«Красный барон»: история самого известного хот-рода в мире

«Красный барон»: история самого известного хот-рода в мире

У нас было два кузова Ford T, мешок ржавых рычагов подвески, пять колес, чуток поршневых колец и множество распредвалов, а еще пара блоков цилиндров, радиаторы и целая миля проводов всех цветов радуги. Не то чтобы это был необходимый запас для постройки хот-рода, но если уж начал заниматься кастомайзингом, становится трудно остановиться. Единственное, что меня беспокоило, — это small-block от «Шевроле». Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь...

Зарождение хот-роддинга маститые историки, изучающие самые дикие автомобильные субкультуры, связывают с Великой депрессией, сухим законом, повальным безденежьем и тому подобным. Мы же договоримся считать, что в основе появления одного из самых эффектных течений индустрии кастомайзинга — исключительно положительные человеческие страсти: тяга к красоте, стремление к самореализации и, само собой, мечты о высоких скоростях (высокие скорости, к слову, были для первых хот-роддеров очень хорошим способом избавиться от полицейского «хвоста» и все же довезти до пункта назначения драгоценный «жидкий груз» в целости и сохранности).

Какими бы ни были причины, по которым в 20-е годы прошлого века ржавые детали со свалок начали трансформировать в спортивные автомобили, по прошествии десятилетий хот-роддинг стал своего рода автомобильным искусством, признанным и уважаемым. Сейчас авторитетные бренды строят хот-роды даже из внедорожников. А один из самых известных (и самых тиражируемых!) образцов этого хот-арта по имени Red Baron был изначально задуман вовсе не как автомобиль. И его автору даже в самых мечтательных грезах не могла привидеться дальнейшая судьба «Красного барона».

Этого человека звали Том Дэниел, и работал он дизайнером для Monogram — известнейшего в США производителя... Нет, не хот-родов. Масштабных сборных моделей из пластика. Дэниел создал для Monogram около восьми десятков моделей несуществующего транспорта, выдумав их из головы. А стартовал процесс в 1967 году как раз с разработки экстравагантного, невероятного и самого фантастического хот-рода всех времен.

Да, кайзеровская каска... Дэниел посчитал, что она будет очень круто смотреться в качестве элемента кузова открытого спорткара. При этом дизайнер не стремился, строго говоря, заставлять покупателей набора думать о Первой мировой войне: в США тех лет подобные шлемы вовсю использовали байкеры, серферы и прочие фрики, так что каску можно считать отсылкой, скорее, к субкультурам. Тем не менее про истинного носителя прозвища «Красный барон», немецкого аса Манфреда фон Рихтгофена и его ярко-алый «Фоккер-драйдекер» забывать тоже не стоит.

Так или иначе, после дебюта на выставке игрушек в Чикаго масштабная модель в предельно сжатые сроки завладела умами американских детей всех возрастов, а Том Дэниел превратился в звезду. История же самого «Красного барона» только начиналась. Набор для постройки экстравагантного хот-рода попал на глаза одному из самых известных автомобильных промоутеров того времени, Бобу Лариви. Сейчас Боба называли бы не иначе как «ивент-менеджером с отраслевой специализацией», тогда же его компания просто занималась организацией автомобильных выставок и шоу, собирая с рядовых американцев их трудовые доллары за право поглазеть на механических чудовищ. И Лариви незамедлительно решил, что «Красный барон» во что бы то ни стало должен занять почетное место в его коллекции.

Строительство Red Baron в масштабе 1:1 поручили известнейшему кастомайзеру Чаку Миллеру, давнему соратнику Лариви. Он вспоминал, что на воплощение хот-рода в металле и пластике ушло порядка полугода — небольшой срок, учитывая, что проектировать спорткар пришлось с нуля, а строить вручную. К примеру, чтобы добиться нужных очертаний «каски», Миллер вылепил ее из глины, а потом использовал эту модель для формовки готового элемента из стеклопластика. Вручную же были сделаны и все аксессуары — от решетки радиатора до пулеметов и мальтийских крестов на колесах, а подвеску собрали в основном из деталей от Chevrolet и Ford тех лет.

Главным камнем преткновения стал двигатель. По замыслу Тома Дэниела, Red Baron комплектовался тем же мотором, что и истребитель фон Рихтгофена. Авиационный же двигатель подумывал использовать и Чак Миллер, однако, по слухам, рядная «шестерка» Mercedes-Benz оказалась чересчур длинна для автомобиля. Поэтому, перепробовав кучу вариантов, Миллер остановился на моторе Pontiac OHC, который, по словам конструктора, хоть отдаленно, но все же напоминал авиационный. Тем самым было спровоцировано единственное видимое отличие настоящего «Красного барона» от масштабной модели: выхлопные трубы у них глядят в разные стороны.

Восхищенный успехом проекта у публики, Боб Лариви как-то обмолвился, что жалеет только об одном — что нельзя построить сразу двух «Красных баронов», чтобы показывать их одновременно и на Востоке, и на Западе США. Между тем, поговаривают, что когда хот-род в масштабе 1:1 увидел его изначальный автор Том Дэниел, он пришел в бешенство. Правда, со временем художник все же остыл и перестал обвинять кастомайзеров в издевательстве над его концепцией.

Модель для сборки «Красный барон» продавалась миллионами, хот-род появился в линейке культовой компании Hot Wheels (и не покидал ее как минимум до 2012 года!), а у спорткара — множество подражателей.

Лицензионных копий между тем существует то ли одна, то ли две: слегка увеличить тираж Red Baron было дозволено только знаменитому голливудскому кудеснику Джею Орбергу (и вот он-то, по слухам, и перешел на восьмицилиндровый «смолл-блок» от Chevrolet вопреки всякой логике). А оригинальный спорткар с каской вместо кабины хранится сейчас в «Музее американской скорости Смита» в Небраске.

Материал опубликован на сайте Maximonline.ru

Ключевые слова: авто, история
Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ