Жизнь могла бы появиться раньше, если бы на заре существования Земли извержения вулканов не насытили первичный океан серой. Такое предположение позволяют сделать результаты исследования ученых из университета Калифорнии в Риверсайде, США , сообщение о которых было размещено на сайте EurekAlert. Подробная статья на эту тему выйдет в февральском номере журнала Geology.

Биохимики Тимоти Лайонз и Клинт Скотт изучали включения в пирите – минерале, также известном как «золото дураков», – чей возраст оценивается в 2,6 млрд лет. Их химическая структура однозначно указывает на то, что в то время (конец эона Архей ) океаны практически не содержали кислорода, зато были на удивление богаты ядовитым сероводородом (H2S). По-видимому, первые анаэробные бактерии вырабатывали его из серы, поступавшей с извержениями вулканов.

Сделанное открытие заставляет во многом пересмотреть существующие взгляды на раннюю историю Земли. «Теперь стало еще яснее, что химический состав первичного океана был сложнее, чем считалось ранее, что, по-видимому, оказало самое непосредственное влияние на биологическую эволюцию, отсрочив возникновение и развитие некоторых ключевых групп живых организмов», – говорит профессор Лайонз.

До сих пор считалось, что высокое содержание сероводорода в океанической воде сопряжено с наличием кислородной атмосферы, но, оказывается, это совсем не так. В позднем Архее атмосфера практически не содержала кислорода, и первые аэробные, то есть дышащие им живые существа, смогли появиться только спустя 200 млн лет, когда состав атмосферы изменился.

Загадка появления жизни на Земле , несмотря на вековые усилия ученых, пока не разрешена окончательно. Казалось бы, относительно стройная и общепризнанная теория уже существует, однако постоянно поступают новые сведения, заставляющие ее корректировать. То изучение древних алмазов сдвинет начало биологической эволюции на 700 млн лет назад . То вдруг найдут бактерию, обитающую в концентрированном мышьяке и опровергающую тем самым законы биохимии. Видимо, окончательные ответы на все вопросы мы не получим никогда – и любой ученый скажет вам, что это прекрасно, ведь процесс познания бесконечен.