Политическая филателия: марки, изменившие мир

Политическая филателия: марки, изменившие мир

Почтовые марки — это не только способ оплаты почтового сбора и предмет коллекционирования. История знает несколько случаев, когда марки в прямом смысле влияли на политическую обстановку в мире.

Есть несколько типовых способов «политического» применения марок. Наиболее распространенным является печать марок в ознаменование собственной, порой мнимой, независимости. Например, знаменитое Княжество Силенд, расположенное неподалеку от британских берегов на бывшей военной платформе, печатало собственные марки, для того чтобы войти во Всемирный почтовый союз и считаться реальным, а не виртуальным государством. Для этого владелец платформы Рой Бэйтс и его семья напечатали несколько сотен конвертов, наклеили на них марки Силенда и разослали в разные страны — это было одним из обязательных условий вступления в союз. Правда, их так и не приняли.

Аналогично свою независимость марками «столбили» нигерийская Биафра, конголезская Катанга, а также хорошо нам знакомые Абхазия, Приднестровье и Косово. Нередко марки используются в рекламно-пропагандистских целях (пропагандистская филателия — это огромный раздел коллекционирования, о котором написана не одна книга).

 
Но бывали и более оригинальные случаи.
 

Экономика Бутана

Сын питтсбургского сталелитейного магната Барт Керр Тодд учился в университете на одном курсе с Аши Кесанг Чодон, будущей королевой Бутана. И в 1951 году он по ее приглашению посетил Бутан, став первым в истории американцем, попавшим в эту закрытую страну. А спустя еще несколько лет молодой король Бутана Дорджи Ванчгук попросил у своего американского друга совета: как добиться притока валюты в страну, которая практически ничего не производит? И Тодд нашел решение.
До начала 1960-х в Бутане вообще не было почты. Под руководством Тодда в 1962 году было организовано первое почтовое отделение и выпущены первые марки. Марки государства, которое никогда до того их не эмитировало, постепенно заинтересовали коллекционеров всего мира. Со временем Тодд построил на этом бизнес — он разработал трехмерные марки, марки на фольге и на шелке, марки с запахами и марки-пластинки с записями. В начале 1970-х годов продажа необычных марок обеспечивала 2/3 валютного притока Бутана, на эти деньги были построены дороги, больницы, закупалось оборудование. Со сменой короля Тодд вынужден был покинуть страну, но он до сих пор воспринимается там как народный герой, а филателия является одним из предметов национальной гордости.
 

Памяти Роберта Бёрнса

Интереснейшим образом марки повлияли на советско-британские отношения. В 1959 году британский политический деятель, член парламента Эмрис Хьюз посетил СССР в рамках дружеского визита и присутствовал в том числе на приеме, приуроченном к двухсотлетию со дня рождения Роберта Бёрнса. Последнего в СССР много переводили и очень любили. В ходе вечера Хьюзу подарили конверт первого дня (это филателистический объект, представляющий собой конверт, соответствующую ему марку и отпечаток штемпеля с датой первого дня марки в обороте) с изображением Бёрнса.

А надо сказать, что на тот момент Великобритания была последней страной, придерживавшейся жестких традиций — на марках изображался только король и никто иной. По возвращении Хьюз, которому стало стыдно, оттого что даже в СССР выпустили марки с великим поэтом, активно лоббировал возможность выпуска тематических марок с портретами великих британцев. И добился этого к 1964 году, когда была эмитирована серия с портретом Уильяма Шекспира. Затем на английских марках появился Черчилль, потом хирург Джозеф Листер, а вслед за ним и Роберт Бёрнс.

 

Независимые бантустаны

С 1948 по 1994 год правительство ЮАР проводило политику апартеида, вводя все новые и новые дискриминационные законы против черного населения. Чернокожие насильно выселялись в бантустаны — специальные резервации. Некоторые из них в политических целях были объявлены независимыми государствами. Это позволило лишить множество чернокожих гражданства ЮАР (таким образом, создавалось формальное преобладание белого населения) и организовать на их территории легальный игорный бизнес, запрещенный в стране.

Международное сообщество бантустаны не признавало. В качестве «рекламы» ЮАР печатала от имени четырех бантустанов — Сискея, Транскея, Венды и Бопутатсваны — почтовые марки и даже вынудила Всемирный почтовый союз признать эти эмиссии легитимными! На марках изображалась счастливая «независимая» жизнь банту в странах-резервациях, а также другие мотивы положительного свойства. Бантустаны были ликвидированы в 1994 году.

 

Никарагуанский канал

Интересно, что первоначальный проект канала между Карибским морем и Тихим океаном подразумевал его прохождение по территории Никарагуа, а не Панамы. У этого проекта было множество проблем, в частности опасная близость вулкана Момотомбо, на тот момент неактивного уже в течение 67 лет. Лоббист и глава панамского проекта на земле, принадлежащей французам, Филипп Бюно-Варилья проиграл «сражение» с американским сенатом, и в 1902 году был утвержден никарагуанский проект.

Но в то же время Бюно-Варилья случайно наткнулся на обычную никарагуанскую почтовую марку с изображением Момотомбо — по воле художника вулкан на ней был показан дымящимся! Хитрый француз напечатал тираж информационных бюллетеней о вулканической активности в Никарагуа и разослал американским сенаторам с наклеенной маркой (причем в бюллетене он официально ссылался на филателистическую иллюстрацию как источник информации). Как ни странно, трюк сработал — сенатор Джейкоб Гэллинджер потребовал повторного голосования, и на нем с небольшим перевесом выиграл панамский проект. А спустя три года извержение Момотомбо произошло на самом деле.

 

Заключение. Отмена печати

Марки реже влияют на политику, чем политика на марки. В зависимости от курса страны на марках изображаются разные герои и восхваляются разные исторические события. Порой же случается, что те или иные марки вообще изымают из продажи из-за изменения официальных взглядов правительства.

Например, одними из самых редких советских считаются марка «250 лет исторической Полтавской победы», подготовленная к печати в 1959 году, и «Рейс мира и дружбы» 1964 года. Обе так и не были выпущены в широкую продажу по разным причинам, связанным с одной персоной. В марте — апреле 1956 года СССР посетил премьер-министр Швеции Таге Фритьоф Эрландер, и на 1959-й был запланирован ответный визит Хрущёва. Марку, посвященную победе над шведами, посчитали чрезмерно вызывающей, особенно во время активного налаживания отношений. Уже отпечатанный тираж, за исключением одного листа, уничтожили.

Впоследствии, в 1964-м, Хрущёв еще раз посетил Швецию, а заодно Данию и Норвегию, и этому событию тоже была посвящена марка, но 14 октября того же года Никита Сергеевич был снят со всех постов. Срочно изъяли и марку, подчеркивающую его достижения. Обе марки из сохранившихся листов иногда появляются на рынке и стоят от 15 до 30 тысяч долларов.

В общем, филателия и политика частенько шагают рука об руку.

 

Фото: автора, shutterstock (х2)

Ключевые слова: почтовые марки
Подписка на журнал
 
# Вопрос-Ответ