производство в Перу нам известно больше мексиканского: открытия неразграбленных захоронений позволили составить внушительную коллекцию великолепных образцов ювелирного искусства инков.

Добыча драгоценных металлов Перу была прекрасно организована, золота, в частности, на промышленном уровне. Его намывали в реках, стекающих с Анд, по многокилометровым каналам подводили к золотоносным землям воду тающих снегов. Такие каналы обнаружены около Тиауанако и в Чунгамайо, в окрестностях Ла-Паса. Золото добывали и в горных выработках. Еще и сейчас можно увидеть остатки золотоплавильного производства в Хуабамбе, где золото выплавляли из руды. А в Мачу-Пикчу обнаружены руины мельницы для размельчения золотоносного кварца. Серебро добывали в основном на рудниках района Порко, расположенного в горной цепи на восточном краю боливийского плато, на юго-восток от Тиауанако. Эти горы получили позднее у испанцев название Sierra de la Plata — Серебряная гора, а расположенный там город — Villa de Plata — Серебряный город.

У инков не было профессиональных горнорабочих. Существовала система трудовой повинности. Каждый год молодые инки отправлялись вместе с женами в горные копи и четыре самых жарких месяца в году добывали драгоценный металл. В остальные восемь месяцев работы были запрещены.

Викинги Тиауанако и их последователи инки использовали драгоценные металлы для украшения своих дворцов и храмов, делали из них изящные, изысканного вкуса произведения искусства, а также столовую посуду. Многие из этих предметов сохранились, несмотря на то, что испанские завоеватели безжалостно переплавляли в слитки все, что попадало им в руки.

Однако во времена последней империи Тиауанако не все серебро, добытое в копях Южной Америки, использовалось на месте. Значительная часть, возможно, вместе с золотом, отправлялась к океану. Викинги, добывавшие серебро в горах, построили систему дорог («пеавиру» — на языке гуарани), которые вели к побережью океана и достигали его в двух пунктах: у залива Сантос и напротив острова Святой Катерины. На северной дороге, выходящей к порту Сантос, расположен огромный комплекс Серро-Кора. Там был обнаружен предмет, который многое проясняет в нашем исследовании. Среди развалин стен сооружения, похожего на крепость, мы нашли форму для отливки металла в слитки. Ее доколумбовое происхождение не вызывает сомнений.

Эта находка ставит перед нами два вопроса: откуда доставлялся металл и почему было необходимо переплавлять его в слитки? На первый ответить легко. Ближайшие золотоносные реки и серебряные копи находятся в Андах. Местные племена не пользовались металлическими орудиями. Но тем не менее в их языке были слова, обозначающие металлы, что на первый взгляд очень странно. Так, например, в южном диалекте гуарани металл называется куарепоти, что означает «камень, вытянутый из дыры в горе». От этого слова происходят все другие названия металлов: золото — куарепотийу (желтый металл), серебро — куарепотити (белый металл), сталь — куарепотиата (твердый металл). Весь вопрос в том, образованы они до или после эпохи завоевания Америки конкистадорами? Мнения лингвистов и этнографов на этот счет разделились. Заметим, однако, что эти слова не испытали на себе никакого влияния испанского языка, а было бы логично, если бы индейцы давали название металлам, привезенным испанцами и до того им незнакомых. Кроме того, местные легенды рассказывают, что до 1290 года по дороге от Сьерра-де-ла-Плата к океану регулярно проходили караваны, перевозившие большое количество металла. В качестве вьючных животных, несомненно, использовались ламы.

На второй вопрос может быть только один ответ: серебро и, может быть, золото, но в меньших количествах, переплавляли в слитки потому, что металл готовили к экспорту. В слитках его удобно считать и учитывать.

Кроме дороги, идущей из Тиауанако через Парагвай, викинги использовали для транспортировки драгоценных металлов такие удобные пути, как реки бассейна Амазонки. В 800 километрах южнее устья Амазонки, на берегу дельты полноводной судоходной реки Парнаибы, были обнаружены руины мощных крепостных стен из сцементированных камней. Здесь, очевидно, на месте современного города Парнаиба, находился еще один атлантический порт викингов.

Одна из самых важных водных артерий Бразилии — река Сан-Франциску. Она судоходна на протяжении двух третей своей длины, и на ней можно увидеть и сегодня большие барки, которые своей формой, принципом постройки напоминают скандинавские драккары. Викинги поселили на ее берегах подчиненные им племена гуарани, как они это делали на всех реках, которые они использовали как пути сообщения. Однако эти поселения есть только у истоков и в устье реки. Объяснение этой аномалии одновременно простое и трудновообразимое. Река в своем среднем течении не существовала еще в недалеком прошлом. На ее месте между современным городом Ремансо и водопадом Паоло-Афонсо простиралась огромная лагуна, состоявшая из болот и озер, шириной около 200 километров. Над водой возвышались цепи холмов. Лагуну питали три реки. Две из них текли на восток: Опала, которая теперь называется Сан-Франциску, и Реала, русло которой так и не нашли. Третья впадала в реку Пиои, которая является притоком Парнаибы. Этот путь был судоходен зимой от лагуны до океана.

В 1587 году гуарани еще рассказывали португальцам о существовании Упа-Ассу (Большой Лагуны) и о серебряных копях на ее островах. Осушение болот произошло не так давно. Как это произошло, мы знаем из доклада генерала Иво де Прадо на географическом конгрессе 1919 года в Бело Оризонте. Воды лагуны нашли в определенный момент достаточный сток через водопад Паоло-Афонсо. От Упа-Ассу осталось только русло реки Сан-Франциску в своем среднем течении. Река Реала исчезла, а река Пиои потеряла один из своих притоков. Были ли такие изменения вызваны природными катаклизмами? Есть только два возможных объяснения: или увеличение стока водопада Паоло Афонсо из-за водной эрозии его ложа, или речь может идти о грандиозном гидротехническом проекте. Мы должны сразу отбросить первое предположение. На размывание каменного ложа потребовались бы тысячи, если не миллионы лет. Остается второе. Людвиг Швенхаген тщательно обследовал ложе водопада, которое современная гидроэлектростанция, построенная в этом месте, еще не изменила, и обнаружил следы необычайного произведения строительного искусства: пять симметричных каналов сбрасывают свои воды в одну дыру глубиной 50 метров, прорубленную в скале.

Какова была цель этих циклопических работ? Главная — установить постоянный водный путь между зоной, где разрабатывались богатейшие серебряные рудники, и Атлантическим океаном. Зоной, куда входили не только рудники Упа-Ассу, но и территория современного штата Минас Жераис, где также были найдены многочисленные шахты и где португальцы встретили в XVI веке племя бородатых, с белой кожей людей.

Остается выяснить, почему викинги придавали такое большое значение добыче серебра на северо-востоке Бразилии. Конечно, им были нужны железо, медь и олово, чтобы делать оружие и инструменты. Но зачем нужны были золото и серебро, которыми была переполнена Перу? Не для того ли, чтобы экспортировать их через порт Парнаиба? Но куда и как?

Викинги из Тиауанако отправили в порты Сантос и Парнаиба значительное количество серебра, добытого на рудниках Сьерра-де-ла-Платы и в залежах Пиои и Упа-Ассу. Следы этого металла словно исчезли в океане. Однако мы уже говорили, что в это время тамплиеры буквально наводнили Западную Европу серебряными монетами, происхождение которых остается загадкой. Не из Америки ли они?

Страна белых людей

Итак, допустим, что серебро, которым пользовались тамплиеры для финансирования строительства готических соборов в Европе, добывалось в Южной Америке. И порт Ла-Рошель на берегу Атлантического побережья Франции был построен для ввоза американского серебра. Но куда ушли корабли, на которые были погружены секретные архивы ордена, таинственно исчезнувшие в 1307 году?

Чтобы ответить на этот вопрос, представим картину колонизации Центральной и Южной Америки европейцами до открытия Нового Света Колумбом. Наша реконструкция события основана на легендах и мифах индейцев и исследованиях древних цивилизаций Америки.

Первыми достигли берегов Америки ирландские монахи ордена колумбитов. В соответствии со своими религиозными обычаями они искали для поселения отдаленные, уединенные места с суровыми условиями жизни. Поэтому их привлекали безлюдные северные острова. В конце VIII века их монастырям на Гебридах, расположенных севернее Шотландии, стали угрожать викинги. Монахи переселились в Исландию. В течение ста лет они осваивали эту землю. Но затем опять появились викинги. И снова братья предпочли уступить им место. В 887 году полсотни монахов подняли паруса своих кораблей и отправились в неизвестность. Больше о них не слышали.

Прошло еще почти сто лет. В 963 году викинг Ари Марссон потерпел кораблекрушение и был выброшен на незнакомый берег, расположенный восточнее Винланда, Атлантического побережья Северной Америки. Его подобрали местные обитатели в белых одеждах. В сагах северных народов ее название — Хвиттер-маналанд (Земля белых людей). Она стала настолько известна, что в арабской географии аль-Идриси упоминается под названием Ирландах аль-Кабирах.

Где же находилась Большая Ирландия? Мнения ученых и писателей-историков разделились. Но нам представляется более верной гипотеза, по которой ее помещают в Новой Шотландии на Американском континенте. Все говорит о том, что монахи-колумбиты, покинувшие Исландию в 877 году, достигли Америки.

Колумбиты были в равной степени священниками и моряками. Они соединяли в себе дух искателей приключений и религиозный долг. Невозможно представить, что, прибыв в Америку, они резко изменили нрав и заперлись в своих монастырях. Очень скоро они должны были отправиться на юг вдоль берега континента и могли достигнуть острова Святого Брандана — по предположениям ученых, это могла быть Куба. А от Кубы до Мексики всего несколько часов плавания. Из мифов и легенд индейцев мы знаем, что первыми из белых людей в Америку прибыли монахи в белых одеждах, которые называли себя «папа», так же, как и колумбиты. Их влияние было чрезвычайно сильным. Они не только внедрили в мышление индейцев ростки христианства, следы которого можно было найти еще пятьсот лет спустя, но и изменили их образ жизни. Колонии колумбитов просуществовали недолго. Ведь это была только небольшая группа оторванных от родины монахов, хранящих обет безбрачия и не имевших последователей.

Вероятно, ничего уже не осталось от монастырей ирландцев, когда в 967 году викинг Ярл Ульман ступил на землю Америки в Пануко на берегу Мексиканского залива. Он высадился с семи кораблей вместе с семью сотнями викингов, мужчин и женщин. Он стал пятым королем тольтеков — Кетцалькоатлем-воином. Через двадцать лет с частью своих людей он отправился в поход на полуостров Юкатан, в страну майя. Там он встретил сопротивление местных племен и вынужден был повернуть назад. Эти события отображены на фресках в столице государства майя в храме Чичен-Ица, где можно видеть изображение сражений индейцев с белыми людьми.

Вернувшись из неудавшегося похода, он увидел, что его место вождя занято — оставшиеся викинги уже взяли в жены местных женщин и правили страной. Тогда Ульман покинул Мексику, спустился на кораблях вдоль побережья к Южной Америке и высадился на берег в Венесуэле. Затем викинги пересекли континент и вышли к Тихому океану. В Южной Америке викинги основали на берегу озера Титикака город Тиауанако, который вскоре стал столицей обширной империи. Границы империи простирались от современной Боготы в Колумбии до Вальпараисо в Чили. Они научили индейцев различным ремеслам, в том числе и искусству производства и обработки металлов. Серебро же они отправляли на берег Атлантического океана.

В 1290 году племена арауканов, кочевников и скотоводов, спустились с гор и вторглись в пределы империи Тиауанако. Избежавшие гибели потомки викингов были рассеяны. Одни ушли на берег океана, построили бальсовые плоты, пустились в плавание и достигли островов Полинезии. Другие скрылись в джунглях рек Амазонки и Парагвая. Еще одна часть дошла до Куско, где основала новую империю инков.

Теперь рассмотрим историю третьей волны белых колонизаторов в Мексике, которая больше всего интересует нас. Для этого обратимся к произведению, которое имеет для нашего исследования исключительно важное значение. Оно восходит к преданиям народа майя. Эта книга написана на языке киче индейцем, обращенным в христианство испанскими монахами. По словам анонимного автора, она воспроизводит книгу «Пополь Вух», которая была написана задолго до прихода завоевателей и до сих пор не найдена исследователями. Название «Книга народа» свидетельствует о внедрении латинских и германских слов в язык киче ирландскими монахами и викингами. Народ — Popol происходит от латинского populus и книга — Vuh от германского buch, от которого остались смысл и произношение. Нас не удивляет, что книга не найдена. Библиотеки майя были уничтожены испанскими конкистадорами. Известны лишь единичные экземпляры, спрятанные индейцами и обнаруженные позднее.

Особый интерес представляют третья и четвертая части этой книги. В них описывается история народа киче. Сначала идет рассказ о появлении человека от двух существ, прообразами которых послужили Адам и Ева. Выло создано множество народов разных рас и языков. Среди них и предки киче — текпаны. Некоторое время они жили в городе с названием Туллан, и город этот находился на востоке. Затем текпаны пересекли море и оказались в Америке. Первое время им было очень трудно, и они тосковали о своей родине. Между ними начались ссоры, начались столкновения с местными племенами. В конце концов индейцы были покорены, и текпаны стали править страной и брать в жены индейских женщин.

Однажды сыновья тех, кто пришел из-за моря, решили посетить родину отцов на востоке. Они пересекли море и через год после начала плавания предстали перед восточным королем. Король подарил им королевские знаки и книги. Вернувшись в Гватемалу, они основали свое государство и подчинили своей власти соседние племена. К моменту прихода испанских завоевателей царствовало двенадцатое поколение вождей киче.

Что же мы узнаем из этого текста? Во-первых, что с момента создания человека и до ухода «предков» из Туллана не происходило никаких событий. Это логично. Индейцы Гватемалы жили в состоянии варварства. История для них началась, когда их «цивилизаторы» покинули Туллан. Во-вторых, город Туллан находился на востоке от Америки, за океаном. Отметим также, что прибытие этих белых переселенцев, покоривших местные племена, считающееся началом истории народа киче, было недавним по времени. Если считать, что период правления одного поколения вождей киче составлял около шестнадцати лет, то эта дата приходится на 1332 год.

Тамплиеры, как указывает в своей хронике потомок правителей Чалько Чимальпахин, прибыли в Мексику в конце XIII века. Он указывает две даты —1272 и 1294 годы, которые могли означать, что было две волны эмигрантов. Покинув Тлапаллан, то есть Европу, тамплиеры пересекли океан и достигли берегов Америки. Они остановились в районе Чалько и через несколько лет получили подкрепление в виде еще одной группы переселенцев.

В течение нескольких столетий они подчинили или завоевали силой оружия один за другим более двадцати племен индейцев, занимавших большую часть территории современных мексиканских штатов Мехико, Морелос, Пуэбла и Тлакскала.

К началу XV века в Америке не осталось ни рыцарей, ни священников ордена тамплиеров. Даже самые молодые были уже давно мертвы, не оставив потомства из-за обета безбрачия. Сержанты ордена, те, что составляли экипажи кораблей и могли были быть женаты, конечно же, не брали в поход своих жен. Их дети на Американском континенте были только метисами. Организационное строение государства, функции и звания остались, но мышление его обитателей было уже другим, так как сам этнос был уже иным. На смену их языку пришел язык наутль, в котором остались только некоторые старые слова.

В1407 году началось нашествие с севера кочевых воинственных племен, среди которых были и ацтеки. Они захватывали города и земли текпантлаков и... перенимали элементы их цивилизации.

К моменту появления конкистадоров страна тамплиеров была уже более полувека под гнетом завоевателей. Племена восставали время от времени против угнетателей, вступая в союзы с врагами Мехико. В 1519 году чальки дружески встретили Кортеса. Они называли его своим богом и рассказывали ему, что их предки говорили о том, что придут править ими бородатые люди с востока. Испанские хронисты отмечали, что чальки сразу встали на сторону конкистадоров и активно участвовали во взятии Мехико.

Теперь мы в состоянии ответить на все три стоявших перед нами вопроса. Мы увидели, что серебро, использовавшееся тамплиерами для финансирования строительства в Западной Европе готических соборов, добывалось в Южной Америке. Порт Ла-Рошель на Атлантическом побережье Франции служил для импорта металла из-за океана. И, наконец, корабли с тамплиерами, избежавшими ареста в 1307 году, и, возможно, с секретными архивами ордена нашли убежище в Мексике.

Осталось понять, почему тамплиеры решили остановить свой выбор именно на Мексике. То, что они знали о существовании Центральной Америки, не вызывает у нас удивления. Уже более ста пятидесяти лет шла доставка слитков серебра из Южной Америки в Европу. Тамплиеры поддерживали тесные контакты с потомками викингов. И не исключено, что предприняли в 1194 году разведывательный поход в этот район. Но так как они там не нашли достаточного количества драгоценных металлов, а именно это было их главной целью в Америке, то больше не возобновляли свои попытки.

Ситуация стала меняться, когда союз короля Франции и папы римского стал угрожать самому существованию ордена. Тамплиеры, в отличие от ордена госпитальеров за всю свою историю не приобрели в Европе полностью автономную территорию, где бы они могли быть защищены от давления и угроз как светской, так и духовной власти. Дело могло плохо кончиться в любой момент. Рыцари стали думать о надежном убежище в случае отступления. Викинги, торгуя с тамплиерами, не обещали тем не менее им теплого приема на своей территории. Поэтому до 1290 года попытки обосноваться в Южной Америке не предпринимались. А после 1290 года они были бы обречены на провал: империя Тиауанако была разрушена дикими племенами. Оставалась Мексика.

Можно не сомневаться, что, отправляясь в Америку, тамплиеры думали, что речь идет о временном убежище. Но их расчеты не оправдались. Орден исчез навсегда. Изолированные за океаном тамплиеры могли утолять свою жажду завоеваний и насаждать свою веру, которая в Европе граничила с ересью, среди полудиких племен индейцев, но шло время, и никто не занимал место ушедших из жизни тамплиеров. Через пятьдесят лет после прибытия последнего из храмовников в Мексике не осталось ни одного белого человека.

Португальское наследство

Окунемся в атмосферу европейского средневековья, сильно отличающуюся от той, какую нам рисуют историографы начиная с XVIII века. Это была эпоха невероятного интеллектуального расцвета, с трудом сдерживаемого церковью в рамках, гораздо менее жестких, чем те, которые допускала святая инквизиция. Священники и епископы женились или просто жили с женщинами, и никто не находил это предосудительным. Германская мифология и евангельские апокрифы вдохновляли художников не менее, чем сюжеты Ветхого завета. Феи и карлики из сказок смешивались в сознании народа с драконами из описания жития святых. Теология развивалась по разным направлениям, которые были похожи только своим инакомыслием. С ней соперничала философия, питавшаяся древнегреческими и латинскими текстами, которые вновь были открыты для изучения. В области, прямо касающейся темы нашего исследования, космография возрождалась из пепла. В Европу стали поступать знания арабских географов. Крестоносцы выносили накопленное древними восточными мудрецами из Византии и Святой Земли. Все, кто был образован, знали, что Земля круглая, и была вычислена с большой точностью ее окружность. В «Географии» Птолемея угадывался рассказ о путешествии греческого мореплавателя Александра, который в I веке нашей эры пересек Тихий океан и достиг берегов Америки. Из произведений Плутарха, Теопомпа, Макраба средневековые ученые узнавали о существовании за сумрачными морями чудесных земель и райских островов. Все эти свидетельства не могли пройти мимо ученых-монахов ордена тамплиеров. Они были тесно связаны с традициями просвещенного Востока во время своего пребывания в Иерусалиме.

Все это объясняет, почему тамплиеры направили свои корабли в океан на поиски земли, существование которой не вызывало у них сомнения. Но, основываясь на полученных данных, они должны были пойти на север или к центральной части Нового Света. Однако они попали в Южную Америку, туда, где находился металл, который они искали. В Южную Америку, где 150 лет назад датские викинги основали свою империю Тиауанако. Мы можем отбросить предположение о капризах штормового океана. В этом случае они высадились бы на пустынный берег и, даже если бы чудом возвратились в Европу, не смогли бы привезти никаких сведений о серебряных копях, расположенных далеко от побережья. Или попали бы в руки викингов, которые не знали пощады.

С другой стороны, трудно представить, что, утвердившись в Южной Америке и завершив создание империи, викинги не испытывали желания установить контакты со своей родиной. Вполне реально, что их порты залива Сантос и острова Святой Екатерины и дороги, ведущие из внутренних регионов к океану, служили именно этой цели. Вероятно, именно викинги установили связь с Европой и не в 1250 году, а на сто лет раньше.

Почему и как викинги оказались в Дьеппе, мы не знаем, но нам не составляет труда это вообразить, так как отношения между Англией, родиной их предков, и Нормандией, главным портом которого является Дьепп, были очень тесные. Как бы то ни было, нормандцы в 1250 году начали экспортировать лес из джунглей Амазонки. В Нормандии была также составлена карта, на которой были изображены одновременно Винланд и Южная Америка. Сведения о них, поступившие от датских и норвежских викингов, могли были быть объединены только в Дьеппе. Люди из Тиауанако не имели никаких причин вступать в контакты с тамплиерами, хотя не знать об их существовании они не могли. Скорее всего тайные службы тамплиеров сами получили сведения о заокеанских землях, наблюдая за викингами из своего порта Сан-Валери. Обладая мощным флотом, храмовники могли выгоднее использовать сведения, чем рыбаки Нормандии. Только через сто лет дьеппские моряки смогли включиться в торговлю с Новым Светом. Но они не рискнули конкурировать с тамплиерами в перевозке драгоценных металлов и ограничились импортом леса в обмен на лошадей и коров.

Географические данные, которые легли в основу карты из Дьеппа, не могли быть добыты ни нормандцами, ни тамплиерами. И те, и другие ограничивались лишь каботажными плаваниями. На карте же обозначены не только полный контур субконтинента, то есть Южной Америки, но и главные его реки и расположение основных горных массивов. Единственными, кто мог это сделать, были бы моряки, обладавшие глубокими географическими познаниями и находившиеся долгое время в этом районе планеты. Португальцы?

В Португалии, как и везде, орден тамплиеров имел полный суверенитет, но его влияние было гораздо более сильное, чем в других государствах Западной Европы. Король Португалии был обязан тамплиерам не только освобождением своих земель от мавров и самим троном, но и нуждался в постоянной военной помощи для защиты от сохранявшейся мусульманской угрозы. Одним словом, король мог опереться на орден, как и орден на королевскую власть.

Когда французский король Филипп Красивый начал уничтожение ордена Храма, все монархи Западной Европы поддержали его, за исключением одного — короля Португалии. Благодарность? Эта добродетель мало ценится в политике. Скорее всего король полагал, что опальные рыцари больше не представляли для него опасности, но могли еще ему послужить.

А может быть, король уже знал, что корабли тамплиеров вывозили из далеких земель драгоценный металл, главный источник их богатства и могущества?

Однако шло время, и ничего не происходило. Молчали ли сами братья-храмовники, ожидая отмены мер, принятых против них папой Клементом V? Или Португалия не была готова использовать полученные сведения? Как бы то ни было, только через сто лет начались активные приготовления к океанским походам. Инфант Генрих Мореплаватель, Великий Магистр ордена Христа, основал академию Сагреша, где собрал арабских и иудейских ученых, которые разбирались в древних таинственных книгах и картах. Была организована служба, которая расспрашивала капитана каждого судна, приходившего в португальские порты. На верфях строились новые современные корабли. Моделью им служили усовершенствованные нефы тамплиеров. В 1460 году португальские корабли достигли Мадейры и Азорских островов и уже вывозили слоновую кость и первых чернокожих рабов из Сенегала. Развитие событий ускорялось. В 1484 году Диего Кан достиг дельты реки Конго, а через два года Бартоломее Диас прошел мимо мыса Доброй Надежды. Был открыт новый путь в Индию, по которому вскоре отправился Васко да Гама.

Какая часть успехов крошечной страны с населением всего в полтора миллиона человек в этих невероятных открытиях принадлежит тамплиерам? Мы не знаем. Но мы знаем, что корабли, вышедшие в океан, несли на своих парусах красный крест ордена Храма.

4 марта 1493 года Колумб прибыл в Лиссабон, вернувшись из своего первого путешествия, во время которого он открыл только Антильские острова. 3 мая папа римский Александр VI, испанец по национальности, выпустил первый билль, который закреплял за королевством Кастилией земли, открытые Колумбом, и те, которые еще будут открыты. И второй билль, который разделил земной шар линией от полюса до полюса, разрезал Атлантический океан в сотне миль на запад от Азорских островов и островов Зеленого Мыса. Земли, еще ничьи, на запад от этой линии отходили к Кастилии, а восточнее — к Португалии. Португальский двор сначала согласился, но почти сразу же горячо запротестовал. Начались переговоры, и в 1494 году демаркационная линия была отодвинута на триста пятьдесят миль от Зеленого Мыса. Какая разница? Просто Бразилия стала входить во владения Португалии. Однако в 1494 году никто еще официально не признал существования Южноамериканского субконтинента, а Колумб достиг только островов. Что произошло в Лиссабоне? Почему там так быстро изменили свое отношение к папскому указу? Очевидно, португальцы сверились с картой Нового Света. Картой, которой не было у испанцев, так как они, не отдавая себе отчета, уступили своим конкурентам половину земель, которыми папа наделил их в Южной Америке.

Эта карта существовала в действительности. С ней тайно знакомился Колумб в сокровищнице, где хранились секретные архивы португальского короля, перед тем, как отправиться на поиски новых земель. Ее копию также видел Магеллан перед тем, как предложить свои услуги императору Карлу V. Эту карту опубликовал в Возгенской гимназии в 1507 году Рене II, герцог лореннский. На этой карте обозначен «неизвестный» континент, и он включает в себя не только Винланд — Северную Америку, но и контуры Южной Америки, вместе с проливом. Эта карта позволила Колумбу утверждать, против аргументов всех географов, что земля «Центральной Азии» находится гораздо ближе к Европе и является в действительности, хотя он и поостерегся это сказать, Новым Светом. Имея в руках карту, Магеллан смог убедить короля и его министров, что существует пролив, позволяющий проплыть на другую сторону Америки. По словам папского посла, находившегося с ним в плавании, Магеллан знал не только примерное его местонахождение, но и мельчайшие топографические детали.

Эта карта — мы в этом полностью уверены — была начерчена в Дьеппе, в Нормандии. Только там в средние века можно было собрать воедино географические сведения, добытые норвежскими викингами, колонизовавшими Винланд, и данные датских викингов, построивших империю в Южной Америке. Только там и в других портах Нормандии одновременно разгружались корабли, которые привезли треску от берегов Северной Америки и лес из Бразилии. В этом порту сел на корабль амьенский монах, решивший отправиться в Америку, чтобы нести учение Христа викингам и индейцам.

Но как карта из Дьеппа попала в руки португальцев? В этом нет ничего удивительного. Между орденом тамплиеров и португальским королевством существовала тесная связь. Португалия была обязана тамплиерам за помощь в войне с маврами. В Португалии располагалась самая мощная, после Франции, региональная организация ордена Храма. Возможно, почувствовав угрозу своему положению в других странах Европы, рыцари поместили в своем португальском центре копии своих секретных архивов или же здесь укрылись рыцари, бежавшие от арестов в 1307 году и знавшие «тайну Храма». Таким образом карта из Дьеппа, к тому времени уже бесполезная, оказалась в сокровищнице португальского короля.

Жак де Майе, историк | Перевел с французского С. Кравчук

Просмотров: 12705