Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Чудеса монашеского жития на берегах Мологи

Во времена смуты монахи искали места пустынные, но красивые, чтобы там укрывать чудодейственные иконы

Никольский собор Николо-Теребенской пу́стыни. Фото автора

В северной части Тверской области на реке Мологе стоит Николо-Теребенская обитель. Чудеса этих мест известны с давних пор. Продолжаются они и сейчас.

До революции 1917 года Николо-Теребенский мужской монастырь пользовался заслуженной славой. Когда-то ему принадлежало 1350 га земли, которой он продолжал пользоваться и после секуляризации, а монахов насчитывалось не больше сорока человек. Работавшие на этой земле крестьяне трудились на совесть, поэтому и жили хорошо, в отличие от помещичьих крестьян. Монастырь полностью содержал Тверскую духовную семинарию, помогал сиротам. Иногда сюда присылали на исправление провинившихся священников (одного батюшку сослали за то, что имел ребенка на стороне).

Главной святыней монастыря всегда была икона Святителя Николая Чудотворца (новгородское письмо, XV век). С ней связано много легенд и историй.

Деревянный храм, в котором находилась икона, в XVI веке сгорел, все местные жители погибли на войне или умерли от голода. Икону засыпало землей, там она и пролежала более сорока лет. В 1611 году сюда пришел монах Онуфрий, выкопал землянку, прожил недолго в холоде и голоде и ушел. И еще тридцать лет здесь царило запустение. А в 1641 году священный инок Авраамий и монах Феодосий вырыли себе пещеру в лесу рядом с храмом и начали монашескую жизнь. Среди развалин храма они нашли икону Святителя Николая, целую и невредимую. В других рассказах среди отыскавших чудо-икону упоминается Артемий Мозовский (или Морозовский) — то ли еще один монах, то ли благочестивый помещик. Но как бы то ни было, на месте утраченного храма, отмеченном чудесной находкой, был поставлен новый, а рядом — храм Благовещения.

В 1654 году этот край охватила моровая язва, и жители находящегося неподалеку Бежецка вспомнили про обитель на реке Мологе. Икону доставили в Бежецк по реке, отслужили водосвятный молебен, обнесли вокруг города, и болезнь прекратилась. В память об этом икону Святителя Николая стали возить в Бежецк каждый год, на особой ладье, специально построенной и освященной. По легенде, как-то раз икона упала с ладьи в Мологу, и с тех пор ее носили по окрестным селам посуху. В 1920-х годах монастырь закрыли, вместе со всеми остальными монастырями на территории молодого советского государства. Но благочестивым жителям удалось сохранить святыню.

Многие иконы Благовещенского храма годы советской власти провели в полном небрежении и теперь нуждаются в реставрации. Фото автора

Большой Бежецкий крестный ход возобновили только в 1990 году, и с тех пор ежегодно 6 июля в обители отмечается большой праздник. Сначала икону на руках несут в село Пятницкое, у источника святой мученицы Параскевы Пятницы служат водосвятный молебен, а затем, уже на машине, везут в районный центр Максатиху и в Бежецк.

Монастырь здесь вновь открылся в 2004 году, но уже женский. Настоятельница, матушка Ольга, в миру работала аудитором. Сюда впервые приехала перед постригом и подумала: «Счастлив тот монах, который будет восстанавливать эту обитель».

Почти полтора года она жила здесь одна, потом приехала первая послушница — Любовь Степановна, инженер-строитель из Москвы. Местное население встретило матушку настороженно. Сейчас деревенские жители вроде бы признали монашек, но в восстановлении монастыря особо не помогают — сами же всё здесь и рушили. Детский сад и школа были построены на монастырском кладбище. Первое время в школе творилось страшное: дети падали, разбивались. Директор сама прибежала в храм и попросила освятить школу. Матушка Ольга приглашает жителей деревни приходить, призывает покаяться: «Господь помилует, и жизнь будет другая…»

Но пока приходят только старые бабушки. Людей среднего возраста в деревне почти нет, вся надежда — на детей. Школа здесь хорошая, лучшая в районе, её не закрыли потому, что в селе есть детский дом. Монастырь помогает местным жителям, чем может, а на Рождество устраивает праздник. «Радует уже то, что 7 января всё село торжественно приходит, — говорит матушка Ольга. — Детки показывают спектакль, рассказывают стихи, а мы готовим всем подарки».

К счастью, оба храма на территории монастыря сохранились. Местный краевед Николай Алексеевич Соловьёв любит водить гостей по территории монастыря, рассказывая про его, а заодно и про свою собственную жизнь: «В монастыре я алтарничаю, читаю, пою. А еще работаю в школе…»

Благовещенский храм сначала был построен вместе с кельей и хозяйственными помещениями, но владыка тогда счел, что неприлично при храме делать кельи, да и стены вскоре потрескались. Поэтому здание разобрали, и в 1883 году сложили новое. Здесь размещалась монастырская библиотека, которая насчитывала несколько сотен томов разных книг — и богословских, и художественных. На хоре когда-то пел Фёдор Иванович Шаляпин (1873–1938), а при советской власти в этом здании местный совхоз торговал курами. Сейчас Благовещенский храм отреставрирован, и в нем идут богослужения.

Никольский собор гораздо больше по размерам, и его только начинают реставрировать. Построенный в XVII веке деревянный храм святителя Николая был перестроен, и окончательный облик собор принял к 1833 году. Над его росписью работали калязинские живописцы Никифор Степанович Крылов (1802–1831) и Алексей Васильевич Тыранов (1817–1900), будущие ученики художника Алексея Гавриловича Венецианова (1780–1847), который неоднократно бывал в монастыре.

Венецианов жил в Тверской губернии и считается здесь местным, «своим» художником. Две иконы его работы висят в Благовещенском храме — «Рождество Христово» и «Александр Невский». А в Никольском соборе специально были собраны иконы очень большого размера, и среди них девять икон-картин Крылова, изображающих чудеса Святителя Николая. Одна композиция называлась «Исцеление расслабленного руками и ногами помещика Куминова, наказанного немотой за дерзкое языкословие». Судьба большинства картин Крылова неизвестна, но его картины есть и в Эрмитаже, и в Русском музее, и в Третьяковке. Когда монастырь закрыли, собор уцелел лишь потому, что его здание использовал совхоз — сначала хранили удобрения, потом открыли спортзал.

К чудодейственной иконе «Блаженное чрево» в подземном храме приезжают бездетные пары. Иногда издалека. Приезжают сначала, чтобы просить о благодати, а потом — с детьми. Фото автора

Под полом в соборе захоронены монахи. И это тоже придает чудодейственную силу. Настоятель собора отец Геннадий запирал здесь на ночь людей, у которых болели ноги. Всю ночь они молились, и наступало исцеление. А после того как в Никольском соборе была отслужена первая божественная литургия, на стенах сами по себе начали проявляться фрески. Сначала проступали фрагменты сюжетов: части одежды, лица, цветы, потом — куски композиций. Под каждой фреской есть надпись из священного писания. Специалисты-реставраторы пока не дают внятных объяснений.

Вторая святыня монастыря — Теребенская икона Божией матери. По преданию, икона явилась мальчику-пастушку где-то в лесу. Иисус Христос изображен стоящим на камне с раскинутыми руками. А в двух километрах от монастыря, за рекой Мологой, почти уже врос в землю очень похожий камень, на котором отпечатался след ноги. Его называют камень-следовик. В монастыре склоняются к тому, что явление иконы было возле того камня: «След очень маленький, 35-го с половиной размера. Возможно, что это след Божией матери. Христос путешествовал по храмам с двенадцати лет, а в этом возрасте нога больше».

Эта икона также прославилась чудесами — избавила город Бежецк от холеры. Монахи раньше оберегали место, где находится камень-следовик, а сейчас через Мологу нет ни моста, ни переправы. А рядом со следовиком, тоже в земле, есть камень неземного происхождения. Уже давно замечено, что дотрагиваться до него нельзя — сразу портится погода, начинается дождь.

Николай Алексеевич показывает разрушенную стену: здесь была гостиница для паломников, здесь жили престарелые священнослужители, дальше кухня, хлебопекарня, трапезная, амбар — все под одной крышей, монастырь был огромный. Но есть еще и подземный монастырь. В XVIII веке под землей построили храм преподобного Александра Свирского. По преданиям, преподобный Александр начинал свой молитвенный подвиг в этом монастыре. В одном помещении под землей был храм, а в другом жили монахи-затворники, не выходившие на белый свет. Подземные ходы прорыты буквально под всей территорией монастыря, а это — 7 га.

История обители начиналась с пещеры, которую на этом месте вырыл себе инок Онуфрий в 1611 году. Теперь подземный монастырь ничуть не меньше надземного, но гораздо менее изучен. Фото автора

После закрытия монастыря под землю между храмом и стеной провалилась машина с зерном. Достать ее так и не смогли, только зерно выгребли. Не так давно с пустотами разбирались специалисты. Они обнаружили за Благовещенским храмом три склепа и очень удивились, найдя под землей автомобильную раму. Когда весной начинает таять снег, слышно, как вода булькает, просачиваясь сквозь землю, — будто в пустоту уходит. Возможно, там есть и подземный ход под Мологу, к камню-следовику.

30–40 лет назад в земле перед входом в Благовещенский храм нашли кости двух десятков человек. В 1919 году взбунтовались монахи, недовольные новыми порядками; вероятно, их заставили выкопать себе могилу, расстреляли и закопали. Чекисты зверствовали, искали монахов в подвалах; может, кому-то удалось спрятаться. Никто не знает, какие чудеса и какие тайны еще кроются в монастыре…

Подземные ходы заложены, потому что грунт обваливается; спуститься под землю можно только в одно помещение. Там стоит икона «Блаженное Чрево» — еще одно чудо Николо-Теребенской обители. Считается, что бездетным парам обязательно надо ехать в монастырь и молиться. «Господь им дает такое испытание, чтобы они повернулись к храму, к Господу, — говорит матушка Ольга. — Вымоленные дети — удивительные, они в храме сразу начинают разговаривать с ангелами, ручки тянут. Вы не представляете, сколько у нас родилось детей за последние два года!»

Матушка Ольга живет проблемами сегодняшнего дня. Хозяйство у монастыря большое, а работников мало, к тому же сама матушка после автомобильной аварии ходит с палочкой. Но помощники есть. Весной на практику приезжают «детки» из Максатихинского профессионального училища. Очень помогают сотрудники Калининской атомной электростанции — копают картошку, убирают мусор. Приезжают паломники. Когда матушка попала в аварию и три с половиной месяца лежала, паломники из Красногорска приезжали каждую неделю, привозили деньги на лекарства, продукты. «Они за меня молились, — говорит матушка. — Если бы не молитва, я бы не смогла ходить».

В монастыре зарегистрирован учебно-медико-реабилитационный центр для детей, оставшихся без родителей. Калининская АЭС взяла его на попечение. У монастыря 640 га земли, нуждающихся в обработке. Матушка Ольга предложила создать сельскохозяйственное предприятие, а на его базе — производственную практику студентов училища. Село вымирает, рабочих рук нет, практически все пьют. А ребята получают хорошие специальности — каменщики, маляры, механизаторы, лесники, — но практику им проходить негде. Еще матушка надеется взять в аренду бывший монастырский бор, ныне почти вырубленный. В местном хозяйстве есть саженцы редкой сосны, некогда росшей в этом бору. Вот ребята-лесники и почистят этот лес, саженцы посадят…

«Святейший сказал, что роль монахов сейчас меняется, особенно на селе, — говорит матушка Ольга. — Мы должны своим примером заставить местное население работать». Жители деревни почти всех коров порезали. А в монастыре сразу появились коровы, и матушка — в прошлом городская жительница — стала их доить. Деревня была настроена враждебно, и как-то после службы матушка спросила: «А что вы имеете против моих коров?», — а ей сказали: «Мы тебе завидуем. Мы бы сами хотели, но взять негде и сил нет». Всех бычков, которые рождаются в хозяйстве, матушка меняет на телочек в племенном хозяйстве. Хочет завести свиней (хотя в монастырях это не принято) и раздавать поросят — за символическую цену, лишь бы только взяли и вырастили.

Матушка Ольга. Фото автора

Когда гостей потчуют за монастырским столом, отказываться нельзя, потому что эта пища, как говорит матушка Ольга, — лечебная: «Мы готовим еду с молитвой, вкладываем частичку своей души, сердца. И каждого стараемся угостить, чтобы люди увезли от нас немного благодати».

За трапезой матушка Ольга рассказала про паломника, который недавно приезжал в монастырь. Он высчитал, что все обители находятся друг от друга на одинаковом расстоянии — 540 км. Николо-Теребенская обитель находится в 540 км и от Саровской обители, и от Псково-Печерского монастыря, и от Великорецка, и так далее. 540 — это 5 раз по 108, а число 108 он считает значимым для Земли.

Паломник нанес на карту основные монастыри, соединил их линиями, и на их пересечении оказалась Николо-Теребенская обитель. Вышло так, что на этом месте пересекаются все духовные линии. Матушка Ольга приняла информацию к сведению и мудро сказала: «Господь пока ничего не открывает или открывает понемножку. По всей видимости, еще не время».

На прощание матушка посетовала, что в обитель очень трудно добраться. Да мы и сами не обошлись без приключений и согласились, что дорога в монастырь непростая. «Да, — подтвердила матушка, — кто первый раз к нам едет, без происшествий не приезжает никогда. А знаете, почему? Старцы говорят: когда человек едет в благодатное место, и его душа в этом месте получит что-то полезное, лукавый делает всё, чтобы человек туда не попал».

Поездку для журналистов организовал Комитет по туризму Тверской области.

Вера Кочина, 16.02.2010

 

Новости партнёров