Северокорейская атака на океанографов
Сегодня американское шпионское судно «Пуэбло», захваченное северокорейским морским патрулём в 1968 году, — одна из главных достопримечательностей Пхеньяна. В КНДР невероятно горды тем, что заставили американцев унижаться и приносить свои официальные извинения, когда те вызволяли пленённую команду. В 2008 году сенат США потребовал вернуть судно, но трудно поверить, что корейцы пожелают лишиться такого роскошного трофея.

Всю прошлую неделю внимание мировой общественности в очередной раз было приковано к Корейскому полуострову: в районе острова Йонпхёндо в Жёлтом море , где проходит спорная линия раздела между КНДР и Южной Кореей , произошёл вооруженный инцидент — северокорейские военные обстреляли южнокорейский остров, южане открыли ответный огонь. Россия призывает сохранять сдержанность, Китай предлагает «шестёрке» вернуться к обсуждению проблемы денуклеаризации, Белый дом требует от КНДР «прекратить военные действия», а некоторые политики даже заговорили о том, что «пришло время изменить режим в Северной Корее». Вот уже 65 лет, с момента освобождения Кореи от японских захватчиков в 1945-м, этот небольшой по сути полуостров остаётся проблемным регионом, где то и дело вспыхивают конфликты. Причём о деталях некоторых из них становится известно лишь десятилетия спустя. Так, об инциденте с американским судном «Пуэбло», произошедшем в 1968-м и чуть было не обернувшемся крупным вооружённым конфликтом с участием США и СССР, заговорили всего пять лет назад.

23 января 1968 года по северокорейскому радио прозвучало сообщение о перестрелке в Японском море между американским судном «Пуэбло», вторгшимся в территориальные воды КНДР, и корейскими патрульными судами. Сообщались также и координаты места происшествия: 39°17’4’’ с. ш. и 127°46’9’’ в. д. Поскольку экипаж «Пуэбло» оказал при задержании «упорное сопротивление», корейцы открыли огонь. Несколько человек было ранено, один убит, около восьмидесяти взяты в плен. Вместе с судном было захвачено десятки единиц стрелкового оружия, зенитные пулемёты, десятки тысяч патронов и гранат, большое количество шпионского снаряжения.

Вообще, северокорейские морские патрули славились своей агрессивностью, в случае подозрений они сначала открывали огонь, а потом уже разбирались, с кем имеют дело. В 1960-м, к примеру, ВМС КНДР по ошибке обстреляли советское исследовательское судно. Обычно подобного рода недоразумения — нарушение военным судном внутренних вод какого-либо государства — решались быстро и без шума посредством дипломатических переговоров. Но в истории с «Пуэбло» сработал совсем другой сценарий.

Северокорейская атака на океанографов
Капитан «Пуэбло» Ллойд Бучер сделал всё, что мог, лишь бы избежать встречи с северокорейским патрулём. Но кораблю не хватало скорости, чтобы оторваться. Заметив, что на палубе «Пуэбло» сжигают документы, корейцы открыли огонь. В наши дни во время экскурсии по судну можно разглядеть следы перестрелки.

В тот же день, 23 января, посол США в Москве Льюэллин Томпсон (Llewellyn E. «Tommy» Thompson Jr., 1904–1972) встретился с заместителем министра иностранных дел СССР Василием Васильевичем Кузнецовым (1901–1990) и по поручению своего правительства просил оказать содействие в возвращении судна и команды, незаконно задержанных в нейтральных, как он подчёркивал, водах. Для советских дипломатов это оказалось неожиданностью — корейские товарищи не посчитали должным сообщить им о деталях инцидента; всё, что было доступно на тот момент, — скупое сообщение пхеньянского радио.

Стоит иметь в виду, что в ту пору отношения между Москвой и Пхеньяном были довольно прохладными, виной тому — наметившееся напряжение между Китаем и СССР. Китайцы критиковали внешнюю политику советского руководства, упрекая его в сговоре с империализмом и расценивая как предательство решение вывести ракеты с Кубы . Лидеры КНДР встали на ту же позицию. У США тогда не было дипломатических отношений с Северной Кореей, тем не менее, чтобы решить вопрос с захваченным судном, советские дипломаты рекомендовали американцам обратиться напрямую к руководству КНДР, а наш посол в Пхеньяне получил распоряжение срочно проинформировать корейцев об обращении Томпсона и выяснить дальнейшие планы Ким Ир Сена (1912–1994) относительно этого неприятного инцидента.

Тайная миссия «Пуэбло»

Вместо того чтобы побыстрее замять скандал через дипломатические каналы, корейцы повели себя и вовсе неожиданно — утром 24 января по корейскому радио была передана запись признаний капитана «Пуэбло» (USS Pueblo AGER-2) Ллойда Марка Бучера (Lloyd Mark Bucher, 1927–2004), в которых прямо говорилось о вторжении судна в территориальные воды КНДР для того, чтобы вести там незаконную разведывательную деятельность. Спустя несколько дней появились и сообщения о пресс-конференции, данной членами команды для корейских журналистов, на которой они приносили свои извинения по поводу произошедшего.

Северокорейская атака на океанографов
Место захвата «Пуэбло». 
Фото
U.S. Naval Historical Center

Лёгкое грузовое судно «Пуэбло» под номером FP-344 было спущено на воду 16 апреля 1944 года. До 1954-го оно было задействовано в снабжении американских войск на Филиппинах , после чего его разместили на временный отстой. Через десять лет о нём вспомнили и решили использовать в программе экологических исследований AGER (Auxiliary General Enviromental Research), в действительности под этой аббревиатурой скрывались корабли радиоэлектронной разведки. Американцев интересовали военные объекты на территории КНДР, СССР и Китая: фиксировалась численность кораблей, расположение радаров, прослушивалось радио с целью выявления пунктов командования, связи, других военных объектов. В 1966-м «Пуэбло» был отремонтирован: грузовые трюмы переоборудовали под жилые помещения, а на корме установили надстройку, в которой разместилось радиоэлектронное оборудование.

«Пуэбло» числился в Тихоокеанском флоте ВМС США, его экипаж насчитывал 83 человека: 6 офицеров, 75 матросов и двух гражданских лиц — океанографов Данни Така (Dunnie R. Tuck) и Гарри Айрдейла (Harry Iredale). 18 декабря командир пришвартованного в японском порту Йокосука «Пуэбло» получил приказ под грифом «секретно», в котором были определены сроки, задачи и районы предстоящей деятельности корабля в Японском море. Судну предписывалось не позднее 8 января убыть из пункта базирования Сасебо, проследовать по Цусимскому проливу в Японское море и находиться в назначенном районе с 10 по 27 января. Американцев интересовала деятельность ВМС КНДР в районе портов Чхонджин, Кимчхэк, Вонсан и острова Маяндо. Вся эта информация была необходима, чтобы просчитать, возможен ли «вьетнамский вариант» войны в других регионах Азии.

Обнародованные сведения нанесли урон репутации президента Джонсона: мало того, что с ведома его администрации военная разведка занималась незаконной деятельностью, так, как выяснилось, безопасности разведчиков командование не уделяло должного внимания, подвергая их неоправданному риску: специально выделенного прикрытия для «Пуэбло» не предусматривалось, поход квалифицировался штабными офицерами как «неопасный», на судне не было средств для уничтожения секретных документов и оборудования в случае захвата корабля.

Северокорейская атака на океанографов
Фотографии документов, обнаруженных на судне и предъявлявшихся корейцами как доказательство. Эти документы подтверждают, что «Пуэбло» всё-таки нарушал территориальные воды КНДР, правда, до того, как был на этом пойман. 
Фото
U.S. Naval Historical Center

Игры Ким Ир Сена

После признаний Бучера корейцы обвинили американцев в шпионаже, потребовали публичных извинений и гарантий, что подобное не повторится. Ответная реакция на заставила себя долго ждать — в тот же день Джонсон с одобрения Национального совета безопасности объявил срочную мобилизацию резерва ВВС и ВМС США общей численностью 14 600 человек. Американские и южнокорейские войска были приведены в состояние повышенной боевой готовности, атомный авианосец «Enterprise» и корабли сопровождения — направлены к берегам Кореи, с Окинавы в Южную Корею перебазировали несколько десятков истребителей США. Захват американского судна в мирное время — неслыханная пощёчина, которую нельзя оставить незамеченной. Американцы требовали немедленно вернуть судно и команду и принести извинения за его интернирование в нейтральных водах.

В тот же день посол США в Москве вручил послание президента Джонсона председателю Совета министров Косыгину, в котором выражалась надежда на то, что советское правительство использует всё своё влияние, чтобы убедить Пхеньян немедленно освободить экипаж «Пуэбло». Наконец, советским дипломатам удалось получить какие-то разъяснения со стороны корейцев — 28 января во время беседы советского посла с Ким Ир Сеном выяснилось, что корейцы не догадались точно зафиксировать место задержания судна. Стало очевидно, что трактовка происходящего Пхеньяном не точна; судно, по всей видимости, было захвачено не в территориальных водах, и это лишь усугубляло положение КНДР.

Во время той же встречи Ким Ир Сен дал понять, что Пхеньян не желает войны, а стремится урегулировать ситуацию мирно. Подобный настрой был принят позитивно — но дальнейшие события вызвали в Кремле недоумение: через два дня правительство Северной Кореи обратилось с письмом, содержащим просьбу немедленно оказать КНДР военную и иную помощь всеми имеющимися в распоряжении СССР средствами, если Корея окажется в состоянии войны. В нём говорилось также, что США могут в любое время пойти на военную авантюру в Корее, поэтому КНДР вынуждена готовиться к ответу.

Северокорейская атака на океанографов
На многих фотографиях, сделанных корейцами, члены экипажа «Пуэбло» демонстрируют оттопыренный средний палец — «гавайское пожелание удачи», как они пояснили не понимающим значение этого жеста корейцам. На этом снимке особенное «дружелюбие» проявил Анжело Страно (Angelo Strano), второй справа в первом ряду.
Фото
из архива ассоциации ветеранов USS Pueblo

Были все основания требовать подобной поддержки — дело в том, что между СССР и КНДР 6 июля 1961 года сроком на десять лет был подписан договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Один из его пунктов гласил: если одна из сторон подвергнется вооруженному нападению со стороны какого-либо государства, то другая сторона немедленно окажет военную и иную помощь всеми имеющимися в её распоряжении средствами. Условия были жёсткие, никакие консультации и согласования, предшествующие оказанию военной помощи, не предусматривались. По воле случая, за неделю до инцидента с «Пуэбло» в СССР пришли к решению о том, что необходимо пересмотреть трактовку договора, чтобы страна не оказалась автоматически вовлечена в нежелательные военные конфликты. Появился ряд условий: КНДР не должна быть провокатором вооружённого конфликта, не должна быть вовлечена в конфликт по договору с третьей стороной (Китаем, к примеру), не должна вовлекать СССР в конфликт с целью объединения страны и непременно, перед тем как мы предоставим военную помощь, должны пройти дипломатические консультации. 16 января эта концепция толкования договора была одобрена, её собирались обсудить с корейской стороной, но не успели это сделать.

В Корее продолжали нагнетать ситуацию. Выступая по случаю дня армии, Ким Ир Сен заявил: мы не хотим войны, но мы её и не боимся. В столице началась частичная эвакуация населения, неоднократно объявлялась воздушная тревога, предприятия работали с перебоями, ночью соблюдалась светомаскировка — автомобили, к примеру, ездили с выключенными фарами.

Переговоры между американцами и корейцами шли без особого успеха. Одни настаивали на извинениях, другие не спешили их приносить. К тому же корейцы попытались было организовать обмен экипажа «Пуэбло» на находящихся в южнокорейских тюрьмах политических деятелей левого толка. Это оказалось невозможным, потому как в отношениях США и Южной Кореи появился холодок — последняя выражала недовольство самим фактом переговоров и попыткой найти компромисс с КНДР.

Северокорейская атака на океанографов
22 декабря 1968 года. Представители США и КНДР подписывают документ о возвращении пленённых. С начала инцидента прошло ровно 11 месяцев.
Фото
U.S. Navy

Мирному разрешению конфликта всячески старались содействовать и в Москве — Ким Ир Сен был приглашён на консультации, однако, сославшись на напряжённую ситуацию в регионе, он не счёл возможным это приглашение принять. Зато на встречу с Брежневым был отправлен министр национальной обороны КНДР Ким Чан Бон. В Москве ему чётко сформулировали отношение СССР к этому инциденту: пора выдворить экипаж «Пуэбло» и перестать нагнетать ситуацию. Самым важным был вопрос об оказании военной помощи по условиям Договора 1961 года. Брежнев особо акцентировал внимание на том, что договор носит оборонительный характер и по своему содержанию и смыслу призван служить инструментом мира на Дальнем Востоке. Во время этой встречи корейской стороне впервые была изложена новая трактовка этого документа.

Многие эксперты склоняются к мнению, что именно этот разговор в Кремле играл решающую роль в деле «Пуэбло». Стало очевидно, что освобождение экипажа — вопрос времени, но со временем корейцы как раз-таки торопиться не хотели. Произошло это лишь 23 декабря 1968 года, через 11 месяцев после захвата судна. 3 февраля 1969 года Newsweek вышел с портретом капитана Ллойда Бучера и выносом «Кого винить?» на обложке. В отношение Бучера было проведено служебное расследование, но до военного суда дело не дошло.

Ещё один любопытный момент в этой истории — чтобы ознакомиться со шпионской техникой, которой был начинён «Пуэбло», в Вонсан прибыла делегация советских специалистов в области электроники. Корейские друзья долго водили их за нос — выгуливали по музеям, театрам, показывали достопримечательности, — а когда дело дошло до представлявшего интерес оборудования, оказалось, что кубинские и китайские товарищи уже успели там поработать и демонтировать всё, что осталось после захвата судна. Возможно, это была своеобразная северокорейская месть за проявленную слабость — как считали в Пхеньяне. В корейских публикациях результаты конфликта трактуются своеобразно: бескомпромиссная позиция Пхеньяна противопоставляется трусливой позиции Москвы, не осмелившейся задержать американское судно в территориальных водах СССР, а затем капитулировавшей перед США, предав интересы КНДР — как и интересы Кубы в 1962-м.

В истории с американским судном не вполне ясным остаётся поведение лидеров КНДР. Щедро разбрасываясь заявлениями о своём стремлении решить вопрос миром, они день ото дня продолжали раздувать конфликтную ситуацию. Многие историки уверены, что такое поведение стало результатом того, что Пхеньян чувствовал себя в полной безопасности под покровительством Кремля и полагался, что в случае чего «старший брат» заступится — тем более, когда в обидчиках недружественная СССР держава. Возможно также, что подобное поведение было обусловлено желанием заработать политические баллы: заставить американцев принести официальные извинения — всё равно что поставить их на колени во второй раз, как это понимали в Пхеньяне.

Северокорейская атака на океанографов
Корейцы охотно водят экскурсии по «Пуэбло» и рассказывают о деталях этого инцидента. 

Сегодня «Пуэбло», пришвартованный к берегу реки Тэдонган, — одна из главных достопримечательностей Пхеньяна. Любопытно, кстати, что судно было захвачено в Японском море, а сейчас стоит в столице. Каким образом оно там оказалось — загадка. В 2008 году Сенат США потребовал у КНДР вернуть «Пуэбло», но трудно поверить, что корейцы пожелают лишиться такого роскошного трофея.