Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

«Клин усталый» в поисках любви и покоя

Создателям кинофильма «Летят журавли» пришлось удовольствоваться криками серых журавлей — белые журавли уже тогда были практически полностью истреблены

Белого журавля начали искусственно разводить в питомнике Международного фонда охраны журавлей в северо-американском штате Висконсин в 1977 году. Спустя два года такой же питомник был создан и в Рязанской области. В Америке белого журавля называют Сибирским, поскольку западная популяция стерха обитает в Западной Сибири. Фото (Creative Commons license): Eddie Callaway

В фильме известного советского кинорежиссера Михаила Калатозова (1903–1973) «Летят журавли» время от времени на экране появляется клин летящих птиц. Но это вовсе не белые журавли, а серые. В фильме Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» вместо белых журавлей и вовсе появляются белые пеликаны. Снять белых журавлей — стерхов (Grus leucogeranus) — в полете уже тогда было невозможно, очень уж редкая птица!

Потом кадры из фильма Калатозова были использованы для клипа к песне «Журавли» Яна Френкеля на слова Расула Гамзатова. Я очень любила ее, когда была ребенком. А еще я много слышала об этих красивых птицах. Тогда проекты по сохранению разных видов журавлей (семейство Gruidae) только-только развивались, о них много говорили, и программы вроде «В мире животных» шли в самое удобное время по центральным телеканалам. К сожалению, теперь о редких животных вспоминают только в связи с какими-нибудь скандалами и трагедиями. Например, после охоты чиновников и падения вертолёта на Алтае все теперь знают, что есть такой горный баран из Красной книги — аргали, он же — архар (Ovis ammon).

Сейчас в мире сохранилось всего около трех тысяч особей стерхов, и я подумать даже не могла, что когда-то их увижу. Но все изменилось со звонком Николая Грунского — организатора международной экологической экспедиции «Красная книга — Сибирь — 2010», которая стартует 24 июля. И пока идут приготовления к этой довольно длительной экспедиции, у меня появилась возможность посмотреть птенцов журавлей в питомнике Окского заповедника.

Вслед за Дарреллом

Мы выехали из Кузьминок рано утром совсем небольшой компанией — оператор Дмитрий Белков, специалист по журавлям ведущий научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института охраны природы Министерства природных ресурсов и экологии России Анастасия Шилина и я. До Окского заповедника около 300 км и 5 часов пути.

Во время съемок фильма «Даррелл в России» в 1985 году знаменитый писатель-натуралист  Джеральд Даррелл добирался до Окского заповедника на поезде и автобусе, мы же едем с комфортом — на автомобиле. Даррелл мечтал увидеть русскую выхухоль (Desmana moschata, семейство кротовых), и ему удалось это сделать в Окском заповеднике. Кроме того, во времена Даррелла в заповеднике еще существовали питомник хищных птиц и показательные вольеры с пятнистыми оленями и кабанами. К сожалению, средств на них не хватало, и теперь эти интересные отделения закрылись.

В Окском заповеднике можно встретить не только редких животных. Водяной орех чилим (Trapa natans L.), давно уже занесенный в Красную книгу, тоже нашел себе здесь убежище. Фото автора 

Окский заповедник встречает нас ароматом сосен, пением иволги и стрекотом кобылок — мелкой родни кузнечиков. Юрий Михайлович Маркин, энергичный директор заповедника, провожает нас к журавлям и зубрам, рассказывает о трудностях, но не забывает и шутить. Особенно меня веселит рассказ про журналисток, которые, пытаясь снять хороший видеосюжет о серых журавлях (Grus), бегали по болоту на высоких каблуках.

В показательном вольере содержат все виды российских журавлей, их с удовольствием показывают туристам. Вольерный комплекс с размножающимися парами стерхов находится в глубине леса. Отдельный вольер предоставлен однодневному птенцу журавля-красавки по имени Гарун. Малыш отлично ходит, реагирует на зов приемной мамы — Татьяны Кашенцевой — и ест у нее с руки слепней. Дело в том, что в отличие от птенцовых птиц — у которых, как, например, у дроздов, птенцы рождаются голыми и беспомощными, — у выводковых, к которым относятся журавли, птенцы уже в первые часы жизни способны бегать за матерью и кормиться.

Стать приемной мамой для такого птенца совсем нетрудно — первое живое существо, которое он увидит после появления на свет, и будет считаться его родителем. Увидел черепаху — будет считать ее мамой, а себя — черепахой, увидит человека — полюбит его. Это называется запечатление, или импринтинг. Термин ввел Конрад Лоренц (Konrad Zacharias Lorenz, 1903–1989), известный этолог, ставший приемной мамой для серых гусей.

Но, как мне рассказала Татьяна, вырастить такого приемыша трудно. Надо ежедневно с шести утра до девяти вечера кормить его из рук, словно грудного младенца, каждые три часа. Гулять с ним по два часа в день, учить кормиться в природе, лечить, когда заболеет. А позже, когда птенцы подрастут и станут менее агрессивными, надо объединять их в группу. Это тоже долгий и напряженный процесс.

Гарун старательно позирует перед камерой, прохаживается по зеленой траве, пока его не охватывает усталость и сонливость — все-таки на улице выше 30 °C.

Самый маленький представитель журавлей в мире — красавка (Anthropoides virgo) — обитает в степях и полупустынях Европы и Азии. В Крыму и на Кавказе красавка почти вымерла из-за распашки степей и охоты на птиц. Как ни удивительно, раньше на этих великолепных пернатых охотились, да еще и сетовали, что они «осторожны и близко не подпускают»! Но главная причина вымирания журавлей — изменение мест их обитания. Журавли — крупные птицы, и для успешного размножения паре птиц требуется обширная территория, которую у них день за днем отнимает человечество.

Журавль-красавка по имени Гарун. Хотя здесь ему всего один день, он вполне самостоятелен и отлично узнает голос своей приемной мамы — Татьяны Кашенцевой. Фото автора

Как и большинство других территориальных птиц, журавли очень агрессивны. Защищая их от чрезмерного интереса посетителей, демонстрационные вольеры окружают двойным ограждением, иначе журавли ломают клювы о металлическую сетку, защищая свою территорию, которой считают свой вольер. Так у них проявляется агрессия по отношению к нарушителям границы.

Но полуручные красавки, живущие в зоопарках и питомниках, очень дружелюбны — подходят к решетке и пытаются попробовать фотокамеру на вкус. И это уже просто любопытство — их глаза реагируют на движение диафрагмы в объективе, и им очень хочется потрогать стеклянный «глазик».

За время существования питомника было выпущено в природу около ста пятидесяти белых журавлей. Выращенных молодых птиц выпускают в местах обитания стерхов: на самом юге Ямало-Ненецкого автономного округа, на севере и юге Тюменской области, в Астраханском заповеднике, на зимовке в Иране. Журавли относятся к группе птиц, у которых миграционные параметры генетически не заложены. Выпущенные в своем ареале они не могут самостоятельно найти зимовку. На юг их приходится вести человеку. Если молодых птиц выпускают на юге, то вернуться назад к родному сибирскому болоту они могут тоже только посредством обучения. Оставаться навсегда на юге для них нежелательно – слишком жарко и велика конкуренция за пищу.

Полет дельтаплана

Чтобы журавлята не сбились с пути по дороге на юг, с 2002 года при поддержке фонда «Стерх», Международного фонда охраны журавлей и других организаций стартовал проект «Полет надежды». Специально созданные для этого мотодельтапланы с пилотами в белых «журавлиных» одеждах провожают молодых стерхов по пути миграции и показывают им место зимовки.

Полет молодых стерхов за дельтапланом до места зимовки — мероприятие непростое: нужно преодолеть 5500 км. Кстати, один из таких мотодельтапланов участвовал в авиасалоне «МАКС-2005». На зимовку стерхи летят около 2,5 месяцев. Одна популяция зимует в Китае, другая в Индии и Иране. Западно-Сибирская популяция составляет всего около двадцати особей, Якутская многочисленнее.

Впервые птиц — канадских казарок (Branta canadensis) — научили лететь за дельтапланом в Канаде и Америке. С участием летающей стаи казарок снят отличный художественный фильм «Летите домой» — про девочку и ее отца, которые вырастили гусят и проводили их на своих дельтапланах на зимовку. На другой год птицы вернулись домой самостоятельно, запомнив этот путь.

На миграционном пути пернатых ждет много опасностей — браконьерство, охота в Афганистане, непогода, голод. Как рассказала мне Анастасия, стерх — птица загадочная. Они, например, могут менять место зимовки. То не прилетает на зимовку, то вдруг появляется в другом месте.

В этом году в поселке Кондинское Ханты-Мансийского автономного округа неожиданно появилась пара стерхов без колец. Они были полуручные, местные жители их подкармливали хлебом — это любимое лакомство стерхов. Однажды ночью мимо стерхов промчалась компания любителей стрелять по банкам, раздались выстрелы, птицы исчезли, остались лишь белые перья… Это были выпускники питомника, стерхи, выращенные для вольной жизни, которых выпустили для пополнения угасающей стаи в Западной Сибири.

Гнездо стерхов. Фото автора

Небольшая популяция стерхов была обнаружена в Западной Сибири только в 1981 году. Было решено взяться за ее восстановление, но в Окском заповеднике научная и финансовая база оказались более подходящими для такой работы. Здесь находится Центральная орнитологическая станция, работают опытные орнитологи, сюда часто наведывался известнейший орнитолог Владимир Флинт (1924 — 2004), создатель Союза охраны птиц России.

Птица-лилия

В гнездах стерхов два яйца, но птенцы бьют друг друга, и выживает обычно только один. Поэтому одно яйцо забирали из гнезда в природе для получения популяции стерха в неволе. Теперь выросшие из этих «диких» яиц стерхи размножаются в питомнике, их потомству предстоит жить на воле.

Чтобы вылупившийся птенец не запечатлел внешний вид человека, входят к нему только в белой одежде и кормят в перчатке в виде головы стерха. Применяется также метод приемных родителей — яйцо из питомника подкладывают в гнезда более многочисленных серых журавлей. Но на этом пути возникает новая опасность: выросшие в приемных серых семьях стерхи начинают считать себя серыми журавлями и не хотят создавать пару с птицами своего вида. Из-за этого пришлось отказаться от первоначального плана выращивать стерхов в приемных семьях.

О приближении к питомнику понятно задолго. Даррелл как-то пошутил, что перекричать стерхов сумела бы разве что Мария Каллас. Крики журавлей означают, что территория занята, они ее охраняют и не потерпят вмешательства в свою журавлиную жизнь. Но нам нужно снять гнезда стерхов, и приходится нарушить покой журавлей. Нас прикрывает симпатичный молодой сотрудник питомника Кирилл Постельных. Вооружившись шваброй, он держит дистанцию между фотокорреспондентом и настроенным агрессивно журавлем. Стерхи при виде посетителей запрокидывают головы, раскрывают крылья, исполняя совместный крик, и в такой позе напоминают белые лилии. Кстати, на зимовке в Индии белого журавля так и называют — птица-лилия.

В национальном парке Кеоладео, расположенном в индийском штате Раджастан, прилетающие сюда на зиму белые журавли встречаются с живущими здесь пеликанами. Посетителям напоминают: «В следующей жизни и ты можешь оказаться представителем вида, находящегося под угрозой уничтожения», — и обращаются к ним с призывом: «Помоги нам спасти белых журавлей!». Фото (Creative Commons license): Jeff McNeill

Сильная птица ростом около 140 см может серьезно ранить человека. Я пытаюсь сфотографировать птенца стерха, но суровая мать преграждает малышу путь к миске с кормом и следит, чтобы мы с птенцом не приближались друг к другу. У рыжих птенцов невинные голубые глаза, а у белых взрослых глаза холодные, желтые, пронзительные и строгие. У этих птиц в природе на родном болоте нет врагов, кроме человека с ружьем.

В питомнике белых журавлей кормят комбикормом, рыбой, творогом, овощами, зерном, а в природе они всеядны — едят корневища водных растений, семена, ягоды, моллюсков, насекомых, мелких грызунов, рыбу.

В природе при приближении человека стерхи улетают, а гнездо разоряют вороны. Чтобы сделать несколько снимков стерхов на гнезде в природе, известному оператору Эдуарду Назарову пришлось много дней провести в скрадке (палатка в виде куста или стожка сена), подкрадываясь к птицам. Вольерные стерхи, выращенные людьми, человека не боятся, поэтому они готовы дать людям отпор при посягательстве на их территорию.

Вольерное разведение птиц для возвращения их в природу — дело не менее хлопотное и затратное, чем разведение кур или гусей. А смысла его многие, как это ни прискорбно, не понимают. А ведь люди при необходимости могут заново возвести разрушенные музеи и памятники, но не способны создать таракана или воробья. Возможно, когда-нибудь мы будем с тоской вспоминать стрекот кузнечиков и курлыканье журавлей. Когда я слышу перекличку серых журавлей, летящих по небу, меня, да и многих других неравнодушных людей, охватывает какая-то светлая печаль. Неудивительно, что люди с удовольствием фотографировались в поселке Кондинское на фоне пары белых журавлей — сама природа пришла к ним в гости, и появился еще один повод для улыбок.

Ольга Кувыкина, 05.07.2010

 

Новости партнёров