Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Буферная территория личности

У каждого человека своё собственное представление о том, на какую дистанцию можно допустить окружающих

Вторжение посторонних людей в интимную зону общения вызывает раздражение и беспокойство. Фото (Creative Commons license): nickd

Многим из нас поездки в общественном транспорте доставляют немало неприятных эмоций, и одна из причин тому — нарушение личного пространства. Небритый тип слишком долго сверлил глазами. Истеричная женщина десять минут кричала по мобильному телефону. Пьяный умудрился положить голову на ваше плечо.

Американский психолог Дэвид Майерс (David G. Myers), автор книги «Социальная психология», рассматривает личностное пространство человека как некий пузырь, или буферную зону, которую мы создаём между собой и окружающими. Австралиец Алан Пиз (Allan Pease) в своём бестселлере «Язык телодвижений. Как читать мысли по жестам» пишет о том, что существует некая территория, которую человек считает своей, «как будто это пространство является продолжением его физического тела». Персональное пространство в сечении не обязательно представляет собой круг, его удалённость от нас в разные стороны может быть разной.

«Граница моей личности проходит на расстоянии примерно 75 см от моего носа», — цитирует Майерс слова английского поэта Уистена Хью Одена (Wystan Hugh Auden, 1907–1973). Оден весьма наблюдателен, как и полагается поэту. Большинство людей не задумывается о том, что между ними и остальным населением земного шара есть невидимый барьер. Более того, многие никогда не скажут незнакомцу: «Вы подошли слишком близко, поэтому мне неприятно разговаривать».

Ближе не подходи — убьёт!

Пространственные условия общения исследует область социальной психологии, которая называется проксемикой. Термин был введён в научный оборот в 1966 году американским антропологом Эдвардом Холлом (Edward T. Hall). Специалисты в области проксемики утверждают, что размеры и границы личностного пространства структурируются определённым образом под влиянием различных факторов.

Психологи заметили, что женщины склонны держать меньшую дистанцию, чем мужчины, но лишь до тех пор, пока собеседник им приятен. Фото (Creative Commons license): Carlo Cabanilla

Одним из самых значимых аспектов личностного пространства является дистанция между людьми. «Характер взаимодействия и взаимоотношения людей определяет некоторые оптимальные расстояния между ними», — пишет доктор психологических наук Вера Лабунская в книге «Невербальное поведение (социально — перцептивный подход)».

На опыте американской культуры Эдвард Холл установил, что существует несколько зон общения. В пределах от 0 до 46 см находится интимная дистанция. Эта сфера зарезервирована за супружескими отношениями и общением с маленькими детьми. По мнению исследователя, на таком расстоянии мы влияем друг на друга на химическом уровне: наши эмоции могут изменяться в зависимости от настроения партнёра. Внутри интимной дистанции выделяется область от 0 до 15 см. Сюда можно попасть только посредством физического контакта, это сверхинтимная зона.

Собственно личная дистанция — от 46 до 122 см. Здесь уже не чувствуются тепло и запахи человеческого тела, но собеседник всё ещё находится на расстоянии вытянутой руки. «В этом пространстве должны реализовываться нормальные коммуникационные процессы, происходящие между людьми», — отмечает психолог Илья Аминов в статье «Проксемика и пространственные условия общения».

Социальная дистанция расположена между 122 и 366 см. Это зона обезличенного делового общения. На расстоянии больше чем 2,4 метра мы с лёгкостью можем «не заметить» чьё-то присутствие или избежать разговора. Созданию социальной дистанции способствует офисная обстановка. Вряд ли вы сможете подойти к собеседнику ближе, если находитесь за столом для переговоров. Кстати, стол может психологически защищать нас от тех, с кем нам неприятно или страшно общаться. В книге «Невербальное общение» Марк Непп (Mark L. Knapp) и Джудит Холл (Judith A. Hall) отмечают: «В инструкциях для следователей часто говорится, что следует сидеть близко к подозреваемому, а не за столом, который может создать чувство защищённости или комфорта».

С 3,65 м от нас начинается публичная дистанция. Если вы читаете лекцию или делаете доклад на научной конференции, именно на такое расстояние удалены от вас самые близкие слушатели. Пределы этой зоны «позволяют без всякого смущения наблюдать за людьми, в особенности за теми из них, кто выставляет себя напоказ, — отмечает Аминов. — Это возможно ещё и потому, что тот, за кем наблюдают с подобного расстояния, может быть уверен в том, что такое наблюдение не перерастёт в нападение. Нападающий должен был бы сначала преодолеть довольно большое расстояние».

Своебразный эксперимент провел американский психолог Роберт Соммер (Robert Sommer). Людей приглашали в комнату, в которой находилось два дивана, и просили поговорить на различные темы, не имеющие отношения лично к ним. Если между диванами было от 0,3 до 0,9 м, испытуемые садились напротив друг друга. Если больше одного метра, то — рядом. Исследователи измерили расстояние «от глаз до глаз» и выяснили, что участники эксперимента усаживались рядом при увеличении дистанции до 1,7 м.

Пол, возраст, этнокультурная принадлежность и некоторые другие факторы определяют, на каком именно расстоянии будет держать человек окружающих его людей. Фото (SXC license): Nick Cowie 

Девять факторов, определяющих дистанцию

Казалось бы, всё просто. Запомнил, сколько сантиметров должно быть между тобой и тёщей, и ближе не подходишь — себе дороже. Однако у каждого из нас свои представления о том, как близко можно допустить посторонних. Эдвард Холл специально обращал внимание на то, что исследовал лишь небольшую группу людей и что было бы неверно абсолютизировать полученные результаты.

Марк Непп и Джудит Холл выделили девять факторов, влияющих на выбор дистанции: пол, возраст, этнокультурная принадлежность, тема разговора, обстановка, физические характеристики, эмоциональный и оценочный настрой, характеристики взаимоотношений собеседников, черты личности. Посмотришь на такое количество пунктов и можно твёрдо заявить — сколько людей, столько и оптимальных дистанций общения.

Однако некоторые закономерности выделить всё-таки можно. Эдвард Холл заметил, что женщины склонны держать меньшую дистанцию, чем мужчины, причём вне зависимости от пола собеседника. Но дамы со свойственной им чуткостью предпочитают более близкую дистанцию ровно до тех пор, пока общение доставляет им удовольствие или, по крайней мере, не вызывает отрицательных эмоций. При этом представительницы слабого пола — более желанные собеседники: исследования весьма убедительно показали, что к женщине подходят ближе, чем к мужчине.

Уильям Клиндж (William J. Klinge) из Джорджтаунского университета (Georgetown University) изучал «защитное» поведение в университетской библиотеке 75 женщин и 75 мужчин. Оказалось, что, раскладывая на столе личные вещи, женщины склонны располагать их рядом с собой, тем самым защищая пространство сбоку. Предпочитая более близкую дистанцию общения, представительницы слабого пола идентифицируют место рядом с собой как областью доверительного диалога и протестуют, если в ней оказываются незнакомые люди. В то же время мужчины возводят баррикады перед собой. Автор исследования отмечает, что прямой контакт глаз характерен для ситуации соревнования, к которой мужчина склонен больше, чем женщина. Поэтому мужчина, стремясь предотвратить вторжение «агрессора», защищает территорию впереди.

«Взрослые считают, что к 10 годам ребёнок должен научиться "взрослым" нормам дистанции общения», — утверждают исследователи Марк Непп и Джудит Холл. Когда во время поездки в трамвае к вам на колени неожиданно забирается двухлетний мальчик, вы, скорее всего, улыбнётесь, мол, какой непосредственный малыш. Но реакция будет совсем иная, если верзила подросток случайно заденет вас рукой в том же трамвае или невзначай поставит вам на плечо свой пакет. Фото (Creative Commons license): Kecko

Находясь в переполненном лифте, американец никогда не разглядывает другого человека. Араб во время разговора подходит очень близко и напряжённо смотрит в глаза — такое поведение может нервировать представителей европейской культуры. Дети в Киргизии проявляют большой интерес к иностранцам: подходят вплотную, рассматривают наручные часы, заглядывают в сумку, добиваются ответа, даже если не хочешь вступать в диалог. В России дети куда более стеснительны. Пройти по улице в Индии и не быть окруженным галдящей толпой — большая удача. Культура является одним из основных факторов, определяющих различия в дистанции общения.

Антрополог Майкл Уотсон (Michael Watson) наблюдал за беседами студентов из разных стран. В процессе исследования выяснилось, что арабы, латиноамериканцы, французы, итальянцы и турки ближе подходят во время разговора, чаще прикасаются друг к другу, более открыто смотрят в глаза, громче говорят, чем студенты из Германии, Англии, Норвегии, Японии, Индии, Пакистана и США. Причём никто из участников эксперимента не смог объяснить, почему они ведут себя именно так. «Выбор дистанции общения практически осуществляется неосознанно, но, несмотря на это, человек всегда реагирует, если реальная дистанция не соответствует норме», — пишет Лубанская.

Аминов рассказывает о том, что российский психолог и лингвист Алексей Леонтьев (1936–2004) провёл исследование «территориальных» зон в русскоязычном коллективе. Оказалось, что, спокойно и непринужденно разговаривая на личные темы, русские сидят друг от друга в среднем на расстоянии 120 см. «Это расстояние заметно уменьшается в общении между молодыми женщинами (интервал 55–100 см) и увеличивается между молодыми и пожилыми женщинами (125–230 см), а между мужчинами всех возрастов одинаково, приблизительно 70–156 см».

Уравновешенные люди держатся к собеседнику ближе, чем беспокойные. Непп и Холл утверждают, что на дистанцию общения, среди прочего, влияет степень экстраверсии и интраверсии. Довольно любопытно эти характеристики сказываются на предпочтениях при выборе мест. «Экстраверты стремятся сидеть через стол и не любят положения в углу. Кроме того, экстраверты склонны к такому расположению, при котором они оказывались бы близко от другого человека. Интроверты же обычно выбирают положения, которые держали бы их на большем расстоянии, — визуально и физически».

С людьми, находящимися выше нас по статусу, мы предпочитаем общаться на большом расстоянии. Кто из нас вплотную подойдет к начальнику или стражу порядка? Однако человек может занимать несколько социальных ролей одновременно. Управляющий компанией и его подчиненный могут одновременно быть поклонниками горнолыжного спорта. Находясь на склоне или расслабляясь вечером в баре, они вторгаются и в личную, и в интимную зоны друг друга. «На работе же управляющий будет держать его на расстоянии социальной зоны, соблюдая неписанные правила социальной стратификации», — утверждает Алан Пиз.

Играет роль и плотность населения местности, в которой мы выросли. Людям из глубинки требуется более просторное личностное пространство, чем привыкшим к толкотне горожанам. «По тому, как человек протягивает руку для рукопожатия, можно судить, проживает ли он в крупном городе или в отдалённой сельской местности», — считает Алан Пиз.

Интересным образом трансформируется личностное пространство человека, когда он из пешехода становится автомобилистом. «В некоторых случаях размеры их территорий могут увеличиваться в 10 раз, — констатирует исследователь Алан Пиз, — потому что водитель чувствует, что он может претендовать на расстояния от 3,7 до 4,6 метров перед его машиной и сзади неё». Фото (Creative Commons license): Kim Scarborough

Эрик Эриксон (Erik Homburger Erikson) установил, что дистанция общения может изменяться из-за перемены темы, окончания разговора или, например, во время кульминации беседы. Лабунская отмечает, что расстояние, на котором беседуют люди, менее существенно по сравнению с тем, приближаются они или отдаляются друг от друга в ходе беседы.

Мы неосознанно задаем расстояние, на котором нам комфортно общаться с окружающими. Если кто-то подошёл слишком близко, мы стремимся вмешаться в ситуацию, установив оптимальную дистанцию взаимодействия: отходим, отклоняемся назад, выбираем другое место. Особенно преуспели в охране персональной территории жители больших городов: стараясь снизить информационную перегрузку, они избегают тесных контактов, не разговаривают с попутчиками в транспорте. Если в автобусе много свободных мест, то пассажиры стремятся сесть так, чтобы на соседнем кресле никого не было.

«Эмансипационный процесс порождает серьёзные трудности, угрожающие единству. Как автономные индивиды смогут обеспечить совместное сосуществование?» — задаётся вопросом российский антрополог Б. В. Марков.  Пространство современного города разъединяет людей. Оно организовано в расчёте на замкнутого в свои мысли человека.  

Антонина Захарова, 25.11.2008

 

Новости партнёров