«Бизоны» против «Стерлингов»

Термин «специальное назначение» применительно к оружию стал особенно популярен в последние годы. Специфика оружия, как известно, зависит прежде всего от задач, решаемых с его помощью. Снайперские винтовки высокой меткости, бесшумное, маскированное, «штурмовое» портативное оружие, вооружение боевых пловцов — все это инструменты профессионалов, изначально рассчитанные на особый уровень подготовки пользователя. Такое оружие может создаваться на основе обычного боевого или спортивного или же конструироваться заново. Сегодня существует большое разнообразие типов и конструкций оружия спецназа. Рассмотрим лишь отдельные направления, уделяя большее внимание отечественным образцам, многие из которых являются лучшими в мире.

Забытые «брамиты»

Бесшумное оружие — наиболее многочисленный и распространенный тип оружия специального назначения появился довольно давно. Устройства, уменьшающие звук выстрела и для стрелкового оружия, и для артиллерии предлагались еще на рубеже XIX и XX веков. Тогда они мало заинтересовали военных. Например, британский оружейник Гринер утверждал, что не стал патентовать глушитель, считая его совершенно ненужным. А вот Хайрем Стивенс Максим — известный изобретатель пулемета — вместе с сыном Хайремом Перси не только запатентовал глушители, но и начал в 1910 году их производство. Глушители Максима и других конструкторов продавались частным порядком в разных странах, включая Россию, а основными потребителями были... охотники. Ничего удивительного. Многие типы оружия специального назначения начинали путь с гражданского рынка. Достаточно вспомнить, что в тот же период можно было свободно купить огнестрельную трость, а стреляющие авторучки еще в 1930-е годы входили в каталоги «гражданского» оружия. Хождение маскированного оружия, как и глушителей, на гражданском рынке большинства стран было запрещено в середине века.

После Первой мировой войны на бесшумное оружие обратили внимание криминальные структуры и спецслужбы — так оно начало приобретать свою зловещую славу, а настоящий бум пережило в годы Второй мировой. О германских, американских, британских образцах бесшумного оружия тех лет написано много, а вот об отечественных револьверах и винтовках с приборами «БРАМИТ», использовавшихся партизанскими отрядами и специальными группами ГРУ и НКВД в тылу гитлеровцев, вспоминают редко. Название этих приборов расшифровывается как «Братья Митины» — по фамилии изобретателей В.Г. и И.Г. Митиных, работавших над схемами бесшумного оружия. На этом же поприще тогда трудились конструкторы Гуревич, Короленко, Маркевич и другие. Бесшумное оружие решает, как правило, обычные огневые задачи, но при этом его стрельба «скрытна»: ведь разведывательно-диверсионная группа, равно как и одиночный снайпер, применяя оружие, не должны обнаруживать себя — выдавать свое расположение звуком или вспышкой выстрела.

Борьба со звуком

Как известно, звук — это колебательные движения частиц среды, распространяющиеся в виде волн. Его громкость оценивают в относительных единицах — децибелах (дБ). Уровень громкости равен двадцати логарифмам отношения громкости звука к порогу слышимости. (Порог слышимости, минимальное звуковое давление, воспринимаемое человеческим ухом, равен 2x10-5 Па). Главным источником звука выстрела служат пороховые газы, покидающие ствол. Их быстрое расширение сопровождается образованием дульной волны и резким, громким звуком. Уровень звука выстрела из винтовки на расстоянии 1 м достигает 160 дБ, что соответствует давлению 2x103 Па, то есть превосходит болевой порог в 100 раз, а порог слышимости в 108 раз.

Уменьшить давление и снизить уровень звука можно, увеличив объем газов и понизив их температуру перед выходом в атмосферу. Проще всего сделать это с помощью дульной насадки, внутренний объем которой намного превышает объем канала ствола. По такому же принципу работают автомобильные и мотоциклетные глушители. Полного глушения звука при этом достичь, конечно же, не удается. Оружие принято считать «бесшумным», если уровень звука его выстрела примерно такой, как при выстреле из пневматического оружия.

Фото №2 - «Бизоны» против «Стерлингов»

Конструкций глушителей расширительного типа создано сегодня много. В нашей стране им дали название «прибор беззвучной и беспламенной стрельбы», или ПБС. Эффективность таких приборов повышают следующим образом: внутреннюю полость глушителя разбивают на несколько камер перегородками с отверстием для прохода пули, газы «закручивают» отклоняющими вставками. Набор перегородок внутри глушителя обычно именуют сепаратором. Для надежного «закрытия» газов, особенно тех, что обгоняют пулю, ставят резиновые шайбы с надрезами, пробиваемые пулей (как в советском ПБС-1). Правда, шайбы быстро выходят из строя и снижают меткость стрельбы. Вот почему в современных глушителях стараются обойтись без них. Иногда газы охлаждают дополнительно, пропуская их, например, через рулон из проволочной сетки.

А можно ли вообще не выпускать пороховые газы в атмосферу? Например, разогнать пулю и оставить их в стволе, а лучше — в гильзе. Эта, едва ли не самая старая, идея в области «глушения» выстрела только на первый взгляд кажется простой. Для ее реализации нужна специальная конструкция как самого оружия, так и патрона. Отсечкой газов занимались в разных странах, но в серийных образцах первыми с этой задачей справились разработчики в СССР.

Фото №3 - «Бизоны» против «Стерлингов»

В ЦНИИточмаш создали поначалу неавтоматические двуствольные пистолеты МСП в комплексе с патроном СП-3 и С-4 «Гроза» с патронами ПЗ и ПЗА. Потом появился пистолетный комплекс, разработанный В.Н. Левченко, Ю.М. Крыловым и В.А. Петровым, состоящий из самозарядного пистолета ПСС и патрона СП-4. При разности конструкций патронов принцип действия здесь один: пороховые газы через поршень выталкивают пулю, а сами остаются в гильзе, запертые тем же поршнем. Нетрудно понять, как нелегко было реализовать самозарядный режим работы. Ведь пороховые газы и после выстрела остаются в гильзе. Вот почему автоматическое извлечение из патронника потребовало специальных конструктивных решений. В романе Й. Флеминга «Доктор Ноу» оружейник говорит: «Глушители мне не нравятся, сэр. Они тяжелы и, когда спешишь, цепляются за одежду». Пистолеты с отсечкой пороховых газов такого недостатка лишены. За последнюю четверть века эти уникальные образцы подтвердили свою эффективность в ряде специальных операций.

Сочетание двух основных схем борьбы со звуком выстрела представляют комплексы «Тишина» и «Канарейка». Первый выполнен на основе автомата АКМ, второй — АКС-74У. На их стволы крепятся соответствующие ПБС расширительного типа, а под цевье — 30-мм бесшумный гранатомет БС-1 с отсечкой пороховых газов. Граната вкладывается в ствол гранатомета с дульной части и выталкивается поршнем, приводимым в действие специальным метательным патроном. Магазин на 10 таких патронов размещается в рукоятке гранатомета. Кумулятивная граната обеспечивает пробитие стальной брони толщиной 15 мм и необходимое заброневое действие.

Фото №4 - «Бизоны» против «Стерлингов»

Глушители не только снижают уровень звука выстрела, но еще и устраняют его вспышку, а также «пылевое действие» газов. Для снайпера или пулеметчика вспышка выстрела, облачко дыма или пыли — демаскирующий фактор. Отсутствие вспышки облегчает и пользование ночным прицелом — нет «засветки». При действиях в помещениях, туннелях, на узких улицах звуки выстрелов и очередей сильно затрудняют управление голосом и мешают согласовывать действия бойцов. Неудивителен растущий интерес и к «приборам малошумной стрельбы» (ПМС): уровень звука они уменьшают не так, как ПБС, но являются более компактными. Из российских образцов ПМС уже снабжены, например, снайперские винтовки СВУ-АС и СВ-98, опытные пулемет АЕК-999 «Барсук» и пистолет-пулемет АЕК-919К «Каштан».

Излишки скорости

Еще одним источником звука, сопоставимым со звуком самого выстрела, является ударная волна, образующаяся при сверхзвуковой скорости полета (выше 330 м/с). Применительно к пистолетам и пистолетам-пулеметам, скорость пуль которых превышает скорость звука незначительно, эту проблему решают так: ничего не меняя в стандартном патроне, обычно сбрасывают часть пороховых газов из канала ствола. При этом по дну нарезов (чтобы не сорвать ведение пули по нарезам) сверлятся отверстия, благодаря которым часть газов выходит в камеру, окружающую ствол. Такой глушитель именуют интегрированным. Обычно он сочетается с сепаратором перед дульной частью ствола и имеет с ним единый кожух, например, как у британских пистолетов-пулеметов L34A1 «Стерлинг», германских МР5SD. Стоит заметить, что пистолеты-пулеметы уже почти не мыслятся без «бесшумных» модификаций той или иной схемы. Конструкция оружия при этом, конечно, усложняется, но эффективность «глушения» возрастает. Отечественные бесшумные пистолеты ПБ (разработан А.А. Дерягиным с использованием узлов пистолета Макарова) и АПБ (разработан А.С. Неугодовым на основе автоматического пистолета Стечкина), пистолет-пулемет «Бизон-203» (разработчики — В.М. Калашников и А.Е. Драгунов) имеют и камеру вокруг ствола, и отдельный съемный дульный «насадок» — по сути тот же ПБС. Такое оружие компактно в переноске и более гибко в применении.

Чтобы опустить скорость пули автоматного или винтовочного патрона ниже звуковой — в автомате, штурмовой или снайперской винтовке, — нужно сильно уменьшить пороховой заряд. А это недопустимо, так как порох начнет пересыпаться внутри гильзы. Для решения этой задачи приходится искать новые соотношения между массой пули и заряда и использовать для стрельбы из «бесшумных» вариантов автоматов или винтовок специальные патроны вроде отечественных — с утяжеленной пулей типа УС («уменьшенной скорости»). Например, для превращения автомата АКМ в «бесшумный» нужно навинтить на ствол прибор ПБС-1, снарядить магазин 7,62-мм патронами с пулями УС, да еще и заменить прицельную планку, потому что баллистика низкоскоростной тяжелой пули сильно отличается от обычной. 5,45-мм патрон с пулей УС используют с модификацией укороченного автомата АКС-74У с установленным на ствол ПБС-3 или ПБС-4.

Но даже при таком перечне «переоснащения» бесшумные модификации штатных автоматов не совсем соответствуют требованиям бойцов спецназа. И не только из-за громоздкости. Дело в том, что при применении оружия источником звука служат и сами механизмы— особенно в автоматическом оружии. Стук металлических деталей в тишине слышен на дальности до 300 м. И если рядом вдруг упал один из бойцов, а в зарослях невдалеке тут же раздался характерный звук металла о металл, то его товарищ сразу поймет, откуда был выстрел. Ведь тот же АКМ, например, дает довольно громкий стук. Не случайно на некоторых самозарядных или автоматических бесшумных образцах предусмотрена возможность блокировки автоматики, как в китайских пистолетах Тип 64 и Тип 67. Но можно сделать работу автоматики «мягче» и тише.

Фото №5 - «Бизоны» против «Стерлингов»

Именно эту задачу и попытались решить в ЦНИИ точного машиностроения. Усилиями П. Сердюкова, В. Красникова, Н. Забелина, Л. Дворянинова, Ю. Фролова, Е. Корниловой создано уникальное семейство оружия, принятое на вооружение в 1987 году. Семейство включило унифицированные винтовку ВСС («Винторез») со специальным снайперским 9-мм патроном СП-5 и автомат АС («Вал») с патроном СП-6 повышенной пробиваемости. Увеличение калибра автоматного патрона позволило разработчикам компенсировать уменьшение скорости: тяжелые 9-мм пули при дозвуковой скорости сохраняют достаточный импульс, чтобы уверенно «держать» траекторию и поражать цели даже в бронежилетах. Но дозвуковая скорость все же накладывает ограничения. Как и у большинства бесшумных образцов, прицельная дальность не превосходит 400—420 м. Созданные винтовка и автомат имеют интегрированный глушитель. Его задняя часть образует камеру вокруг ствола, а передняя содержит сепаратор перед дульным срезом сравнительно короткого ствола. Плавная работа автоматики способствует не только «скрытности», но и меткости стрельбы. Для транспортировки оба вида оружия легко разбираются на несколько крупных частей.

Надо сказать, 9-мм автоматный патрон, сочетающий малую отдачу с устойчивостью пули на траектории, а также с малой склонностью к рикошету и высоким пробивным действием, оказался удобен и для ряда «шумных» малогабаритных автоматов. К таким относится, например, автомат 9А91, разработанный тульским КБ-приборостроения. На его базе, кстати, создана бесшумная снайперская винтовка ВСК-94 со съемным глушителем.

Фото №6 - «Бизоны» против «Стерлингов»

Удобным для бесшумного оружия оказался и маломощный 5,6-мм патрон кольцевого воспламенения, хорошо знакомый по спортивному оружию, с его невысокой скоростью пули и низким давлением пороховых газов. Именно под него выполнены такие разные образцы, как американские пистолеты для боевых пловцов серии «Эмфибиен» с интегрированными глушителями (стрельба из них, разумеется, предполагается на суше) или российская снайперская винтовка СВ-99 со съемным глушителем. Последняя разработана в Ижевске В.Ф. Суслопаровым для высокоточной стрельбы на небольшие дальности и предназначена для антитеррористических подразделений. Причем создана она на основе биатлонной винтовки.

Выстрел из ножа

Маскированное огнестрельное оружие представляет собой «безобидный» с виду предмет, внутри которого скрывается стреляющее приспособление. Тема эта — особая, мало относящаяся к оружию военному. Но в арсенале спецназа нашлось место и такого рода оружию. Речь идет о «ноже разведчика стреляющем» (НРС). Первый НРС, принятый на вооружение Советской армией, был создан в Туле Р.Д. Хлыниным. Стреляющее приспособление монтируется в рукоятке, в ее полость помещается стволик с 7,62-мм патроном СП-3 (от пистолета МСП). Для выстрела нож разворачивается рукояткой вперед. Отсечка пороховых газов в патроне тут не только устраняет звук выстрела, но и исключает опасность ожога руки. В НРС-2, разработанном Г.А. Савищевым, И.Ф. Шедлосем и В.Я. Овчинниковым, применялся патрон СП-4 от пистолета ПСС. «Стреляющий нож» — своеобразное оружие последнего шанса, дополняющее основное вооружение спецназовца. Патрон СП-4 пригодился и еще для одной оригинальной тульской разработки — пятизарядного специального револьвера ОЦ-38.

Зачем спецназу арбалет?

В остросюжетных фильмах с участием спецназа в его арсенале нередко можно увидеть лук или арбалет. Что это — режиссерская находка или действительная часть вооружения? В годы Второй мировой войны при недостатке эффективного бесшумного огнестрельного оружия британское Управление специальных операций и американское Управление стратегических служб всерьез рассматривали арбалеты (с пружинной дугой или резиновым шнуром вместо нее) как вооружение специальных подразделений. А германский абвер — управление военной разведки и контрразведки, готовясь в 1942 году к захвату нефтепромыслов в Майкопе и Грозном, даже испытал арбалеты, но предпочтение отдал винтовкам с глушителями. Ныне на вооружении войск специального назначения состоят образцы оружия, решающие и огневые, и специальные задачи куда лучше арбалета. Да и часто упоминаемая «бесшумность» арбалета довольно условна — и дуга, и тетива при выстреле работают отнюдь не бесшумно. Конечно, в специальных операциях может пригодиться любое средство. Но вряд ли группа, и без того нагруженная снаряжением, к тому же действующая вдалеке от своих баз и складов, специально возьмет с собой эффектный внешне, но громоздкий арбалет с запасом стрел. Современный арбалет — оружие спортивное, в крайнем случае охотничье, но не боевое.

Специальный, подводный, первый

В фильме 1965 года о Джеймсе Бонде «Шаровая молния» в подводной баталии два отряда аквалангистов поражают друг друга из гарпунных ружей. Оговоримся сразу: в реальности сделать это нелегко. Ведь оружие для подводной охоты на некрупную рыбу малопригодно для поражения человека. Пружинное или пневматическое ружье придает гарпуну очень низкую скорость, а отсюда — небольшое поражающее действие и низкая дальнобойность. Между тем вопрос об оружии для боевого пловца был актуален еще в середине прошлого века. Его создатели понимали, что если пловцу-диверсанту стрелять, скорее всего, придется после выхода на берег, то тем, кто охраняет под водой акваторию или корабли, нужнее оружие подводной стрельбы. Во всяком случае, перед отечественными оружейниками в конце 1960-х была поставлена именно такая задача.

Из возможных способов стрельбы выбрали классический пороховой метательный заряд (хотя рассматривался и вариант «реактивной пули»). Осуществление огнестрельного выстрела под водой требовало решить ряд проблем. Ведь давлению пороховых газов, как известно, противодействует высокое сопротивление воды, и обычный нарезной ствол, поперечное сечение которого пуля заполняет почти целиком, в таких условиях разрывается. А обычная пуля, «вылетев» из ствола, попадет в среду, существенно отличающуюся от воздуха по плотности и сжимаемости. Вокруг быстро движущегося тела образуется пузырь — каверна. Пуля в каверне быстро опрокидывается, и в результате — никакой прицельной стрельбы быть не может. Но если удлинить пулю так, чтобы отношение ее длины к калибру составило примерно 20:1, а на ее вершинке сделать небольшой плоский срез, каверна вокруг пули окажется меньше по диаметру и не накроет ее полностью. Такая каверна, «прилипнув» к пуле, сама станет для нее и средой движения, и стабилизатором. Значит, пулю «закручивать» совсем не обязательно: по стволу она может идти с зазором, заполняемым водой. Устойчивости и энергии пули вполне хватит для стрельбы на дальности видимости под водой. Такими удлиненными пулями, прозванными «гвоздями», и снарядили советские конструкторы П.Ф. Сазонов и О.П. Кравченко патроны для 4,5-мм подводного пистолета и 5,66-мм автомата.

Пистолет, созданный в ЦНИИточмаш В.В. Симоновым и получивший обозначение СПП-1 («специальный подводный пистолет, первый»), относится к неавтоматическим. Его блок из четырех стволов снаряжается обоймой с четырьмя патронами. Боек при каждом нажатии на спусковой крючок поворачивается к очередному патрону.

Что же касается автомата, то тут дело оказалось сложнее. Вообще-то одно время считалось, что создать подводный автомат практически невозможно. Ходил анекдот, что отдел по изобретениям Министерства обороны США отказался принимать к рассмотрению предложения «вечного двигателя, невидимого танка и подводного автомата». Однако группа под руководством того же В.В. Симонова с задачей справилась. Пришлось принять ряд мер для надежной работы обычной газоотводной автоматики, подачи патронов необычной конфигурации и т. п. Результатом стал уникальный «автомат подводный специальный» АПС (не путать с автоматическим пистолетом Стечкина), поступивший на вооружение боевых пловцов Советского ВМФ.

Фото №7 - «Бизоны» против «Стерлингов»

Возможность создания «подводно-воздушного» автомата продемонстрировал АСМ («автомат специальный многоцелевой»), разработанный в Туле под руководством Ю.С. Данилова на основе узлов АПС и АКС-74У. Он приспособлен для стрельбы патроном от АПС под водой и штатным 5,45мм автоматным патроном на воздухе. Соответственно к нему крепится магазин либо от АПС, либо от АК-74. Кстати, в АСМ избавились от большого газового пузыря при выстреле. Ведь пузырь не только выдавал местоположение стрелка, но и мешал прицеливанию.

За рубежом предпочтение отдали все же неавтоматическим многоствольным образцам, где ударно-спусковые механизмы были сделаны механическими, как в американском шестиствольном пистолете И.Р. Бара, или электронными, как в германском Р11 «Хеклер унд Кох». В этих образцах применяются удлиненные стреловидные «пули» и пороховой заряд, но схема их конструкции иная. У Р11 стволы герметизированы до момента вылета пули, заряжание такого оружия заключается в замене блока стволов целиком. В пистолете Бара каждый сменный ствол представляет собой, по сути, патрон с уже знакомой нам отсечкой пороховых газов.

Нюансы крупного калибра

Крупнокалиберное нарезное военное оружие в различных вариациях появлялось несколько раз. Во второй половине XIX века это были крепостные винтовки, в Первую мировую войну появились противотанковые ружья. Но и ПТР, казалось, сошли со сцены уже к концу Второй мировой войны, однако своеобразно возродились сорок лет спустя в виде нового типа вооружения — крупнокалиберных снайперских винтовок. Вопрос тогда стоял об увеличении прицельной дальности и поражающего действия снайперского оружия. И патроны от 12,7-мм пулеметов — при условии их доработки в плане улучшения кучности — казались хорошим решением. Да, у оружия была сильная отдача, оно «росло» в размерах и массе, зато прицельная дальность стала достигать полутора километров, к тому же появилась возможность «достать» малоразмерные цели за легкой бронезащитой. Возник даже термин «антиснайперская винтовка»— в том смысле, что вооруженный ею снайпер получает преимущество перед снайпером противника, вооруженным винтовкой нормального калибра. По сообщениям печати, 12,7-мм винтовки американской фирмы «МакМиллан» использовались «контрснайперскими группами» так называемых «международных сил поддержания мира» в бывшей Югославии.

Помимо этого, крупнокалиберные винтовки могут поражать транспортные и легкобронированные машины, радио- и радиолокационные станции, ракетные комплексы, аппаратуру наблюдения, вертолеты и самолеты на стоянках.

В целом в последние пятнадцать лет появилось множество образцов и типов крупнокалиберного нарезного оружия, различного как по схеме (однозарядные, магазинные, самозарядные), так и по калибру и длине ствола. Многие винтовки, правда, получились громоздкие и тяжеловатые. Достаточно взглянуть на американскую М82А1 «Баррет» (одну из первых крупнокалиберных винтовок, нашедших боевое применение в 1991 году в зоне Персидского залива), Р-50 «Пауца» или «Бумер Сериес», французскую «Гекате», венгерскую «Гепард». Разработаны образцы и под советский 14,5-мм патрон, и под бельгийский 15,5-мм, и даже под германский 20-мм. Последние, правда, больше похожи на пушку, чем на винтовку.

Фото №8 - «Бизоны» против «Стерлингов»

В России этой темой в 1990-е годы также занялся ряд оружейных КБ, тем более что мощный отечественный 12,7-мм патрон ДШК сулил здесь даже больше, чем американский патрон «.50 Браунинг». Из ряда опытных образцов различных систем наибольший интерес вызвали самозарядная ОСВ-96 тульского КБприборостроения и магазинная АСВК Ковровского завода имени Дегтярева. Легкобронированную технику эти винтовки могут поражать на дальностях до 1 000 м, а живую силу в средствах индивидуальной бронезащиты — до 1 500 м. Обе винтовки снабжаются прицелами большой кратности увеличения. Возможности оружия повышает создание 12,7-мм патрона повышенной бронепробиваемости и улучшенной кучности. Можно говорить о появлении нового комплекса «патроноружие-прицелы».

Семен Федосеев | Иллюстрации Юрия Юрова